А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Преступный выбор" (страница 7)

   – Элизабет! – позвал строгий голос из темноты. – Играй, как положено, или я больше не поведу тебя на прогулку!
   Не повезло.
   По дорожке шли маленькие, тонкие ножки, иногда спотыкаясь, а потом из кустов появилась собака. Таща Лиз за собой, мерзкая псина устремилась к Джо, заставив его резко свернуть, чтобы избежать неминуемого столкновения. Он едва не упал с велосипеда. Однако собаке все было нипочем – никакого виноватого выражение на счастливой морде. Когда Джо выровнялся, она лишь прыгнула на него, испачкав передними лапами чистые джинсы, и принялась вылизывать ему лицо.
   – О, смотри, Элизабет, наш папочка! – мило произнесла Лиз, немного отпуская поводок.
   Джо нахмурился, отпихивая собаку.
   – Что вы обе здесь делаете?
   – Устраняем излишек энергии.
   – А где Наталия?
   – Была с нами, но, к сожалению, у Медвежонка нет выдержки Элизабет, и Наталии пришлось забрать его домой.
   – Она что, опять унесла его на руках?
   – Когда мы только разделились – нет, но, полагаю, стоило нам оказаться за пределами видимости, как она тут же подхватила его на руки.
   – Господи, какая же она наивная!
   – У нее просто слабость к Медвежонку. – Лиз притянула собаку к себе и улыбнулась. – Полагаю, я начинаю питать те же чувства к Элизабет. У нас так много общего.
   Да, Джо с легкостью мог назвать пару схожих черт. Однако он оставил свои мысли при себе.
   – Полагаю, вы еще не успели достаточно поработать. Она выглядит вполне энергичной.
   – Мне кажется, эта собака остается настороже даже во сне. Куда направляешься?
   – В банк. – И Джо кивнул на красно-бело-синюю вывеску «Фиделити Мьючл».
   Когда девушка и Элизабет одновременно повернулись в ту сторону, он спрыгнул с велосипеда, снял шлем и повесил его на руль.
   – Длинный выдался денек, верно?
   – Это точно.
   – А у меня был свободный и легкий день. Скрасив тебе утро, я вернулась домой и побеседовала с миссис Виндхем, пока она сажала целую тележку цветов.
   Девушка широко улыбалась, как человек, услышавший целую кучу интересных новостей. Но только не о нем. Последний раз с ним происходило что-то интересное два года назад, когда его пытались убить. Здесь, в Коппер-Лейк, он жил как монах.
   – Ты знаешь, Наталия – не единственная из тех, кто называет нашу хозяйку старой сплетницей.
   – Как вы недобро отзываетесь о милой старушке! Между прочим, я нашла некоторые ее слова весьма интригующими.
   – Например?
   – Она уверяет, что ты всегда подбираешь брошенных. Наталия, щенки, теперь еще и я… – Лиз пожала плечами, словно мысль о том, что ее посчитали кем-то вроде его дворняжки, совершенно ее не огорчила. А вот его немало огорчила мысль, что эту девушку считают в какой-то степени принадлежащей ему. – Кстати, она интересуется, не гей ли ты.
   Джо не знал, что на это ответить, но вырвавшийся против воли смешок оказался наилучшей реакцией.
   – К твоему сведению, нет. И мне ничуть не обидно.
   – К твоему сведению, я и не думала, что ты из этих. И вовсе не ожидала, что ты обидишься на это. Правда, многие мужчины бы оскорбились.
   Лиз задержалась, когда собака остановилась, чтобы обнюхать азалию. Ближайший фонарь отбрасывал желтоватый отблеск на ее черные волосы. Короткая футболка блестела в его свете, и было видно, как она обнимает все изгибы женственного тела, заканчиваясь на несколько сантиметров выше шорт цвета хаки. Тяжелые зеленые теннисные туфли завершали образ и только подчеркивали изящные, но вместе с тем мускулистые икры.
   Сосредоточься на разговоре. Миссис Виндхем, ты, гей.
   – Мой сосед по комнате в общежитии колледжа был геем. Мы с ним не прерывали связь до того, как я приехал сюда. Он прекрасно образован, умен, хорошо одевается, является сторонником постоянных отношений (он в паре с кем-то уже десять лет). Несколько лет назад удочерил маленькую девочку, и теперь у него настоящая семья. Что обидного в том, что тебя сравнивают с таким человеком?
   – А жить с ним тебе было… удобно?
   Джо только фыркнул.
   – Я восемнадцать лет прожил с Джошем! Это было куда менее удобно, можешь мне поверить. Один бог знает, что мой братец способен натворить в следующий момент.
   – Например, заставит потерять связь с родителями, друзьями…
   Наконец, собака вновь двинулась вперед, и через пару минут молчаливой прогулки они стояли перед дверями банка. Джо положил рюкзак в ячейку камеры хранения, запер ее и посмотрел по сторонам. Его дом на северо-востоке. Рядом, всего в квартале к западу, есть кафе, где можно купить пару толстых гамбургеров, картошку фри и домашнее пиво.
   – Ты ужинала?
   – Да, но не отказалась бы выпить чего-нибудь холодненького.
   Джо жестом указал в нужную сторону, и они двинулись дальше, свернули за угол. На полпути мужчина продолжил их прерванную беседу:
   – Выписавшись из больницы, я последовал примеру Джоша. Сбежал. Оставил Чикаго сразу же, как подвернулась возможность, никому, кроме матери и отца, не сказал, куда направляюсь. С тех пор я ни с кем ни разу не связывался. Местные знают, откуда я приехал, но не знают почему. Вначале мне показалось самым легким и верным выходом никому ни о чем не рассказывать, а теперь… – А теперь стало легче продолжать жить под этим статус-кво.
   – Ты не хочешь, чтобы люди узнали, что ты жертва жестокого преступления? Это не так уж необычно.
   – Я знаю. Это происходит даже здесь.
   – Значит, тебя не это смущает. Это из-за того, что в том деле был замешан твой брат? Или же… – Лиз вцепилась в поводок, чтобы вытащить собаку из кустов на тротуар, и в ее голосе прозвучали задумчивые нотки. – Ты сказал, что убежал. Полагаешь, оставить Чикаго было проявлением трусости? Считаешь, что нужно было остаться там и жить, словно ничего не случилось?
   Они свернули на Каролина-авеню. Группы парней собрались вокруг машин с открытыми капотами. Это была настоящая рухлядь на колесах. Машины поновее заполняли места у «Сно Кэп», куда Джо и направлялся сейчас.
   – Никогда не понимал прелести этих машин, – произнес мужчина, когда они срезали угол через парковку Чарли и направились к одинокому столику в дальнем углу кафе. – Даже когда я сам был в их возрасте, машина казалась мне всего лишь видом транспорта. Пока она способна довезти меня до пункта назначения, остальное меня не волнует.
   – Честно говоря, и сама не знаю. Наверное, дело в том, что в Чикаго машина – это скорее показатель социального статуса, а не просто средство передвижения. Ты был успешным человеком, и все в твоей жизни – машина, одежда, квартира – демонстрировало этот успех.
   Джо усмехнулся:
   – Да, костюмов мне иногда и впрямь не хватает. Я чертовски хорошо выглядел в пиджаке от Армани.
   Девушка привязала Элизабет к столбу в нескольких футах.
   – Ты чертовски хорошо выглядишь в футболках и джинсах.
   Джо уставился на нее. Тон был небрежным, но его мгновенно охватил жар. Лиз считала, что он хорошо выглядит? Вот как? Возможно, ей так же интересно, как он выглядит без одежды? Если отбросить шрамы, то его торс тоже был вполне сносным. А уж Джо и подавно было о-очень интересно, как выглядит без одежды она.
   Или было бы интересно, если бы Лиз не побывала в объятиях Джоша.
   И если бы Джо знал наверняка, что между ней и его братцем все кончено.
   Он припарковал велосипед неподалеку от временного пристанища собаки и спросил, что будет Лиз.
   – К сожалению, у меня в карманах только ключи. Возьми мне диетического вишневого лимонада, а в следующий раз напиток с меня.
   Джо подошел к бару, где увидел одну из постоянных посетительниц его кафе. Девушка недавно закончила школу. Она поприветствовала его с улыбкой, которая была уж слишком теплой и широкой для девушки почти в два раза моложе его.
   – Привет, Джо. Тебе как обычно?
   – Да, плюс один диетический вишневый лимонад.
   Девушка – он помнил только то, что она всегда заказывала капучино с карамелью – взглянула мимо него на Лиз, сидевшую за столиком, и широкая улыбка сменилась обиженным выражением.
   – Я ее раньше здесь не видела. Кто это?
   – Ее зовут Лиз. Она… – Бывшая подруга моего брата? Или нынешняя? Или женщина, которую он бы грязно поимел, если бы не сказанные волшебные слова «Подумай о Джоше»? Как, черт побери, Джо мог о нем забыть?! – Она новенькая здесь. Недавно приехала.
   Любительница карамельного капучино – ее звали Карми, точно! – перекинула светлые волосы, завязанные в хвост, через плечо.
   – А я даже не знала, что ты с кем-то встречаешься.
   – Я тоже.
   – Значит, вы, получается, что? Типа, друзья?
   Джо обернулся через плечо и посмотрел на Лиз. Элизабет с радостью плюхнулась передними лапами ей на колени и пристроила туда же голову, которую девушка честно почесывала. Собака блаженно жмурилась и подрагивала всем телом – от носа до кончика хвоста.
   Джо представил, что мог бы сделать то же самое с самой Лиз, если бы мог прикоснуться к ней, если бы между ними было что-то…
   Нетерпеливо постукивающие по столу ноготки привели его в чувство и заставили повернуться к Карми, которая по-прежнему дулась на Джо.
   – Да, – отозвался он. Слово «друзья» ничем не лучше и не хуже других возможных описаний.
   Недовольно фыркнув, Карми отвернулась, чтобы вбить заказ, затем поставила чашки перед Джо и рассчиталась с ним.
   – Еду принесут через пару минут.
   Мужчина с трудом подавил искушение подождать здесь и вернулся за столик. Элизабет немедленно попыталась влезть к нему на колени, и остановило ее только твердое «нет», сказанное Лиз.
   – Слушай, научи меня! – взмолился Джо. – Она живет со мной уже сорок восемь часов, но пока признает только слово «еда».
   – Просто нужен правильный подход.
   – Конечно. У нее он есть, а у меня – нет.
   Джо опустился на пластиковый стул, положил ногу на ногу и уставился вдаль. Если бы он появился с Лиз в «Элли Дели», «Тайа Мариа» или «Шанталь», по городу поползли бы сплетни в тот же миг, как они бы переступили порог. Но здесь никто из молодежи, не считая Карми, не обратил на них ни малейшего внимания, а она, скорее всего, забудет об увиденном еще раньше, чем успеет добраться до дома.
   – Ты так и не ответил на вопрос. – Лиз сделала изящный жест рукой в сторону парковки. – По дороге сюда ты сказал, что твой приезд равносилен бегству. Ты именно так расцениваешь свой поступок? Кем ты видишь себя самого? Трусом?
   Джо надеялся, что Лиз успела уже забыть о своем вопросе или, по крайней мере, из вежливости не будет настаивать на ответе. Он никогда ни с кем не говорил об этом – правда, не сказать чтобы у него было с кем побеседовать. Это была не та тема, которую Джо охотно бы поднял, общаясь с родителями. Даже легкое напоминание о Джоше – и его отец начинал плакать, а мамино поведение больше напоминало истерику – она начинала беспорядочно что-то убирать, чистить и даже внезапно бормотать отрывки молитв.
   – Тысячи людей становятся жертвами преступлений каждый год, но они не собирают спешно вещи, не сбегают в безопасное место. Не рвут все связи с прошлым, не пытаются начать жизнь с чистого листа. Они не прячутся.
   Девушка сделала несколько глотков из своего бокала, прежде чем пожать плечами и возразить:
   – Джо, ты ведь не менял имя или внешность. Ты не заперся в четырех стенах, не перестал выходить на улицу. Не таскаешь всюду пистолет, не косишься на всех и каждого с подозрением. У тебя есть свое дело. Есть друзья, соседи, более того – ты находишь все новые занятия, принимаешь на себя другие обязательства. Гуляешь по ночам. Общаешься с незнакомцами. Значит, ты не прячешься.
   – Но ведь я больше не в Чикаго.
   – Даже если бы ты остался в Чикаго, то не стал бы ни храбрее, ни сильнее. Твоего брата хотели убить. Если учесть, что вы с ним на одно лицо, единственное умное решение в подобной ситуации – убраться подальше хотя бы до тех пор, пока эти люди не окажутся в тюрьме.
   – Кажется, Джош не рвется помочь правосудию свершиться, да? – В его голосе отчетливо прозвучала горечь.
   Бог знает, он чувствовал сильную обиду по отношению к Джошу, но при этом должен был остаться честным. Если для него, Джо, решение сбежать было правильным и адекватным, то, возможно, у брата были даже более веские причины сделать то же самое – в конце концов, именно его Мальрони так настойчиво стремились убрать.
   Карми принесла его гамбургер и картошку, одарила Лиз долгим, неприязненным взглядом и ушла.
   Собака немедленно оказалась рядом с хозяином, пожирая глазами еду.
   – Возможно, он еще всех удивит, – произнесла девушка, когда Джо протянул собаке отщипнутый кусочек булочки, пропитанной мясным жиром. – Возможно, в нем заговорит совесть, и ее глас заставит Джоша выступить в суде.
   – Ты принимаешь Джоша за кого-то другого. У него нет совести.
   – Есть. Просто он редко к ней прислушивается. – Лиз отпила еще немного, а потом выловила вишенку. – А ты планируешь вернуться в Чикаго после суда?
   Ответить было бы легко. Джо часто думал об этом и принял решение еще до того, как устроился в Коппер-Лейк. Но, глядя, как девушка запрокидывает голову, подносит вишню за черенок к пухлым губам, открывает рот и смыкает белоснежные зубки на ягоде, а затем с тихим стоном удовольствия жует, он почувствовал, как все здравые мысли вылетают из головы. Разум стал девственно чистым, в легких не хватало воздуха, кожа вспыхнула жаром, возбуждение пульсом отозвалось в ушах и охватило все тело. Капельки пота выступили на лбу. Джо протянул непослушную руку к бокалу с пивом и одним глотком наполовину осушил его.
   – Что, это такой сложный вопрос?
   Вопрос? Какой вопрос? Ах да, Чикаго…
   – Нет. Покупая магазин, я принял решение, что, если мне здесь понравится, останусь.
   – И тебе здесь понравилось.
   – Именно. – И с каждым днем нравится здесь все больше и больше… – Тут совершенно другая жизнь.
   – Более спокойная, – кивнув, согласилась Лиз.
   – Более размеренная.
   – Ты много работаешь.
   – И что? В Чикаго я работал по восемьдесят часов в неделю, здесь же я сам себе хозяин и начальник. Это я принимаю все решения. – Он взял гамбургер, откусил, прожевал и продолжил: – В той компании, занимавшейся инвестициями, я не помнил имен большинства людей, с которыми работал. Я разговаривал с родителями почти каждый день, но очень редко видел их. Свидания и секс тоже были только по расписанию. Главной целью и средоточием всего была карьера.
   – А здесь ты можешь сосредоточиться на том, чтобы жить полной жизнью. Качество против количества. Тебе больше не нужно встречаться с кем-то по расписанию и выкраивать время для секса. – Девушка замолчала, притягивая к себе собаку за поводок. Та проявила неожиданный интерес к выбравшимся из машины молодым людям. – Так почему ты этим не занимаешься?
   Джо почувствовал, что не может говорить, так как в горле пересохло, и потянулся за бокалом. Его голос был хриплым, когда мужчина ответил:
   – В смысле, сексом?
   – Я хотела спросить, встречаешься ли ты с кем-нибудь. Впрочем, твоя трактовка тоже интересна. Скажи, а этим ты занимаешься?
   Если бы на Джо сейчас был галстук, то мужчина задохнулся бы на месте.
   – А вот это не твое дело.
   – Миссис Виндхем полагает, что ты отправляешься к своей подружке, когда одалживаешь ее машину и выбираешься из города.
   – Мне казалось, она считает меня геем.
   Лиз покачала головой, и кудри пружинисто взметнулись вокруг ее головы.
   – Такая возможность просто приходила ей в голову, и она, должно быть, готова проявить чудеса толерантности и принять этот факт, если бы он оказался правдой. Но старушка предпочитает считать, что у тебя есть женщина где-то в другом городе. Это правда?
   Джо доел гамбургер и собрал остывшую картошку в жирную обертку.
   – Заключим сделку, Лиз. Я расскажу тебе все о своей личной жизни – сразу после того, как ты объяснишь мне, почему гоняешься за Джошем.
   Ему показалось, что на мгновение у девушки появилось искушение согласиться, словно эта информация была вполне равноценной заменой ее секретам. Но затем Лиз покачала головой, а на ее губах появилась кривая ухмылка.
   – Видишь ли, здесь есть небольшая проблема, – произнесла она, повторив его недавние слова. – Мне плевать на твою личную жизнь.
   Последние два года она его тоже не слишком заботила. Просто поразительно, как время все меняет.
   Или появление одного человека.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация