А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Архангелы: Битва за Землю" (страница 3)

   5

   – Ну что, как прошло? – Соловьев под строгим взглядом Веры быстро затушил окурок, оставив его торчать из цветочного горшка.
   – Чтобы больше в моем кабинете…
   – Ладно, ладно, рассказывай, как с шефом пообщалась.
   – А ты как думаешь? – Вера тяжело опустилась на стул. – В сказки верить надо меньше, а делом заниматься больше, мистику – прочь, расследуем обыкновенное убийство. Его слова. Договорились с Новосибирском, скоро либо оттуда приедут эксперты разбираться со странным телом, либо тело туда отправят. А там, в зависимости от выводов, может быть, Тоцкий еще и выкрутится.
   – Да уж, начальство у нас тоже не совсем еще чокнулось, чтобы из-за одного косяка такими кадрами разбрасываться. Очередь из опытных экспертов у нас под дверями не стоит, а без Тоцкого станет совсем грустно. – Соловьев подошел к чайнику. – Кофе будешь? Правда, в пакетиках только.
   – Это уж точно. Удивительно, что он и раньше отсюда не уехал куда-нибудь поцентрее. Кофе буду.
   – То есть дело это тебе оставили?
   – Ага. – Девушка приняла кружку из рук Соловьева. – К сожалению.
   – Ну тогда – танцуй, следак. – Соловьев жестом опытного фокусника выудил из-за пазухи папку с бумагами и компакт-диск. – Нарыл я на нашего чудо-мертвеца кое-чего.
   – Так-так, рассказывай, Пинкертон.
   – Забавненькое дельце. Похоже, что не выйдет у тебя с мистикой-то завязать. Мужик этот подозреваемым был по делу об убийстве. Неделю назад в управление анонимка пришла, дескать, если хотите раскрыть дело маньяка, то пожалуйте по данному адресочку. А маньяк тот еще – больше года его, суку, искали. В Кемерово четырех девушек угрохал, в Новокузнецке – трех, а затем к нам заявился и одну приговорить уже успел. С чьей-то легкой руки Анакондой его прозвали, может, слышала? Питон, вроде как, уже когда-то был, а этот – тоже душит, значит, будет Анакондой. Кемеровская Анаконда… Вот придурки.
   – Дальше давай.
   – В управлении затылки почесали и отправили хлопчиков проверить. Те приходят по адресу – дверь в квартирку открыта, а внутри… ну логово, ей-богу, и ребенок поймет, что действительно маньячина какой-то обитает. И что ты думаешь? На кровати лежит мужик, прирезанный одним ловким ударом в сердце, а на столе полный набор доказательств, что покойничек этот был не кем иным, как Анакондой. Настоящее имя – Григорий Сагин. Лихо?
   – Продолжай.
   – Подъезд тот, в котором Анаконда квартиру снимал, на входе имеет камеру и консьержа, так Сагин умудрился к камере подключиться и следить за входом со своего ноутбука. Ну да не в этом суть. Когда записи просматривать начали, то обнаружили, что в примерное время убийства Сагина в подъезд вошел наш знакомый, ныне покойный уникум, а через двадцать минут он вышел как ни в чем не бывало. При этом консьерж впустил его без проблем, хотя среди жильцов слывет лютым цербером. На вопрос, почему так сделал, ответил, что сам не знает, расположил его к себе мужчина, околдовал прямо. Здесь все написано, – опер ткнул пальцем в бумаги, – и копия записи с камеры прилагается. Ну как тебе?
   – А через день наш таинственный мститель гибнет от страшных ран. Да уж… И что ты думаешь? Он родственник одной из жертв?
   – Проверили. Нет такого.
   – Ну, или киллер, нанятый кем-то из родственников.
   – Может быть. Опять же, обрубить концы путем убийства киллера – известный ход. Вот только если ты хочешь избавиться от парня, который по твоему заказу нашел и угрохал маньяка, истязавшего твоего близкого, то не станешь зверски полосовать его каким-то тесаком.
   – А если это месть за маньяка? Кто-то из родственников Сагина.
   – Не было у Сагина уже давно ни родственников, ни друзей. Его-то уж биографию изучили до мелочей.
   – Мда… – Вера пробежала взглядом копии документов. Соловьев изложил все очень подробно. Но ее внимание привлек один нюанс. – А эта история с консьержем тебе ничего не напоминает?
   – Ты о Тоцком и таинственном посетителе морга? Кстати, да, что-то есть…
   – Тоцкий может врать?
   – Смысл? Ты спросила его тогда, он ответил. А мог бы промолчать, ведь это только усугубляло его положение. Да и мы оба видели его глаза…
   – Видели… – буркнула Вера, отпив кофе. – Два разных человека, обладающих чем-то вроде… гипноза что ли…
   Раздался пронзительный и на редкость противный звонок старого дискового телефона. В очередной раз решив для себя, что не пожалеет личных денег и купит в кабинет нормальный телефон, Вера сняла трубку:
   – Следователь Роднова слушает.
   На том конце ответили не сразу, но после паузы все же прозвучал тихий, приятный, словно бархатный, мужской голос:
   – Добрый день. Я хотел бы поговорить с вами по поводу недавнего убийства, которое вы расследуете.
   Вера бросила на Соловьева пронзительный взгляд, и тот приник щекой к трубке телефона.
   – Назовитесь, пожалуйста, – строго проговорила девушка.
   – Позже. Когда вас устроит встреча со мной?
   Вера посмотрела на часы. Половина первого.
   – До шести я на работе, если вы сможете…
   – Я буду у вас в час.
   – Тогда запишите адрес…
   Но в трубке уже раздались гудки.
   – Что скажешь? – спросил Соловьев, возвращая трубку на место.
   – Понятия не имею. А ты?
   – Вечеринка набирает обороты.

   6

   Вера стояла у подоконника, прихлебывая кофе, и наблюдала, как трепещет тополь перед ее окном. На улице было ветрено, опять хлестал уже изрядно поднадоевший дождь. Весна в этом году выдалась тоскливая и больше напоминала осень. Впрочем, в такую погоду работалось легче, чем в солнечные летние деньки, когда так и хотелось бросить все к черту и махнуть куда-нибудь на море.
   В дверь постучали, и в кабинет, не дожидаясь разрешения, вошел мужчина. Вера подспудно надеялась, что посетителем окажется тот самый брюнет, что встретился ей в морге, но это был не он. Высокий блондин в дорогом черном костюме и белой рубашке с узким галстуком, этот мужчина просто излучал здоровье и скрытую силу.
   – Добрый день, следователь. – На красивом лице засияла улыбка, обнажая великолепные зубы, но голубые глаза остались холодными, прямо-таки ледяными. Он бросил взгляд на настенные часы: – надеюсь, я не опоздал.
   – Нет, не опоздали. – Вера присела за стол, стараясь скрыть странную растерянность, отчего-то охватившую ее. Она ждала визита в четко установленное время – так и вышло, тогда в чем дело? Или ее смутил сам гость? – Присаживайтесь.
   Блондин повиновался. Вера извлекла из стола лист бумаги и ручку, приготовилась записывать, при этом стараясь поменьше смотреть на мужчину. Что-то в его глазах было такое, что одновременно пугало и завораживало.
   – Представьтесь, пожалуйста, – начала она. – И желательно, чтобы вы также показали свой паспорт.
   – Мое имя ничего вам не скажет, разве что облегчит процесс общения. А паспорта у меня попросту нет.
   – То есть как это – нет паспорта? Утерян?
   – Нет и никогда не было. А сама идея существования этого документа мне изначально не нравилась. Но люди любят условности, это фундамент их общества. Называйте меня, скажем, Иван, ведь у вас это распространенное имя.
   – Иван, значит… – Вера отложила ручку. – Вы хотите остаться инкогнито, это можно понять. Но учтите также и то, что в зависимости от информации, которую вы изложите, установление вашей личности может стать необходимостью.
   Мужчина пожал плечами и снова улыбнулся лишь губами.
   – Правильно ли я вас понимаю, – продолжила Вера, – что вы не являетесь гражданином России, хотя и неплохо говорите на русском языке?
   – Правильно.
   – А ваше гражданство – тоже секрет?
   – Нет. Потому что у меня и его нет.
   – Ну конечно. Нет паспорта – нет и гражданства. Но родились вы…
   – Перейдем к делу.
   Вера хмыкнула. Что-то в его манере разговора было такое… словно каждая фраза требовала немедленного повиновения, хотя и звучала не как приказ, а как предложение.
   – Хорошо, давайте. Так что же такое вы хотите мне рассказать?
   – Немного. Только то, что сочту нужным. А вы со своей стороны должны будете мне слегка помочь.
   Вера снова отложила ручку. Его тон уже стал переходить границы. Если он думает, что, раз она молодая девушка, то разговаривать с ней можно не как со следователем, а как со своей подружкой, то сильно ошибается. Усилием воли заставив себя посмотреть в его ледяные глаза, она угрожающе проговорила:
   – Вы, Иван Батькович, находитесь в моем кабинете. Здесь я никому ничего не должна. Зато могу решать, кто и что должен мне. Так вот, вы сейчас должны мне рассказать все, что знаете по моему делу и безо всяких условий, или выметайтесь отсюда к чертовой матери. Но как только установят вашу личность, я могу вас вызвать, так что далеко старайтесь не уезжать.
   Лед в глазах гостя неожиданно подтаял, блеснул интерес. Он долго изучал ее, после чего улыбнулся, но теперь уже мягче и вроде бы даже искреннее.
   – А ты молодец, – проговорил мужчина и продолжил, прежде чем она обратила внимание на его фамильярность. – Если хотите убить его, то я могу назвать вам адрес, по которому с большой вероятностью он появится сегодня ночью.
   Теперь Вера действительно растерялась:
   – Мы не хотим никого убивать. О чем вы?!
   – Другого не дано. Он расправился с Лексом. Это не обычный человек, примите как данность.
   Вера снова постаралась взять себя в руки и вернуть себе деловой тон.
   – Лексом? Значит, жертву звали Лекс? Странное имя… Вы знали его? Необычный человек – это определение вполне подходит и к вашему знакомому. Кто он?
   – Оставьте свои вопросы, я все равно не стану на них отвечать. Скажу только, что, если все-таки надумаете послушать меня, то посылайте по адресу не парочку ребят, а штурмовой отряд… или как там у вас это называется. Много обученных и хорошо вооруженных бойцов. Дайте им шанс выжить.
   Девушка помолчала.
   – Что за адрес, о котором вы говорите?
   – Это квартира, где я остановился.
   – То есть вы полагаете, что некий убийца придет за вами?
   – У него еще много работы и мало времени. Думаю, эта ночь – то, что ему нужно.
   Становилось все интересней.
   – Кто он и за что должен убить вас? За что убил вашего знакомого?
   – Я же сказал, что не стану отвечать на ваши вопросы. К тому же некоторые ответы я не знаю и сам. Вам нужен адрес, или мне уйти?
   – Нет никаких доказательств, одни слова. Почему я должна вам верить? В конце концов, подключить к делу группу захвата просто потому, что мне так захотелось, я не могу. Мне нужно как-то объяснить это начальству. Помогите мне, и я помогу вам.
   Мужчина притянул к себе листок, взял из стаканчика ручку и что-то написал.
   – Вот адрес. Если сунетесь туда днем, то не найдете ничего для себя интересного, в том числе меня. В двенадцать ночи. Крепкий, хорошо вооруженный отряд. Или забудьте об этом, или сделайте так, как я сказал. Всего доброго вам и вашему напарнику.
   Мужчина поднялся со стула, элегантно кивнул и вышел. А вместо него в кабинете тут же появился Соловьев, до этого притаившийся в клетушке с умывальником.
   – Он запалил меня что ли? – возмущенно рявкнул опер. – Что это было за «и вашему напарнику»?!
   – Понятия не имею, – пробормотала Вера, все еще находясь под впечатлением от разговора.
   – Очень подозрительный тип. Ладно, я побежал, ребята уже ждут. На двух машинах мы его не упустим.
   – О результатах слежки тут же доложишь мне!
   – Есть, мэм!
   Соловьев исчез за дверью.
   Вера подошла к окну. Как раз в этот момент из здания вышел ее таинственный гость. Подняв воротник, он зашагал по тротуару, но вдруг остановился, поднял голову и посмотрел прямо ей в глаза. Грязное зарешеченное окно на втором этаже – одно из десятков других, но он даже не искал, просто взял и посмотрел. Вера инстинктивно подалась назад, но тут же одернула себя и снова выглянула. Гость шагал дальше.
   Раздраженная, девушка вернулась за стол. Как глупо она себя вела, как же глупо. А еще следователь прокуратуры!
   Перед глазами на столе лежал лист бумаги с неким адресом и именем, написанным его рукой.
   Лекс. Даже в базе рыться не стоит, наверняка это кличка. Хотя проверить все же надо.
   А адрес? Если группа захвата прокатится впустую, по головке ее не погладят. С другой стороны, этот мужчина совсем не похож на шутника. Ну вообще не похож. Надо попробовать.
   Она сняла трубку телефона…

   Соловьев вернулся через полчаса. В гневе.
   – Упустили, – констатировала Вера, когда тот, несмотря на ее осуждающий взгляд, закурил.
   – Джеймс Бонд какой-то, ядрена вошь! Ты бы видела! Ушел, как от детишек! Спалил сразу, да еще издевался. Глянь вот. – Он бросил на стол флешку. Вера вставила ее в компьютер. – Там два видео с двух машин. Посмотри оба.
   Вера открыла первое. Подрагивающая картинка, редкие голоса на заднем плане, чихание рации.
   Соловьев ткнул пальцем в монитор:
   – Вот он идет, идет, а вот сейчас… Видела? Остановился и посмотрел на нас. Это в таком-то потоке машин! А сейчас, видишь, чуть вбок посмотрел? Это он на вторую нашу тачку пялится! Глянь другое видео. Ага, видишь, это он на ту… а это – на эту! Штирлиц, мать его… Ну и все, заходит за угол. Надо было задерживать.
   – За что?
   – До выяснения личности.
   – Знаешь, помоги договориться по поводу группы захвата, и если уж не убийцу, так хотя бы нашего нового знакомого возьмем.
   – На кой нам группа захвата? Да я его сам повяжу, и пикнуть не успеет! – Соловьев потянулся к листку с адресом.
   Но Вера прикрыла его папкой, прижав сверху ладонями:
   – Саша, не геройствуй, ты же не зеленый мальчишка. Ты видел, на что способен этот человек, ты знаешь, какая ерунда творилась с тем трупом. Все эти мужики связаны между собой, и никто не знает, что там еще за убийца новый нарисуется. Как он сказал: или группа захвата, или забудь об этом.
   Соловьев молча затушил сигарету в земле многострадального фикуса, достал новую. Его лицо было настолько серьезным, что Вера предпочла не делать замечаний.
   – Ладно, будет тебе группа захвата. Пиши санкцию. Но если мы на муху со слоном… огребем неприятностей оба.
Чтение онлайн



1 2 [3] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация