А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Оперативный захват" (страница 1)

   Сергей Соболев
   Оперативный захват

   …я – городской партизан
   я прячу самодельную бомбу в карман
   я – городской партизан
   я скорее умру, чем сдамся вам
   я – городской партизан
   вам не ударить никогда по моим тормозам.
Илья Кормильцев
«Городской партизан»
   Долг революционера – в том, чтобы делать
   революцию во что бы то ни стало.
Карлос Маригелла.

   Опасные связи: случай в подмосковном N

   29-е декабря,
   за две недели до событий.

   Лола ненавидела «провинцию» люто, неистово. Она считала захолустьем любое место, до которого от кольцевой наберется хотя бы час езды. Причем ее в равной степени раздражали убогий вид заштатных городов и поселков, отвратительные дороги, идиотский сервис – вернее, его полное отсутствие. Да и сами люди, живущие какой-то совершенно непонятной ей тоскливой, почти что животной жизнью, нуждались не столько в сочувствии, сколько в хорошем пинке, который смог бы вывести их всех из сонного оцепенения.
   Лола – это конспиративная кличка. Ну или что-то вроде того. Ей не привыкать. За двадцать пять лет жизни ее как только не называли. В модельном бизнесе, где особых успехов ей добиться так и не удалось, и в эскортном сервисе, где она подрабатывала, пока на нее имелся спрос, собственные девичьи имена как-то не в ходу.
   Сейчас у нее новый этап на жизненном пути.
   Макс, ее любовник и наставник в одном лице, так и сказал: «Забудь, кем ты была раньше. Главное не то, кто ты по паспорту, а кем ты сама себя ощущаешь. Я помогу тебе начать жизнь с чистого листа. Имя тебе – Лола».
   Подержанный внедорожник «Муссо», которым она управляла, миновал развилку на выезде из Фрязево. Приятель устроился справа, в кресле пассажира. Максу тридцать два, он среднего телосложения, шатен с короткой стрижкой, рост около ста восьмидесяти; на нем короткое серое «барберовское» пальто, под который подойдет легкий, почти невесомый кашемировый свитер с открытым воротом. С виду – типичный клерк средней руки в своем повседневном «нерабочем» прикиде. «Менагер» по продаже и развитию чего-то-там-полезного, особо не хватающий звезд с неба. Ну или, скажем, креативщик из какого-нибудь маркетингового или PR департамента, опять же, не очень высокого полета. Короче, типичный «мидл» (это если не знать доподлинно, что у этого человека в голове и каков он на самом деле).
   Себя Лола никак не позиционировала. Она состоит при Максе, этого с нее довольно. Одета в короткую замшевую куртку, джинсы с заплатами, на ногах удобные полусапожки, голова повязана косынкой. Под колесами стелется неровная, вихлястая, в выбоинах и трещинах лента шоссе, чем-то напоминающая ее собственную жизнь.
   Лола покосилась на приятеля. Макс сегодня не в духе, сидит, помалкивает. Иногда на губах появляется и тут же исчезает кривая усмешка. Но понять, что именно послужило причиной его недовольства или беспокойства, трудно даже ей, успевшей неплохо изучить этого человека. Макс чрезвычайно скрытен; на неудобные вопросы предпочитает либо не отвечать, либо, отшучиваясь, мгновенно уводит разговор в другом направлении.
   – Не пропусти поворот, – подал реплику приятель. – Нет, не этот… следующий. Аккуратней! Ты сегодня какая-то… заторможенная.
   – Ну так вчера и «сифанули»[1] неслабо, – вяло огрызнулась Лола. – А ты тоже хорош, Макс! Ни слова не сказал, что у тебя на сегодня какая-то «стрелка» назначена!
   – Ты же сама слышала, что мне прозвонили.
   – Надо было послать нах! Или самому назвать место и время. Кстати, дорогой. А ты не хочешь сказать, что это за субъект тебе прозвонил? И почему ты встречаешься с ним не в Москве… а в этой мухосранской дыре?!
   – Так надо. И не спрашивай меня – что, как и почему. Просто делай то, что тебе говорят. Приткнись здесь где-нибудь… приехали.
   Лола припарковала внедорожник неподалеку от прохода на платформу «Металлург». День выдался слякотный; временами из низкого, угрюмого неба моросил дождь. Всего три часа пополудни, а кажется, что надвинулись вечерние сумерки.
   На платформе, в прямой видимости, находилась небольшая группка людей; они скучились под бетонным козырьком, дожидаясь появления электрички. По другую сторону полотна, за узкой полосой лесных насаждений, располагается небольшой дачный поселок. Слева и чуть позади того места, где остановился «муссо», выпирая над бетонной оградой, тянутся куда-то вдаль строения промзоны; при одном только взгляде на обветшалые строения и закопченные трубы, Лолу начинала одолевать тошнота.
   «Блин, а ведь и вправду чего-то… хреново, – промелькнуло у нее в голове.
   – И задержка, опять же. Ну, мать, если ты залетела, то это будет… Это будет полный «писец».

   Макс посмотрел на циферблат «Rolex» – нормально приехали, без опоздания. Прежде, чем выйти из внедорожника, он достал из кармана свой «Nokia 8800», проверил, нет ли новых сообщений, затем сунул обратно.
   – Значит так, Лола. Я ненадолго отлучусь: на час, максимум – полтора. Это при нормальном раскладе…
   – А что, могут быть какие-то напряги?
   – Хмм… Да нет, вряд ли, – после небольшой паузы сказал Макс. – Мне чисто по бизнесу… с деловыми людьми несколькими фразами перекинуться! Сейчас начало четвертого, так? До пяти я точно обернусь. Ну а если не появлюсь до этого времени… – он призадумался. – Ну, тогда…
   – И что тогда? Мне что, тут вечность торчать, в этой дыре?
   – Я же сказал – жди до пяти часов. И если я задержусь… То есть, у меня, к примеру, возникнут в связи с этой вот встречей еще какие-то дела… Тогда езжай прямиком на «хату»! Ну а я отзвонюсь, как только смогу. Понятно?
   – Как-то ты мутно все излагаешь, на тебя это не похоже, – Лола вытрясла из сумки пачку дамских сигарет, но, почувствовав новый приступ тошноты, резко передумала курить. – Блин… обратно сам поведешь!
   – Там будет видно.
   – Стой! Минутку… – она схватила приятеля, который уже приоткрыл дверцу джипа, за рукав пальто. – Не люблю, когда ты ведешь себя, как трамвайный хам!.. Макс…
   – Что еще?! Мне некогда!
   – Макс, у меня «задержка».
   – Наверное, от «кокса». Надо завязывать с этим.
   – А если… если это – «залет»? Ты же, когда под «балдой» был, не всегда презервативом пользовался… кажется.
   – Лола, кончай прикалываться! Сто раз уже говорили на эту тему! Ты что, можешь представить меня в роли п а п а ш и?! А саму себя – кормящей мамочкой?! – он коротко рассмеялся. – Брось, подруга. Мы с тобой созданы для других дел.
   – Так я для тебя, значит, всего лишь «подруга»? И все?!
   – Отпусти рукав! За «любофф» потом поговорим! Когда вернусь обратно.
   – А поцеловать боевую подругу?
   Макс торопливо клюнул девушку в щеку. Не произнеся более ни слова, выбрался из машины и бодрым шагом двинул – в обход платформы – проторенной дорожкой через пути – в направлении дачного поселка.
   – О-от же скотина, – выругалась Лола, провожая взглядом удаляющегося приятеля. – Редкостная сволочь! Эгоист!! Сама не знаю, за что я тебя так люблю.

   Перебравшись через колею, Макс какое-то время шел проселком вдоль глухого забора, за которым располагаются дачные участки. Минут через десять он оказался на берегу небольшого, метров сто в диаметре, озерца. Берег водоема со стороны поселка превращен в некое подобие пляжа: здесь имеется дощатый причальчик, кабинка для раздевания, с полдюжины грибков; ближе к опушке березовой рощицы оборудованы места для жарки шашлыков и «культурного» отдыха. Сюда можно подъехать на собственном транспорте, воспользовавшись либо проселком, по которому, собственно, он сюда пришел, либо съехать к берегу с асфальтированной двухрядки, огибающей в этом месте рощу – сама эта дорога ведет в соседний город Электросталь. В тот самый город, где он родился, вырос и откуда по окончании средней школы отправился поступать в МВТУ им. Баумана. А заодно – и искать свое место под ярким столичным солнцем…
   Он знал здесь каждую тропку, но все равно ощущал себя в этих некогда родных ему местах чужаком. Он мог теперь жить только в больших городах, потому что считал, что и сам он рожден – для больших дел.

   Со стороны рощицы донесся призывный посвист.
   Макс щелчком избавился от окурка. Поднял ворот пальто, круто развернулся на каблуках и неторопливо зашагал по тропинке, проложенной от берега наискосок через выступ рощи, которую в этом месте огибает лента двухполосного шоссе.
   В серых сумерках навстречу выплыли человеческие фигуры. Это были именно те двое людей, кого и ожидал здесь увидеть Макс. Они примерно его сверстники, но оба заметно выше ростом и выглядят посолидней в плане комплекции. Один из этой парочки одет в темную объемную куртку плащевку; капюшон наброшен на голову, как у монаха-капуцина или ку-клус-клановца. Другой в длинной, коричневатого цвета, кожанке с поднятым воротником, на голове спортивная шапочка, натянутая по самые надбровные дуги. Весь последний месяц Макс контачит с этими двумя типами, один из которых носит псевдо «Саныч», другой – «Николаич». В чертах их лиц и даже в самой манере поведения прочитывается нечто общее, нечто такое, что делает их весьма похожими друг на друга. Возможно, они родственники. Хотя, с другой стороны, он на своем веку повидал немало типажей, смахивающих на выходцев из одного инкубатора. Таких особенно много среди сотрудников частной охраны, в службах безопасности и в ментовской среде.
   Именно через них, через этих двоих, Макс контактирует с Куратором, который предпочитает держаться в тени. Денежная подпитка, инструкции, поставка нужного для грядущих дел снаряжения – все это делается не напрямую, но осуществляется через посредников. И в этом есть свой резон: если что-то пойдет криво, если Макс и его соратники крупно облажаются, то достаточно будет устранить одно или два промежуточных звена, чтобы никто и никогда не смог просчитать всю цепочку…

   Сошлись. Прозвучала негромкая реплика:
   – Один пришел?
   – Как видите.
   – Смотри, не шути с нами, – сердито сказал мужчина в куртке плащевке, у которого через плечо на ремне свисает небольшая сумка. – А ну-ка, вытащи руку из кармана! Саныч, обыщи его!
   Крепыш в кожанке подошел вплотную к молодому человеку. Довольно грубо дернул его за плечо, развернул и подтолкнул к ближайшему дереву.
   – С каждой нашей новой свиданкой атмосфера становится все более теплой и дружественной, – пробормотал Макс. – Истинно братская забота…
   – Заткнись! Вот что… расстегни пальто! – скомандовал Саныч. – Стань в «позу»! Замри, мля, и не дыши!
   Нехотя подчинившись, Макс оперся руками о холодный скользкий ствол березы, расставив ноги чуть шире плеч. Саныч, сопя от усердия, шмонал его карманы, прощупывал пальцами каждую складку одежды. Надо сказать, что они – эти двое – практиковали такие вот вещи с самого начала их знакомства. «Стрелку» обычно забивали именно в таких безлюдных местах, как это. И никогда – в Москве, только в ближнем или среднем Подмосковье.
   Осторожны, этого у них не отнять. Возможно, опасаются, что он притащит на одну из таких встреч миниатюрный цифровой диктофон, или даже попытается заснять их образины на «скрытку». К тому же, он, Макс, «типа вождь», – один из них по ходу как-то так и высказался – «ты хоть и типа вождь, но нам по хрену, так что не выступай!..» А у любого вождя, какое бы карликовое движение он не возглавлял, все же имеются определенные ресурсы и возможности.
   Которых может оказать вполне достаточно для того, чтобы – если, конечно, Макс «отвяжется», если он сядет на измену – оставить от пары посредников мокрое место.

   – Мобила… трубка отдельно, питание – отдельно… А также сигареты… зажигалка… лопатник… ключи… расческа! – Саныч перечислил все, что он обнаружил в карманах при обыске. – Тебе же, мля, говорили, чтоб ты ничего лишнего на стрелки не брал?!
   Он демонстративно швырнул едва початую пачку сигарет «мальборо» в одну сторону от тропы, зажигалку «зиппо» – в другую.
   – В следующий раз будешь повнимательней! – Он вернул Максу лопатник с небольшой суммой денег и пластиковой водительской карточкой, а также ключи и расческу. – Чтоб никаких фокусов… тут тебе не за карточным столом! Мобильник верну, когда станем прощаться!
   – Деньги принесли? – сухо поинтересовался Макс. – Это единственное, что меня интересует.
   – Саныч, отойди чуть в сторону, не загораживай, – Николаич, не снимая сумку с плеча, расстегнул молнию на сумке. Затянутой в перчатку рукой извлек оттуда конверт с деньгами – это был обычный белый «офисный» конверт без марок и каких-либо надписей. Протянул Максу. – Здесь деньги, которые велено передать т е б е из рук в руки… Тридцать тысяч зеленью.
   Его рука на какие-то секунды повисла в воздухе.
   – Я заказывал сорок. И это – по минимуму, в обрез.
   – Бери сколько дают! – сказал Николаич. – Тоже мне, мля… «идейные борцы»! Вам сколько не дай, все прос…те!
   Макс, криво усмехнувшись, взял конверт с баблом.
   – А сейчас мы с тебя «расписку» возьмем, – Николаич вытащил из сумки цифровую видеокамеру «Sony». – Ну?! Ты уже ученый… так что сам знаешь, что и как надо сказать.
   – Минутку! Я сначала пересчитаю наличность. Что-то конверт для такой суммы… тощий какой-то.
   – Ты за кого нас держишь?! – процедил Николаич, который уже было приготовился снимать. – Мы что, кидалы, по-твоему? Или «ломщики»? Там все точно… двадцать штук сотенными купюрами!
   – Так вы ж говорили – тридцать тысяч! – Макс едва не сплюнул от досады. Эти ухари в прошлый раз «отщипнули» себе пять тысяч баксов, а теперь, похоже, намерены сделать то же самое, но в двойном размере. – А в конверте, если я правильно врубился, только двадцать?!
   – Не корчи из себя идиота, Макс! – сердито сказал Саныч. – Другие… на нашем месте – вообще половину бы себе забирали! Ты будь доволен, что имеешь дело с порядочными людьми! Коррроче! Бери деньги, давай «расписку»… и вали отсюда!
   «Суки! – выругался про себя Макс. – Кровососы поганые. Даже на таком стремном деле, как нынешнее, и то умудряются «откат» потребовать! И ни хрена не боятся, что все это всплывет наружу. А чего им, с другой стороны, опасаться? Есть человек, на которого можно все повесить… Поэтому-то и ведут себя так борзо. И ничего ты, Макс, тут не попишешь, раз тебе вместо пары тузов или королей из раздаточного «башмака» перепали разномастные двойка и тройка…
   – Если товарищ «вождь» не понимает, что надо «делиться», то мы можем изъять всю сумму! – с явственно читаемой угрозой в голосе сказал Николаич. – А «расписку» ты нам все равно дашь!
   – Потому что… если не доходит через мозги, – свистящим полушепотом добавил Саныч. – то дойдет через другое место! Посредством включенного паяльника! Проверенный метод: хочешь испытать на себе?!
   Макс жестом показал, что он более не намерен упираться. Дело не в угрозах, – хотя от этих дюжих мужиков можно всего ожидать – а в той методе, которой он старался следовать. При существующем раскладе нет смысла особо выступать. Всему свое время. При определенной дозе терпения и при наличии фарта, – а Макс продолжал верить в свою счастливую звезду – он эту парочку обязательно «сделает», сбросит их в сторону, как отыгранную карту…

   Николаич включил видеокамеру. Саныч врубил фонарь и навел его на фигуру мужчины, стоящего на фоне белоствольных берез. Съемка производилась на близком расстоянии, но при этом оператор позаботился, чтобы ничего лишнего в кадр не попадалось…
   Макс откашлял горло. В правой руке его был зажат конверт с деньгами. Он медленно, раздельно произнося слова, сказал:
   – Сегодня – двадцать девятое декабря. Время… шестнадцать ноль одна.
   Подтверждаю получение всей суммы… тридцать тысяч долларов США.
   В следующую секунду свет фонаря погас. Николаич выключил камеру, сунул ее в сумку, закрыл молнию.
   – Ну вот и славно, – сказал он. – Вот что, Макс… Ты нужного человечка уже нашел?
   – Подрывника?
   – Ну да. По другим позициям у тебя, как ты говорил, нет проблем с кадрами?
   – Человека я нашел. Вот эти бабки в основном ему и уйдут…
   – Ты все же держи язык за зубами! Твои людям не обязательно знать все детали! Короче, не забывай, о чем тебе говорилось в прошлые разы!
   – У меня хорошая память.
   – Тогда ты должен помнить, на каком крючке ты сидишь! Попытаешься «сдернуть»…
   – Я не враг себе. К тому же, мне моя р а б о т а самому нравится.
   – Просили еще передать, чтоб ты не вошкался. Через неделю ждем от тебя «весточки»… сам знаешь, какой.
   – Маловато времени, – сказал Макс. – Надо бы еще две недели, чтобы раскрутиться, как следует. И денег надо бы подбросить! Сейчас народ без бабла даже в пикете поучаствовать не подписывается! Нужны деньги и время. Тогда эффект будет гораздо значительней.
   – Закрой рот! – грубо сказал Николаич. – За деньги мы бы наняли более крутую массовку. Делай, что говорят! И радуйся, что хоть какие-то бабки тебе дают. Тоже мне, р-революцыонэры фуевы… Где же ваша совесть, где служение идеалам?! Бескорыстное… а не так, чтоб за бабло?! А?! Чего молчишь? Неделя сроку!! И чтоб сделали все «чики-чики»! Понятно?!
   – Все? – сухо поинтересовался Макс. – Я могу идти?
   – Секунду!
   Саныч подошел к нему вплотную, причем по ходу зачем-то расстегнул молнию на куртке.
   – Заруби себе на носу, Макс!.. На всю жизнь запомни, что я тебе сейчас скажу!!
   Он одной рукой сгреб «вождя» за шиворот, а другой – правой – извлек из подмышечной кобуры пистолет.
   – Если ты вякнешь где-нибудь хоть слово про нас… – Он ловко, на манер подсечки, подбил ноги Максу, продолжая удерживать его левой рукой за ворот пальто. – Или проговоришься насчет наших «денежных» операций… Ты ж понимаешь о чем я, верно?! То тебя поставят сначала в «позу»… – Он и вправду заставил молодого человека встать на колени. – А потом… – Саныч приставил дуло к голове «вождя», оттягивая ворот пальто и нажимая стволом чуть ниже темени с затылочной части. – Если ты все же не просечешь того, что мы тебе тут пытаемся вдолбить… в твою башку…
   Выстрел прозвучал совсем негромко – так, словно под ногой стрельнула шишка…

   Николаич, находившийся шагах в семи от них, даже присел от неожиданности.
   – Чё это?
   – Чё это?! – эхом отозвался напарник, который еще и сам до конца не осознал, что произошло.
   – Ты… что ли… стрелял?!
   – Я??
   Саныч отпустил ворот… Макс уткнулся лицом в землю. Некоторое время было слышно лишь шумное дыхание. Затем Николаич – он первым пришел в себя – метнулся к телу «вождя».
   – Эй, парень… Ты чего?! Эй… т-твою мать!!!
   – Что? – Саныч только сейчас догадался поставить пистолет на предохранитель и сунуть его в кобуру. Он достал из кармана фонарь, включил и направил на Макса, возле которого опустился на корточки его напарник. – Етти твою…
   Николаич, шумно сопя и цедя под нос ругательства, перевернул тело сначала так, чтобы было видно входное отверстие – пуля вошла в затылочную часть черепа. Потом, стараясь не испачкаться в крови, – впрочем, ее было на удивление немного – перекантовал «вождя» и попытался найти выходное отверстие – а вот его-то он и не обнаружил… – Ты же его грохнул, мудак!!! Ты что, совсем офуел?!!
   – Э-э-э… Мля, сам не знаю, как такое могло случиться?! Мы ж это… договорились, что пуганем его чуть. Для острастки!
   – Но исполнять-то мы его не планировали! А ты взял его… и мочканул! Вот кто ты после этого, скажи?! Как вообще такое могло случиться?!!
   – Ну так это… – Саныч стащил с головы черную шапочку, вытер ею мокрое лицо. Надевать обратно не стал, сунув в карман куртки. – Наверное, ствол с предохранителя как-то снялся?! Он у меня всегда стоит на «флажке», я ж не первый год «замужем»! Млин… Это все «ижак»! Говно, а не ствол!!
   – Сам ты… ишак!! – Николаич встал на ноги. – Ты хоть понимаешь, что ты наделал?! Ты знаешь, с к о л ь к о на нем в с е г о висит? Да нам вовек за эту хрень, что ты сотворил, не рассчитаться! Нас самих, блин, за этого вот хмыря – на тот свет без пересадки отправят!!
   Какое-то время они молчали, поглядывая то друг на друга, то на свежеиспеченного «жмура». От дороги, где они оставили свою тачку, доносился приглушенный рокот движков машин. Маловероятно, чтобы кто-то слышал звук выстрела… Место здесь, с учетом сезона и погоды, достаточно глухое. В целом ситуация поначалу казалась хреновой до крайности. И потому, что приговорили – из-за глупой неосторожности – этого непростого, крученого, верченого парня. И из-за того, что в черепушке у того где-то засела пуля от штатного лицензированного «ИЖ-72»…
   – Просто так трупешник не сбросишь, не закопаешь, – подал реплику Саныч. – Потому как рано или поздно, по закону подлости, тело найдут… Если только башку ему отрезать?! И как-то выковырять потом пульку? Гм…
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация