А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Архангелы: Битва за Землю" (страница 10)

   17

   Услышав, как за ним защелкнулся замок, Грассатор сконцентрировался. Он уже знал, что люди, пришедшие по их душу, здесь. Четверо в лифте поднялись наверх и теперь спускались по лестнице, еще четверо поднимались по лестнице снизу.
   Он решил начать с верхних.
   Вбросил в кровь порцию адреналина, затем еще и еще. По телу разлился знакомый жар, мышцы натянулись, словно струны, кровь принялась пульсировать в висках, зрение стало резче, контрастнее.
   Сжав нож крепче, Грассатор широкими прыжками устремился вверх по лестнице.
   Не сбавляя скорости, он перемахнул через перила на верхний пролет, сбив мужика, идущего первым. Тот саданулся о стену и начал сползать, выронив пистолет. Грассатор пригвоздил его ножом, подхватил пистолет и расстрелял идущего следом, так до конца и не понявшего, что же произошло.
   Перекинув через себя завалившееся тело, Грассатор метнулся к третьему. Тот успел вскинуть оружие, но Грасс перехватил руку противника с пистолетом, сильно крутанул, а рукояткой своего пистолета заехал ему точно в переносицу. Брызнула кровь. Противник закряхтел, подался назад, споткнулся и шлепнулся на ступеньки. Грассатор застрелил его одним выстрелом в голову.
   Четвертый был уже тут как тут. Улучив момент, он шмыгнул за угол на верхней площадке и, высунувшись оттуда, выстрелил.
   Грассатор знал, что он там, но уйти с траектории уже не успевал – сказывалась теснота лестничного пролета. Пуля врезалась ему в правый бок спереди и вышла в районе почки. Резкая боль проводила ее по всему пулевому каналу и тут же исчезла, ведь свою задачу она выполнила – подсказала телу о ранении, указала, где именно и насколько серьезно, а затем могла лишь помешать. Грассатор мгновенно перенаправил кровоток в обход поврежденных тканей, так что ни капли не просочилось наружу либо внутрь. Прекратил работу поврежденной печени и почки. Бросил в бой легионы лейкоцитов, безжалостно расправляющихся с частичками одежды, пороха и другой заразы, занесенными в организм пулей, а также с погибшими в сражении собратьями, не давая образоваться гною. Следом за ними, закрывая бреши в рядах, активно плодились клетки. Организм действовал споро и грамотно, выполняя привычное дело, к тому же на этот раз работы оказалось немного. Бывало и хуже.
   Не медля ни секунды, Грассатор метнулся в сторону, ухватился за перила верхнего пролета, перемахнул через него, оказавшись выше врага. Присел, вскинул оружие. Растерявшийся противник, полагавший, что уже разделался с объектом, успел лишь с ужасом взглянуть в смертельный мрак направленного на него пистолетного дула. Выстрел – и он скатился с лестницы.
   Четверо других уже подбегали снизу.
   Грассатор решил действовать стремительно, не теряя эффекта неожиданности. Пропустив двоих, он вновь перемахнул через перила, теперь уже вниз, оказавшись в середине четверки.
   Одна рука откидывает оружие ближайшего противника, другая бьет в лицо рукоятью. Разворот. Тот же прием со вторым, тем, что чуть повыше на ступеньках. Выстрел. Самый верхний валится с дыркой в затылке. Выстрел. С пулей в сердце катится вниз замыкающий процессию враг. Два выстрела. Больше не поднимутся те, что с разбитыми носами. Звенящая тишина, и только кровь журчит по ступеням.
   Ниже всех в неестественной позе лежал начальник безопасности при серьезном человеке Ярослав Баншеев, чудом выживавший в десятках стычек и перестрелок, а сейчас погибший так глупо и так быстро.
   Грассатор вздохнул. Избавившись от адреналиновой подпитки, он почувствовал сильную усталость – сказывалось вчерашнее восстановление, а организму вновь предстояло латать себя, и как можно скорее.
   Спустившись на свой этаж, Грасс позвонил в дверь:
   – Это я! Уходим!
   – Ты как?
   Вера стояла на пороге в полной готовности и со спортивной сумкой на плече.
   – Нормально. Быстрее, не хотелось бы встретиться с вашей полицией.
   Однако когда они выскочили из подъезда, то сразу же наткнулись на милицейский «уазик» и двух молодых патрульных, топтавшихся у входа с автоматами в руках и не решавшихся войти без подмоги, тем более что где-то неподалеку уже слышались сирены.
   – Стоять! – срывающимся голосом рявкнул один из ребят.
   – Ну всё, – прошептала Вера, – попали мы…
   – Держись рядом со мной, – отозвался Грассатор и решительно направился к замершим в позе оловянных солдатиков милиционерам.
   – Стой, твою мать!
   – Добрый день, господа, – с улыбкой произнес Грассатор, подходя к ближайшему парню вплотную. – Ну зачем же так кричать? Вы же видите, мы безоружны и никакие не бандиты, правда? Скажи своему другу, пусть подойдет поближе, думаю, он тоже захочет услышать наш с тобой разговор.
   Патрульный не опустил автомат, но на его лице за какие-то секунды сменилась целая гамма чувств: злоба – удивление – замешательство.
   – Колян, подойди, – неуверенным голосом позвал он.
   – Чего? Зачем?
   Второй парнишка стоял всего метрах в трех. Он тоже не опускал автомат, но также и не предпринимал никаких «действий к задержанию», а выражение его лица достигло пока лишь стадии удивления.
   – Подойди, говорю. Видишь, человек просит, – снова подал голос первый.
   Колян еще какое-то время помялся, но подошел.
   Грассатор сделал резкий шаг вперед и теперь находился лицом к лицу с обоими.
   Звук сирен приближался, времени становилось все меньше.
   – Мы всего лишь семейная пара, которая вышла на прогулку. Разве не похоже?
   – Ну, что-то есть… – пробубнил Колян, и лицо у него стало таким же глупым, как и у первого.
   – Причем не имеем никакого отношения ни к вашему вызову, да и к подъезду этому тоже. Там – бандиты, а мы – обычные граждане, не заслуживающие вашего внимания. Логично?
   Патрульные пожали плечами и опустили автоматы, но продолжали стоять и смотреть в глаза Грассатору.
   Вера нетерпеливо оглянулась. Судя по звуку, милицейские машины уже петляли по соседнему двору.
   – Так что мы пойдем… – с натянутой улыбкой заключила она, но Грассатор закрыл ей рот рукой:
   – Чшшш, не мешай. Нужно дать время.
   Еще через несколько секунд ребята-патрульные переглянулись и словно ожили.
   – Ну, проходите уже, проходите, – рявкнул Колян, и оба направились к двери подъезда.
   Грассатор удовлетворенно кивнул и подтолкнул Веру в сторону ближайшего угла, за который они свернули как раз в тот момент, когда во двор ворвались сразу три автомобиля с мигалками.
   – Эффектно! – протянула Вера, позволяя Грассатору забрать у нее сумку и стараясь подстроиться под его быстрые шаги. – Со стороны – так обычный гипноз. Ну прямо Кашпировский.
   – Понятия не имею, кто такой Кашпировский, а к тому, что ты подразумеваешь под гипнозом, это действительно имеет некоторое отношение, хотя и опосредованное. Но главное – не эффектно, а эффективно.
   – Что-то я никак не могу припомнить, ты со мной проделывал такие фокусы?
   – Пытался. И не только я. Нокс тоже пытался. Ты не поддаешься, во всяком случае нам. Так бывает, но очень редко.
   – Ну и сволочное же вы племя, ребятки, хоть и «ангелами вас иногда зовут»! А этот лысый верзила, получается, таким же макаром уломал каких-то бандитов напасть на мою квартиру. Замечательно!
   – Нет. Помнишь, я говорил, что напавший на тебя в кабинете фанатик для нас с Сутеки выделился из общей массы людей? Экзукатор своим внушением как бы пометил его, так что на определенном расстоянии мы можем его почувствовать. Среди нападавших не было меченых. Если он кому-то что-то из них и внушил, то лишь поверхностно, как я тем законникам, однако действовали они по собственной воле или, скорее всего, по приказу меченого. Сутеки был прав, это нечто непонятное, нечто иное, не такое, на что способны мы. Экзукатор по телефону сказал, что мы… стареем. Возможно, он прав и за сотни лет, проведенных здесь, мы стали слабее. Впрочем, таких вещей мы не могли творить и сразу после воплощения.
   – Значит, они там… ну те, что витают в облаках… или где они там витают, становятся сильнее, – предположила Вера, в очередной раз поблагодарив свою прозорливость за то, что она надела кроссовки, а не туфли, иначе поспеть за Грассатором точно бы не сумела.
   – Может, и так, а может, сам Экзукатор тщательно подготовился к воплощению и хорошенько изучил людей.
   – Знаешь что, – обиженно заметила девушка. – Сверху не всегда виднее. Как ни банально звучит, но этот ваш Экзукатор людей ни черта не знает, по верхам проскочил, а глубже копнуть не соизволил. Изучил он, видите ли…
   Грассатор резко остановился, посмотрел на Веру:
   – Знаешь что? Может быть, банальность – заразная штука, но я с тобой согласен. А теперь напомни, где тут у вас аэропорт.

   18

   Вера покрутила в руках билеты. Она и Грассатор сидели в маленькой кафешке аэропорта, до вылета оставалось еще около часа, так что они успевали перекусить и выпить кофе.
   На билете девушки в качестве имени значилось «Полина Грин», на билете Грассатора – «Соломон Грин». Когда Грассатор их покупал, она стояла чуть в стороне, так что не видела, как ему удалось обойтись без паспортов, но уже догадывалась.
   – Вообще-то, в отличие от тебя, паспорт у меня есть, так что не стоило приписывать мне чужое имя, – проговорила она, глядя, как он жует сэндвич.
   – Тебя могут разыскивать, – ответил он с набитым ртом, – лучше подстраховаться.
   Вера вздохнула, прикрыла глаза.
   – Чувствую себя преступницей какой-то. Скрываюсь от властей, бегу из города под чужим именем. Кошмар, а ведь еще позавчера я была следователем прокуратуры… Иногда мне кажется, что все это сон. Поэтому, наверное, я и не особенно задумываюсь.
   Хотя стоило бы. Слушай, а почему ты выбрал именно это имя?
   – Тебе или себе?
   – Оба.
   – Что касается твоего – имя взял из головы, что первое пришло на ум, а фамилия… ну, дескать, мы – супружеская чета. А меня этим именем называли когда-то очень давно в Византии, с тех пор я иногда им пользуюсь.
   – Соломон… Не тот ли самый, который?…
   – Нет, не тот, – усмехнулся Грассатор.
   – Ах, ну да, ты же только в начале четырнадцатого века… Господи, ну и дела!
   В графе «пункт назначения» значилась Москва, что не удивительно, ведь из родного города рейсы были ограничены всего несколькими направлениями.
   – А дальше-то что мне делать? – поинтересовалась Вера, не поднимая головы.
   – Прилетим в Москву, я дам тебе денег, съездишь куда-нибудь, переждешь. У тебя родители где? Здесь?
   – Нет, в Красноярске. Здесь бабушка жила, а после смерти мне квартиру завещала, вот я и перебралась.
   – К родителям не езди – могут проверить. Позвони, скажи, чтобы не верили никому, кто плохое наговорит, но и места своего не выдавай.
   – Да знаю я. Шпионские фильмы смотрела.
   – Из страны я тебя вывезу, чтобы паспортом не светить. А там уж…
   Они помолчали. Вера за это время расправилась с яичницей. Грассатор взялся за второй сэндвич – вероятно, на аппетите сказывалось залечивание очередной раны.
   Запивая яичницу кофе, девушка пыталась понять, как же ей лучше поступить. Сделать так, как сказал Грассатор – отправиться на курорт и сидеть там безвылазно? Но как быть с тем, что она знает? Мир для нее уже стал другим. Ей открылась некая тайна, и если ее принять за правду, хотя здравый смысл отказывается в это верить, то… трудно будет дальше.
   С одной стороны – расстанься она с Грассатором, отвлекись, и через месяц-второй все это наверняка покажется ей далеким сном. Но, с другой стороны, она всегда будет знать, что мир не такой, каким она его себе представляла, одномерность и простота, в которых протекает быт людей, рассыпались, словно трухлявый пень.
   Вера отдавала себе отчет, что правильнее было бы вернуться в обычный, нормальный человеческий мир. Но это означало расстаться с той невероятной историей, в которую она попала, как Алиса в Страну чудес, снова нырнуть в вялый и мутный поток рутины и быта, тогда как само Провидение выкинуло ее на берег, выделило среди других, доверило ей уникальное знание.
   И, в конце концов, это означало расстаться с мужчиной, который… да, нравился ей, действительно нравился, и даже не потому, что он необычный, особенный, не потому, что симпатичный или бессмертный, не потому, что ангел какой-то, а потому, что он вот так говорит, вот так на нее смотрит, вот так улыбается.
   Неужели она хочет продолжить этот путь? Неужели хочет остаться с ним и дальше, следовать за ним в эту кроличью нору все глубже и глубже? Разумно ли это? Нет, не разумно. Да, она хочет.
   – Грасс, – произнесла Вера, поглядывая на него поверх поднесенной ко рту чашки, – а зачем тебе это?
   – Что именно? – Грассатор разделался со вторым сэндвичем и теперь, откинувшись на спинку стула, с удовольствием потягивал кофе.
   – Давать мне деньги, вывозить меня, носиться со мной. Ведь для вас люди – лишь серая масса, разве нет?
   Грассатор улыбнулся:
   – Провокация. Почему я ношусь с тобой? А почему ты со мной возилась, когда могла просто послать подальше, как русские умеют это делать? В конце концов, ты спасла мне жизнь, а я твою сломал. Я должен загладить вину хоть как-то. – В глазах Грассатора блеснули озорные огоньки. – И, если уж говорить начистоту… ты мне симпатична. Ты особенная. Все наши, кто общался с тобой, заметили это, а я заметил с самого начала, еще при встрече там, в морге. Итак, ты это хотела услышать?
   Вера почувствовала, как у нее зарумянились щеки.
   – Знаешь, чего вам всем не хватает? – проговорила она, возвращая чашку на стол. – Чувства такта. Столько лет прожили, а не обзавелись.
   Грассатор расхохотался.
   Допив кофе, он извлек из Вериной сумки ноутбук:
   – Интернет есть?
   – Если здесь есть Wi-Fi, а, судя по плакатикам, он здесь должен быть, – буркнула Вера, наблюдая, как шустро он обращается с техникой. – Интересно, каково это – наблюдать прогресс человечества?
   – Занятно. Главное – не отстать. Проблема только с дистанционным общением. Мы не можем влиять на людей на расстоянии.
   Вера пересела поближе к нему, так, чтобы видеть экран. Грассатор искал какой-то адрес.
   – Можно твой телефон? – попросил он.
   – И кому звоним? – поинтересовалась Вера, пока рылась в сумочке.
   – Своим.
   – Ах да, их же еще двое. А ты, кстати, ни разу о них не рассказывал. Интересно, как вы общались раньше, когда не было телефонов?
   – Никак. И сейчас никак не общаемся, это первый раз. Я примерно чувствую их место расположения, и если оказываюсь рядом, то забегаю в гости. Что случается редко.
   – А говорил, что словно братья. – Вера протянула телефон.
   – Братья тоже, бывает, разбредаются по свету.
   Грассатор набрал какой-то длиннющий номер, подождал, а затем заговорил, кажется на испанском. Затем набрал другой, а после этой беседы и третий. Наконец, вероятно, попал к нужному собеседнику, но разговор оказался недолгим, после чего сотовый он вернул.
   – Лихо вы на разных языках болтаете, – удивилась вера. – Это в вас сразу же знание языков закладывается?
   – Нет, учим. Правда, схватываем на лету – это один из способов конспирации, так что гордиться здесь нечем.
   Запихивая телефон обратно в сумочку, Вера заметила в глазах Грассатора беспокойство.
   – Что-то случилось?
   – Пока еще нет. Видишь ли, как я и говорил, все мы шестеро – разные. У каждого с самого начала были свои интересы. Нокс мог показаться своеобразным, но не он беспокоил других больше всего. Один из нас… Мы зовем его Крез, как того царя Лидии, богатейшего человека своего времени. Хотя у него, разумеется, есть и несколько других имен, более стандартных. После воплощения и постигшей нас неудачи он решил, что найдет причину того, почему человечество не желает меняться. Он не отступился от идеи сделать вас лучше, как и Лекс, вот только пошел другим путем. Крез пора зился, насколько люди зависимы от такой, казалось бы, пустяковой условности, как деньги, поразился тому, на что они способны ради денег и с каким маниакальным упорством стремятся обладать деньгами. Он говорил, что деньги – символ животного начала у человека.
   – Звучит парадоксально, – пробормотала Вера. – Насколько я знаю, у животных понятия денег нет.
   Когда Грассатор начинал вот так говорить о человечестве, ей становилось не по себе.
   – И тем не менее. Он говорил, что, насколько конкретный человек и человечество в целом зависит от денег, настолько это начало преобладает. Он думал, что раскроет природу этой привязанности, и тогда мы сможем решить, как с ней бороться. Однако чем дольше Крез носился со своей идеей, тем сильнее увязал в ней. Он научился с легкостью добывать деньги, научился их тратить, но разучился без них обходиться. Через какое-то время он стал для нас чужим и непонятным. Мы перестали видеться с ним, но никогда не пеняли ему ни на что, ведь, в конце концов, и сами временами пользовались его счетом, когда проще и безопаснее было за что-то заплатить, чтобы не вызывать лишних подозрений.
   – Тот самый счет, о котором ты говорил?
   – Да, у всех нас есть доступ к нему. Крез знает – что-то произошло, но ничего не предпринимает. Я должен встретиться с ним и все рассказать, предупредить.
   – Ты опасаешься, что Экзукатор может убить и его?
   – Да. Но еще меня беспокоит то, что они могут договориться. Слишком схожи их взгляды на людей. Чем более зависимым становится Крез, тем яростнее ненавидит он эту черту у других. Старая история. И обычная для людей.
   – Договориться? Даже после того, что сделал этот убийца?
   Грассатор пожал плечами:
   – Подлость, как и добродетель, может объявиться даже с неожиданной стороны, что уж говорить, когда ее ожидаешь.
   Вера глянула на монитор ноутбука. Среди испанских слов она узнала лишь одно название – Коста-Рика.
   – Итак, ты направляешься в Коста-Рику, – констатировала девушка.
   – Да. У Креза там особняк в бухте Дрейка. Уже лет триста. Он не любитель путешествий.
   – Я с тобой.
   Грассатор поднял на нее взгляд, лицо его было очень серьезным.
   – Я догадывался, что ты это скажешь. Боялся и надеялся.
   – Это мое решение. Обдуманное. Не рассказывай мне про опасности и все остальное. Если не хочешь меня брать с собой, если я буду мешать, то просто скажи – нет, но не изображай заботу о моей безопасности. Я знаю, на что иду.
   – Ее и изображать не нужно. Это действительно опасно.
   – Если кто-то и рискует, то только я сама и только собой. К тому же, если ты помнишь, вдвоем у нас лучше получается бороться с этим подонком. Мне бы еще немного подучиться стрельбе и…
   Грассатор встал, закинул на плечо сумку, взял ноутбук под мышку.
   – Наш самолет. Идем.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация