А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Архангелы: Битва за Землю" (страница 19)

   29

   Вера с интересом рассматривала очередного ангела. На бога войны он похож не был, а вот на осколок войны – вполне. Одного роста с остальными, крепенький. Черты лица такие же правильные и привлекательные, как и у других, причем в них явно просматривалось нечто ближневосточное, однако все портила неряшливая уже не щетина, но еще и не борода и сальные растрепанные волосы, выбивающиеся из-под потертой бейсболки цвета хаки. Крепкий рельефный торс обтягивала на удивление чистая белая футболка, резко контрастирующая с песочного цвета полинявшими военными штанами с многочисленными карманами и военными же высокими стоптанными ботинками. В мускулистых волосатых руках он держал видавший виды вещмешок.
   – Арес, мать твою! – воскликнул Грассатор, направляясь к нему.
   – Здравствуй. – Арес чуть заметно кивнул. Приветствие прозвучало как-то уж очень сухо, да и улыбка на лице не появилась, но взгляд темных глаз смягчился, выдавая эмоции.
   Мужчины обнялись.
   – Перейдем на русский – так легче будет девушке. Знакомься, это Вера, она все знает и помогает нам, однажды даже спасла мне жизнь.
   – На русский так на русский. Я люблю этот язык почти так же, как латынь и французский. Особенно ругательства. И солдаты у них – что надо.
   Вера улыбнулась и благодарно кивнула.
   – Выглядишь, как всегда, так, словно только что с передовой! – Грассатор осмотрел друга с ног до головы.
   – Я и так, считай, с передовой.
   – А эту отвратительно чистую футболку-то зачем натянул?
   – Старая порвалась, сука, ну я и решил, что глупо новую сразу же марать, верно? – И снова ни тени улыбки.
   – Где воюешь сейчас?
   – Воюешь? Не пачкай это слово. Одни босоногие из джунглей выбежали, другие их обратно загнали. Детские игры. Чертова герилья – ни умения, ни тактики, ни желания, баловство да и только.
   – Не то что раньше, верно?
   – Верно. Не знал, куда податься, столько войн толковых и противников достойных, что боялся, как бы чего не пропустить. – Арес бросил вещмешок на шезлонг и подхватил стакан с коктейлем со складного столика.
   – Ты говоришь так каждый раз, когда мы встречаемся, – усмехнулся Грассатор. – Пойдем под тент, там и столик есть, и напитки интереснее, чем коктейль этот.
   Вся компания расположилась на трех плетеных креслах вокруг плетеного же столика.
   – Рассказывай все и по порядку, – потребовал Арес, прикрыв глаза.
   Когда Грассатор закончил, Арес еще долго сидел с закрытыми глазами, и в какой-то момент Вера даже подумала, что он уснул, однако ошиблась.
   – Серьезный парень этот твой Экзукатор, – пробормотал наконец Арес. – Мне не нравится, что я услышал.
   – Это точно, – кивнул Грасс.
   – Жаль наших. Я знал, что рано или поздно что-то подобное с кем-нибудь из нас случится. Даже странно, что все мы пробыли здесь так долго. И все же в какой-то момент мне стало казаться, что мы будем жить вечно. Однако вечен лишь Архитектор. Даже те наши, что еще витают в пространстве, и они рано или поздно «погаснут»…
   Помолчали.
   Арес взял один из револьверов Грассатора, лежавших на столике.
   – И что, даже «магнум три-пять-семь» его не берет? – поинтересовался он.
   – Еще не пробовал, но уверен, что несколько выстрелов он переживет без проблем, – ответил Грасс, отправив в рот виноградинку.
   – Возмужали братишки наши небесные, – задумчиво проговорил Арес, лихо, словно заправский ковбой, покручивая револьвер в руках. – Или мы с тобой стали уже не те? Я помню, как мне в основание черепа из снайперской винтовки прилетело во время Второй мировой. Думал, что все – конец, но очухался, хотя двигаться не мог около часа. Повезло, что не добил никто – за мертвого приняли.
   – Как ты вообще умудрился выжить, если только и делаешь, что воюешь? – поинтересовалась Вера. Конечно, эти парни живучи, но ведь не бессмертны. Налет авиации, артиллерийский взрыв или прямое попадание в голову из мощного оружия – и привет.
   Арес повернулся к ней, и Вера пожалела, что спросила. Что-то было в выражении его лица, во взгляде… что-то черствое, окаменевшее, словно мозолистая рука старого солдата, загрубевшая от рукояти сабли.
   – Умение воевать, девочка, в том и заключается, чтобы избегать таких моментов, когда могут убить. – Он снова откинулся на спинку и прикрыл глаза. – Поначалу мне серьезно доставалось. Первое мое сражение было в самом начале Столетней войны. Я за французов пошел. Порубали меня знатно, долго восстанавливаться пришлось, причем я тогда еще и не умел этого делать толком. Но с каждым боем становилось все проще и интереснее. Я уже чувствовал настроения бойцов – потоки, которые есть в каждом крупном сражении, сродни течениям в морях, – преду гадывал действия врагов, последствия той или иной атаки и в какой-то момент понял, что способен читать баталию, как книгу. Это непередаваемое ощущение. Конечно, были ошибки, были ранения, и серьезные, но в те времена и тем оружием убить меня было сложно. А когда появилось оружие действительно опасное, я уже плавал во всем этом как рыба в воде. При должном опыте, поверь, можно предугадать, куда попадет бомба или снаряд. Засады мне, сама, наверное, понимаешь, не страшны, уж сколько я ребят уберег от них! Да и снайперы, вроде того что в голову мне угодил, попадаются лишь тогда, когда слишком расслаблюсь. За способность вылавливать снайперов меня всегда ценили.
   – А за кого ты во время Второй мировой войны воевал, если не секрет?
   Арес все же улыбнулся, пусть и самым краешком рта, и кивнул, понимая, почему интересуется девушка.
   – Уж больно мне ваши солдатики по душе. Впервые с русскими я столкнулся во время Северной войны, когда со шведами пришел. Шведы тогда были хорошими солдатами, мне нравилось за них воевать. Но врезали вы нам знатно, и я взял русские войска на заметочку. А присоединился к вам только во время Семилетней войны. Поначалу думал, что зря – нужно было за Фридриха идти, популярный был тогда полководец, да и за пруссаков мне воевать уже приходилось, но потом не пожалел – дали мы Фридриху прикурить. С тех пор я часто с вашими плечом к плечу бился. Парни в бою храбрые, крепкие, а на биваках простые, непривередливые, веселые – все, что я люблю в солдатах. Изменил вам только с французами во время наполеоновских войн, так как во французскую армию под началом этого удивительного мужика влюбился сразу же и навсегда.
   – Но все-таки «хобби» у тебя несколько… необычное, – аккуратно заметила Вера. – Приходится убивать людей, как-никак, а это…
   Улыбка слетела с его лица мгновенно, и Вера закусила губу, проклиная себя за излишнюю болтливость.
   – Может быть, но я всегда придерживался жестких правил. Не знаю, зачем мне это, но так есть. Я не перехожу на другую сторону. Я убиваю только солдат и только на поле боя, а значит, тех, кто пришел убивать или умереть, и когда правила игры всем понятны. Не собираюсь оправдываться, так как никогда в святые и не записывался, но я воюю не ради убийства, а ради азарта борьбы.
   Вера кивнула и решила больше вопросов не задавать. Действительно, имеет ли она право упрекать его? Чем он обязан людям, что должен переживать за них больше, чем переживают друг за друга сами люди? Когда-то эти шестеро уже принесли в жертву свое бессмертие, ради того чтобы помочь человечеству. Человечество от помощи отказалось. Больше они никому ничего не должны.
   – Война – такое же неоднозначное явление, как и все в нашем мире, – зачем-то продолжил Арес, смотря куда-то вдаль. – С одной стороны, отва га, честь, доблесть, характер, взаимовыручка, с другой – грязь, кровь, смерть, вонь от трупов и загнивающих ран, ребята с перекошенными лицами и обреченными взглядами, размазывающие кишки по полю боя. И так все в этом нашем гребаном мире, все…
   Никто ему не ответил. Все трое меланхолично наблюдали за чайками, ссорившимися у линии прибоя по понятной только им причине.
   – Итак, – все тем же загробным тоном произнес Арес, словно очнулся от тяжелых мыслей, – каковы наши дальнейшие действия?
   – Я звонил ему перед самым твоим приходом, – сказал Грассатор.
   – Что? Звонил? Куда?
   – На сотовый по номеру телефона одного из убийц Креза. Но про этот номер уже можно забыть. Вообще, надо сказать, он довольно смело пользуется людскими вещицами.
   – Как и мы все. Так где же он?
   – Сказал, что завтра будет в Вашингтоне.
   – Не очень-то это хорошо, когда принимаешь бой на территории, удобной противнику… не очень хорошо. Впрочем, Вашингтон – нормально. Я знаю там местечки, где можно раздобыть оружие. Кстати, если мы хотим туда добраться побыстрее, нам тоже стоит пошевеливаться – у американцев есть план на случай чрезвычайных ситуаций, и сдается мне, после недавних событий они вот-вот закроют небо для гражданской авиации. В аэропорт!
   Арес оказался прав: пару часов назад Штаты перестали принимать коммерческие рейсы из-за рубежа. Внутренние маршруты еще совершались, но до ближайшего американского города, где имелся бы крупный аэропорт, а именно до Макаллена, что на юге Техаса, нужно было еще добраться. И главное – пересечь американскую границу. Впрочем, как это сделать, вопросов не возникало – конечно же, через Мексику.
   Из Сан-Хосе до Мехико добрались обычным рейсом и без каких-либо проблем – власти Центральноамериканских государств были подвержены паранойе куда в меньшей степени, чем их могучий северный сосед. Билеты снова достались им задаром и без всяких документов. Вера уже начала привыкать к такому нахальному способу передвижения. Пассажиров было не густо, но половину мест в небольшом самолете все же разобрали.
   В Мехико троица оказалась уже ближе к вечеру.
   – Ну, – обвел рукой окрестности аэропорта Арес, – командуй, дружище Грассатор. Мексика – это по твоей части.
   – Почему это? – поинтересовалась Вера.
   – Наш Грассатор когда-то всласть повоевал здесь. Разве он не рассказывал?
   – Не рассказывал, – буркнул Грасс.
   – Американо-мексиканская война, то бишь «война сорок седьмого года», как ее здесь называют. Грассатор пару лет проходил в солдатах славного генерала Санта-Анны.
   – Да уж, славнее некуда… Я к тому времени успел семь лет прожить в Калифорнии, – пояснил он Вере. – И мне нравилась тогдашняя Мексика.
   А на американцев я был в обиде за индейцев, помнишь, рассказывал тебе…
   – О да, – хмыкнул Арес, – и как только американцы пережили твою обиду…
   Грассатор не обратил внимания на иронию друга.
   – Вот и ввязался в заварушку, хотя уже тогда было понятно, что мексиканцам ничего не светит.
   – А ты, Арес, судя по всему, эту войну проигнорировал, – уточнила Вера.
   – Войну? Для середины девятнадцатого века и в сравнении с войнами в Европе это было небольшое приграничное недоразумение, а не война. Горстки людей решили пустить друг дружке немного крови, вот и все. Хм, война…
   – Может быть, – согласился Грасс. – Я и сам надолго не задержался. Как только понял, что Санта-Анна не собирается складывать с себя полномочия правителя, да еще и опять лезет лично командовать войсками, так и плюнул на все. Его еще после войны с Техасом должны были турнуть пинком под зад. И политиком-то никудышным был, а уж полководец из него… как из болотной тины текила. Вот я и решил, что, раз уж он так по душе мексиканцам, пусть сами за него и отдуваются.
   – Да уж, – вздохнула Вера. – А вам есть что вспомнить из своей немаленькой жизни, кроме войн?
   – Вся история человечества – это история войн, – заявил Арес, причем с серьезной миной. – Не помню, кто сказал.
   – Глупости, – отмахнулась девушка.
   – Ну, если тебе интересно, – пожал плечами Грассатор, – то в Калифорнии до сих пор стоит особняк, в котором я жил те самые семь лет, а рядом с ним небольшая дубовая роща, посаженная лично мною. Сейчас она выглядит довольно внушительно. Пойдет?
   – Ну, это уже кое-что, – кивнула Вера. – И кто там сейчас живет? Ну, в том особняке.
   – Понятия не имею. Я был там около десяти лет назад, специально заглянул, но видел лишь издалека. Частная собственность.
   – Все это хорошо, но вернемся к делу. Итак, Грассатор, куда держим путь?
   – К границе, куда же еще? Доберемся до городка Рейноса, а там и до нужного нам аэропорта недалеко. Рейнос стоит прямо на границе, там несколько пропускных пунктов. Может быть, удастся пройти и без приключений.
   От Мехико до Рейноса по прямой оказалось не меньше семисот километров. Не желая терять времени, троица тут же на месте договорилась с владельцем и по совместительству пилотом небольшого двухмоторного самолета. Пожилой невысокий мексиканец передал выплаченный ему задаток такой же пожилой женщине, видимо жене, и пригласил пассажиров в салон.
   По пути пилот сообщил, что пересечь границу вот так вот запросто не получится, даже с американскими паспортами. Штаты отнеслись к последним событиям чрезвычайно серьезно, они не ограничились закрытием неба, но и перекрыли море, а также обе сухопутные границы – с Канадой и Мексикой.
   Новости погрузили Грассатора и Ареса в задумчивость. Они бы могли уболтать пограничников во время проверки документов, например, но если пропускные пункты закрыты, то им просто не подобраться к объектам «обработки» так близко. Оставался способ, проверенный годами, десятилетиями и даже столетиями, – незаконное пересечение американо-мексиканской границы.
   Самолет сел в маленьком аэропорту Рейноса с единственной взлетной полосой, способной принять воздушные суда максимум чуть больше, чем тот, на котором они прилетели. До границы, проходящей по знаменитой реке Рио-Гранде, отсюда действительно было недалеко – каких-то пять-семь километров, но места здесь оказались довольно людными, а значит, и охранялся рубеж хорошо.
   Немного посовещавшись, мужчины решили, что правильнее будет довериться в этом деле профессионалам, а не пытаться действовать самостоятельно. Пограничники – люди суровые и хорошо вооруженные, а с ними все же Вера, которая к огнестрельным ранениям относится не столь спокойно, как Грассатор и Арес.
   Чтобы найти подходящих людей, пришлось попотеть. Округа погрузилась в ночь, а ночью местные жители не склонны беседовать с первыми встречными чужаками о незаконных делишках. Грассатор и Арес оставили Веру с вещами в ресторанчике при аэропорте, а сами разбежались в разные концы города. Разумеется, им пришлось воспользоваться своим иррациональным даром убеждения, иначе затея была бы обречена на провал изначально.
   Наконец около часу ночи Вера залезла в старенький пятиместный пикап, где сидели Грассатор, Арес и незнакомый мексиканец за рулем. Мексиканец имел необычайно приличные для своего народа габариты и поистине бандитскую физиономию. Для довершения образа ему не хватало лишь сомбреро и перекрещенных патронташей на груди. Волнистые волосы висели грязными сосульками, а густоте щетины мог позавидовать даже Арес. Одна мощная лапища вцепилась в руль, во второй он держал растрепанную сигару, выпуская дым через щель в передних зубах. Говорил мексиканец в основном с Аресом, видимо из-за внешнего вида приняв его за родственную душу, изредка косился в сторону Грассатора, выглядевшего куда интеллигентнее, а на Веру, усевшуюся сзади рядом с Грассом, он даже не взглянул, игнорируя ее полностью.
   – Что он говорит? – тихонько поинтересовалась Вера у Грасса.
   – Говорит, что мы выбрали немного не то место, – так же шепотом отозвался тот. – Обычно нелегалы пересекают границу северо-восточнее, в пустынных или горных районах.
   – Значит, он нам не поможет?
   – Поможет, но деньги просит зверские, да еще и вперед.
   – И вы согласились, правильно?
   – Да. Теперь Арес пытается популярно объяснить мексиканцу, что если тот нас сдаст, а вероятность этого имеется, особенно когда деньги уже в кармане, то ему не поздоровится. Короче, обычный криминальный диалог – обе стороны пытаются доказать, что они неимоверно круты и шутки с ними плохи.
   Когда наконец мужчины закончили «мериться рогами и клыками», пикап двинулся к выезду из города. Взяв восточнее, автомобиль какое-то время несся по трассе и перед самым въездом в город Рио-Браво свернул на север, к границе, двигаясь вдоль кукурузных полей, раскинувшихся покуда хватало глаз. Затем пикап неожиданно свернул в поле, безжалостно сшибая стебли и давя початки, оставалось только удивляться, как водитель разбирается в этом дремучем кукурузном лесу, но уже скоро они выскочили на укатанную проселочную дорогу, начинающуюся из ниоткуда прямо посреди поля.
   Мексиканец повернулся к Аресу и заговорил. Грассатор принялся толмачить для Веры:
   – Он говорит, что подъезжает к этой дорожке всегда с разных сторон. Немного помятая единожды кукуруза восстанавливается, тем самым снаружи эта тропинка не видна, а среди самого поля хорошо укатана, что позволяет добираться до места ночью, когда он, собственно, обычно и добирается. Еще говорит, что людей они здесь не перевозят – слишком опасно. Довольствуются контрабандой, но система отработана, так что какая разница?
   Со стороны Мексики никаких ограждений на границе не имелось, и подъезд к реке Рио-Гранде был свободен. Еще посреди кукурузного поля мексиканец погасил фары и снизил скорость, так что берега достигли в полной темноте и относительной тишине.
   Оставив машину под прикрытием кукурузы, мексиканец вылез и повел нелегалов за собой через заросли ивы. Достигнув воды, он долго копался среди веток, пока не извлек на свет обычную деревянную лодку-плоскодонку с двумя веслами внутри и канатом, привязанным к корме. Другим концом канат уходил в сторону деревьев, а там обнаружилась лебедка. Мексиканец указал на лодку. Судя по всему, сам он плыть не собирался, а когда подопечные переберутся на тот берег, он просто подтянет лодку лебедкой обратно. Таким образом, мексиканец не нарушит границы и останется в безопасности даже в случае обнаружения.
   Когда все трое сели в лодку, Грассатор взялся за весла, а мексиканец отпихнул суденышко от берега, что-то сказав на прощание.
   – На той стороне надо будет держаться левее, – перевел Грасс для Веры, – здесь недалеко пограничный пост. Пойдем вдоль дороги, но не выходя из леса. Через полтора километра будет трасса, на которой нас подберет барражирующий там старенький форд. Это кузен нашего друга, он ему уже позвонил.
   – Только платить кузену будем отдельно, – добавил Арес, махнув проводнику рукой, – и бьюсь об заклад, что цену чуть большую, чем таксистам.
   Именно так и случилось. Кузен безымянного проводника оказался таким же могучим и при этом еще и безмерно толстым. Он без лишних слов остановился рядом с бредущими по трассе людьми так, словно решил подобрать обыкновенных попутчиков, и так же молча доставил их в город Идальго, находящийся совсем рядышком с уже знакомым Рейносом. А первыми и последними словами, которые они от него услышали, были: «Двести баксов». На просьбу отвезти их к аэропорту Макаллена кузен ответил резким движением головы. Пришлось искать другого перевозчика.
   Таким образом, луна только-только взобралась на небосвод, а троица уже была в Соединенных Штатах. Миновать границу оказалось не так уж сложно, хотя Вера и осознавала, что главную роль при этом сыграли сверхспособности сопровождающих ее мужчин, а также их финансовые возможности.
   Еще через час все трое были уже на борту «боинга», отбывающего в Вашингтон, и тут им повезло, поскольку это был единственный рейс в ближайшие сутки, а то и в несколько. И они успели.
   Самолет оказался полупустым. Троица разместилась в задней части салона, подальше от чужих ушей, и продолжила обсуждение, но теперь, когда они начали непосредственно приближаться к цели, настрой стал более деловым, а лица – тревожными.
   – Итак, друг мой Грассатор, – начал Арес, поглядев по сторонам, – нам нужно разработать план. Пока все, что я слышал, было чистой воды импровизацией, а она, может, где-то и хороша, но не в бою.
   – Я не против. Предлагай.
   – В первую очередь – оружие. Японские мечи – это, конечно, очень мило, да и против револьверов твоих я ничего не имею, но мы не домашнего воришку пытаемся поймать. Нам нужны хорошие мощные стволы, чтобы разнести его в пух и прах при первой же возможности и не играть в кошки-мышки. Хорошо бы при этом действовать от обороны. Но как выманить его в нужное место и в нужное время – вопрос. Что думаешь?
   – Трудно сказать. Ноксу удалось схлестнуться с ним именно там, где он рассчитывал. Но тогда еще мы не предполагали, с кем связались. Теперь Экзукатор будет осторожнее.
   – Нокс… Он – да, он мог… В любом случае нужно окопаться как можно быстрее. Итак, по прилете отправляемся добывать оружие, я покажу где. Потом оборудуем укрепленную позицию – квартиру, дом, сарай, не важно. Убежище, где сможем чувствовать себя уверенно и куда сможем в случае чего отступить. А уже опираясь на него, будем действовать дальше.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [19] 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация