А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Архангелы: Битва за Землю" (страница 25)

   35

   Вера завернулась в толстую тяжелую шаль и подошла к широкому окну. Округлый живот уперся в подоконник. Девушка фыркнула и чуть подалась назад. Приближался уже восьмой месяц беременности, а она все никак не могла привыкнуть к постоянным изменениям своего тела. Наверное, к этому вообще невозможно привыкнуть.
   За окном бушевал сибирский октябрь: ветер трепал последние желтые листочки на осинах перед домом, с неба хлестал дождь, переходящий в мокрый снег и обратно, тяжелые серые тучи дышали холодом. Но из-за дрянной погоды только уютнее становилось в двухэтажном особнячке, снятом Верой два месяца назад в коттеджном поселке под Красноярском. Тихонько и как-то даже нежно потрескивал огонь в камине, тускло горела люстра, несмотря на середину дня. Тепло, светло и спокойно.
   Не так давно Вере показалось бы здесь скучно, но не в теперешнем положении. Чего еще желать беременной женщине? Частная клиника под боком, и это при том, что беременность протекает, по словам врачей, до неприличия идеально. Блюда из ресторанчика приносят на дом. Служащие беспокоятся о дровах, разжигают и чистят камин. До родителей три часа езды, хотя Вера в целях безопасности не злоупотребляет поездками. Красота! Остается только читать книги, смотреть телевизор и время от времени совершать пешие прогулки по сосновой роще.
   Все бы хорошо, если бы не постоянное беспокойство за Грассатора и Ареса, а также вечно ноющий где-то под ложечкой страх быть найденной сверхъестественным убийцей раньше, чем парни найдут его.
   Тогда, в Вашингтоне, Грасс позвонил ей заранее. Объяснять ничего не стал, но уже по голосу Вера поняла, что Экзукатор цел и невредим, а Грассатор в курсе произошедшего. Он велел ей собрать вещи и ехать в Национальный аэропорт имени Рональда Рейгана. Вера не представляла, как он собирается раздобыть самолет в таком потрепанном городе, но отправилась туда незамедлительно.
   Он встретил ее в пустующем терминале, отшил хмурых и нервных охранников, поинтересовавшихся его документами, после чего долго смотрел то в глаза, то на живот. Конечно, он уже знал. А Вера все пыталась разгадать в его взгляде эмоции и боялась заметить что-нибудь такое… Ведь ее беременность ненормальна, она нарушила какие-то природные законы, какое-то равновесие, быть может. Кто знает, как отнесется к этому такое творение как ангел? Он не должен быть отцом, это не заложено в нем.
   Но в его темных глазах она заметила лишь прежнее обволакивающее тепло, нежность и тревогу.
   – Я… я не знаю, как такое могло произойти, – проговорила она, опустив голову, словно извиняясь.
   – Я тоже, девочка моя, я тоже. Но это не важно. Главное, что случилось чудо. И это чудо мы должны сохранить. Экзукатор будет охотиться за тобой, мне нельзя долго находиться рядом. Он и сейчас наверняка уже мчится сюда. – Грассатор посмотрел куда-то вверх. – Там Арес со снайперской винтовкой. Если Экзукатор подойдет к нам, он меня прикроет, а ты должна будешь бежать. Если же Экзукатор сначала доберется до него… Арес даст нам время скрыться. Но отправиться с тобой я все равно не могу. Пойдем.
   Они зашагали по полутемному пустому терминалу.
   – Я его не чувствую рядом, Грасс, – проговорила Вера, поспешая за мужчиной. – Значит, время у нас есть.
   – Это хорошо. На взлетной полосе ждет пассажирский самолет. Он доставит тебя в Новосибирск. Оттуда доберешься до родителей в Красноярске. Это хоть немного собьет его со следа. Но долго там не задерживайся. Найди хорошее жилье подальше от людей, но не забывай, чтобы рядом было все необходимое. Денег тебе хватит, надеюсь, что доллары еще проживут какое-то время, прежде чем станут бумагой.
   – А ты?
   – Мы с Аресом пока останемся здесь, будем поддерживать с тобой связь и попытаемся навязать Экзукатору бой. Если не выйдет, то в ближайшее время тоже переберемся в Россию, поближе к тебе, но не настолько, чтобы выдать место.
   – Грасс, сегодня я еще раз попыталась вздремнуть и увидеть его, но у меня не получилось. Мне снился какой-то обычный сон.
   Грассатор остановился, посмотрел на Веру:
   – Не очень хорошо, но предсказуемо. В конце концов, это не твои способности, а ребенка, зарождающегося в твоем теле. Вероятно, в какие-то моменты внутри тебя происходит что-то такое, что дает возможность чувствовать нас, но… Да, это может затруднить наше дело, а значит, мы должны быть осторожны вдвойне. Во всяком случае, Экзукатор тоже не знает, как все это работает, так что и он будет осторожен. Скоро он может вообще пропасть на какое-то время. Экзукатор собирается поговорить с остальными и заставить их воплотиться. Всех.
   – Поговорить? Подожди, как поговорить? Забраться на Эверест и орать оттуда? Как вы вообще разговариваете?
   – Эмиссары уже проделывали это пару раз. От нашей компании докладывал Лекс. Для этого эмиссар должен уединиться в каком-то отдаленном и безлюдном месте, там он впадает в некое подобие комы на сорок дней и сорок ночей. В таком состоянии мы способны общаться с невоплощенными. В это время он пропадает с наших «радаров», да и вообще, по сути, исчезает для этого мира. Если Экзукатор начнет разговор раньше, чем мы его отыщем, то на этот период он станет для нас недосягаем и мы уже не сможем ему помешать.
   – И что тогда? Ангелы спустятся на землю?
   – Что-то вроде. Если послушаются его, конечно.
   – И Апокалипсис?
   – Ну, небеса не разверзнутся и четыре всадника оттуда не поскачут, это уж точно. Но что будут делать нововоплощенные и какие всех нас ждут последствия, я не представляю. Если один Экзукатор столько всего наворотил…
   – Ну хорошо, четыре всадника Апокалипсиса не поскачут, а сколько вас там «поскачет»?
   – Изначально нас было девяносто девять. Получается, что со мной, Аресом и Экзукатором осталось восемьдесят три.
   – Хм, не так уж и много. А я-то думала, что вы «крылами своими закроете солнце и луну», как в дешевых ужастиках.
   – Прости, что разочаровал. Мы уникальны, так же, как и вы, мы индивидуальны, так же, как и вы, в любом своем состоянии, воплощенном или невоплощенном, мы не плодимся… э-э-э, во всяком случае, прежде такого не наблюдалось. Нас не может быть слишком много, нас не нужно слишком много. Мы – наблюдатели и хранители.
   – О да, немного пафоса…
   – Прости. В любом случае, если они поверят Экзукатору, то нам с Аресом придется туго.
   – Подожди, а вы-то здесь при чем?
   – Я не хотел бы пугать тебя, но ты должна знать правду. Экзукатор хочет настроить их против ребенка, убедить, что он представляет угрозу.
   – Твою мать… Это не очень хорошо, да? Они же будут такими же, как Экзукатор по силе? Вы ведь не сможете справиться с ними со всеми? Грасс?
   – Мы убьем Экзукатора раньше. Ни о чем не волнуйся, просто улетай. Когда все закончится, я приду к тебе.
   Они подошли к самолету. Белоснежный, изящный, остроносый, тот уже завел двигатели, и из-за шума разговаривать стало тяжело.
   – Грасс! – Вера остановилась перед трапом. – Грасс, мне страшно!
   – Я знаю, девочка! Но ты справишься! Ты должна справиться!
   Они обнялись и долго-долго целовались. Наконец Грассатор отстранился, подозрительно осмотрел округу и прошептал, проведя ладонью по мокрым от слез щекам девушки:
   – Я люблю тебя.
   Эта фраза, произнесенная им впервые за полтысячелетия и на русском языке, показалась ему непривычной, даже немного чужой.
   – Я тоже тебя люблю, – из последних сил ответила Вера, прежде чем разрыдаться окончательно.
   – Нужно лететь.
   – Да.
   Она поднялась на борт.
   Усевшись в первое понравившееся кресло совершенно пустого салона, Вера выглянула в иллюминатор. Самолет тронулся и стал медленно выруливать на взлетную полосу. К одиноко стоящему в ночи Грассатору подкатила машина. За рулем сидел Арес. Разглядев девушку в окошке, он поднял руку и кивнул. Сдержанное прощание. Вполне в его харак тере.
   Грасс подождал, пока самолет наберет скорость и взмоет в воздух, и только тогда занял пассажирское сиденье.

   Экзукатор взглянуть на трогательную сцену прощания так и не явился. Вера почувствовала его, когда задремала в самолете. Он какое-то время крутился неподалеку от аэропорта, однако так и не решился напасть. Вероятно, по-прежнему опасался сражения, особенно теперь, когда изменились его планы. Девушка все ждала, что он придумает какую-нибудь каверзу – собьет самолет с помощью истребителя, например. Она была почти уверена в этом, но – обошлось.
   По прилете на родину Вера каждый день звонила Грассу и Аресу, сообщая, где сейчас находится Экзукатор. Но мерзавец, зная об опасности, выбрал ту же тактику, что чуть ранее и сами ребята, – он постоянно передвигался по штату, нигде не задерживаясь надолго, и если учесть, что информация о его местонахождении была не оперативна – все-таки Вере нужно было для начала проснуться, – застать его им не удавалось. А он тем временем завершал свои дела, прежде чем перейти к другим.
   Через несколько дней после отъезда Вера навела ребят на одно из мест, где, судя по ее снам, находился Экзукатор. Там Грассатор и Арес нашли лишь трупы четырех наемников и следы колес на мягкой земле. Судя по всему, Экзукатор прятал краденое золото и при этом не намеревался делиться информацией о кладе со своими приспешниками.
   Еще через день ребята по наводке Веры нашли место захоронения золота, Экзукатор был там всего лишь несколько часов назад и упрятал добро в старом полуразрушенном особняке неподалеку от Роквилла – города в предместьях Вашингтона. Но оказалось, что спрятана там лишь небольшая часть – хитрец не стал складывать все яйца в одну корзину. Ребята вывалили слитки в кучу посреди холла и вызвали полицию. Им самим таскаться с золотом было не с руки, а оставлять его Экзукатору они не собирались.
   Таким образом, Экзукатор был вынужден уже не распихивать остальное золото собственноручно, а доверить это дело «обработанным» наймитам. Иначе он мог потерять львиную долю награбленного либо ему пришлось бы все-таки принять бой.
   Покончив с золотом, Экзукатор перебрался в Россию, что серьезно насторожило как саму Веру, так и Грассатора с Аресом. Что он собирается предпринять? Не намерен ли выйти на Веру через родителей? Девушка потратила немало усилий, пытаясь убедить родителей перебраться в съемную квартиру в другой части города, при этом они не должны были никому об этом говорить, а Вера не могла им ничего толком объяснить. Отец хмурился, мама причитала, дескать, дочка вляпалась во что-то серьезное, не зря ею интересовались на бывшей работе. И все же она их убедила. Однако Экзукатор появляться в Красноярске не спешил, добрался сначала до Омска, а затем до Новосибирска и на этом остановился.
   Грассатор и Арес устремились следом.
   Но вот как-то ночью Вера увидела сон, самый обычный сон, не имеющий никакого отношения к ангелам. И в следующую ночь тоже. И потом. «Радар» давал сбои все чаще. Как предположила девушка, объяснением могло служить то обстоятельство, что плод внутри нее сформировался полностью и стал самостоятельным живым существом.
   Грассатору и Аресу пришлось оставить попытки выследить Экзукатора по горячим следам. Теперь они действовали иначе – обзаведясь милицейской рацией, они колесили по городу и выезжали туда, где происходило нечто такое, что могло бы быть следствием деятельности Экзукатора. Но мерзавец лег на дно и если прокручивал в Новосибирске какие-то свои делишки, то в милицейских сводках это отражения не находило.
   А время шло, и ребятам пришлось перейти ко второму плану – выяснить, куда он отправится для разговора с невоплощенными, и перехватить его там. По словам Грасса, это сложно, но не невозможно. Хотя Вера сомневалась, что им это удастся, – мало ли безлюдных мест в Сибири? – но им виднее.
   Однако вскоре, вопреки предположениям Веры, ее опять посетило уже ставшее привычным видение, и в нем ангелов было только двое. Экзукатор исчез, и это могло означать, что его беседа с остальными началась. Однако следующей ночью она снова ничего не увидела, и девушка решила списать тот сон на усталость, в конце концов, она ведь только и делает, что думает об этом, а значит, ничего удивительного, что утомленный мозг подкидывает ей сюрпризы.
   Так же Вера поступила и после сна, увиденного четыре ночи назад, когда ей приснилось, будто теперь ангелов не двое, не трое, а несколько десятков. Глупости. Всего лишь отголосок того разговора с Грассом. А ей сейчас нельзя переживать, так что лучше гнать всю эту чушь из головы.
   Дождь продолжал яростно биться в стекло, а заботливо укрытый камином огонь с удовольствием лизал крупные поленья.
   Вера отошла от окна и села в широкое кресло. Она редко сидела вот так, в тишине, – уж слишком тоскливо становилось в доме, – но порой устраивала подобные «медитативные минутки». Кроме треска камина еще ей нравилось, как тикают большие старинные или сделанные под старину часы в гостиной. Камин и часы… сразу вспоминался отечественный фильм про Шерлока Холмса и доктора Ватсона, который она обожала в детстве, да и здесь уже пересмотрела по два раза каждую серию, благо атмосфера соответствовала.
   Но на сегодня тишины с нее было уже достаточно. Вера разыскала пульт и включила панель на стене, чтобы не пропустить выпуск новостей. Каждый раз она ждала каких-нибудь сообщений, которые можно увязать с действиями ангелов.
   За последние месяцы те безумные события, в которых ей довелось принять участие, в новостях аука лись постоянно. Мир изменился, хотя и не так кардинально, как желал Экзукатор и предрекал покойный Крез. Может быть, цивилизация людей и впрямь оказалась крепче, может быть, человечество закалило его прошлое, ведь по сравнению с той же Второй мировой войной деяния Экзукатора – сущие пустяки. А может быть, людям просто повезло, что Экзукатор приостановил свою деятельность. В любом случае пожар миновал, хотя и оставил после себя немало темных от сажи пятен, а на Ближнем Востоке, кое-где в Африке и в Юго-Восточной Азии так и вовсе пепелища.
   Вера помнила, как удивлялась, наблюдая за лицами выступающих с заявлениями чинуш-силовиков, еще тогда, когда все это только-только произошло. Она впервые видела их настолько растерянными и неуверенными, в кои-то веки те не потрясали кулаками, не делали громких заявлений, не грозились в кратчайшие сроки наказать каждого персонально. Это наводило на неприятные мысли, ведь даже после крупнейших и страшнейших терактов они выглядели так, словно им все уже давно известно. А тут – нате.
   Впрочем, обычные граждане давно не ждали от них чего бы то ни было, люди готовились к обороне от неизвестного врага самостоятельно. В общении с людьми чувствовались напряжение, подозрительность, недоверие. Что-то подобное происходило в России после взрывов многоэтажных домов. Но от кого ждать угрозы теперь, если бойни устраивают пилоты-истребители, полицейские, спецназовцы и обыкновенные портовые служащие, как это выяснилось в случае с гибелью пассажирского лайнера?
   Не внушало оптимизма и состояние экономики. Основные мировые валюты сумели пережить стресс, но в стоимости потеряли чудовищно. Золото снова набирало прежнюю историческую мощь, в международных финансовых операциях больше никто не хотел полагаться на доллар и евро, которые уже завтра могли стать обычной макулатурой и бессмысленными цифрами в счете. В конце концов, выжил даже рубль, которому было не впервой, он уже повидал всякое.
   И конечно – пустые полки. Но если на Западе их вид шокировал, то в России люди лишь вздохнули, вспомнив старые времена, и достали с балконов большие мешки для припасов, которые собирались набить сахаром, мукой, крупами и макаронами. Потихоньку стал возобновляться торговый путь: деревня – город. Начали оживать подзабытые стихийные рынки на пустырях.
   Из западных стран больше всего досталось США. Кроме сбитых самолетов, кровавых расправ в супермаркетах и офисных центрах, а также пустых полок, Америка в придачу получила еще и разрушенный аэропорт, испорченные электростанции, бунт в столице и ограбление, переросшее в уличный бой. Кадры пылающего, подобно факелу, монумента Вашингтона обошли весь мир. Обожающие символы американцы вынесли это изображение на флаг борьбы с мировым злом, а заодно и со своим правительством, позволившим случиться такому. Правительство отбивалось вяло, поскольку ответить что-либо вразумительное не могло, а списывать все на Бен Ладена было уже глупо. Через месяц оно в полном составе и во главе с президентом ушло в отставку. Американцы немного поликовали, а затем поняли, что разгребать головешки все же кому-то надо, да и выборы – дело дорогое и несвоевременное. В результате сформировалось некое подобие временного правительства из нескольких конгрессменов и сенаторов. Однако недовольных не убавилось, уж слишком дико американцам было видеть в своих супермаркетах пустые полки. Культура потребления, вошедшая в их плоть и кровь, отошла на неопределенный срок, а жить по-другому они не умели и не хотели, что вполне понятно и естественно. Все это выливалось в хронические акции протеста и даже периодические бунты. Больше, чем американцы, бунтовали только истинные дети революции – французы, ведь им серьезного повода придумывать не надо.
   А в небольшом особнячке под Красноярском все так же трещал огонь в камине, все так же бил дождь в окно и тускло светила лампа.
   Вера отставила кружку с чаем и прищурилась. Что-то не так. Спину стянуло болью, сильно заныло внизу живота и одновременно с этим стало вдруг немного легче дышать. За последнее время она достаточно начиталась и наслушалась о родах, чтобы понять – опустился живот. Скоро могут начаться схватки…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [25] 26 27 28 29 30

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация