А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Архангелы: Битва за Землю" (страница 20)

   – Звучит неплохо. – Вера взглянула на Грассатора.
   Тот кивнул:
   – Во всяком случае, кое-что. Итак…
   Мужчины начали обсуждать детали. Вера, убаюканная мерным гулом самолета, прикрыла глаза и только сейчас поняла, насколько устала. Налетала она за последние дни столько, сколько не налетала за все предыдущие годы. Да и вообще путешествие получилось впечатляющим. Веки стали тяжелыми, поднимать их совсем не хотелось. Она решила, что полежит немножечко с закрытыми глазами и все, но сама не заметила, как задремала.
   Ей вдруг приснился странный сон. Она ощущала себя по-прежнему в кресле самолета, вокруг черная пустота, и в этой пустоте отчетливыми серыми силуэтами проступали люди. Два ангела, что тихонько беседовали рядом, светились яркой позолотой. А вот и пассажиры, сидящие чуть впереди. Стюардесса проходит мимо, еще две спрятались за ширмой и выставляют напитки на тележку. Пилоты в кабине. Впрочем, где же им еще быть… Все это рядышком, вот оно. Но есть что-то еще… или кто-то. Далеко… и тоже в небе. Оно приближается… или они приближаются… кучка силуэтов, что рядом с ней в этом самолете, и тот дальний… сближаются. Он тоже светится золотистым светом. Сейчас-сейчас, можно постараться и даже ухватить образ… знакомый образ… Экзукатор!
   Вера мигом проснулась и даже, кажется, вскрикнула.

   30

   Роскошный белый самолет «Howker-400» уверенно коснулся земли и покатился по взлетной полосе Вашингтонского аэропорта имени Даллеса.
   Экзукатор терпеливо дождался, когда самолет остановится, затем поднялся с бежевого кожаного кресла и направился в кабину пилотов.
   Самолет этот он позаимствовал у высокопоставленного коста-риканского дипломата вместе с пилотом. Дипломатический статус позволил с легкостью приземлиться в Лондоне, но после того шума, что поднялся в мире, перебраться обратно в Америку оказалось уже не так просто. Однако подобное развитие событий Экзукатор, разумеется, учел: чем лучше пойдет его дело, тем больше проблем с мобильностью это принесет, а как же иначе. Во всяком случае, до тех пор, пока кто-то вообще будет наблюдать за небом. Коста-риканский дипломат заранее получил все разрешения, а когда обнаружат его тело, ни он, ни его самолет Экзукатору будут уже не нужны.
   У выхода из самолета Экзукатора ожидали восемь здоровенных мужиков бандитского вида, который не скрывала даже пристойная одежда. Глазами, исполненными беззаветной, просто-таки щенячьей преданности, они пожирали хозяина. Экзукатор раздобыл здоровяков в полицейском участке английского городка Дартфорд для мелкого дельца, а затем оставил при себе на всякий случай. Он поморщился, вспомнив, как некий молоденький, даже по людским меркам, констебль прострелил ему бок – ничтожный червь, недостойный, казалось, даже внимания, не поддался внушению и очухался от наваждения на удивление быстро, а в конце концов умудрился выскочить в окно. Рана – пустяк, о ней и думать не стоит, но то, что этот крысеныш сбежал, бесило Экзукатора куда больше.
   Освобожденных же заключенных «обработать» труда не составило, но от ярости Экзукатор немного перестарался – он промыл им мозги хорошенько, с чувством, с толком, с расстановкой, вычистив оттуда память, эмоции, реакции. По сути – выжег разумную составляющую, оставив лишь биологическую. Результат получился неплохой, однако фанатик, пусть даже сохранивший личность, но при этом боготворящий Экзукатора, все же предпочтительнее, в этом он успел убедиться – ярости и преданности у них тоже хватает, плюс к тому остается способность к импровизации, да и навыки, часто полезные, никуда не деваются.
   Пилот при появлении Экзукатора закончил переговоры с диспетчером, снял шлемофон, поднялся и уставился на своего повелителя. В глазах парня не было той пустоты, что отмечалась у мордоворотов в салоне, но неизгладимый отпечаток некоторой бессознательности, разумеется, присутствовал.
   – Какие будут приказания, Великий? – пробормотал он и тут же опустил голову, словно извиняясь, что посмел заговорить первым.
   – Ты хорошо послужил мне, – отозвался Экзукатор, рассматривая через лобовое стекло улицу. – Теперь ты снова запросишь взлет, поднимешься как можно выше и обрушишься на этот аэропорт. – Он глянул на часы. – Но не ранее чем через полчаса. Понял?
   Пилот молчал.
   Экзукатор скривился – его начинали раздражать внутренние терзания людишек, они должны повиноваться, повиноваться слепо, безрассудно и беспрекословно. В любом случае Экзукатор разорвет пилота на части, если и это ничтожество посмеет ослушаться.
   – Посмотри на меня, – зарычал он.
   Пилот тут же поднял глаза.
   – Понял?
   Разум в глазах парня погас. Экзукатор победил.
   – Выполняй.
   Столица Штатов медленно погружалась в ночь, однако аэропорт Даллеса, как и любой другой, не должен знать покоя, хотя сегодня он был малолюдным, более того – практическим пустым. Американские власти замораживали гражданские воздушные перевозки. Замечательно, значит, они действительно напуганы. Но этого мало, сегодня столица Соединенных Штатов должна погрузиться в ужас и тьму настолько, чтобы ни о чем другом правительство и думать не могло. И Экзукатор позаботится, чтобы местные жители получили достаточную порцию ощущений…
   Проводив взглядом взлетающий самолет с «камикадзе» у штурвала, Экзукатор снял с пояса спутниковый телефон, набрал номер и произнес лишь одно слово: «Действуй». Затем второй, третий, всего семь номеров и семь одинаковых слов. После чего, выбросив и этот телефон, повернулся к своим слугам… или рабам – он не определился, как их для себя обозначить – и приказал раздобыть машину, очень надеясь, что их мозгов еще хватит.
   Не хватило. Все восемь уставились на него смущенным и непонимающим взглядом. Как раз в этот момент где-то что-то громко ухнуло (не взорвалось, нет, просто ухнуло) и свет в аэропорту погас. Остались гореть лишь окна в нескольких самолетах. Чуть позже к ним присоединились навигационные фонари и еще какие-то лампы, работающие от аварийных генераторов.
   «Агенты» сработали на славу – саботаж на подстанциях удался. Во тьму погрузилось все Восточное побережье Штатов.
   Экзукатор усмехнулся, он прямо-таки ощущал, как в людях растет напряжение. Ком страха, сорвавшийся три дня назад с верхушки горы, теперь потихоньку набирал скорость и вес. Одно за другим, одно за другим.
   Встретив первый же автомобиль – большой голубой джип службы аэропорта, Экзукатор указал на него рукой. Все восемь мордоворотов за его спиной сорвались с места, точно стая спущенных с поводка демонов. В темноте, лишь слегка подсвеченной красным аварийным светом от ближайшего фонаря, водитель заметил их не сразу, а когда заметил, не успел даже закричать. Дверца распахнулась, его выволокли на асфальт и за доли секунды превратили в окровавленное месиво. Прекратили избиение только тогда, когда к ним приблизился Экзукатор.
   – В машину, – коротко бросил он, перешагивая через тело, усаживаясь на водительское сидение и при этом раздумывая, не завести ли себе ребят по-сообразительнее.
   Они успели отъехать на несколько километров, когда позади раздался страшный взрыв, тряхнувший асфальт под колесами автомобиля, затем последовала яркая вспышка, и наконец расцвел громадный огненный бутон. Потом взорвалось еще, и еще, и еще – вероятно, «камикадзе» все же умудрился попасть в какой-то самолет, автомобили на стоянке или резервуары с топливом. Пламя бушевало и ревело так, будто сам дьявол решил именно в этом месте выбраться из преисподней на грешную землю, заставив даже Экзукатора сильнее надавить на педаль газа.
   Вскоре послышались разноголосые звуки сирен, по встречной полосе спешили на место происшествия полицейские, пожарные, кареты «скорой помощи» и даже несколько «хаммеров», скорее всего с военно-воздушной базы «Боллинг», находящейся неподалеку. Но стоило Экзукатору удалиться от аэропорта, как на смену этим сиренам пришли другие, теперь уже охранные сирены бутиков, супермаркетов, банковских филиалов, работающие от аварийного питания.
   Экзукатор удовлетворенно кивнул. Его вашингтонская «ячейка» начала свое дело, показала пример, и местные жители с радостью подхватили почин. Ночная мгла, не тревожимая своим электрическим врагом, нашла дорогу к сердцам людей, окутала разум, потащила наружу потаенных демонов. Все так, как он и ожидал, – сотни воришек, разбойников, а вчера еще с виду приличных людей, решили воспользоваться ситуацией и всласть пограбить. Кое-где над жилыми кварталами, состоящими из многочисленных одноэтажных домиков вдоль трассы, ведущей от уничтоженного аэропорта к центру, уже виднелось зарево пожаров. А чудовищная катастрофа где-то там, на западной окраине города, и общий хаос лишь создавали ощущение нереальности происходящего, которое опьяняло людей, отрывало от действительности, словно утром они проснутся, и ничего этого не будет, а значит сейчас можно все.
   Вскоре автомобиль вывернул на Кастис-Мемориал-Паркуэй, но только когда достиг районов Лайон Виллидж, стало ясно, что масштаб беспорядков в городе разрастается в геометрической прогрессии. Кое-где начались откровенные погромы, горели машины и магазины, дорогу перебегали тревожные люди с битами и монтировками в руках, а также те, что катили тележки из супермаркетов, наполненные самым разным добром.
   Первый обнаруженный Экзукатором мост – имени Теодора Рузвельта – оказался перекрыт полицией. Впрочем, у въезда на второй – Арлингтонский – меж двух статуй с гордыми орлами также дежурил отряд спецназа при броне, щитах и резиновых дубинках, напоминающий римскую манипулу, прикрывающую подступы к крепости.
   Экзукатор резко остановил машину. За мостом простирался громадный мемориальный комплекс с Капитолием, Белым домом и прочими американскими святынями. Экзукатор не собирался наведываться ни к одной из них – то, что он сказал когда-то Крезу насчет президентов, было абсолютной правдой, – однако ему нужно было в ту часть города. Там у него была назначена важная встреча, способная показать, придется ли ему и дальше полагаться лишь на «завербованных» лично, или же многие будут готовы сотрудничать и ради вполне стандартных форм оплаты, невзирая на то, кем является заказчик и как предстоит отрабатывать гонорар.
   Вообще различных «завербованных» по всему миру у Экзукатора насчитывалось несколько сотен, ради чего было потрачено немало времени и сил. Лишь только он определился, чего хочет, и научился влиять на людей, как тут же с энтузиазмом принялся за дело. Оказалось, что куда проще овладеть душами, если не ломиться в запертые двери, а подобрать нужный ключик. В каждой стране имелись свои заморочки, существовали группы граждан, чем-то недовольных, чего-то фанатично желающих, готовых на многое и имевших некоторую организацию, а значит, и своих лидеров. Таким образом, не нужно было «обрабатывать» каждого, достаточно завербовать верхушку, а те уже, по мере своих способностей, подтянут и остальных. Такими ключиками стали: религиозный экстремизм, национализм, сепаратизм и другие «измы», не дающие многим душевного покоя.
   Впрочем, на подобные «ячейки» Экзукатор особенно не рассчитывал – пушечное мясо, не более. Они могли помочь ему немного раскачать лодку, но, для того чтобы перевернуть ее, их бы не хватило ни при каких обстоятельствах. К тому же власти внимательно следили за такими ребятами, и, если те проявляли излишнюю активность, спецслужбы их накрывали. Несмотря на четкие инструкции и предупреждения, Экзукатор так потерял четырнадцать «ячеек» за два года. Да и о том, чтобы свести их в будущем в некое подобие единой армии, можно было даже и не мечтать – слишком разные взгляды, слишком разные цели, да и сам Экзукатор для них «другой».
   Поэтому, формируя «ячейки» в массовом порядке, основной упор Экзукатор делал все-таки на точечную вербовку «агентов» в строгом соответствии с планом – эти помощники были единичны, не знали друг о друге и не высовывались до поры, а сейчас, за редким исключением тех, что «сорвались», подтверждали свою полезность.
   Но ему по-прежнему нужна была массовая грубая сила. Универсальная армия, не замороченная какой-либо дополнительной идеей, кроме службы ему. Прибирая к рукам ближневосточных террористов и дальневосточных экстремистов, он мог надеяться, что запылают эти регионы, но только эти, ведь, как оказалось, вопреки его расчетам, на большее их силенок не хватит. С западными странами придется разбираться отдельно. И кое-какие мысли на этот счет у него имелись.
   Первый удар – именно по финансовой системе – убил гораздо больше зайцев, чем полагал даже Крез. Это воистину ахиллесова пята нынешнего мироустройства. Помимо того что Экзукатор вывел из игры могущественных серых кардиналов и разрушил основу их могущества, помимо того, что выбил почву из-под ног у сотен миллионов обычных людей, зародил в них страх перед завтрашним днем, помимо того что приоткрыл банку для кучи мелких пауков, готовых сцепиться над тушками погибших тарантулов за ставшие вдруг ничьими лакомые кусочки, помимо того, что он завладел средствами, на которые пока еще можно было в массовом порядке скупать гнилые души – помимо всего этого он еще и лишил корпорации достаточных средств для того, чтобы иметь такую роскошь, как собственные вооруженные силы. Теперь, когда с деньгами напряженка и содержать столь дорогое удовольствие корпорации позволить себе уже не могут, карманные армии оказались предоставленными сами себе. А люди, готовые убивать за деньги, а не за какую-то идею, – словно пустые сосуды, которые он заполнит тем стимулом, какой посчитает нужным, либо просто золотом, для экономии времени. Идеальный вариант. Остается лишь подобрать то, что плохо лежит. Раз уж никто не способен угробить западную цивилизацию лучше, чем сами ее представители, так тому и быть.
   Он долго искал человека, знающего всю эту кухню и способного предоставить ему армию, не обремененную принципами. Наконец нашел, еще год назад, побеседовал с ним и в результате решил не «обрабатывать», а сделать неким подобием партнера. Ведь если тот станет появляться перед командирами наемников с безумным блеском в глазах, то лишь отпугнет их. А так – солидный человек, бизнесмен. К тому же, если материальное вознаграждение действует на него так же, как «обработка», – зачем время терять?
   Однако, как часто случалось с ним в последнее время, на пути у великих целей вновь стояла жалкая горстка людей, и эти полицейские на мосту иллюстрировали данную мысль чертовски точно.
   Бросив взгляд на восьмерых попутчиков, чудом уместившихся на заднем сиденье и в багажном отсеке, Экзукатор вылез из машины. Кроме его голубого джипа перед мостом стояло еще с дюжину брошенных машин, половина из которых горела, да и народу хватало – центр города манил богатой добычей. Пока толпа ограничивалась лишь перебранкой с полицейскими в духе: «Не имеете права!», «Это свободная страна!» – разумеется, сдабривая все это ругательствами. Полицейские с помощью громкоговорителя строгим безликим голосом просили граждан разойтись по домам.
   Экзукатор прикинул их количество. Полсотни, может, чуть больше. Взглянул на часы. Рассусоливать некогда, время встречи приближается. Южнее, насколько он помнил по предыдущим посещениям Вашингтона, через реку Потомак имеются сразу три автомобильных, а также железнодорожный и метромост, и все рядышком, однако они, скорее всего, тоже перекрыты и охраняются наверняка куда большим количеством полиции. Значит, здесь.
   Экзукатор вернулся к машине, открыл дверцу:
   – Ты – пересаживайся за руль. Ты – рядом с ним. Остальные располагайтесь удобнее. Когда я скажу, ты нажмешь на эту педаль и поедешь в ту сторону. Когда машина остановится, выскакивайте из нее и крушите всех, кто окажется рядом. До самого конца. Поняли меня?
   Здоровяки что-то невнятно пробубнили и начали рассаживаться как было велено.
   Экзукатор выровнял руль, установил передачу и скомандовал давить на газ. Тяжелый джип взревел и начал набирать скорость. Главное, чтобы придурок за рулем не промахнулся, не проехал мимо моста.
   И тот не промахнулся. Под дружные вопли полицейских и толпы джип влетел в ряды полиции, раскидывая людей вокруг себя, но быстро увяз в телах и остановился. Разом открылись четыре дверцы, и оттуда с диким, нечеловеческим воем выскочили восемь бесноватых, вооруженные лишь пудовыми кулаками и лютой яростью. Но и этого хватило, чтобы привести в замешательство и без того расстроенные тараном полицейские ряды.
   Экзукатор извлек из наплечных ножен кинжалы в форме когтей. У него имелось оружие и посерьезнее, но он опасался, что звуки выстрелов могут спугнуть толпу, а пробиться без их поддержки будет сложнее, чем с поддержкой, только и всего.
   Ободряюще крикнув, Экзукатор бросился в атаку.
   Его поддержали не все – вероятно, вид тяжелого внедорожника, врывающегося в группу людей, остудил иные горячие головы, и теперь кое-кто с ужасом смотрел на происходящее. Однако примерно сотня отморозков, вышедших сегодня на улицу с вполне определенной целью, все же нашлась. Метнулся один, размахивая над головой дубинкой, за ним второй, подняв кусок арматуры, словно меч, а дальше уже к драке присоединялись целыми шайками.
   Сам Экзукатор особенно не увлекался: пырнул одного, пихнул второго, полоснул третьего – только тех, что мешались на пути. По дороге наткнулся на одного из восьмерых «берсерков», лежащего с пробитой головой, впрочем, они ему больше были не нужны, он в любом случае собирался их здесь оставить.
   Вскоре полицейские уже помышляли не об обороне моста, а лишь о спасении своих жизней, так что прорваться не составило большого труда.
   Полицейские, надо отдать им должное, бились отчаянно, но, вооруженные лишь дубинками и уступающие в численности, победить, конечно же, не могли. Прикрывшись щитами, они жались друг к дружке, образовав круговую оборону и отмахиваясь дубинками. Наверное, так же тысячу лет назад смыкались обреченные легионеры Квинтилия Вара под ударами германцев в Тевтобургском лесу.
   Оставив сцепившихся в яростной схватке людей позади, Экзукатор спрятал кинжалы. Краешком разума он ощущал, что Грассатор и Арес приближаются. Замечательно, давно пора было разобраться с этой проблемой раз и навсегда.
   Там, за мостом, вспыхнула и потихоньку начала разгораться верхушка одной из американских святынь – высокой белой стелы, мемориала Вашингтона. Еще один подарок «ячейки», он уж и не думал, что им такое удастся. Интересно, чем они ее облили? Такой факел будет видно со всего города. Ну чем не символ?
   Криво усмехнувшись, Экзукатор двинулся через мост.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [20] 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация