А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Преступный выбор" (страница 8)

   Глава 5

   Утро пятницы выдалось солнечным и ярким, но к полудню небо потемнело. Поднялся ветер, принеся с собой тихо шелестящий дождь и прохладу – именно то, что было нужно недавно посаженным миссис Виндхем цветам. Лично Лиз предпочла бы хороший ливень. Тогда можно было бы сбросить туфли, выскочить на улицу, стать босиком на лужайку и наслаждаться ощущением холодных струй на коже, смывающих нервозность и вожделение, которые готовились к тому, чтобы перерасти во что-то большее.
   Важное.
   Настоящее.
   Что-то, в чем она не нуждалась, чего не хотела и никогда не сможет получить.
   Окна были распахнуты настежь. Девушка сидела, скрестив ноги, на диване, который скрипел каждый раз, как она шевелилась. Этот звук странным образом успокаивал, став знакомым за удивительно короткий срок. Удерживая на коленях ноутбук, Лиз проверяла электронную почту. Затем она отключилась от Сети и уставилась на фотографию Джоша, в данный момент бывшую фоном на рабочем столе.
   Они с Джо были удивительно похожи, идентичны, даже голубые глаза одинаково поблескивали, губы одинаково изгибались в ухмылке – и все же она всегда прекрасно различала их. Лиз и сама не понимала почему – ни у одного из них не было какого-то «своего» стиля, по крайней мере, такого, который делал бы различия явными. Джош всегда был самоуверенным и задиристым, твердо убежденным в собственной неотразимости и чувствовал себя вполне удобно в джинсах и коже. Джо мог бы сниматься для плаката с рекламой успешной карьеры.
   Для Лиз все было еще проще. Джо притягивал ее, Джош – никогда.
   Джош был воплощением сложного задания. Джо был…
   «Вне твоей досягаемости», – строго одернула себя Лиз. И ничего не изменилось.
   Раздалась трель сотового телефона, и девушка взглянула на экран, прежде чем взять трубку.
   – Привет, Мика.
   – Радуешься дождичку?
   Лиз закатила глаза.
   – У тебя что, на компьютере стоит система слежения за погодой в Коппер-Лейк?
   – Между прочим, да. Это первое, что я вижу, включая компьютер. Двадцать три градуса по Цельсию, дождливо. К полуночи ожидается прояснение, на завтра прогноз «солнечно и ясно».
   Лиз подозревала, что вторая вещь, которую видела Мика, включая компьютер, – это фотография Джоша, скорее всего, та же самая, что красовалась на ее рабочем столе. Внимание коллеги Лиз всегда было сосредоточено на деле, и только на нем.
   Это у Лиз постоянно возникали проблемы с посторонними мыслями.
   – Ну, можешь порадовать меня чем-нибудь новеньким?
   – Не совсем. Вчера в Коппер-Лейк прибыл Томас Смит. Он сразу же связался с Джо Сальданой, который утверждал, что не знает, где находится его брат.
   Лиз доводилось встречать мистера Смита пару раз – до того, как ее группа приняла решение перевезти Джоша из Чикаго в другой город. Он куда больше походил на организатора преступлений, чем на служителя закона, и казался крепким орешком… который окончил Академию в Милтоне и Йельский университет, учился в Гарварде на факультете юриспруденции. Он был не женат, отличался редкостным самодовольством и после одного из собраний проинформировал Лиз о том, что пригласил бы ее на свидание, если бы не давно заведенное правило не встречаться с федералами. Мика, которая тоже присутствовала на том совещании, одарила нахала таким убийственным взглядом, но Смит, казалось, даже не обратил на это внимания. Странно, обычно мужчины замечали Мику…
   – Он собирается провести несколько дней в Атланте. Один из наших людей в том отделе собирается нанести Джо визит. Мы думаем, он сможет подтвердить твою легенду – особенно если в этот момент ты окажешься поблизости, так что сперва наш агент свяжется с тобой.
   О боже. Ей так понравилось играть роль приставучей подружки, которая никак не может смириться с тем, что ее бросили, и жить дальше!
   – Ты была у него дома?
   – Пока нет.
   – Так чего ты ждешь?
   – Господи, и сама не знаю. Может, приглашения? – Поднявшись с дивана, Лиз потянулась и пошлепала к двери. – Почему бы тебе не выписать мне ордер на обыск?
   – Конечно, я могла бы это организовать, но поскольку ты живешь всего в двадцати метрах от подозреваемого…
   Шагнув на крыльцо, Лиз оценила расстояние, отделяющее ее коттедж от домика Джо. Действительно, около пятнадцати – двадцати метров. У Мики там что, фотография города, сделанная спутником?!
   – И ты думаешь, что он просто разбрасывает улики по дому?
   – Нет, – признала Мика. – Но законопослушные граждане обычно бывают довольно неуклюжи, пытаясь защитить тех, кого любят.
   – Я попробую выяснить, возможно, он сегодня даже обрадуется компании на вечер.
   Именно этого ожидала Мика, но Лиз волновал тот факт, что ей и самой этого очень хотелось. Ей было интересно, как Джо живет.
   Девушка была бы куда счастливее, если бы не нужно было беспокоиться еще кое о чем. До сих пор они встречались исключительно в общественных местах, и все равно вчера ночью ее мучили сны эротического содержания. А если они останутся наедине? В его доме? Да уж, причины для беспокойства действительно имелись…
   – Сообщи мне о результатах, – произнесла Мика. – И не слишком увлекайся.
   – Не слишком увлекаться?! – эхом повторила Лиз и опустилась на ступеньку крыльца, прислонившись спиной к перилам.
   – Я знаю, что ты испытала смешанные чувства, когда пришлось ехать в Коппер-Лейк. – Мика помолчала, но все-таки продолжила: – И у тебя странные и сложные чувства по отношению к Джо.
   – Я не понимаю, о чем ты…
   – Я была там, когда ты навещала его в больнице.
   – Я буду думать о деле, – без всякого выражения произнесла Лиз.
   – Уверена, так ты и поступишь. Звони.
   – Уверена, так я и поступлю, – передразнила Лиз, повесив трубку. Она резким движением захлопнула телефон-раскладушку и тяжело вздохнула. Ведь были на этом свете легкие и приятные дела. Если бы только можно было поменять это на одно из них…
   Но Лиз бы не стала этого делать. Она слишком много времени и сил посвятила раскрытию преступлений Мальрони. Девушка знала, что сделает все, что в ее силах, лишь бы отыскать Джоша и заставить его выступить свидетелем в суде на стороне обвинения. И тогда можно будет вернуться к нормальной жизни. Мальрони отправятся в тюрьму, Джош вляпается в очередную неприятность еще до того, как она успеет добраться до дома, а Джо узнает правду. Узнает о ее лжи. Он захочет только одного – как можно быстрее все забыть. А Лиз всегда будет помнить. И гадать, что, если бы…
   Медленно проходил день, дождь не прекращался. В пять часов Лиз переоделась в короткую хлопковую юбку и открытый топик. Она собрала волосы на затылке в хвост и закрепила их заколкой, уделила особое внимание макияжу, надела серьги и сабо. Среди вещей, которые Лиз привезла сюда, зонтика не было, так что, позвонив, она засунула телефон в сумку, застегнула ее и бегом бросилась к крыльцу Джо. Стряхнув воду с волос и ухмыльнувшись воспоминанию о том, что точно так же отряхивались Медвежонок и Элизабет, сейчас громко лаявшие в доме, девушка сбросила обувь. К тому времени, как Джо повернул за угол, она уже сидела в одном из кресел-качалок, вытянув ноги и положив их на перила. Мокрая одежда липла к ее телу.
   Джо не заметил незваную гостью до тех пор, пока не начал подниматься по ступенькам, сжимая обеими руками велосипед. Он остановился на полушаге и уставился на Лиз. Затем то ли тяжелый велосипед, то ли порыв ветра, бросивший ему в лицо струи дождя, привели мужчину в чувство, заставив сделать последние несколько шагов.
   – Привет. – Он поставил велосипед и снял шлем. Волосы остались сухими, но сам Джо промок до нитки. Светло-голубая футболка льнула к его телу, как вторая кожа, джинсы обтянули ноги, и вокруг ботинок мужчины лужицей собиралась капающая с одежды вода.
   Пытаясь говорить непринужденно, Лиз произнесла:
   – А вот если бы у тебя была машина, не пришлось бы возвращаться домой промокшим до нитки.
   – Если бы у меня была машина, то я бы стал частью проблемы, а не ее решением. Ты знаешь, какой вред они наносят атмосфере?
   – С другой стороны, иногда велосипед – тоже не самый разумный выбор.
   – Иногда. В некоторых местах. Но Коппер-Лейк – не одно из них.
   Он сбросил по очереди ботинки – те ударились о стену, – а затем снял носки и теперь стоял перед Лиз босиком, как и она. В этом зрелище было нечто восхитительное, притягательное. Очевидно, не почувствовав, что Лиз открыла для себя соблазны, представляемые чужими босыми ногами, Джо произнес:
   – Чувствуй себя как дома.
   – Я и так…
   – А я – нет.
   – Полагаю, тебе бы следовало избавиться от мокрой одежды.
   В то мгновение, как слова были сказаны, Лиз с трудом сглотнула. Ох, не то она говорит, совершенно не то, и еще хуже было направление, в котором сразу же двинулись ее мысли. Джо без одежды… Образ оказался слишком уж искушающим, и девушка почувствовала, как слабеет.
   – Думаю, ты права, – согласился он, но не сделал ни единого шага в сторону двери.
   – Надеюсь, ты не возражаешь, что я напрашиваюсь в гости, но я решила отплатить тебе за вчерашний лимонад, поэтому заказала две пиццы… – Качнувшись вперед, Лиз поймала его левую руку и внимательно посмотрела на циферблат часов.
   Его кожа оказалась теплой, не такой мягкой и нежной, как ее собственная, но очень приятной на ощупь. Пальцы мужчины на мгновение напряглись, а затем расслабились в ее руке, только пульс забился чаще. На тыльной стороне руки оказался маленький шрам, прямо там, где лучше всего было видно вену, и он напомнил девушке о том времени, когда Джо лежал в больнице – след остался от капельницы, через которую вводили питательные вещества. Тогда он выглядел очень бледным, беззащитным и вместе с тем таким красивым…
   – И когда ее доставят? – Хрипловатый голос Джо словно терся о ее кожу, вызвав вновь странное волнение, от которого по спине бежали мурашки.
   – Через двадцать минут. – Ее голос тоже звучал хрипло. И нервно.
   – И что ты заказала?
   – Одну вегетарианскую, одну фирменную.
   – Мои любимые. Но сначала мне нужно переодеться.
   Джо ждал, когда она отпустит его, запоздало осознала Лиз. Потянув руку на себя, он отступил на шаг, вытащил ключи из кармана и отпер дверь. Прежде чем открыть ее, он спросил:
   – Хочешь зайти?
   Ей этого хотелось куда сильнее, чем она бы призналась самой себе. И в то же время не хотелось – ведь именно это настоятельно рекомендовала сделать Мика. Лиз вздохнула, проталкивая воздух в легкие, отказывавшиеся нормально работать, и снова качнулась на кресле, которое жалобно скрипнуло.
   – Ты просто хочешь, чтобы я отвлекла на себя внимание твоих щенков.
   Его улыбка сначала была неуверенной, но потом переросла в откровенную усмешку, когда Джо повернул дверную ручку.
   – Попытка – не пытка.
   Он открыл дверь ровно настолько, чтобы успеть протиснуться внутрь, и собачьи повизгивания стали в несколько раз громче, заглушая голос мужчины.
   – Привет, Медведь, привет, Элизабет. Ну, что вы сегодня поломали?
   Вздохнув, девушка снова устроилась поудобнее в кресле, но теперь звуки, доносившиеся из дома, нарушали идиллию и мешали слушать тихую песню дождя. Повернувшись, Лиз встретилась взглядом с Наталией, неподвижно стоявшей на крыльце своего дома. Выражение лица девушки было совершенно непроницаемым. Если она ревновала или чувствовала враждебность, то прекрасно это скрывала.
   Наталия отвернулась, словно собираясь вновь войти в дом, и это заставило Лиз крикнуть:
   – Привет! Слушай, мы тут пиццу заказали, не хочешь к нам присоединиться?
   Что может быть лучше, чем появление третьего человека? Что еще сможет удержать их обоих от глупостей? Ничего, это они с Джо выяснили давным-давно. Нужно было сразу об этом подумать, укорила себя Лиз.
   – Нет, спасибо. Я не люблю пиццу.
   – В самом деле? Я еще ни разу не встречала людей, которым не нравится пицца.
   Никакой реакции, Наталия даже плечами не пожала.
   – Ты могла бы принести что-нибудь для себя, или мы добавим к заказу макароны или сэндвичи. Я слышала, что у Луиджи просто великолепная еда!
   – Нет, спасибо. – Взгляд Наталии метнулся к велосипеду, стоявшему у двери. – Джо дома?
   – Да. Он переодевается. – При этих словах Лиз почувствовала, как заныл низ живота, и стало очень жарко – даже в мокрой одежде.
   – Скажи ему, что я заменю его подушку.
   Прежде чем Наталия скрылась в доме, Лиз поспешно сказала:
   – Наталия, я серьезно…
   – Веселитесь. Серьезно.
   И впервые за все это время, что они были знакомы, не считая инцидентов со щенками, Наталия улыбнулась.

   Они ужинали на крыльце, поставив два кресла-качалки напротив друг друга. Между ними расположился низкий столик, на котором стояли коробки с пиццей и ледяной чай. Разломив последнюю корочку на две части, Джо бросил по куску каждой собаке, закрыл обе коробки и поставил одну на другую.
   – Обожаю пиццу, – произнесла Лиз.
   – Это у тебя в крови, верно? – Когда девушка взглянула на него, Джо только дернул плечом. – Джош говорил, ты наполовину итальянка.
   – По материнской линии. Я всегда думала, что было бы здорово отправиться в Италию и как следует отъесться.
   – А ты готовишь итальянские блюда?
   Ее улыбка была слабой и неуверенной – по крайней мере, такой она показалась Джо в сгущавшемся сумраке.
   – А покупные макароны считаются?
   – Нет.
   – Тогда я не готовлю. – Прежде чем Джо успел возразить, она подняла палец, надеясь придать своим словам вес. Пальчик был стройным, ноготок – аккуратно подстриженным и отполированным. – Я умею. Просто не готовлю.
   – А я умею и готовлю. Правда, по большей части кубинские блюда.
   Девушка склонила голову набок, изучая собеседника. Имела ли она хоть малейшее представление о том, как сексуально и притягательно выглядит, задумался Джо.
   – Светлые волосы и голубые глаза. Знаешь, ты как-то не очень вписываешься в мои представления о кубинцах.
   – В жилах моего отца не течет кровь «латинос», но зато его приемные родители были с Кубы.
   – Я этого не знала.
   – Откуда тебе знать? Джош никогда не был поклонником семейных традиций или семьи, или вообще чего бы то ни было, кроме себя.
   – И все же его любят.
   Обманчивое чувство легкости и спокойствия испарилось, и все мускулы в теле мужчины напряглись. Отдаленно удивившись тому, что способен разомкнуть челюсти и заговорить, он отрывисто спросил:
   – А ты?
   Лиз быстро посмотрела на Джо, и ее глаза удивленно расширились.
   – Я?! Люблю Джоша?!
   – Ты долго с ним была. – В его голосе отчетливо прозвучали обвиняющие нотки, но Джо ничего не смог с собой поделать. – Ты же должна была чувствовать что-то, я не знаю… Серьезное. Значительное.
   – Все было… сложно. Запутанно.
   Его смешок был коротким и жестким.
   – Если дело касается Джоша, все становится сложным и запутанным.
   Ее собственный смех был полон сожаления.
   – С тобой тоже непросто.
   – Разумеется. Что видишь, то и получаешь.
   У Лиз было такое выражение лица, словно ей хотелось получить кое-что прямо сейчас. Вот и отлично. Если бы только ему хотелось отдельных неприличных вещей, если бы он один словно горел в огне каждый раз, когда они оказываются рядом или касаются друг друга, несправедливость жизни проявилась бы во всей красе.
   Элизабет подскочила к краю крыльца, навострив уши. Крылья ее носа затрепетали. Через мгновение к ней присоединился Медвежонок, фыркнув, напряженно глядя в сгущающиеся тени. Лиз наблюдала за собаками с легкой улыбкой.
   – Скажи-ка, у тебя что, пропала подушка?
   – Ага. С постели. Лучшая из всех, на которых мне доводилось спать. Полагаю, это дело зубов Элизабет. Знаешь, у нее в глазах появляется вызывающее выражение, если она что-то натворила. Наверное, почуяла на подушке мой запах и решила ее стащить и уничтожить.
   – Наталия обещала ее заменить…
   – Нет, я спрошу маму, где она ее купила… – Джо резко замолчал. Ему не хотелось обсуждать с Лиз свою семью – он не мог доверять ей.
   После долгой паузы девушка произнесла:
   – Я не люблю его.
   Джо затопило чувство облегчения, напряжение сразу же покинуло мышцы. Оно успело стать таким знакомым, что Джо заметил этот камень только тогда, когда он упал с его плеч. Мужчина говорил себе, что ему все равно, не имеет никакого значения, была ли Лиз до сих пор влюблена в Джоша или нет, но, в отличие от своего брата, Джо врать не умел. Ему не было все равно.
   К чему бы это ни привело.
   – Тогда зачем ты его разыскиваешь? – Джо отстраненно удивился тому, как ровно звучит его голос, словно его совершенно не заботит предмет их беседы.
   – Я же говорила тебе.
   – Да-да, ты сказала, у него есть кое-что, что нужно тебе. Что именно?
   – Пусть поделится своим обаянием.
   Джо нахмурился, глядя на Лиз, но девушка даже не смотрела в его сторону. Впрочем, должно быть, она ощутила его взгляд, так как подняла глаза.
   – Я заключу с тобой договор, Джо. Я скажу тебе, почему я разыскиваю Джоша, сразу после того, как ты скажешь мне, где сейчас живут твои родители.
   Тот отодвинулся вместе с креслом от стола и с наслаждением вытянул ноги.
   – И не мечтай, дорогуша.
   Лиз передразнила его, так же растягивая слова:
   – Аналогично, милашка.
   Помолчав пару секунд, Джо спросил:
   – А ты хоть иногда скучаешь по Канзасу?
   – Не столько по самому месту, сколько по тому, что оно собой символизирует.
   Дом. Семья. Простая жизнь. По крайней мере, все это для него значил Чикаго. Джо и сам не понимал, как много оставалось в этом городе, пока не уехал оттуда.
   – Ты хотела бы когда-нибудь туда вернуться?
   – Не знаю. – Лиз скрестила руки на груди, словно ей стало холодно. – Скорее всего, нет, хотя мама часто удивляется вслух, как это я могу даже подумать о том, чтобы растить ее внуков в другом штате.
   – Ну, самолеты-то летают всюду. Будешь приезжать в гости.
   Но Джо прекрасно все понимал. Его родители решили остановиться в Саванне, потому что город находился всего в паре часов езды от Коппер-Лейк. Возможно, она никогда не увидит Джоша, плакала мать, но, по крайней мере, всегда будет рядом, чтобы провести вечер с детьми Джо.
   – Попробуй сказать моей маме о том, что пары встреч с единственным внуком вполне достаточно. —
   Девушка поджала ноги под себя, устраиваясь поудобнее в кресле. – Ну а вам, мальчикам, проще живется? Твоя мать тебя тоже пилит? А то и строит планы на дочку или сынишку – смотря кто у тебя появится?
   – Еще бы. Она планирует делать с ним все то, что мы с тобой делали со своими бабушкой и дедушкой. Хочет научить его или ее готовить, будет разрешать оставаться по субботам на ночь, спускать нарушения всех правил.
   – Но ты-то правил не нарушал, – возразила Лиз. – Это занятие было целиком и полностью на совести Джоша.
   – Это да. – Мужчина откинул голову на спинку кресла и прикрыл глаза. Теперь они слышали не только пыхтение Медвежонка и шепот дождя, но и звуки далекой музыки. Кантри, с доминирующей электрогитарой. – У Нат играет блюз.
   – Я пригласила ее на ужин, но она отказалась. Интересная девочка.
   – Девочка? Она всего лишь на пару лет моложе тебя.
   – Но она кажется такой юной…
   Джо прекрасно понимал, что Лиз пытается сказать. Наталия притворялась сильной, способной справиться с чем угодно, но она была одной из самых уязвимых девушек, которых ему только доводилось встречать. Люди, которые должны были оберегать ее, защищать, дать ей возможность почувствовать себя в безопасности, не справились со своей задачей, и Джо чувствовал, что кто-то должен был загладить их промахи, но не знал, что еще можно сделать. Оставалось только подружиться с ней.
   – А я и не знала, что ты подбираешь беспризорных.
   Джо не сразу осознал, что Лиз имела в виду, но быстро понял и усмехнулся. Ему очень нравилась Наталия, может, он даже к ней привязался, полюбил ее – как брат сестру, но если заниматься горячим, грязным и страстным сексом, то только не с хрупкой, большеглазой, ранимой Нат. Она его ни капли не возбуждала. Джо даже не мог вообразить ее в своей постели – и слава богу. Сама мысль об этом заставляла его чувствовать себя извращенцем.
   – Мы с Нат – просто друзья. – Он сделал ударение на последнем слове. – Мне нравятся женщины другого типа… – И Джо искоса посмотрел на свою собеседницу: черные кудри, наряд, который практически ничего не скрывал, но при этом и не обнажал, и все равно был чертовски сексуальным. Длинные ноги, босые ступни, непроницаемое выражение лица – не слишком открытое, не слишком дружелюбное, не слишком заинтересованное. Да, именно.
   Джо не стал договаривать, и слова унеслись вместе с порывом свежего ветра. Девушка вздрогнула и потерла руками плечи. Джо встал, взял коробки из-под пиццы и пустые стаканы, а затем открыл внутреннюю дверь. Элизабет и Медвежонок пулей пронеслись мимо него в теплую гостиную, а оттуда – на кухню.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация