А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Преступный выбор" (страница 10)

   – Футбол или бейсбол?
   Лиз покосилась на Джо, и тот пояснил:
   – Что ты предпочитаешь?
   Ах, нелепый опрос продолжается!
   – Вообще-то баскетбол. Самый маленький из моих братьев выше ста восьмидесяти, поэтому им всем в школе пришлось играть в баскетбол, хотели они того или нет. Я часто приходила поболеть за них и постепенно пристрастилась. А вот тебя мне даже спрашивать не нужно. Я знаю, что ты любишь бейсбол.
   – Эй, между прочим, это увлечение оплатило мне все три года обучения в колледже!
   – Ты был настолько хорош?
   Джо пожал плечами:
   – Достаточно хорош для того, чтобы побеждать в состязаниях между колледжами, но недостаточно хорош для того, чтобы войти в профессиональную лигу. На последнем курсе я сосредоточился на занятиях. Бейсбол бы с этим не справился.
   – Ты произвел на меня впечатление, и не важно, что случилось это задолго до нынешнего разговора…
   – Зима или лето?
   Они стояли на улочке напротив «Каппа Джо», ожидая, пока проедут машины и можно будет перейти дорогу. В магазине горело лишь несколько ламп, и Лиз ни на мгновение не усомнилась в том, что они все энергосберегающие.
   – Зависит от того, какую зиму и лето ты имеешь в виду. Если зиму вроде той, что бывает в Колорадо или Южной Калифорнии, то я ничего не имею против. Не люблю холод.
   – Я тоже. – Медвежонок начал рваться с поводка, и Джо прикрикнул на него, а затем спросил: – Бумага или пластик?
   Лиз рассмеялась.
   – Можно подумать, я не знаю правильного ответа на этот вопрос! Я видела те тряпичные сумки, с которыми ты ходишь за покупками, – они лежали на кухонном столе. Честно говоря, мне даже захотелось прикупить парочку в следующий раз, когда окажусь в магазине.
   – Ты поосторожнее. Еще немного пообщаешься со мной – и сама не заметишь, как начнешь присматриваться к машинам на солнечных батареях, сдавать макулатуру и купишь настоящие полотенца вместо бумажных.
   Девушка снова рассмеялась. Они дошли до конца улицы, пересекли площадь и направились по дорожке к беседке. Ее застекленная крыша обеспечивала прекрасное укрытие от дождя, и Лиз наконец-то опустила капюшон и потрясла головой, отчего ее кудряшки рассыпались по плечам. Она вдохнула влажный, свежий воздух и слабый запах одеколона Джо. Лиз знала, что стоит ей сделать еще один шаг навстречу – и она снова почувствует этот аромат, пряный и сексуальный, – запах его кожи. Эта мысль заставила ее вздрогнуть.
   Прислонившись к перилам на безопасном расстоянии от девушки, Джо спросил:
   – Ты не замерзла? – Его голос снова звучал хрипловато, и, если судить по тому, как мужчина смотрел на нее, он уже знал ответ. Как она могла замерзнуть, если все, что нужно сделать, – это протянуть руку и прикоснуться к нему?
   – Немного, – солгала она.
   – В таком случае нам, наверное, лучше шагать дальше.
   Наверное, нам лучше шагать навстречу друг другу.
   Ее рука была такой же нетвердой, как и улыбка, когда девушка неуверенно натягивала капюшон на голову.
   – Да, полагаю, ты прав.
   Они спустились по ступенькам с другой стороны беседки. Элизабет упрямилась, не желая снова идти под дождем. Наконец, она поддалась, но мстительно рвалась с поводка, когда они пошли дальше по тротуару.
   Вскоре они уже шли вдоль железного забора, опоясывавшего Риверс-Эдж. Они не разговаривали. Молчание было уютным – такое приятно разделить двум уставшим людям, которые чувствуют себя спокойно в обществе друг друга. Лиз не ощущала ни малейшей потребности в разговоре – скорее уж в решительных действиях, – да и Джо, похоже, не был в настроении поболтать.
   Когда они приблизились к боковым воротам, на другом конце квартала взревел двигатель и взвизгнули шины. Лиз бросила взгляд через плечо и увидела темную спортивную машину, мчащуюся по дороге. Дети! – была ее первая мысль. Все ее братья имели склонность считать, что полностью контролируют автомобиль, даже когда было очевидно, что это не так.
   Однако затем водитель обошел последнюю машину, припаркованную на улице, вывернул руль и по мчался прямо на них. Девушка инстинктивно потянулась за оружием, но сразу же вспомнила, что пистолет вне пределов ее досягаемости, и вместо этого схватила Джо за руку. Слава богу, что ворота открылись от первого же рывка! Лиз потащила Джо и собак за собой, один громко ругался, двое других вопили. Они, спотыкаясь, вбежали во двор и упали.
   Лиз тяжело ударилась о землю, сумка съехала, и теперь оружие оказалось на пояснице. В ее теле запульсировала боль, горячая и острая, но девушка сумела приподняться достаточно высоко, чтобы увидеть быстро удаляющуюся машину – черная, две дверцы, номера нет, внутри двое. Девушка опустилась на землю, чувствуя, как вокруг ее тела собирается вода, а поводок обернулся вокруг икр, и про себя повторяла ругательства, которыми сыпал Джо.
   Он освободился от ее хватки и собак, прежде чем подняться на колени и начать распутывать поводки. Его руки легли на плечи девушки, когда Джо помогал ей сесть, и прикосновение было очень нежным – особенно по сравнению с тем тоном, которым он спросил:
   – Ты в порядке?
   Лиз кивнула.
   – Какого черта?! Что, черт возьми, это было?!
   – Могу только предположить, что это было предупреждение.
   Вот только от кого?

   Джо поднялся на ноги, сжимая в ладони оба поводка, а затем протянул Лиз руку. От его внимательного взгляда не ускользнула гримаса боли, на мгновение исказившая лицо девушки, когда он потянул ее вверх. Двигаясь нервно и резко, Джо прошелся по грязи, снова выругался и вернулся.
   – Предупреждение от кого? От братьев Мальрони? От федералов? Кто еще замешан в этом деле, о ком я еще не знаю?
   Лиз пожала плечами, снова вздрогнув от боли, и Джо, разжав судорожно стиснутые кулаки, дотронулся до ее руки. Даже через прохладный материал плаща он чувствовал тепло женского тела, согревающее, искушающее задержать этот миг прикосновения, проникнуть рукой под мешающую ткань одежды и дотянуться до обнаженной кожи…
   На которой, возможно, теперь появятся синяки.
   – Ты на что-то упала?
   – На свою сумочку, – через силу усмехнулась девушка. – По ощущениям, рухнула на кирпич.
   – Тебе нужно в больницу? Я могу позвать кого-нибудь…
   – Нет уж, никакой больницы. Но возможно, стоит вызвать кого-то, кто сможет нас подвезти.
   – Я позвоню Нат. – Джо скрылся от дождя под нависающими ветвями огромного дуба, вытащил из кармана телефон и набрал номер своей соседки. Он терпеливо ждал, слушая гудки, пока в трубке не раздалось:
   – Это Наталия. Можете оставить сообщение.
   Господи, где ее носит? Джо обдумывал следующую кандидатуру (Пита Петровски, у которого была действительно насыщенная жизнь вне дома), когда другой автомобиль остановился у обочины, и Томми Мариччи опустил окно.
   – Ребята, вы похожи на утопленных крыс. Особенно вот это чучело. – С этими словами мужчина указал на Элизабет, которая величественно подняла голову и оскалила зубы.
   – Послушай, Лиз, – сухо произнес Джо. – Нам нужна услуга, а этот парень работает в социальной службе.
   Взгляд Мариччи упал на Лиз, и в нем отразилось одобрение.
   – Садитесь, я вас подвезу. Даже крысу и вон тот меховой шар на ножках.
   – Спасибо, – отозвался Джо и сделал пару шагов к машине, но Лиз даже не шевельнулась. Тогда он вернулся и протянул ей руку. Мужчина замер, не зная, что именно у нее болит, и не желая причинить еще большее страдание.
   – Эй, идем. Нужно убираться из этой сырости.
   – Да, думаю, на сегодня с меня хватит дождика.
   Собак даже не потребовалось загонять в машину – стоило Джо открыть дверь, как они по очереди запрыгнули в салон. Лиз кое-как втиснулась на заднее сиденье и потянулась к ремню безопасности. Но Джо опередил ее, протянув ремень вдоль груди и склонившись, чтобы защелкнуть его неподалеку от бедра. Девушка побледнела, на ее лице застыло непроницаемое выражение.
   – Спасибо, – бесцветным голосом пробормотала она, а затем поплотнее завернулась в плащ.
   – А что вы делали у Риверс-Эдж? – спросил Мариччи, когда Джо устроился на переднем сиденье. – Я думал, ворота на ночь запирают.
   – Я тоже. – И слава богу, что сегодня они остались открытыми. Быть зажатыми между стальными створками и двухтонным автомобилем – какой жалкий конец романтической прогулки под дождем!
   – Я искал местечко посуше, чтобы позвонить.
   – Совсем рядом твой кафетерий, а ты предпочел сомнительное укрытие под деревом?!
   Джо слишком замерз, мышцы лица отказывались работать, но он все же сумел ухмыльнуться.
   – Тогда мы бы там все заляпали, и мне пришлось бы еще и убираться, иначе Эстер с утра пораньше оторвала бы мне голову. Ты себе не представляешь, что бы там натворили эти собаки. – Хотя, если судить беспристрастно, пока оба мерзких создания вели себя примерно и даже не пытались отряхнуться в салоне. Казалось, их вполне устраивало просто сидеть в тепле и смотреть в заднее окно.
   – Да уж, повезло тебе, что я приехал в собственной машине. Если бы была служебная – остались бы вы торчать под деревьями. В ней нельзя пить, есть, курить, сажать животных или людей, пахнущих примерно так же, как посетители «обезьянника».
   – Это политика полиции?
   – Это политика Мариччи.
   – Так какого черта ты мотаешься по улицам, хотя сегодня не твоя смена?
   – Жду, когда Элли наконец закончит. Сегодня не пришли сразу две официантки, поэтому ей пришлось задержаться и помочь.
   – Вряд ли в ее нынешнем положении это полезная нагрузка.
   Томми хмыкнул:
   – Даже в своем «положении» она с легкостью справится с нами обоими.
   Джо оглянулся через плечо на Лиз, которая сидела молча и неподвижно. Может, она неловко чувствует себя в компании полицейского? Или просто вспомнила слова Джо о том, что он с легкостью сдаст Джоша в руки Мариччи, если его братец заявится в город? А может, еще не оправилась от шока, что их попытались убить?
   Джо, например, до сих пор был под впечатлением.
   Он и Мариччи болтали ни о чем остаток пути до дома. Томми довез их до парковки возле коттеджа Джо и хитро посмотрел на сидящего рядом мужчину:
   – Загрязнение, разрушение озонового слоя и ужасающее влияние выбросов… видишь, иногда машина оказывается очень даже кстати.
   – Да, но только не тогда, когда вышел погулять с собачкой. Спасибо, что подвез.
   Джо выбрался из машины и выпустил собак. Лиз выбралась с заднего сиденья. Когда Мариччи отъехал, они направились к дорожке, связывавшей три западных дома. Если бы Джо не был слегка не в себе от событий этого вечера, он бы не заметил легкое движение на крыльце Наталии, но пережитый стресс заставил его с особенным тщанием всматриваться в скользящие тени.
   В тусклом свете, лившемся из окна гостиной, было видно, что Наталия стягивает ботинки. На ней были джинсы и темный плащ, капюшон все еще был натянут на голову и скрывал лицо.
   Его сердце замедлило бешеный стук.
   – Привет, Нат. Слушай, можешь сделать мне одолжение?
   Девушка замерла и выпрямилась, а потом откинула капюшон с головы.
   – Джо… Я не слышала, как ты подошел…
   Именно поэтому он никогда не надевал капюшон, когда ходил в этих плащах.
   – Ты не могла бы отвести собак ко мне домой и высушить их? Лиз упала, пока мы гуляли, я бы хотел проводить ее домой.
   – Конечно. – Девушка прошлась по траве прямо босиком, взяла его ключи, забрала собак и направилась в соседний дом.
   – Я могу совершенно спокойно пройти двадцать метров сама, – запротестовала Лиз.
   – Я верю. Точно так же я сам мог бы высушить эти меховые муфты, но предпочту, чтобы этим занялся кто-нибудь другой.
   Меньше чем через минуту, они стояли на пороге ее дома, сбрасывая плащи и ботинки. Лиз вытащила ключи из сумочки и открыла дверь, и Джо последовал за девушкой внутрь.
   Она прошла по коридору в ванную и вернулась с парой полотенец.
   – Добро пожаловать в мою скромную обитель.
   – Ты знаешь, есть способ сделать жилище поуютнее. Господи, даже в съемной комнатушке мотеля с почасовой оплатой больше уюта, чем здесь.
   – А что, у тебя много опыта по части комнатушек мотелей с почасовой оплатой?
   Джо нахмурился:
   – У тебя тут даже телевизора нет.
   – Да я вообще не смотрю телевизор. Почти. А любимые программы могу посмотреть онлайн.
   – И никакого стерео?
   – Музыку слушаю либо на компьютере, либо на айподе.
   – Ну а книги? Газеты? Журналы?
   В ответ Лиз только указала ему на компьютер.
   – У тебя хоть кровать-то имеется?
   Девушка закончила вытирать ноги, выпрямилась и одарила Джо долгим, ровным взглядом.
   – Есть. Хочешь взглянуть?
   Внезапно оказалось, что в полотенце нет особой необходимости. Его тело охватил жар, протекая по венам, согревая кожу, превращая влагу на ней в пар. Он не мог слышать шипение лишь из-за того, что в ушах оглушительно звенело. Он не хотел смотреть на ее постель. Он хотел оказаться в ней. Вместе с Лиз. Очень, очень надолго.
   Джо поискал взглядом, куда можно положить полотенце, но в итоге просто намотал его на руку.
   – Нет, спасибо, – отозвался он, немало удивившись тому, что вообще способен говорить и голос повинуется – пусть и звучит хрипло, выдавая ложь. – Но хотел бы осмотреть место ушиба.
   Девушка непонимающе посмотрела на Джо, словно успев забыть о своем падении, но затем криво пожала плечами:
   – Все в порядке.
   – Дай я все-таки посмотрю. Повернись спиной.
   Судя по выражению ее лица, Лиз готова была спорить с ним до бесконечности, но внезапно нахмурилась и повернулась. Сначала сняла сумочку, покачала ее в руке и бросила на пол. Та приземлилась со странным стуком. Затем девушка подцепила пальцами край рубашки и медленно потянула ее вверх. Когда одежда оказалась на уровне лопаток, Лиз замерла в неподвижности.
   Под тканью виднелась ткань ее бюстгальтера – узкая, черная кружевная полоска. Черт побери. Под ней была только кожа. Гладкая, смуглая, нежная кожа, обтягивающая хрупкие кости и нежные мышцы. Но шорты мешали рассмотреть повреждения. Ладно, не так уж много он увидит. Доводилось и больше – у любительниц бега, плавания, да и просто у девушек, заходивших в его кафетерий. Но сейчас он смотрел на Лиз. И с того самого момента, как он впервые увидел ее, Джо хотелось прикоснуться к ее коже, целовать ее, ласкать…
   Он на миг прикрыл глаза, чуть дыша, а затем уронил полотенце и подошел к девушке. В центре спины, как раз над талией, где виднелся изящный изгиб позвоночника, алела яркая ссадина. Скорее всего, к утру к уже имеющейся цветовой гамме добавятся новые, синеватые оттенки. Джо мягко прикоснулся к больному месту, и девушка вздрогнула. И вовсе не потому, что ее кожа была теплой, а его пальцы – ледяными. Он понял это инстинктивно.
   – Завтра здесь появится красивый синяк. – Его голос был глухим, отстраненным.
   Как и ее.
   – Он будет далеко не первым. У меня ведь трое братьев, помнишь?
   Его прикосновение стало теплым. Теперь этот новый жар передался и ей. Пальцы Джо по-прежнему оставались на ее спине, слегка прикасаясь, и она не шевелилась, не отталкивала его. Было бы так легко положить обе руки на тонкую талию – вот так, – а потом скользнуть нежным прикосновением по ее рукам – вот как сейчас, – обнять за плечи и развернуть девушку к себе.
   Вот так.
   На щеке остался грязный след, а кудри походили на пружинки, которые вот-вот распрямятся. Лиз была великолепна. Она не отвела взгляда темных глаз, затуманившихся желанием и сожалением. Джо предположил, что и сам, скорее всего, смотрит точно так же. Он хотел ее, но у обоих было предостаточно причин держать дистанцию. Начиная с Джоша.
   А потом Лиз тихо вздохнула, и он подумал: к черту Джоша. На протяжении всей их жизни Джо был ответственным, надежным, благородным мальчиком, а его братец делал все, что хотел, брал от жизни то, что было ему нужно, и бежал, как только возникала проблема. Джо слишком много думал, а Джош не думал ни о ком и ни о чем, кроме себя.
   Но сейчас ему не хотелось думать. Он хотел чувствовать. Действовать.
   Дыхание Лиз было неровным, поверхностным, и тогда Джо осознал, что это дышит он сам и звук отдается в ушах. А она не издавала ни единого шороха, только смотрела на него, наблюдала, ждала… хотела…
   Джо обеими руками коснулся ее лица, прижавшись ладонями к щекам и медленно опуская голову, пока их губы не соприкоснулись. Девушка ответила на это тихим вздохом и вцепилась пальцами в ремень на его джинсах. Она была такой хрупкой, такой тоненькой и все же, судя по всему, сумела спасти его жизнь, вовремя потащив в сторону Риверс-Эдж, к воротам.
   Джо снова легонько коснулся ее губ и был вознагражден новым тихим вздохом, а затем выпрямился и пристально посмотрел Лиз в глаза:
   – В этот раз потребуется нечто большее, чем напоминание о Джоше, чтобы остановить меня.
   Девушка уставилась на него и сделала еще два шага, сократив расстояние, разделявшее их. Тела наконец соприкоснулись. Руки Джо самовольно скользнули вдоль ее спины, прижимая ее крепче… Как ему давно хотелось.
   Поднявшись на цыпочки, девушка прошептала прямо ему в ухо:
   – То упоминание о Джоше должно было остановить не тебя. Оно должно было остановить меня.
   Он не дразнил, не играл, не давил на нее. Только целовал, и их губы и языки соединялись с удивительной страстью, жаром, желанием и голодом. Его сердце бешено билось о ребра, легкие горели, и все, о чем мог думать Джо, – это о том, что нынешний миг стоил долгого ожидания.
   Лиз прильнула к мужчине, когда он отстранился, или Джо сам прижался к ней… Ему не хотелось отпускать девушку, не хотелось делать шаг назад и начинать думать. Он хотел только целовать ее снова и снова – и узнать, куда это их приведет. Конечно же в постель. К беде. Нет, к катастрофе, после чего он полжизни будет мучиться, вспоминая, чувствуя боль – не важно, с Лиз или без нее. Да, это чертовски вероятно.
   Джо коснулся ее волос, распрямил один густой локон, мягкий и блестящий, намотал его себе на палец. Еще мгновение он играл с ее волосами, а затем тяжело вздохнул и прислонился к ее лбу своим.
   – Наверное, мне лучше пойти домой.
   Ее объятие на миг стало крепче, но затем девушка медленно разжала руки. Она не отступила, оставляя последнее слово за Джо.
   – Если тебе нужно приложить лед к спине…
   – Спасибо, но у меня есть бутылка с наполовину замерзшей водой, если понадобится холодный компресс. – Улыбка девушки вышла неловкой и не слишком убедительной. – Там в холодильнике есть один уголок, где все смерзается в ледышку.
   – Но ты же не можешь положить бутылку на спину са… – Джо поспешно замолчал и покачал головой. – Не важно. Еще увидимся.
   Девушка позволила ему почти добраться до двери, а потом негромко окликнула:
   – Почему ты не рассказал детективу Мариччи о том, что сегодня случилось?
   Теперь, когда их разделяла целая комната, было вполне безопасно вновь повернуться к Лиз лицом.
   – Я не видел водителя. Не могу дать даже описание машины, что хотя бы в какой-то степени могло помочь следователю. Не увидел номера. А ты?
   Она покачала головой.
   – Если бы я рассказал ему, он все равно не мог бы найти парня, зато захотел бы узнать, почему на мою жизнь вдруг кто-то стал покушаться. Мне эта затея показалась бессмысленной. – Джо открыл дверь, замер на пороге и снова обернулся. – А почему ты ему ничего не рассказала?
   Но Лиз только пожала плечами:
   – Не моя история, не мне и рассказывать.
   Джо кивком поблагодарил ее за это.
   – Если тебе что-нибудь понадобится…
   – Я позвоню. А если тебе что-нибудь понадобится…
   – То же самое. Ага.
   Конечно, никому он звонить не будет, думал Джо, натягивая туфли и сгребая в охапку плащи. Мужчина помчался по лужайке под проливным дождем к своему дому. Но если и впрямь понадобится помощь, он сможет обратиться только к ней.
   Потому что Лиз – единственная, кто может всерьез ему понадобиться.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация