А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Архангелы: Битва за Землю" (страница 27)

   – Ты мне подергайся еще! Отвечай на вопрос!
   – Ладно тебе, – попытался угомонить напарника Виталий, – мало ли что у мужика случилось.
   – А мне пофиг, нечего на меня так дерзко пялиться. Эй ты, понял меня?!
   Ванька попытался пихнуть мужчину дубинкой снова и посильнее, но тот махнул рукой, причем так резко и быстро, что мозг осознал это движение уже постфактум, и дубинка полетела в сторону. Науменко захлопал глазами – сила, с которой ее вырвало, была такой, словно он сунул дубинку в промышленный вентилятор.
   – Что за…
   Хорошим драчуном Ванька никогда не был, особенно без дубинки, так что он не ударил обидчика, а попытался его как-то нелепо то ли схватить, то ли обнять, и сам до конца не понимая, что же за прием он собирается исполнить.
   Впрочем, ни до каких приемов дело у него не дошло: голый мужик ловко извернулся, взметнулась его рука, и Ванька улетел метра на два в сторону патрульной машины вслед за своей дубинкой.
   Все произошло мгновенно, так что Виталий не успел ничего сообразить. Он посмотрел на товарища. Тот не двигался, а лицо его превратилось в окровавленную маску. Затем посмотрел на неизвестного мужика. Мужик тоже повернулся к нему, взирая бесстрастно и даже с каким-то пренебрежением.
   Рука Виталия дернулась к кобуре, но он не был ковбоем, кобуру еще нужно было расстегнуть. Мужик приблизился к нему за секунду. Затем мир крутанулся перед глазами, и Виталий уже лежал на асфальте с ужасной болью в спине, затылке и правой стороне лица.
   Краем глаза он видел, как подошел и встал над ним голый мужик, почувствовал, как тот начал расстегивать его китель. В голове мелькнуло совсем уж непристойное предположение, что конкретно этот голый собирается с ним сделать. Оно укрепилось, когда мужик начал стаскивать с него штаны. Виталий попытался отпихнуть его, подняться, но получилось только застонать.
   Лишившись рубашки, кителя, штанов и ботинок, Виталий слышал, как мужик шуршит одеждой, а затем звук шагов, усиленный трофейными ботинками, начал удаляться. И уже этого было достаточно, чтобы облегченно выдохнуть. Вот только безумно жалко было документов, покоившихся в левом кармане кителя, и пистолета в кобуре на поясе штанов. Черт, а ведь начальство не поймет…
* * *
   Ночной полустанок под Екатеринбургом. На перроне две сонные старушки с беляшами и пирожками и тучная тетка с целым лотком, на котором царит хаос из лапши, чипсов, дешевой газировки и черт знает чего еще. Три фонаря, еле-еле освещающих перрон, звонкое постукивание молотка по колесам, вялые разговоры пассажиров, выбравшихся покурить.
   Проводница Елена Михайлова поежилась и крепче запахнула незастегнутый китель – на Урале сегодня прохладно. В этом рейсе ей со сменщицей Тамаркой повезло – купейный вагон практически пустой, всего два купе заняты, и те наполовину, так что работы немного. Лена посмотрела на часы. Отправление через пять минут, а там можно будет и вздремнуть до Тюмени.
   Она уже собиралась взобраться на подножку, когда почувствовала, что позади кто-то стоит. Резко обернулась, и точно: мужчина в довольно странном одеянии – потертые джинсы, футболка, элегантный дорогой пиджак, отливающий сталью, и бейсболка, глубоко натянутая на глаза. Вообще-то похож на бродягу, но гордая осанка, расправленные плечи и стать… При этом никаких чемоданов и сумок. И не протягивает ей билет и паспорт. Вряд ли пассажир.
   Лена хотела уже поинтересоваться, что ему нужно, когда мужчина приподнял голову так, что стали видны его глаза. И в голове девушки зазвучало что-то неясное, что-то такое, что заставило ее молчать и вслушиваться, не отрывая взгляда от этих глаз. Ему нужно войти в вагон, ему нужно выделить купе и больше его не беспокоить. Конечно же, она так и сделает. И никому об этом не расскажет, даже Тамарке. А он выйдет там, где захочет. И больше ничего.
   Лена отступила в сторону, пропуская мужчину внутрь, затем, словно в полусне, подняла подножку и закрыла дверь. Взглянула в коридор. Мужчины там уже не было, он скрылся в одном из купе, и ей совсем не обязательно знать в каком. Он не попросит ни белья, ни чаю, это точно. Он ее не побеспокоит. Именно это прозвучало у нее в голове, а значит, не о чем и переживать.
   Вагон дернулся, заскрежетала сталь, поезд начал набирать ход.
   По пути до Новосибирска в вагон проводницы Елены Михайловой село еще восемь подобных пассажиров. Среди них одна девушка в косынке. Никто из этих людей не проронил ни слова, никто не показал ни билета, ни паспорта, но она и ее сменщица Тамарка почему-то впустили их, позволили разместиться там, где те пожелали, и больше не видели их, потому что эти странные пассажиры не выходили из купе ни в туалет, ни за кипятком, ни проветриться на перроне. В Новосибирске все девять странных пассажиров сошли. А Лена и Тамарка больше об этом не вспоминали.
   И откуда им было знать, что сейчас к Новосибирску таких странных пассажиров устремилось ровно восемьдесят. Они ехали из Сербии, Украины, Белоруссии, Китая, но в основном из городов России. Они воплотились в таких местах, чтобы оказаться не слишком далеко от места сбора, но при этом, дабы не выглядеть близнецами, немного отдалились друг от друга и тем самым внесли необходимое разнообразие во внешность.
   Откуда Лене и Тамарке было знать, что некий Экзукатор выбрал город Новосибирск для собрания, чтобы быть поближе к Красноярску. Ведь он догадывался – девушка Вера, вынашивающая ребенка от одного из таких же странных созданий, спряталась где-то там, неподалеку от родителей, но при этом не решался использовать родителей в своих целях, дабы не скомпрометировать себя перед остальными.
   Откуда проводницам-сменщицам было знать, что непонятный шепот, который они слышали в голове и который заставлял делать так, как им велят, – это что-то вроде умения плавать у только-только вылупившегося утенка. Лишь утенок подсохнет и расправит пушок, он тут же может лезть в воду, что является одним из способов выживания в новом и еще непонятном мире. Но со временем пушок уступит место перьям. Так и у таинственных пассажиров Транссибирской магистрали мысленное внушение и способность телепатического общения друг с другом скоро вытеснятся речью, одним из человеческих языков, поскольку мысленное общение неудобно, неточно. Кроме того, оно с трудом передает эмоции, а эти восемьдесят пассажиров не менее эмоциональны, чем те эмиссары, что посещали земную твердь до них.
   Да и откуда этим молоденьким девочкам-практиканкам было знать, что они краешком захватили событие, которое вскоре изменит мир до неузнаваемости.

   38

   Джип Веры стоял на крытом парковочном месте справа от дома, чуть в отдалении виднелись ворота со сторожкой охранника. Вера выбрала самый крайний домик не случайно.
   Уже подходя к машине, девушка заметила, что к воротам подъехал черный автомобиль. Оттуда вышел мужчина в черной же кожаной куртке. Ему навстречу подошел охранник. Они говорили о чем-то, пока мужчина не заметил Веру. Раздался хлопок, и охранник начал медленно оседать на мокрый асфальт, тогда как мужчина устремился к Вере.
   Она какое-то время просто смотрела на него. В голове крутилось: вот и все, это один из новых ангелов, один из тех восьмидесяти, что явились убить ее. Но когда мужчина перешел на бег, паника отступила – тот бежал с вполне человеческой скоростью, без сумасшедшей, нереальной стремительности, какую она видела у Экзукатора. А когда он приблизился, Вера убедилась, что для ангела и рожей он тоже не вышел. Это просто наемник.
   Наполовину скрытая за капотом джипа, Вера извлекла из кармана пистолет, большим пальцем сняла его с предохранителя, опустила сумку с ребенком на водительское сиденье. Наемник тоже держал в руке пистолет, но стрелять в нее пока не торопился. Хочет взять живой? Зачем? Экзукатор решил лично прикончить ее или желает продемонстрировать остальным в качестве доказательства своих слов?
   – Не двигайся, сука! – Наемник остановился прямо перед ней и даже пистолет вскидывать не стал. Ну конечно, он такой лоб, а она всего лишь женщина.
   Однако Вера двинулась. Широким движением подняла оружие и выстрелила ему прямо в лицо. Мужик рухнул на спину, словно ему прилетело бревном в голову.
   Вера быстро передвинула сумку на пассажирское сиденье, затем, подумав, переставила ее на пол и запихала вперед как можно дальше, чтобы скрыть пластиком, сама уселась в джип и завела мотор. Краем глаза она видела, что из машины выскакивают еще трое. Ха, надеялись на легкую добычу и поленились сразу всей толпой накинуться. Не тут-то было. Теперь повоюем!
   Мотор взревел, повинуясь выжатой педали газа. Путь через ворота заказан, и Вера решила ехать в другую сторону. Она не знала, куда заведет ее эта дорога и найдется ли там второй выезд, но что поделаешь. А ведь сколько раз прогуливалась тут, неужели не могла заранее разведать все пути отхода, вот кулема!
   В зеркале заднего вида Вера заметила, что наемники, кинувшиеся было к ней, возвращаются к своей машине. Но им еще нужно открыть ворота! Один сразу сел за руль, второй дергал замок, третий принялся обыскивать труп охранника, четвертый устремился в сторожку. Слаженно действуют, гады.
   Отчаянно сигналя, Вера устремилась по дороге вдоль мирно дремавших под дождем особнячков. Сердце в груди металось под стать лихорадочным дерганьям дворников. Поворот, еще поворот, небольшая площадка, окруженная магазинчиками, конечная автобусов, тупик. И как она сразу-то не вспомнила, ведь ходила в эти магазинчики. Что теперь? Только разворачиваться.
   Заложив такой вираж, что ее вдавило в дверцу, она помчалась обратно. Как раз в этот момент на площадку выскочил черный автомобиль погони. Ей повезло: если бы они повстречались на узкой дороге, то могли бы перекрыть путь.
   Позади взвизгнули тормоза, засвистели покрышки, но Вера уже летела к воротам. Они были теперь распахнуты, спасибо глупым ублюдкам. Джип проскочил между створками, чуть зацепив одну из них, и вылетел на трассу. Девушка вдавила педаль по полной, тяжелый автомобиль медленно, но уверенно набирал скорость.
   Но что теперь? До Красноярска как до Шанхая. Вера не слишком разбиралась в марках автомобилей, но догадывалась, что роскошная иномарка преследователей без труда ее догонит. Так и есть: в зеркале заднего вида среди серой пелены дождя появилось черное пятно, которое увеличивалось в размерах.
   Нужно попробовать добраться до какого-нибудь поста ДПС, но он ведь лишь на въезде в город. Далековато. Она посмотрела на спидометр – сто восемьдесят. Капли дождя вокруг машины неслись уже не наискосок, а параллельно трассе. Вера считала себя неплохим водителем, но никогда не ездила с такой скоростью, да еще и в дождь, как бы тут и без всяких преследователей не убиться. Черный автомобиль уже висел у нее на хвосте.
   Мысли роились в голове, точно злые пчелы. Ее джип тяжелее, можно попробовать спихнуть их с дороги, как в фильмах! Но для этого необходимо сбросить скорость, ведь на мокрой дороге и на такой скорости даже один неловкий маневр угробит ее и ребенка, не то что столкновение. Хотя бы до сотни! И быть осторожной, когда машины поравняются, – они могут стрелять. Но и она может!
   Вера достала пистолет из кармана, положила на соседнее сиденье и уверенно выжала тормоз. Автомобиль чуть повело, возмущенно затрещала антипробуксовочная система, исправляя положение.
   Водитель преследователей такого маневра не ожидал, над черной машиной взвился туман из брызг, она вильнула в сторону, стараясь избежать столкновения, очутилась справа от джипа Веры. Девушка вскинула пистолет, одновременно выжимая газ. Их нельзя пускать вперед, иначе трое пассажиров смогут легко расстрелять ее через заднее стекло.
   Она удостоверилась, что ребенок накрыт надежно, и прикрыла глаза, опасаясь осколков своего же стекла, ведь опускать его времени уже не было. Стекло разбилось только после третьего выстрела, до этого пули оставляли в нем лишь аккуратные дырочки. Такие же дырочки появились и в стекле вражеской машины, по две в передней и задней дверцах, но из-за тонировки она не могла понять, попала в кого-нибудь или нет. Во всяком случае, в кювет черное авто не торопилось.
   Младенец заплакал. Второй раз после рождения. Этот плач, словно ножом, резал сердце Веры, хотелось прижать его, успокоить. Но не сейчас. Сейчас – погоня.
   Ей ответили стрельбой. Из-за рева двигателей, завывания ветра и шуршания шин выстрелов не было слышно, но по задней правой дверце отчетливо шлепнуло несколько раз свинцом. Вера дернулась, чуть наклонилась, хотя и понимая, что если бы попали, то ее это движение уже бы не спасло, но – рефлекс, ничего не поделаешь.
   И все же водитель наемников струсил. Оказавшись в самом уязвимом положении для огня девушки. Если бы он попробовал разогнаться вместе с джипом, ему бы пришлось дольше находиться рядом с ним и под выстрелами Веры. Теперь же водитель решил обойти джип сзади и зайти с левой стороны. Тогда Вере трудно будет одновременно вести машину и стрелять, зато для наемников-пассажиров цель окажется как на ладони.
   Но Вера не позволила ему это сделать. Она переложила сумку с ребенком на колени и, лишь только автомобиль преследователей начал отставать, бросила машину вправо и ударила их авто задним крылом как раз в капот, сбивая с курса. Это оказалось не так уж сложно, вес джипа сделал свое дело, и девушка даже ни на секунду не потеряла управление.
   Наемников спасло то, что теперь скорость была уже не та. Еще бы лишних километров десять-пятнадцать в час, и они бы рыбкой юркнули в кювет. А так их лишь затянуло и развернуло на грязной обочине.
   Но Вера выиграла время – чтобы выбраться из вязкой размокшей глины, у них уйдет несколько минут. Она вновь вдавила педаль газа. Немного мешали мелкие брызги, летящие из разбитого пассажирского окна, но в целом джип шел уверенно и резво, а значит, колеса целы и все остальное тоже.
   Вера уже подумала, что у нее получится уйти, когда по встречной полосе мимо нее пронеслось сразу три таких же черных автомобиля, как у преследователей. Через слабо тонированное лобовое стекло первого она заметила, как водитель указал на нее рукой. Глянула в зеркало: несущиеся на огромной скорости машины скрылись за пеленой дождя, но она уже не сомневалась, что сейчас они разворачиваются. От четырех ей не уйти, тут уже не джип, а танк нужен.
   Не раздумывая долго, Вера затормозила и свернула на первом же повороте. Асфальт под колесами сменился хлюпающей грязью. Недалеко рощица. Если ей повезет, то преследователи вообще не заметят, что она сошла с трассы, а когда поймут, то поздно будет. Ну а если добраться до рощи она не успеет и ее все же заметят, то на узкой проселочной дороге, да еще и размытой дождем, оторваться у внедорожника шансов все равно больше, чем на трассе.
   Вера оглянулась. Черные автомобили неслись по дороге. Увидят или нет? В любом случае проверять она не собиралась, переключилась на пониженную передачу, врубила полный привод и ринулась вперед.
   Раздался писк спутникового телефона. Грассатор.
   – Грасс, они гонятся за мной! – Вера проглотила всхлип. Ну вот, так хорошо и по-боевому держалась всю погоню, а тут стоило услышать его голос, и начала сопли распускать. Не годится.
   – Ты в порядке?
   – Пока да. Но уже чудом. Я свернула с дороги, сейчас среди лесов каких-то еду. Не знаю, преследуют они меня или нет.
   – Мы уже в пути, девочка! Мы скоро, слышишь?! Мы знаем, где ты, и найдем тебя. Спрячься и дождись.
   – Постараюсь.
   Вера положила трубку. Переживание Грассатора передавалось ей, а сейчас лучше быть хладнокровной и полагаться только на себя, пока друзья действительно не будут рядом. Все эти «скоро», «потерпи», «немного подожди» ей сейчас не помогут.
   Через пять минут езды в никуда она наткнулась на старую стелу, на которой красовалась потертая красная звезда и фанерное пламя, а надпись вещала: «Пионерский лагерь „Дельфин“». Судя по стеле, лагерь этот давно уже был заброшен. Ну что же, отчего бы и не принять как вариант. Бензина у нее после таких гонок осталось немного, другого столь удачного местечка может и не подвернуться. Обычно пионерские лагеря представляют собой множество зданий, пойди найди там кого-нибудь. Пока с наемниками нет Экзукатора, она в некоторой безопасности, вот только во что бы то ни стало нужно успокоить ребенка.
   Заросшая дорога привела девушку к большим сварным воротам с названием лагеря над ними, обрамленным с двух сторон силуэтами прыгающих дельфинов. Ворота были заперты на рыжий от ржавчины замок, но в прутьях зияла приличная дыра. Вероятно, лагерь не раз посещался мародерами из числа местных жителей.
   Вера выбралась из машины, извлекла сверток с дочкой и, как сумела, попыталась ее успокоить. Получилось. Вернув ее обратно в сумку, Вера направилась к воротам, держа в одной руке сумку, в другой – пистолет. Черт его знает, кого здесь можно встретить, но в любом случае, когда за тобой гонятся вооруженные бандиты, выбора особого нет.
   Дождь поутих, превратившись в противную морось. Ветер гонял по аллее, выстланной каменной плиткой, из швов которой топорщилась трава, блестящие от влаги желтые листья. Шумели верхушки берез.
   Девушка направилась по аллее к трехэтажному зданию впереди. Большое крыльцо, видимо, это главный корпус. Остановилась около гипсовой скульптуры пионера, кое-где сохранившей остатки краски. Синяя футболочка, красные шортики, галстук, только пилотки почему-то нет. И поза странная: ему бы салют отдавать, а он кому-то машет отколотой культей.
   Главный корпус, сложенный из желтого кирпича, выглядел довольно сносно – ремонтируй и заезжай. Конечно, все окна выбиты, двери разворочены, бетонные лестницы сыплются, но…
   Остановившись у крыльца, Вера осмотрелась. По бокам от главного располагались еще два двухэтажных корпуса, а сразу за ним – одноэтажное здание, возможно столовая. Имелась и парочка небольших строений, что-то вроде трансформаторной будки и котельной.
   Сначала Вера хотела обследовать все помещения, чтобы поудачнее спрятаться, но потом решила просто выбрать главный корпус. Ведь там должно быть больше всего мелких кабинетов администрации и комнатушек. А блуждать по мрачным угнетающим владениям, да еще в такую погоду, было как-то страшновато.
   Внутри здания оказалось так же уныло, как и снаружи: все ценное растащено, никому ненужный хлам раскидан. Классический пейзаж разрухи.
   Девушка поднялась на третий этаж, прошлась по кабинетам, выглянула в окно и тут же заметила сквозь лысеющие осенние деревья несколько мелькающих за стволами черных машин…
   Нашли!
   Джип у ворот не оставлял сомнений, где ее искать. Покрутившись около него, мужчины в черных куртках миновали ворота и, выстроившись неровной цепочкой, направились в сторону главного корпуса.
   Вера сжалась под подоконником, еще раз проверила пистолет. Тот был в порядке, но обстоятельство это нисколько не утешало: в руках наступающие наемники держали короткие автоматы, что она с этим пистолетиком против них сможет поделать?
   Вера снова осторожно выглянула в окно. Наемники, а их было человек двадцать, остановились, уставившись на здание. И как они узнали, что она именно здесь спряталась? Надо было выбрать другое.
   Но уже спустя минуту ей все стало ясно. Вслед за наемниками подошел крепкий человек с лысой головой.
   Экзукатор!
   На этот раз он выглядел вполне презентабельно – черный костюм, длинный бежевый плащ. Ну ей-богу, мафиозный главарь. Он смотрел точно на то окно, за которым пристроилась Вера, так что и прятаться теперь было глупо.
   Девушка встала, но при этом чуть боком, готовая в любой момент укрыться за стеной. Она ожидала увидеть на лице врага его обычную противную ухмылочку, ведь он ее поймал, ей конец, теперь она уже никуда не денется. Однако тот сохранял серьезное выражение лица и не отдавал никаких команд своим цепным псам.
   – Совсем немного опоздал! – произнес он громко. – Жаль! Я надеялся, что мы все-таки сможем избежать боя между нами!
   – Зря надеялся! – раздался такой знакомый и такой любимый голос из окна, находившегося на втором этаже, прямо под Верой.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 [27] 28 29 30

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация