А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Архангелы: Битва за Землю" (страница 9)

   15

   Начальник безопасности Ярослав Баншеев, или, как его именовали в далекой молодости девяностых годов, Ярик, появился в комнате охраны, как всегда, неожиданно. Невысокий крепыш с бычьей шеей, в костюме он выглядел уже совершенно квадратным и неповоротливым, но оба охранника, заступившие на дежурство в эту ночь, знали – это лишь видимость.
   – Здорово, шеф, – махнул рукой младший из двух охранников.
   Ярик не ответил, прошел к столику, на котором, кроме недоеденных бутербродов, стояла кружка с чем-то пенистым.
   – Это квас там у Борьки, – быстро пояснил второй охранник, постарше. – Чего мы, не знаем, что ли, что нельзя?
   Ярик понюхал содержимое кружки, поставил ее на место.
   – Увижу с пивом или травой… – пробасил он.
   – Да ну ты что!
   Схватив надкушенный бутерброд, Ярик подошел к четырем мониторам на просторном столе у окна с пуленепробиваемым стеклом. Один из них, как обычно, показывал здоровые кованые ворота в высоком кирпичном заборе, сверху защищенном красивыми фигурными, но оттого не менее острыми кольями. Второй демонстрировал пятачок перед воротами. Третий и четвертый выводили изображение роскошного особняка с разных углов.
   – Все спокойно, – заметил молодой, тот, кого звали Борькой, – Семеныч только что просматривал.
   Не обратив внимания на реплику подчиненного, Ярик откусил бутерброд и, роняя изо рта крошки, начал щелкать клавишами второго и третьего мониторов, переключая видеокамеры. Действительно все спокойно. Как всегда. Но Баншеев был из тех людей, бдительность которых не обманывают ни несколько тихих ночей, ни несколько сотен тихих ночей.
   Ярик взглянул на часы. Половина третьего.
   – Если что – сообщите, – велел он.
   – Конечно, шеф, – отозвался Борька, пытаясь изобразить улыбку. Педантичность шефа его изрядно раздражала.
   Баншеев доел бутерброд и уже повернулся к выходу, как вдруг его взгляд привлек второй монитор. Перед воротами стоял человек.
   Ярик приблизился к экрану, пытаясь рассмотреть припозднившегося гостя. Внушительный рост, джинсы и матерчатая куртка с накинутым на голову капюшоном.
   Начальник безопасности ощупью отыскал рычажок управления камерой, толкнул его вперед. Изображение приблизилось, но, несмотря на высокое разрешение и режим ночного видения, рассмотреть лицо не удавалось – мешал капюшон.
   – Кто это? – пробормотал Семеныч из-за плеча шефа.
   – Мужик какой-то, – ответил Борька.
   – Да что ты?! А я думал – баба голая!
   – Заткнитесь, – прошипел Ярик.
   Камера была замаскирована под элемент декора на воротах так, что ее нельзя было обнаружить и днем, а на виду оставалась лишь пустышка в видеофоне. Это сделали для того, чтобы хорошенько рассмотреть любого посетителя, убедиться, один ли он, и при этом не раскрывать преимущества раньше времени.
   Ярик увеличил изображение незнакомца еще немного, дождался, когда подстроится разрешение.
   И тут мужчина посмотрел в камеру.
   От неожиданности Ярик вздрогнул сам и услышал, как отшатнулись от монитора охранники.
   Глаза мужчины страшно и неестественно горели в зеленоватом изображении ночного видения, что в принципе обычно, но сейчас отчего-то пробирало до костей. Губы скривились в усмешке и задвигались. Микрофона в камере не имелось, но все трое тут же поняли, что он произнес. «Откройте».
   – Нужно открыть, – прошептал Борька.
   Ярик посмотрел на него:
   – Охренел? Идите и встаньте у ворот. Узнайте, чего ему надо.
   Охранники подхватили автоматы с деревянной стойки и вышли. Ярик дождался, когда они появятся на первом мониторе, показывающем внутреннюю сторону ворот, и займут места у скрытых бойниц.
   Незнакомец снова посмотрел в камеру, а затем… заговорил с охранниками за воротами, хотя не мог их видеть, ну никак не мог!
   И тут неожиданно запищал сигнал, сообщающий, что ворота открываются.
   Ярик бросил взгляд на первый монитор. Какого дьявола?! Оба охранника стояли с опущенным оружием, а Борька еще и жал кнопку открытия.
   Ярик метнулся к пульту, но кнопка на воротах была приоритетной, так что ему оставалось лишь нестись на улицу.
   – Эй вы! – Баншеев смачно выругался. – Отойдите от ворот! Закрывай, мать твою! Застрелю на хрен!
   Но охранники не двигались. Борька продолжал жать на кнопку, а Семеныч тупо смотрел на приближающегося шефа отсутствующим взглядом.
   Ярик оттолкнул его в сторону, встал на изготовку, направив пистолет на все увеличивающийся проем.
   Наконец он увидел ночного посетителя. Тот стоял перед воротами как ни в чем не бывало, все с той же мерзкой ухмылкой на губах.
   – Руки! Руки подними! – заревел Ярик. – И ложись на землю!
   Незнакомец действительно поднял руки, но лишь для того, чтобы скинуть капюшон, под которым обнаружилась бритая черепушка. Он двинулся на Ярика, не сводя с него глаз.
   Ярослав Баншеев повидал на своем веку многое, он участвовал в кровавых драках, пережил не одну перестрелку, выдержал суровый тюремный прессинг и допросы натасканных следаков. Он знал, как можно сбить спесь с человека парой фраз или заставить бояться до мокрых штанов парой движений. Он полагал, что давно уже не боится ни бога, ни черта. Но сейчас от этого взгляда, всего лишь от какого-то взгляда ему стало не по себе. Ярослав Баншеев струхнул. Да так, что вспотели ладони и затряслись колени, а кровь в висках долбила, словно набат.
   – Опусти, – приказал незнакомец.
   Ярик опустил пистолет, он не сумел отказать этому голосу, не рискнул отказать этому взгляду, ни за что не решился бы отказать этому человеку.
   – Проводи к своему боссу, – приказал незнакомец.
   Ярик кивнул и зашагал по брусчатке в сторону особняка…

   …С тех пор прошло не меньше двух часов. Баншеев не видел, как ушел лысый мужчина. Ворота так и стояли открытыми, сам начальник безопасности вместе с Борькой и Семенычем сидел в комнате охраны спиной к мониторам. Все трое пили кофе, не разговаривали и не смотрели друг на друга. Когда у Ярика зазвонил телефон, на улице уже светало.
   Очнувшись от раздумий, он поднес сотовый к уху, выслушал и поднялся на ноги.
   – Я – к боссу, – пробормотал он. – Ворота прикройте.
   Семеныч поднял на шефа смущенный взгляд и побрел к пульту управления. Судя по всему, он уже немного отошел от ночного происшествия. Борька продолжал смотреть в одну точку, лишь изредка прихлебывая из кружки.
   Поднимаясь по широкой лестнице на второй этаж особняка, Баншеев только сейчас подумал: чудо, что босс жив. А ведь ночной посетитель с огромной долей вероятности мог быть киллером. И он – начальник безопасности – пропустил его, да что там, сам проводил его прямо к спальне, а потом развернулся и ушел только потому, что лысый так ему сказал… приказал ему. Что это было? Как такое могло произойти? Ему повезет, если его не закопают живьем в лесу сегодняшним же днем!
   Босс сидел за своим рабочим столом и нервно постукивал золотым пером по дубовой столешнице. Морщинистое лицо пока не выражало ничего, но Ярик знал, насколько это обманчиво, – серьезный бизнесмен Дмитрий Федорович Басов всегда напоминал ему суровых таежных мужиков, которые с одинаковым выражением лица способны ошкурить и кролика, и человека.
   – Дмитрий Федорович, я… – начал Баншеев, но босс остановил его поднятой рукой:
   – Все это – ерунда…
   – Что? – аккуратно переспросил Ярик.
   – Все! Вся моя прежняя жизнь – чертово копание в песочнице. А ведь казалось, что… А я даже не знал! Ведь не знал даже, что он есть!
   Ярик подождал, но босс не торопился с объяснениями.
   – Дмитрий Федорович, сегодня ночью приходил фраер какой-то…
   – Ты…
   Басов выругался, а делать это он умел не хуже тех же суровых таежных мужиков. Затем вскочил из-за стола, метнулся к Баншееву и, ухватив его за загривок, с силой приложил головой об стол. Бычья шея Ярика с легкостью могла бы выдержать, даже если бы босс прыгнул на нее всем телом, однако в таком возбужденном состоянии начальник безопасности его не видел никогда, так что благоразумно предпочел пожертвовать лицом.
   Басов вернулся за стол, снова схватил перо, принялся крутить его в пальцах.
   Ярик стоял неподвижно, стараясь не обращать внимания на струйку крови, сочившуюся из левой ноздри.
   – Ты, мразь, – процедил Басов сквозь зубы, – даже не смеешь упоминать о нем. Что ты знаешь вообще? Червь! Теперь все будет по-другому. Настали другие времена. Теперь я знаю, ради чего всё.
   Ярик молчал.
   – Значит так, собери людей. Человек семь-восемь. Надежных. Пушки возьмите. Вот адрес. – Он двинул на столе бумажку. – По адресу всех… Будет кто-то соваться – валить любого. Всех там на хрен… понял?
   – Дмитрий Федорович, по беспределу как-то получается… меня знают… знают, что я на вас работаю. Может…
   Басов поднял на подчиненного глаза. Бешеные глаза. И Ярик сразу все понял. Он пойдет и убьет там всех, пусть даже весь подъезд или дом. Он подох нет там от рук неизвестных врагов или от пуль ментов. И это наверняка будет лучше, чем то, что обещал этот взгляд…

   16

   Уже проснувшись, Вера долго лежала в постели и смотрела на изысканно подсвеченные восходом шторы. В голове лениво блуждали сонные мысли, одна за другой всплывали картинки минувшей ночи. Однако, как это часто бывает, они уже потеряли былую яркость, а все услышанное накануне не казалось такой уж очевидной правдой.
   Вера прислушалась. В квартире стояла тишина, лишь слегка нарушаемая шумом города за окнами. Девушка поднялась с постели, накинула халатик и прошлепала в комнату, где вчера оставила на диване ангела.
   К ее удивлению, ангел оказался на месте, и, к еще большему удивлению, он спал.
   Вера смотрела на мужчину и не могла понять, что ей делать с той информацией, которую он вчера выложил. Мужик как мужик. Да, не урод, да, от одного его взгляда мурашки бегают по телу, ну мало ли…
   Девушка присела, осмотрела тонкие белые рубцы на обнаженном торсе, на руке, на бедре. Еще вчера на их месте зияли страшные раны, каждая из которых без экстренного медицинского вмешательства убила бы человека за минуты. Она видела их своими глазами, черт побери!
   Не сумев сдержаться, Вера прикоснулась к самому длинному шраму и тут же почувствовала странное щекочущее ощущение в кончиках пальцев. Чуть осмелев, она провела по торсу мужчины ладонью. Ощущение усилилось. Кожа Грассатора была приятной и теплой. Вполне человеческой.
   Широкая грудь вздымалась размеренно, дыхание ровное, а ведь он говорил, что у них нет рефлексов. Но ведь дыхание – тоже рефлекс. Хотя, кто знает, возможно, он действительно его контролирует.
   Проведя ладонью по щеке, Вера почувствовала шершавость щетины. И волосы у него растут, как у любого другого мужика… Мда, на ангела он действительно не очень похож. Где крылья, опять же?
   Вера улыбнулась и в следующий момент отдернула руку – Грассатор открыл глаза.
   – Ты не спал, – констатировала она.
   – Не весь. – Грассатор улыбнулся в ответ. Сел на диване.
   – Мог бы предупредить.
   – Ну, если тебе захотелось меня потрогать – что с того? Люди редко верят глазам.
   Вера присела рядом:
   – Слушай, можешь списать это на чисто женское любопытство, но… Вы там, в кафе, упоминали некую девушку, дескать византийку. – Вера заметила грусть в его глазах и поспешила объяснить: – Извини, я не хочу лезть в чужие дела, просто интересно: если для вас человеческое тело – лишь камуфляж, то взаимоотношения полов вас вообще не должны интересовать, верно? Вам, вероятно, все равно, кто перед вами – мужчина или женщина, вы ничего не ощущаете такого…
   – Заблуждаешься. Я воплотился в мужском теле, так уж получилось, и никогда не был в женском, и этим мало отличаюсь от обычных мужчин. При этом мужчина я уже многие века, так что в какой-то степени я даже более мужчина, чем другие. А гормоны – обязательное приложение к телу, тут никуда не денешься. Да, мы можем их контролировать, но иногда просто не хочется.
   Вере показалось, что улыбка Грасса превратилась в ухмылочку… Нет, на ангела он определенно непохож.
   – Не хочется, значит… – пробормотала она.
   – Разве что детей у нас быть не может, – добавил Грассатор как-то даже чуть печально, хотя скорее всего девушке показалось.
   – Ну, ничего удивительного…
   От дальнейшей неловкости ее спас телефонный звонок. Вера поспешила к аппарату:
   – Да?
   – Здравствуй, дорогуша. Уверен, что ты меня узнала. Позволь выразить свое восхищение – для ничтожества у тебя на редкость острые зубки. А теперь позови, пожалуйста, нашего общего друга, я знаю, что он еще с тобой.
   Вера не смогла вымолвить и слова, она просто застыла, но Грассатор понял все по ее лицу и отнял трубку.
   – Экзукатор, – прошипел он.
   – Мое почтение, Грассатор. А ты – молодец. Можешь записать себе в заслуги две вещи: первая – ты еще жив, вторая – ты несколько расстроил мои планы. Впрочем, не знаю, как нам будет правильнее разделить очки за этот раунд – троих-то я все-таки казнил.
   – Казнил? Казнил?! Ах ты ублюдок!
   – Ну, не заводись. Я оставлю тебя на время, ведь чего бы ты там себе ни надумал, а ваша смерть – далеко не главная моя цель. Это так – восстановление справедливости и устранение проблем в будущем. Понимаю, что с тобой нам договориться уже не удастся, ну да не беда, ты все равно на меня выскочишь, как зверь на ловца, и тогда мы закончим нашу потеху. Или ты продолжишь бегать от меня, как трусливая тварь? А? Выбор за тобой. Кстати, я приготовил прощальный подарок. Тебе и твоей ручной обезьянке. Надеюсь, вам понравится. Я не особенно рассчитываю на успех, однако мой подарок в очередной раз продемонстрирует, с кем тебе посчастливилось потягаться, покажет, что все вы – старые пердуны, достойные лишь казни или подчинения, и подтвердит, что будущее этого мирка за мной. До встречи.
   Грассатор бросил трубку прежде, чем Экзукатор закончил свою тираду.
   – Собирайся, – бросил он Вере. – Времени мало. Скорее всего, его «подарки» уже здесь, иначе он бы не позвонил.
   – Что он сказал?!
   – Ничего стоящего. Этот ублюдок так ненавидит людей, а тщеславия и мстительности у него – как у самых паскудных представителей человечества. В конце концов, мы все из одного теста. – Грассатор натянул футболку, накинул куртку.
   – Я думала, что ангелы – совершенны, но глядя на поступки этого…
   – Ангелы – всего лишь название. И если ангелы совершенны, то их не существует. Несовершенство – двигатель Вселенной. А мы наполовину люди, не забывай, и уж людей совершенными существами назвать совершенно невозможно.
   – Да-да, конечно, я уже поняла. Так он идет?
   – На этот раз не сам. Возьми документы, деньги, немного одежды, мелочи, которые тебе дороги, но не нагружайся сильно. – Грассатор исчез на кухне.
   – А мы успеем убежать от них? Ты сказал, что они уже здесь.
   – Мы бежим не от них. Ни от Экзукатора, ни от его прихвостней я больше бегать не собираюсь. Лекс, Нокс и Сутеки не побежали бы. – Грассатор вернулся с большим кухонным ножом в руке. – Надо было оружие вчера подобрать…
   – Но зачем тогда вещи… документы?
   – У властей к тебе накопилось уже столько вопросов, что объясниться ты вряд ли сумеешь. И через несколько минут вопросы добавятся. Мы покидаем город. У нас есть общий счет в швейцарском банке, я дам тебе столько денег, сколько понадобится для новой жизни.
   – У вас счет в банке? Вы же вроде бы даже паспорта не признаете. Или, как это говорится – с волками жить – по-волчьи выть?
   – Что-то вроде этого. Да, и ноутбук не забудь, он может нам пригодиться.
   – Безумие какое-то!
   – Делай как я сказал. А сейчас – закрой за мной…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация