А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Архангелы: Битва за Землю" (страница 21)

   31

   На подлете к Вашингтону Грассатор заметил, что стюардессы ведут себя как-то странно. После непродолжительной беседы с одной из них выяснилось: с диспетчерской поступило сообщение, что в столичном аэропорту имени Даллеса вроде бы произошел теракт и самолет направляют к Нью-Йорку вместо предполагаемого Национального вашингтонского аэропорта Рональда Рейгана. План грозил сорваться.
   Мужчины начали действовать незамедлительно: сначала «уговорили» все ту же стюардессу впустить их в кабину пилотов, а потом взялись одновременно за командира экипажа и второго пилота. Так что уже через пять минут по салону объявили: самолет сядет там, где и предполагалось.
   Теперь оставалась лишь одна проблема, ведь они прилетели туда и тогда, куда и когда хотел Экзукатор. Нужно было уберечься от возможной ловушки или внезапной атаки. Решили, что, лишь только выйдут из самолета, найдут машину и неза медлительно тронутся в путь. Движение – жизнь.
   Уже при посадке Вера в иллюминатор могла рассмотреть – в городе творится что-то неладное. Неестественная темнота, разгоняемая не мириадами электрических лампочек, а многочисленными пожарами, пылающими тут и там. А венчало все это безумие пламя на самой верхушке стелы мемориала Вашингтона, напоминающее олимпийский огонь. Она часто видела ее в фильмах, бывало даже разрушенной, но вот так – в качестве факела… У подножия уже суетилось несколько пожарных машин, но пока справиться с огнем им не удавалась – уж больно высоко.
   – Времени он зря не теряет, – пробормотал Грассатор, пробираясь к выходу из самолета.
   – А этот парень неплох, – заметил Арес, как показалось Вере, даже с некоторым восхищением, – диверсант из него отменный.
   Оказавшись на улице, троица остановилась в замешательстве. Аэропорт вымер, ни людей, ни такси. За пассажирами самолета прислали автобус в сопровождении полицейского автомобиля, но им-то с остальными было не по пути. Впрочем, проблема разрешилась довольно быстро – у выезда из аэропорта они обнаружили сразу несколько брошенных машин, некоторые даже с открытыми дверцами.
   – Ну, – спросил Арес, заняв водительское место в здоровенном черном внедорожнике, – куда?
   – Сколько нам понадобится времени на поиск оружия? – в свою очередь поинтересовался Грассатор.
   – На поиски не много – я точно знаю где, но если нам нужно что-то особенное, то одним местом не ограничимся, и расстояние получится приличное. Всю ночь прокатаемся, это точно.
   – Хорошо, пусть так. Поступим следующим образом: сейчас отвезем Веру в какой-нибудь отель. Да-да, не спорь, лучше дослушай. Ты отдохнешь до утра, а как только рассветет, найдешь нам помещение, которое станет укрепленным пунктом. Я и Арес должны узнать о его местонахождении в последний момент, чтобы приехать и быстро окопаться. Экзукатор, отслеживая нас, не должен выведать об убежище раньше времени, а наши постоянные передвижения ночью хоть немного собьют его с толку. Ну что?
   – Годится, – кивнул Арес.
   Вера промолчала. Что говорить, если они все и так решили.
   – Тогда поехали.
   С отелем решили особо не заморачиваться – рядом с аэропортом находилось местечко под названием «Кристалл-сити», при этом район аэропорта интенсивно патрулировался полицией, так что – от добра добра не ищут. Остановились в отдалении, опять же чтобы не выдавать место Экзукатору. Грассатор долго проверял, в порядке ли у Веры спутниковый телефон, один из двух, купленных еще в Коста-Рике на случай, если накроется сотовая связь, достаточно ли у нее наличности, в боевой ли готовности пистолеты.
   – Будь осторожна и звони, если даже хоть что-то…
   – Я все поняла. – Вера улыбнулась и поцеловала Грассатора в губы. – Вы тоже аккуратней.
   – Давайте уже сделаем так, чтобы скоро все закончилось.
   Внедорожник взвыл мотором – вероятно, этим Арес выплеснул раздражение – и метнулся в западную часть города.
   Оставшись одна посреди темной улицы, Вера осмотрелась. Кое-где в окнах дрожал слабый свет газовых ламп или свечей, помигивали некоторые аварийные лампочки в стороне аэропорта. Тишину нарушали далекие завывания сирен, где-то басовито и натужно шелестел вертолет, но из-за эха понять, где именно, один он или их несколько, было совершенно невозможно.
   Становилось немного жутковато: одна в огромном, чужом, да еще и сошедшем с ума городе. Она давно мечтала посетить Штаты, но представляла себе это несколько по-иному.
   Чтобы хоть как-то взбодрить себя, Вера вытащила из рюкзачка пистолет и попыталась засунуть его за пояс, как показывали в фильмах, но джинсы с низкой талией для такого оказались не приспособлены, так что оружие пришлось положить обратно. Тогда она решила просто не застегивать рюкзак.
   От долгого сидения у нее изрядно затекло тело, а это опасно, если придется бежать. Размяв шею, девушка потянулась, да так сладко, что аж уши заложило. И вдруг на мгновение к ней вернулся тот самый сон, что приснился в самолете. Только теперь в нем кое-что изменилось. Белых силуэтов она не видела вообще, зато два золотистых рядышком друг с другом быстро удалялись от нее, а третий… третий двигался неторопливо и уже явно не в воздухе, он был совсем рядом… силуэт Экзукатора.
   Вера открыла глаза, тряхнула головой. Бред какой-то! Снова закрыла глаза, но ничего не увидела. Однако сейчас-то это был не сон! И не видение. Неужели… Да быть такого не может! С чего бы? Из-за того, что пару раз переспала с Грассатором?
   Ерунда! Даже они не видят Экзукатора, а ей-то с чего он видится?
   Девушка уже решила продолжить путь к гостинице, но затем остановилась, прикрыла глаза, сконцентрировалась. Ничего. Попыталась потянуться, зевнуть. Ничего. Да, похоже, что примерещилось. Она уже точно с ума сходит от всего этого.
   Вывеска гостиницы не горела, в холле было темно, и то, что там внутри вообще кто-то есть, выдавали лишь отсветы в окнах и дрожащие огоньки свечей в холле.
   – Добрый ночи, – произнес администратор, встречая ее не у стойки, а у самого входа, и по его лицу было видно, что ночь-то на самом деле не такая уж и добрая. – Знаете, вообще-то мы временно не принимаем новых гостей… но если вы готовы расплатиться наличностью, я смогу найти для вас помещение.
   – Да, я плачу наличностью. Будьте добры…
   – Подождите в холле, пожалуйста. Компьютеры не работают, мне нужно подняться и найти свободный номер.
   – Конечно.
   Вера плюхнулась на диванчик, положила рядом рюкзак и вытянула ноги. Боже, что она здесь делает? Столица Соединенных Штатов, погруженная во тьму и хаос, «падший ангел», блуждающий где-то там и затевающий новые козни, и два архангела, мотающихся по городу в поисках автоматов вместо сверкающих мечей. Сейчас здесь, в темном холле, освещенном дюжиной свечей, все это казалось каким-то наваждением, сном, бредом. Но лишь только она снова немного расслабилась, прикрыла глаза и прикорнула на бархатном диванчике, в ее мозг вторгся другой сон, другое наваждение. Золотистые силуэты. Два – рядышком друг с другом, уносящиеся все дальше на запад, и один недалеко на востоке. Ага, а вот и четвертый, серый силуэт приближается к ней…
   – Э-э-э-э… мисс, я нашел комнату.
   Открыв глаза, Вера вскочила. Может быть или не может, но она должна проверить! Это немыслимо, но она должна проверить.
   – Извините, мне нужно идти, – бросила она администратору, подхватила рюкзак и направилась к выходу.
   – Но, мисс, я нашел…
   Выбежав на улицу, Вера прикинула, как располагался диванчик, в какую сторону ей направляться, и решительно двинулась по ночной улице.
   А что, если и правда? Что, если она начала чувствовать их? Всех, и Экзукатора в том числе. Что она знает об их физиологии? Что знает об их способностях? Вот только… если она права, то сейчас направляется прямиком к самому Экзукатору…
   «Он не чувствует тебя, он не чувствует тебя», – прошептала она, остановившись. Вера вспомнила, как легко уходил от слежки покойный Нокс. Главное – не подходить близко, не пялиться на него, не выдать себя, и тогда он не сможет ее обнаружить. Она просто посмотрит, действительно ли ее видения чего-то стоят, или это плод ее уставшего воображения.
   Достав пистолет, она крепко сжала рукоять и продолжила путь.
   Обойдя довольно внушительную территорию аэропорта с юга, Вера уперлась в набережную столичной реки под названием Потомак, насколько она помнила. Через узкий рукав прямо перед ней были перекинуты сразу три моста – автомобильный, железнодорожный и, вероятно, для метро. Все три – коротенькие и свободные. Остановившись посередине автомобильного моста, Вера попыталась всмотреться вдаль, но безрезультатно. Тогда она открыла карту города на трофейном лэптопе, который забрала у Грассатора. Так, если верить последнему «сну», ей нужно аж на другой берег, к тому же в том самом месте, где она сейчас стоит, ширина реки как раз будет поболе, чем в других местах. Зато дальше по шоссе имеется пристань, и, может быть, ей удастся договориться о переправе.
   Карта не соврала – пристань была на месте, причем заполненная людьми. Насколько Вера сумела понять по крикам и гаму, здесь собирались те, кто хотел перебраться на другой берег, но не мог из-за перекрытых мостов. Значит, она по адресу. На темной грязной воде у причала бормотали моторами около дюжины разномастных суденышек: лодки, катерки, какой-то буксир, длинный узкий спортивный катер, старая потрепанная яхта и еще какие-то посудины. Был даже один скутер.
   Особым спросом пользовался именно спортивный катер, хотя пассажиров он брал немного, а деньги за переправу хозяин требовал бешеные. И скоро Вера поняла почему – темноту ночи со стороны реки то и дело будоражили сине-красные вспышки мигалок, воздух прорезали короткие звуки сирен и нечленораздельный бубнеж в громкоговоритель. Полиция на патрульных катерах вылавливала суда-нарушители. Видимо, городские власти всерьез решили бороться с распространяющимися со скоростью лесного пожара беспорядками, для чего изолировали районы.
   Вера тоже попытала счастья со спортивным катером, но тот был уже укомплектован и отчаливал. Не удалось сунуться и в моторку, которая выглядела порезвее других. А хозяин баркаса, где еще были места, заявил, что спускается далеко южнее и только там пересекает реку, виной тому малая скорость, но и деньги берет меньшие. Однако в таком случае Вере пришлось бы проделать еще немалый путь и опять же миновать водную преграду, чтобы добраться до мемориальной части города, куда тянули ее видения.
   Когда Вера уже решила, что другого выхода нет, ее окликнул мужчина со скутера:
   – Леди! Хей, леди! Пять сотен – и доставлю туда, куда пожелаете. Есть у вас пять сотен?
   Пятьсот долларов у Веры были, и, несмотря на то что сумму для подобного расстояния можно было смело считать астрономической, она согласилась без разговоров и тут же направилась к покачивающемуся на волнах, поднятых отошедшими катерами, скутеру.
   – Держитесь крепко! – крикнул мужчина, когда она расположилась позади него. – Могут преследовать, но мы уйдем, не переживайте. Джимбо зря денег не берет!
   Джимбо сдержал обещание. По пути в непосредственной близости им попался лишь один патрульный катер. На них навели прожектор, включили мигалки и сирены, что-то там прокричали в рупор и даже начали разворачиваться, чтобы отправиться в погоню, но когда поняли, что, пока развернутся, от скутера уже и ряби на воде не останется, плюнули, погасили огни и продолжили охоту на более легкую добычу.
   Скутер причалил к берегу, и Вера с облегчением ступила на твердую землю. Всю дорогу она переживала не столько за патрульные катера, сколько за то, чтобы не плюхнуться в воду и не испортить спутниковый телефон – единственную связь с ребятами. Достав из рюкзачка деньги, она протянула их мужчине, только сейчас, благодаря вышедшей из-за туч луне, сумев рассмотреть его. Новоявленным контрабандистом оказался молодой парнишка. Тот в свою очередь также разглядел пассажирку, маслено улыбнулся и попытался узнать, зачем же такой красавице понадобилось ночью шляться по беспокойному городу и не нужен ли ей защитник, но Вера уже шагала дальше.
   Заметив в отдалении потухшую наконец стелу, она поняла, что находится уже совсем близко от того места, которое виделось ей в дреме. Но куда дальше? Переминаясь с ноги на ногу, Вера осмотрелась, затем присела прямо на газон. Нужно попробовать задремать. Улегшись на спину, она подложила под голову рюкзак, закрыла глаза.
   Ага, не тут-то было. Далекие звуки сирены и вертолетов, холодная трава, пустой ночной город, а скорее всего просто жуткое волнение. Желание спать улетучилось, как утренний туман над рекой Потомак.
   Открыв глаза и поднявшись на ноги, Вера в очередной раз решила плюнуть на все и вернуться в гостиницу. Она уже придумала, как будет объясняться с администратором, которого так беспардонно обманула, но вдруг поняла, что ей не дают покоя какие-то внутренние ощущения. Словно она слышит шорох в стороне, и ей очень хочется пойти и посмотреть, что там, вот только никакого шороха не было. Постепенно до Веры начало доходить, что она ощущает присутствие Экзукатора. Она знает, в какой он стороне. Она знает примерное расстояние. Он рядом. Метров… трудно… может быть… пятьсот.
   Вера тряхнула головой, чтобы убедиться, что все же не заснула на травке, а действительно стоит и бодрствует. И пошла, ведомая своими ощущениями.
   Чем дольше она шла, тем тяжелее ей давался каждый шаг, воздух становился плотным, как кисель, и сквозь него приходилось продираться. Так бывает именно во сне, но сейчас она не спала, она просто боялась, очень сильно боялась. Страх крутил живот, долбил виски, гудел в сердце. Но она шла вперед, потому что так решила, потому что так надо. Если это – правда, то пусть она станет оружием, радаром для ребят, тем, что поможет им найти и убить ублюдка.
   Вера подошла к эстакаде, возвышающейся над широченной автомагистралью в дюжину полос. Машин не было. У подножия эстакады имелся небольшой круглый парк с фонтаном в центре, другая сторона уходила к улице, находящейся выше по уровню. Немного поразмыслив, Вера двинулась по эстакаде. Опасно, конечно, ведь если Экзукатор застанет ее там, то и деться некуда будет. Впрочем, девушка подозревала, что если он ее вообще заметит, то разницы уже не будет, где это случится.
   В мемориальной части города было куда тише и спокойнее, чем в остальных районах, вероятно, блокпосты со своей задачей более-менее справились. Потому тяжелые шаги по асфальту Вера услышала заранее. В висках кольнуло, что-то словно заставляло ее поостеречься. Все нутро подсказывало: он там. Вера остановилась и присела на корточки.
   Теперь в голове зашумело так, что она едва не потеряла сознание. Бежать или притаиться, бежать или притаиться?! Если он ее еще не обнаружил, то бегством она себя уж точно выдаст, а если обнаружил, то ничего уже не поможет. Значит, притаиться.
   Девушка уставилась на другую сторону эстакады, ожидая, что там вот-вот появится знакомый силуэт. Шаги все приближались, но силуэт не появлялся. И только тогда до Веры дошло, что он внизу – под эстакадой. Он прошел по пешеходной дорожке, одной из двух, что резко спускались по обе стороны от эстакады сразу к трассе.
   Вера продолжала сидеть не шевелясь, вспоминая слова Грассатора, что выдать ее способен даже пристальный взгляд, не то что шум. И тут она услышала приближающийся по той самой широченной трассе под ней автомобиль.
   Машина остановилась, послышался голос Экзукатора, который она никогда не смогла бы забыть:
   – Ты опоздал.
   Хлопнула дверца. Голос мужчины зазвучал отчетливее – он вылез из машины.
   – …стало трудно передвигаться. Да и место вы выбрали не очень подходящее.
   Судя по голосу, компанию Экзукатору составил мужчина средних лет. Говорил он ровно, спокойно, с достоинством, без тени раболепства и неадекватности, которые присутствовали у «обработанных» Экзукатором людей. Общались по-английски, но интонации подсказывали, что неизвестный мужчина обращается к собеседнику скорее на «вы», тогда как Экзукатор «тыкает».
   Экзукатор промолчал. Второй мужчина продолжил:
   – То, что вы сделали, сэр, – потрясающе. Признаться, когда мы встречались впервые и вы сообщили, что собираетесь устроить заварушку, я не поверил, хотя вы не похожи на шутника, никак не похожи. Я подумал, будто речь опять идет о взрыве в районном супермаркете, угоне самолета или о чем-то в этом роде. И, разумеется, не торопился идти вам навстречу. Обычно такие вещи в исполнении независимых групп заканчиваются печально для всех, кто к этому причастен. А вы, насколько я смог убедиться, независимы, потому что я не нашел ни о вас, ни о некой мощной организации ни толики информации, хотя, поверьте, искал, и возможности для поиска у меня есть. Независимы и хороши. Удивительно. Я бы знал, если бы такая существовала, должен был знать, но вы заставили меня усомниться в моей компетентности. Впервые за долгие годы.
   – Сочувствую, – буркнул Экзукатор. Его явно раздражала болтовня собеседника, но он (о чудо!) терпел.
   Вера вскинула бровь. Значит, этот человек уже встречался с Экзукатором, более того, у них что-то вроде деловых отношений. Да, Грассатор был прав – Экзукатор не фанатичен в своих стремлениях, он расчетлив, действует так, как ему выгодно, а не как требуют эмоции.
   – Мир третьи сутки стоит на ушах, а вы здесь – в столице Штатов – как ни в чем не бывало. Ну что же, во всяком случае, теперь я могу признать, что с вами можно работать. Вы не очередной бородатый тупица в розовых очках, думающий, будто способен перевернуть мир, а на деле… Вы серьезный человек, как и я.
   – Тогда – к делу.
   – Да, к делу. Я связался с пятью интересующими вас конторами. Три из них – вполне легальные, сформированы и управляются двумя британцами и американцем. К их услугам прибегало даже правительство США в Афганистане, Ираке, ну и так, по мелочи. Впрочем, пусть слово «легальные» вас не смущает. Это деловые люди, привыкшие выполнять требуемую работу при достойной оплате. И, поверьте моему опыту, я встречался с ними лично, об их национальности и патриотических бреднях вам тоже не стоит беспокоиться.
   – Хорошо. Сколько людей?
   – Несколько тысяч наберем. Профессионалы в различных областях, от стрелков до инженеров. Две другие конторы – китайцы и арабы. Работали на частных нанимателей и на страны третьего мира. У них похуже с узкими профи, но стрелков хватает. Это, разумеется, не все. Я скоро выйду еще на три конторы, и еще несколько у меня есть на примете. Так сказать, на будущее. Сами понимаете, разговаривать с ними нелегко, особенно если ты не из правительства. Такова специфика этого бизнеса – недоверие, перестраховка…
   – Организуй мне встречу с главными, – перебил Экзукатор.
   – Ну, это непросто. Они захотят убедиться в вашей платежеспособности.
   – Сколько они хотят?
   – Дело в том, что из-за последних событий деньги не в такой цене, как раньше…
   – Что им нужно? Алмазы, золото, ракушки?
   – Вечные ценности. Алмазы или золото их, полагаю, устроят.
   – Будет. Но мне понадобится отряд в сто человек. К утру. Я позвоню и скажу, куда их привезти.
   – Постараюсь, но какова будет плата этим ста?
   – Обещай что хочешь, хоть звезды с неба. Главное – приведи их туда, куда я скажу. Но не позже утра. Завтрашний день идеально подходит для работы. Сегодня ночью я многое сделал для этого.
   – Конечно-конечно. Я сделаю. Только… какова будет плата мне?
   – Та сумка с деньгами тебя не устроила?
   – Для того, что я уже сделал, – вполне. Но в будущем… мне куда интереснее светлое будущее в новом мире, если уж я помогаю разрушить старый. Ведь и в старом дела у меня шли неплохо, и если уж что-то менять, то…
   – Если будешь и впредь полезен мне, будущее тебе обеспечено.
   – Полезен? О да. Поверьте, я также умею быть и незаменимым.
   – Тогда тебе не о чем переживать, верно?
   – Не знаю почему, но мне иногда кажется, – голос мужчины стал тише, вкрадчивее и немного беспокойнее, – что никакой организации нет и в помине, что вы – один. Но я гоню от себя эту мысль, потому что тогда мне становится действительно жутковато.
   Экзукатор не ответил.
   – А что по поводу тех опасных людей, о которых вы говорили? – снова оживился собеседник. – Вы советовали мне быть осторожнее. Это спецслужбы какие-то, я так понял. Они нам не помешают?
   – На этот счет можешь не беспокоиться. Я их встречу. – Экзукатор помолчал, а затем заговорил совсем уж хриплым голосом, словно сам с собой: – Тот, кто мог организовать их не только «против», но и «во имя», – умер первым. Тот, кто мог перехитрить меня, – умер вторым. Тот, кого я опасался в ближнем бою, – умер третьим. Тот, кто был полезен, – исполнил свою роль и умер четвертым. Осталось двое. Один из них – величайший солдат, какого только видел свет, но ему плевать на все, кроме доброй драки, и за ней он придет ко мне. А второй… второй несет в себе по частичке от каждого, плюс к тому в нем сильна человеческая составляющая, он – белая ворона, особенный, а потому и особо опасен. Я должен был убить его раньше, но… Делай свое дело, остальное оставь мне.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [21] 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация