А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Преступный выбор" (страница 12)

   Нет, его брат ни за что добровольно не будет давать показания против братьев Мальрони. Получается, сейчас он либо существовал на то, что украл у Лиз, либо ожидал кругленькую сумму от своих преследователей. В любом случае Джош оставил Сан-Франциско и определенно не намеревался возвращаться в Чикаго.
   – Если бы я знала, где он, – отозвалась Лиз, – то сидела бы здесь сейчас с его братом, как вы полагаете?
   Эш окинул девушку долгим взглядом, и Джо сделал то же самое. Ее комментарий задел его за живое, но даже если она сама осознала это, то не подала виду. Лиз нахмурилась, на лбу появились морщинки, а губы сжались в тонкую линию.
   Наконец, Эш бросил две визитки на стол.
   – Подумайте о моем предложении. Решайте сами, хотите ли вы спасти жизнь своего брата – если, конечно, еще есть что спасать. Как надумаете – позвоните.
   Джо сунул карточку в карман, даже не взглянув на нее.
   – А почему вы не следили за ним все это время – с тех пор, как Джош уехал?
   – Следили. В Сент-Луисе, Канзас-Сити, Денвере, Альбекверке, Рено, Сан-Франциско. Но он ухитрился обвести нас вокруг пальца. – Сказав это, Эш усмехнулся. – Но мы найдем его.
   – Могу только пожелать вам удачи.
   Когда Эш наконец отошел от их столика, Лиз взяла карточку и принялась нервно постукивать ею по столу.
   – Ты знала, что они следят за вами?
   Девушка покачала головой.
   – Знаешь, это жутко, даже если тебе нечего скрывать, нечего стыдиться. Стоит только подумать, что за тобой следует человек, подмечающий каждый твой шаг, докладывающий о нем своему начальству… – Постукивание участилось, и Джо, не выдержав, забрал карточку из ее цепких пальчиков.
   – Послушай, не хочешь пообедать? Неподалеку отсюда есть одно местечко, где подают лучшие стейки в городе.
   – А как же Эстер? Разве ей уже не пора идти домой?
   – Она вызвалась заменить меня в обед в тот же миг, как увидела, что ты переходишь дорогу.
   Джо встал, взял их бокалы и поставил на стойку. Сказав пару слов Эстер, мужчина вернулся к Лиз, и девушка поднялась на ноги. Она казалась потрясенной беседой с Эшем. Что ее больше всего поразило? Тот факт, что внезапно она оказалась в числе обвиняемых? Это не самое приятное ощущение, даже если ты совершенно ни при чем. А может, девушку так задело осознание того, что Джош вполне может быть мертв, а она так и не успела вернуть то, что ей принадлежит?
   Они вышли из кафетерия и прошли полквартала, когда Лиз наконец произнесла:
   – Не думаю, что им удалось откупиться от Джоша. И я уверена, что он ни с кем в Чикаго не связывался. Я бы знала.
   Смешок, вырвавшийся у Джо, был горьким и безрадостным.
   – Дорогая моя, он мог шептать тебе на ухо красивые слова и в это же самое время снимать с твоей шейки дорогое колье, а ты бы даже не заметила, в какой момент оно соскользнуло. Кроме того, Джош мог обратиться к старым знакомым уже после того, как вы расстались.
   – Возможно, ты прав, – произнесла Лиз.
   Еще несколько шагов.
   – Но ты ведь не думаешь, что Джош мертв?
   – Не знаю. Надеюсь, что нет. – Джо ощутил на себе вопросительный взгляд и пожал плечами, не желая смотреть девушке в глаза. – Послушай, мы с Джошем никогда не были хорошими друзьями – и, наверное, никогда ими не станем. Но я никогда не желал ему зла и тем более смерти. По крайней мере, с тех пор, как мы оба выросли.
   Небольшое кафе «Кат Эбав» располагалось в центре квартала, в старом кирпичном здании, до сих пор сохранившем характерные черты мясного магазина, хотя старую вывеску давно сменила новая, а витрины теперь были наполнены отборной мясной нарезкой на продажу. Двери вели в ресторан с полами из светлого прочного дерева, неоштукатуренными кирпичными стенами и без окон, а потому с ярким искусственным освещением.
   Хозяйка, одна из завсегдатаев «Каппа Джо», поприветствовала его с улыбкой, которая стала в два раза шире, когда женщина увидела Лиз. Она провела посетителей к маленькому столику, стоящему в стороне от большинства других.
   – Здесь вы будете чувствовать себя более уютно. – Подмигнув, женщина похлопала Джо по руке, улыбнулась Лиз и оставила их наедине.
   – Зато нас прекрасно видно из любой точки ресторана, хуже, чем на витрине, – мрачно сообщила Лиз, опускаясь на стул. – Да уж, уютнее некуда.
   – Ну, по крайней мере, никто не сможет незаметно нас подслушать.
   – А они бы стали?
   – Еще бы!
   – Эстер следит за нами, – призналась Лиз.
   – И она далеко не одинока в этом славном начинании. Если ты останешься здесь надолго, только Богу ведомо, что они еще придумают.
   Неловко улыбнувшись, Лиз открыла меню. Джо не стал утруждаться – он всегда заказывал здесь одно и то же.
   Когда девушка вновь отложила меню в сторону, подошла официантка. Он заказал стейк с косточкой со всеми прилагающимися компонентами; Лиз выбрала сэндвич со стейком и сладкие картофельные чипсы. Когда они снова остались одни, Джо не знал, о чем говорить. Похоже, у девушки была та же проблема, поэтому воцарилось неловкое молчание. Лиз сидела на стуле, лениво поигрывая серебряными приборами.
   Поправочка: Джо прекрасно знал, что можно обсудить. Он просто не был уверен в том, что действительно хочет поднимать эту тему или выслушивать ее ответ. Но даже очевидно неприятный разговор будет лучше, чем окутавшее их неловкое молчание.
   – Итак…
   Девушка подняла на него глаза.
   – Если бы ты знала, где Джош, то не стала бы терять здесь время со мной.
   Ее щеки заметно покраснели, но взгляд остался таким же твердым.
   – Я не говорила, что зря теряю здесь время.
   – Нет, но…
   Все было предельно ясно. Она приехала в Коппер-Лейк просто потому, что не знала, куда еще податься. И была теперь с Джо, потому что он оставался ее единственной надеждой найти Джоша.
   А что, если он отдаст тот журнал ей? Будет ли его брат вне себя от ярости? Или Джош уже успел искренне раскаяться в том, что бросил Лиз, но не знает, как отыскать ее? Девушка ведь тоже уехала из Сан-Франциско…
   Может быть, когда-нибудь. Но не сейчас.
   – Я уже говорила тебе, я не люблю Джоша. И никогда не любила.
   – Значит, ты меня очень легко одурачила. И его тоже.
   Лиз неожиданно улыбнулась.
   – Одурачить Джоша не так уж трудно. Он заранее ожидает от всех искреннего обожания и преклонения.
   Хотя это описание и впрямь точно соответствовало его братцу, Джо не улыбнулся в ответ.
   – Если ты не любила Джоша, зачем встречалась с ним? Почему уехала вместе с ним, когда мой брат решил удрать из города?
   – Не знаю. Наверное, почуяла опасность. Возбуждение. Я никогда не встречалась с парнем, которого хотели убить – если, конечно, не считать школьных лет. Тогда всем моим ухажерам угрожали страшной расправой мои же братья. Такая перемена после тихой, спокойной жизни в Канзасе! К тому времени, как волнение и возбуждение схлынули, меня удерживала только привычка.
   – И если ты найдешь его и он захочет, чтобы ты снова осталась рядом…
   – Меня это не интересует. И он сам тоже. – Лиз пожала плечами. – У него есть номер моего сотового. Сам видишь, он им ни разу не воспользовался.
   Напряжение, сковавшее мышцы живота, слегка ослабло, и впервые с визита маршала Эша в его кафетерий Джо почувствовал себя спокойно. Вместе с этим проснулся и голод, поэтому, когда появилась официантка с подносом, желудок благодарно заурчал.
   Женщина поставил перед Джо стакан чая с сахаром, а перед Лиз – бокал с диетической колой. Затем опустила на стол перед Джо тарелку с салатом и пышные, горячие булочки.
   – Остальное подам сразу же, как только справитесь с этим. Итак… Вы ведь Лиз, верно? Хорошее имя. Сокращение от Элизабет?
   Девушка кивнула.
   – Джо и Лиз. Прекрасно звучит, не так ли? Такие славные имена, короткие, звучные… но при этом не слишком сладенькие. – Женщина лукаво улыбнулась Джо и отошла.
   Лиз закатила глаза.
   – Послушай, в этом городе все взрослые люди с пунктиком на эту тему или ты просто считаешься нуждающимся?
   – И то и другое. Они считают то, что у меня нет девушки, неестественным. А у меня ее не было с тех пор, как я сюда приехал, то есть уже два года.
   – А почему, кстати?
   – Понимаешь, все время что-то не то, – произнес Джо. – Я встречался с многими женщинами, и большинство из них мне очень нравились. Но это ничего не значило. Полагаю, я просто жду кого-то… – Кто будет для меня что-то значить. Кто сможет изменить всю его жизнь. И разбить ему сердце.
   Лиз намазала маслом половинку булочки и положила бутерброд на тарелку, так и не поднеся его ко рту.
   – Мой папа часто говорил братьям, что нельзя победить, не начав играть.
   – Может, в этом и заключается часть проблемы. Для меня это уже давно не игра.
   – Но откуда ты знаешь, что ни одна женщина в этом городе не является именно той, которую ты ждешь? Как ты поймешь, если даже не дашь себе шанса выяснить это?
   – Я просто знаю. – Это прозвучало упрямо и слезливо. Джо не верил в любовь с первого взгляда, но верил в физиологию. В связь между двумя людьми. В притяжение.
   Как тот электрический разряд, пробежавший по его коже, когда он впервые увидел Лиз…
   Прежде чем Джо успел сморозить очередную глупость и выставить себя полным идиотом, подошла официантка с их заказом, и следующие несколько минут они были полностью поглощены едой, издавая только невнятные стоны удовольствия.
   – Знаешь, я не слишком привязчивая женщина, – заметила Лиз, когда первый голод был утолен. – Я знаю, когда нужно просто отпустить мужчину, оставить отношения в прошлом. Если бы не было действительно серьезных причин найти Джоша, я бы без сожаления отказалась от этой затеи. Он не разбивал мне сердце, и я вовсе не пытаюсь утешиться в объятиях кого-нибудь другого. И уж тем более не ищу утешения, надеясь встречаться с человеком, который походил бы на него так сильно, как ты.
   Джо кивнул, но ничего на это не ответил.
   – У нас обоих есть причины держаться подальше друг от друга. – Девушка взяла кусочек сладкого картофеля и казалась полностью поглощенной обмакиванием его в острый соус, словно это было сложнейшее дело, требующее всей ее концентрации. – Но после вчерашнего вечера я сомневаюсь, что эти причины достаточно серьезны.
   Джо про себя согласился. Он не должен был ее целовать.
   – Ты можешь уехать отсюда, – указал мужчина, хотя эти слова отозвались болью в сердце и заставили крепче стиснуть пальцами вилку.
   – А ты можешь рассказать мне, где Джош.
   – Я не знаю. – Джо не стал озвучивать ставшую уже привычной цепочку «не был, не знал, не участвовал». Он не хотел ей лгать… снова… Только если у него не останется выбора.
   – В таком случае я не могу уехать.
   – Дело в деньгах? Это их он забрал? Если тебе нужны деньги, они у меня есть. Можешь считать, что я сделал своему брату одолжение.
   Но Лиз только покачала головой.
   – Что тогда? Украшения? Какие-то фамильные ценности? Или просто подарок на память? – Он отодвинул тарелку и положил руки на стол. – Лиз, если он взял что-то ценное, ты больше никогда не увидишь украденное, пойми. Он уже двадцать раз успел бы это продать, обменять, переплавить. Даже если ты его найдешь, ничто не изменится. Ты не сможешь получить эту вещь обратно.
   Но девушка снова покачала головой. Джо был всерьез озадачен.
   – Но что еще может быть настолько важным? Ты сказала, что не беременна от него…
   – Это точно. – Ее негодование было вполне убедительным.
   – У него есть какие-то улики, информация? Доказательство, что ты сделала что-то… плохое?
   Но образ Лиз, совершающей преступление – даже незначительное, – никак не складывался в его воображении. Это Джош был преступником, а не она. Лиз была хорошей девушкой, дружелюбной. Она любила людей, и те воздавали ей сторицей. Лиз была честной и благородной.
   Как и Джош, когда ему это было нужно.
   Ей ведь понравилось чувство возбуждения, вызванное тем, что она встречается с плохим парнем. Она прекрасно знала, что представляет собой Джош, и все равно была с ним больше двух лет! Какие штрихи этот факт добавлял к ее портрету?
   Если Джош мог обманом заставить людей довериться ему, почему бы не предположить, что Лиз делает то же самое? В конце концов, у нее было достаточно времени, чтобы обучиться искусству манипуляции у непревзойденного мастера.
   Но Джо не хотел верить в это. Только не сейчас, когда ему так сильно хотелось заняться с ней сексом.
   – Ничего подобного, – отозвалась Лиз, ни капли не обидевшись на это предположение. – Я вовсе не разделяю пренебрежение к закону, свойственное Джошу. Самые страшные мои преступления – превышение скорости да переход улицы в неположенном месте.
   – Значит, теперь я знаю, какие причины можно отметать. – Если, конечно, верить в сказанное, а Джо – каковы бы ни были его мотивы (доверие или страсть) – ей поверил. – Ты когда-нибудь расскажешь мне, в чем дело?
   – Когда-нибудь.
   После обеда Джо вернулся в кафетерий, а Лиз направилась домой. Нужно позвонить Мике сразу же, как только она окажется у себя. Уж она-то сможет вбить хоть немного здравого смысла в опустевшую голову своей коллеги. Когда Мика честит тебя на все корки, любой придет в себя и опустится на землю.
   Приблизившись к коттеджам, Лиз вытащила сотовый телефон, но, заметив Наталию, осторожно выходившую из дома Джо, поспешно вернула его в карман. Вчера весь день шел дождь, но газон уже успел высохнуть.
   – Привет!
   Наталия вздрогнула и с громким стуком захлопнула дверь, из-за которой донесся скулеж Элизабет и неистовый лай Медвежонка. Оглянувшись через плечо, девушка заперла дверь и подошла к ступенькам крыльца.
   – Если не соблюдать осторожность, Элизабет сбежит, а Медвежонок тут же последует за ней.
   – Ты и впрямь хороший друг, если так заботишься о чужих собаках.
   – Вообще-то это я привела их сюда.
   – А что еще тебе оставалось? Им нужен дом.
   Наталия кивнула и медленно спустилась вниз по ступенькам. Уцепившись за единственную идею, которая пришла в голову, Лиз произнесла:
   – Слушай, Джо сказал, что, возможно, ты согласишься одолжить мне свой велосипед на завтра. Похоже, он дорогой… Если не хочешь, я не обижусь. Мне бы не хотелось его сломать.
   Та мрачно усмехнулась:
   – Не переживай. Максимум, что ты сможешь сделать, – проколоть шину.
   – Я с детства не каталась.
   – Пока я сюда не переехала, я вообще на велосипед не садилась. Если я смогла научиться в свои годы, то ты точно сможешь вспомнить старые навыки.
   – Осторожнее с упоминанием возраста, – улыбнулась Лиз. – После того как мне исполнилось двадцать пять, от подобных замечаний становится не по себе.
   – Вряд ли ты намного старше меня.
   – Знаешь, в одном старом фильме было сказано: дело не в годах, а в пробеге.
   – «Индиана Джонс». Я люблю кино.
   – Я тоже. Сидишь в темном зале, хрустишь соленым попкорном с маслом, пьешь газировку и надеешься, что сможешь продержаться до конца сеанса и не сбежать в туалет.
   Выражение лица Наталии не изменилось, словно Лиз описывала нечто совершенно ей не знакомое.
   – Я смотрю фильмы здесь. – И она указала на свой дом. Передняя дверь была открыта, и, судя по звукам, собаки устроили настоящее сражение.
   – Ты не против, если я зайду и посмотрю твою коллекцию?
   Наталия молчала. Вежливый человек давно бы сказал что-нибудь нейтральное и отказался от своей идеи. Но Лиз только улыбалась и ждала. Наконец, пожав плечами, Наталия поднялась по ступенькам, открыла дверь и пропустила гостью вперед.
   Сразу за дверью находилась гостиная, как и во всех остальных коттеджах. Эта комната не была пустой, как ее собственная, или уютной, как у Джо. Мебель – диван, стул, журнальный столик – не была антикварной, просто очень старой и поношенной. Телевизор, у которого звук оказался выключен, был новым и дорогим, а фильмы…
   Лиз удивленно подняла брови. Сотни дисков заполняли полки – комедии, гангстерское кино, научная фантастика, триллеры, ужастики и достаточно сериалов, чтобы любой телевизионный канал проработал несколько лет без особых проблем. Лиз обошла комнату по кругу, иногда доставая кассету или диск и ставя его на место.
   Данные о Наталии были минимальными: она родилась и выросла во Флориде, была одной из лучших учениц, пока не бросила школу. Водительских прав не получала, налоговых деклараций не подавала. С законом проблем не имела.
   Где она провела все это время? Чем занималась? Конечно, у молодой, хорошенькой девушки всегда оставался выход – проституция… Наверняка сбежавшая из дома ученица многое успела повидать. Миссис Виндхем думала, что Наталию выбросили на улицу, как тех собак, и шестое чувство подсказывало Лиз, что так и было.
   Зная, что Наталия неподвижно стоит у нее за спиной, девушка с улыбкой обернулась и произнесла:
   – Ого, ты что, скупила кинопрокат? На этом фоне моя коллекция дома выглядит ужасно жалкой.
   – А где твой дом?
   Лиз с радостью бы взяла свои слова назад. Она пожала плечами и устроилась на подлокотнике дивана.
   – Ну, в данный момент у меня его нет. Родители хранят мои вещи у себя в Канзасе, ждут, что я где-нибудь устроюсь. А где твой дом?
   Наталия обвела комнату скупым жестом:
   – Здесь.
   – Я имела в виду, откуда ты?
   – В общем-то отовсюду. – Наталия села в кресло, ровно поставив ноги на пол и выпрямив спину. – Как Джо?
   – Это ты мне скажи. – Когда появился уже знакомый Лиз пустой взгляд, она поспешно продолжила: – Я не так хорошо его знаю.
   Наталия долго молчала, а затем неохотно произнесла:
   – Он хороший парень.
   – А ты говоришь так, основываясь на долгом общении с хорошими парнями?
   Девушка фыркнула в ответ:
   – Как раз наоборот. Собери толпу хороших парней и запихни среди них одного неудачника. Я его найду с завязанными глазами.
   Присев на диванчик, Лиз заподозрила, что Наталия успела повидать в жизни такое, отчего ее прошлое покажется милым приключением. С одной стороны, ей очень хотелось узнать, через что девушка успела пройти и чем можно помочь, с другой – Лиз отдала бы все на свете, чтобы никогда этого не слышать.
   – Странно, наверное, встречаться сначала с одним братом, а потом с другим.
   – Они совсем не похожи друг на друга.
   – Неужели нет даже отдаленного семейного сходства?
   – Как тебе сказать… – Интересно, Джо говорил Наталии, что они с Джошем близнецы? – Да, наверное, так можно сказать. Но у них нет ничего общего.
   – Значит, Джо – хороший мальчик, а Джош – неудачник?
   – Да, можно и так выразиться.
   Лицо Наталии омрачилось, а яркие глаза враждебно вспыхнули, но в следующее мгновение вернулась привычная маска безразличия. Интересно, ее уход из дома, случайно, не касался сестрички, с которой невозможно ужиться?
   Словно решив, что с нее разговоров уже хватит, Наталия поднялась на ноги.
   – Не хочешь покататься на велосипеде прямо сейчас? Тогда сможешь решить, ехать тебе завтра или нет.
   – И заодно я смогу сразить Джо наповал тем, что не упаду с седла к его ногам, – сухо отозвалась Лиз, вставая.
   Наталия вручила собеседнице белый шлем, а затем вышла из дома и подкатила велосипед к крыльцу.
   – А шлем обязательно надевать?
   – Если едешь с Джо – да.
   Лиз послушно нахлобучила шлем себе на голову и застегнула пряжку под подбородком.
   – Спорить могу, я выгляжу как деревенщина с юга, особенно с волосами, торчащими из-под шлема.
   Ответа она не ожидала, но Наталия оглянулась через плечо и неожиданно серьезно согласилась:
   – Да, есть немного.
   После короткого урока, посвященного тормозам и устройству цепи, Лиз села в седло и покрутила педали по направлению к шоссе, двигаясь по зигзагообразной траектории между коттеджами. Велосипед был в стиле ретро. На таком вполне могла кататься ее мать лет эдак сорок назад. Седло оказалось широким и удобным, руль – высоким, вполне можно было выпрямиться. Если не считать шлема, все было просто потрясающе, особенно когда Лиз, приноровившись, вырулила на улочку, покрытую гравием, без ухабов и трещин. Наверное, со временем можно привыкнуть и к шлему…
   Вернувшись к Наталии, Лиз усмехнулась:
   – Я еще не готова отказаться от машины, но это по-настоящему здорово. Твой велосипед совсем не похож на тот, который я получила на Рождество в восемь лет.
   – На таком очень удобно передвигаться по маленькому городку, – ответила Наталия.
   Лиз слезла с велосипеда и, сняв шлем, небрежно взбила волосы.
   – Может, однажды я осяду в подобном местечке, где можно кататься на велосипеде.
   – Я уже решила, что ты собираешься остаться здесь. Я хочу сказать, Джо утверждает, что не хочет переезжать.
   Эта идея показалась Лиз слишком привлекательной. Может, Джо она тоже бы понравилась. Однако рано или поздно правда всплывет на поверхность. С одной стороны, он не может не испытать чувство облегчения, что Лиз никогда серьезно не относилась к его брату. С другой – столько лжи… Разумеется, это не могло его не оттолкнуть. Джо начнет гадать, что было настоящим, а что – притворством с одной целью: выведать место нахождения Джоша. Он не сможет больше ей доверять.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация