А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Величайшая подводная битва. «Волчьи стаи» в бою" (страница 1)

   Рафаэль Андреевич Халхатов
   Величайшая подводная битва. «Волчьи стаи» в бою

   Посвящается моему деду —
   красноармейцу Ивану Филипповичу Тихомирову,
   погибшему 22 ноября 1941 года в бою
   за деревню Залесье недалеко от города Волхов,
   а также всем живым и павшим воинам Советской Армии
   и стран Антигитлеровской коалиции, сокрушившим фашизм.

   От автора

   Эта книга – о Битве за Атлантику – самом грандиозном морском сражении Второй мировой войны. Оно продолжалось 44 месяца – с сентября 1939 по май 1945 года. То была ожесточенная и изматывающая борьба за коммуникации в Атлантическом океане между фашистской Германией и ее главными противниками на Западе – Великобританией и США. Главная цель Германии заключалась в подрыве экономики врага путем срыва его морских перевозок. Гитлер считал, что это позволит вывести Великобританию из войны.
   Решающую роль в Битве за Атлантику играли германские подводные лодки – «волчьи стаи» гросс-адмирала Карла Дёница – и противолодочные силы союзников по антигитлеровской коалиции.
   О том, чем является Битва за Атлантику для западноевропейцев и американцев профессор Нью-Йорского университета Дэвид Сайретт пишет так: «Битва за Атлантику была решающим морским сражением Второй мировой войны. Без победы западных союзников на море, вполне вероятно, что Великобританию вынудили бы выйти из войны. Немцы властвовали бы над Западной Европой. Средиземноморье могло превратиться в «озеро Оси», не было бы никакой помощи России, вторжение во Францию в 1944 году оказалось бы просто невозможным для союзников, следовательно, они не могли бы нанести поражение германским армиям в Западной Европе. Поражение западных союзников в этом сражении привело бы к катастрофическим последствиям». С утверждениями Сайретта трудно не согласиться.
   Главная цель фашистской Германии на этом театре заключалась в подрыве экономики Великобритании и США путем нарушения морских и океанских перевозок союзников. Для этого она использовала подводные лодки, часть авиации и надводных кораблей.
   Различают три основных периода в Битве за Атлантику. Они обусловлены коренными изменениями в расстановке сил и развитием войны в целом.
   Первый период (сентябрь 1939 – июнь 1941) характерен тем, что вначале с обеих сторон на атлантических коммуникациях действовали незначительные силы. Однако атаки даже малого количества немецких подводных лодок были эффективными из-за слабости противолодочной обороны англичан. Со второй половины 1940 года германское командование ввело в действие не только субмарины, но также крупные надводные корабли и авиацию. В результате было потоплено судов и кораблей союзников и нейтральных стран общим водоизмещением 7,6 миллиона тонн. Из них на долю подводных лодок приходилось 53,4 %, авиации – 18,7 %, надводных кораблей – около 12 %, мин – 11,8 %, по неизвестным причинам погибло около 4 %. Германский флот потерял за это время 43 подводные лодки.
   Второй период (июль 1941 – март 1942) характеризуется тем, что противоборствующие стороны наращивали силы на атлантических коммуникациях. Причем германское командование решающую роль в борьбе с судоходством противника отвело подводному флоту. К концу второго периода немцы имели в Атлантике 100–130 подводных лодок, против которых союзники задействовали около 3 тысяч кораблей разных классов и 2700 самолетов. Временами германским подлодкам удавалось достичь серьезных успехов за счет совершенной тактики и локальной слабости противолодочной обороны союзников. За время второго периода они уничтожили транспортов и боевых кораблей общим водоизмещением около 10 миллионов тонн, из них 80 % – подводные лодки. Но совершенствовалась и противолодочная оборона. Германский флот потерял 115 подлодок.
   В третий период (апрель 1943 – май 1945) в боевых действиях в Атлантике наступил перелом. Количественное и качественное превосходство противолодочной обороны союзников резко снизило эффективность германского подводного флота, потери подводных лодок стали катастрофически расти. За этот период было потоплено судов союзников общим водоизмещением 3 миллиона тонн, а потери составили 361 подлодку. В среднем немцы теряли 15–16 субмарин в месяц и в конце концов проиграли войну в Атлантике, которая, безусловно, неотделима от общего хода Второй мировой войны.
   Битва за Атлантику изобиловала драматическими моментами. С самого начала она приобрела характер неограниченной подводной войны Кригсмарине против всех судов, которые шли к Британским островам. Германия отбросила в сторону статьи международного соглашения о правилах ведения подводной войны. Германские подводники часто действовали, попирая и нормы общечеловеческой морали, придерживаясь принципа «Топи всех!». Впрочем, не только они. Так стали действовать и их противники, бывший командующий подводными силами ВМС США на Тихом океане адмирал Чарльз Локвуд не постеснялся вынести этот жутковатый и циничный девиз в название своей книги воспоминаний – «Топи их всех!».
   В Битве за Атлантику участвовали сотни тысяч человек: военные моряки противоборствующих сторон, моряки торговых флотов Великобритании, США, Франции и других стран – участниц антигитлеровской коалиции, ученые и конструкторы – создатели кораблей и различных видов вооружений, рабочие-судостроители, разведчики, политики, направлявшие действия военных; в нее оказывались вовлечены даже женщины и дети, на свою беду оказавшиеся пассажирами торговых судов, подвергшихся нападению германских субмарин. И каждый из них видел и переживал эту битву по-своему.
   Данная книга не претендует на полное описание такого масштабного события, как Битва за Атлантику. Автор ставит перед собой задачу рассказать лишь о ключевых событиях этого самого продолжительного морского сражения XX века, о судьбах, личных переживаниях и впечатлениях людей, волею Истории ввергнутых в войну, о кораблях, на которых эти люди сражались.

   Глава 1
   «АТЕНИЯ». ПРОЛОГ БИТВЫ ЗА АТЛАНТИКУ

   В середине августа 1939 года радисту подводной лодки U-30 Георгу Хегелю здорово повезло. Командир субмарины обер-лейтенант Лемп отпустил его в увольнение домой в Мюнхен. И это несмотря на ожидавшееся на флоте объявление полной боевой готовности в связи с обострившейся, из-за территориальных претензий Германии к Польше, политической обстановки в Европе. Впрочем, Лемп предупредил Хегеля: «Быть может, вся эта заварушка в Польше так ничем и не закончится… но обещай, что связаться с тобой можно будет в течение двух часов».
   Хегель вспоминал: «Ну, я и отправился в увольнение. Приехал домой утром в среду. И вот в субботу, после завтрака, кто-то позвонил дверь, и моя мать пошла встречать нежданных гостей. Когда она вернулась, руки ее дрожали. То была телеграмма от командира: «Возвращайся в Вильгельмсхафен 21 августа, не позднее полуночи». Тогда я сказал отцу: «Ну, началось!»
   19-летний моряк добрался до причала вовремя. Экипаж готовил подлодку к выходу в море. Хегель встретил на пирсе товарища-матроса и спросил его, что же, в конце концов, происходит.
   «Мы уходим в четыре».
   «А что за груз? Мины или торпеды?»
   «Торпеды».
   Ранним утром 22 августа 1939 года U-30 выскользнула из гавани. Уже два дня командование подводных сил Кригсмарине вело развертывание подводных лодок в Северном море и западнее Британских островов. К 27 августа на позиции ожидания вышли 39 субмарин.
   U-30 шла в Северную Атлантику. Путешествие было ничем не примечательным, за исключением одного момента, вызвавшего неприятные ощущения у подводников. Как-то ночью вахтенные увидели мрачную черную громаду. Хегель вспоминал: «Мы срочно погрузились, а затем опять всплыли и лишь °потом разглядели, что это всего-навсего скала. То, что мы поначалу приняли за гигантский пароход, оказалось каменной скалой, торчащей из океана у побережья Шотландии. Кажется, ее называют Роколл»[1].
   Потянулись сутки тягостных ожиданий. U-30 скрытно патрулировала в предназначенном ей районе примерно в 470 километрах северо-западнее Шотландии. В это время года Северная Атлантика редко балует моряков хорошей погодой. Вот и 3 сентября подводников изматывала качка; волны то и дело перекатывались через палубу, разбивались об ограждение рубки и гигантским фонтаном окатывали вахтенных, находившихся на мостике. Весь экипаж ощущал уже предельную степень волнения и напряжения. Начнется или нет? Наконец утром поступила срочная радиограмма: «Британия и Франция объявили войну Германии. Полная боевая готовность». Эту весть ждали, но она все равно оказалась неожиданной.
   «Я спал на своей койке после вахты, – вспоминал Хегель, – пришли мои товарищи и растолкали меня. Говорят: «Вставай Георг, Англия нам войну объявила». Я посмотрел на часы. Одиннадцать утра, значит, в Германии сейчас полдень… Было даже отчасти и любопытно и интересно, да только никакого энтузиазма».
   U-30 принадлежала к самому распространенному в годы Второй мировой войны типу германских подлодок – VII серии. Построенная на верфи «Везер» АГ в Бремене в 1936 году полуторакорпусная субмарина, длиной почти 65 м, шириной около 6 м, с осадкой около 4,5 м, имела надводное водоизмещение 626 т и подводное 915 т. Несмотря на скромные размеры, она несла мощное вооружение: четыре носовых и один кормовой 533-мм торпедные аппараты с запасом 11 торпед, вместо которых могли приниматься 22–33 мины (в зависимости от их типов, выставлялись они через трубы торпедных аппаратов). На верхней палубе, перед ограждением рубки, стояло 88-мм неуниверсальное орудие, а на рубке располагался 20-мм зенитный автомат.
   Два дизеля фирмы МАН мощностью около 3000 л.с. позволяли подводной лодке развивать надводную скорость до 16 узлов; дальность плавания экономичным ходом (10 узлов) составляла более 6000 миль. Для движения под водой использовались два электродвигателя мощностью по 370 л.с., питаемых аккумуляторными батареями. Их емкости хватало на 120 миль при скорости хода 2 узла; максимальным ходом в 8 узлов лодка могла идти под водой в течение часа. Поэтому U-30, как и все субмарины того времени, не являлась подводным кораблем в полном смысле этого слова: скорее это было «ныряющее» судно.
   Стальной прочный корпус позволял лодке погружаться на глубину до 100 м. Срочное погружение выполнялось за 30 секунд. Лодка отличалась надежностью бортовых систем и механизмов, хорошей маневренностью и управляемостью. Вот только длительное пребывание в «стальной трубе», как называли свою субмарину подводники, не доставляло большого удовольствия.
   Внутреннее пространство прочного корпуса, разделенное переборками на шесть отсеков, конструкторы подлодок VII серии плотно напичкали вооружением и боеприпасами, системами, механизмами, аппаратурой; даже для работы людей почти не оставалось места, а о том, чтобы стопроцентно отдохнуть, и думать было нечего – одной койкой пользовались обычно два человека. Теснота, и без того страшная, становилась просто невыносимой, когда в лодку перед походом загружали продовольствие и различное имущество. Экипаж же состоял из 4 офицеров и 40–56 унтер-офицеров и матросов.
   Безопасность плавания и безопасность всякой подводной лодки зависит от того, насколько весь ее экипаж, каждый подводник знает вверенную ему материальную часть, может быстро и точно выполнить команду, так как нерадивость, недисциплинированность одного способны погубить всех. Команда на U-30 была отменно вышколена.
   На лодке «царь и бог» – командир. Фриц-Юлиус Лемп с 18 лет служил на флоте и, несмотря на свои 26 лет, уже год командовал субмариной. Командование ценило его как знающего моряка, хладнокровного и решительного офицера. Моряки уважали обер-лейтенанта и доверяли ему. Хотя на лодке сохранялась строжайшая дисциплина, Лемп умел по-человечески относиться к подчиненным, имел он и чувство юмора – со «стариной Лемпом можно было и посмеяться».
   Впрочем, 3 сентября 1939 года стало совсем не до шуток – U-30 находилась на морских путях и каждую минуту могли появиться корабли противника и тогда…
   Еще перед выходом в поход все командиры германских подлодок получили приказ действовать в рамках международной конвенции, регулирующей ведение военных действий на море. И если с боевыми кораблями, военными транспортами, торговыми судами, следующими в охранении боевых кораблей, командиры субмарин должны были поступать в соответствии со сложившейся обстановкой, то в отношении торговых судов – согласно так называемому «призовому праву». Это означало, что подводная лодка должна действовать фактически как надводный корабль. Требовалось остановить торговое судно независимо от его национальной принадлежности, обыскать. Если это судно противника или нейтральное, но перевозящее военный груз, предназначенный для противника, – обеспечить безопасность команды (дождаться, пока она пересядет в спасательные шлюпки, если близко находится берег; переберется на нейтральное или иное судно и т. д.) и лишь после этого топить. Разрешалось атаковать торговое судно, явно участвующее в военных действиях или оказывающее сопротивление досмотру.
   Около 14 часов первого дня войны радист U-30 Георг Хегель принял радиограмму командующего подводным флотом Кригсмарине Карла Дёница с напоминанием об этих ограничениях и передал ее обер-лейтенанту Лемпу. А примерно в 16 часов 30 минут 4 сентября 1939 вахтенные доложили командиру U-30, что на горизонте обнаружен дым. Судя по курсу, судно двигалось от Британских островов.
   Лемп начал преследование. Вскоре в оптику можно было разглядеть большой пароход. Хегель вспоминал: «Пока командир не принял окончательного решения, мы держались на расстоянии, но так, чтобы неопознанное судно постоянно виднелось на горизонте. Он ждал наступления темноты, после чего мы подошли ближе».
   Через перископ Лемп заметил, что на корабле полное затемнение и идет он противолодочным зигзагом. И хотя с борта доносились звуки легкой музыки, командир U-30 решил, что перед ним британский вспомогательный крейсер (в ХХ веке существовала практика устанавливать на быстроходных судах вооружение и превращать их во вспомогательные боевые корабли). Лемп принял решение атаковать около 19 часов 30 минут, отдал приказ произвести залп двумя торпедами. Один из «угрей» (так моряки называли смертоносные самодвижущиеся подводные снаряды) поразил лайнер в корму. Вспышка пламени, грохот взрыва – и пароход остановился, накренившись и медленно погружаясь в пучину. Подлодка приблизилась к жертве. И в этот момент Лемп и все, кто находился на мостике, увидели мечущиеся на палубах поверженного «врага» огни ручных фонарей, услышали крики женщин и детей, удары о воду спускаемых спасательных шлюпок…
   Хегель в этот момент находился на своем посту около радиостанции: «Я настроился на волну корабля, услышал сигнал бедствия и почти мгновенного понял, что мы имеем дело не с военным транспортом. У них на борту находились обычные мирные пассажиры. И еще я понял, что корабль этот называется «Атения». Затем ко мне в рубку пришел командир и попросил справочник Ллойда, издание, где приводятся силуэты всевозможных судов. Он водил по страницам пальцем, пока не наткнулся на эту «Атению». И, конечно же, командир был в шоке».
   Пассажирское судно «Атения» принадлежало британской пароходной компании «Дональдсон атлантик лайн». Рано утром 2 сентября оно покинуло Ливерпуль и взяло курс к берегам Канады, на Монреаль. Этот океанский лайнер оказался последним отплывшим из английского порта до начала войны. На его борту находились 1358 человек, из них 1102 пассажира, большинство из которых являлись гражданами США и Канады – нейтральных на 3 сентября 1939 года государств.
   Через восемь часов после объявления войны «Атения» находилась приблизительно в 200 милях западнее Белфаста, и капитан судна Джеймс Кук считал, что опасность нападения германских подводных лодок уже миновала. Однако в соответствии с указаниями, полученными из Ливерпуля, он продолжал вести лайнер противолодочным зигзагом и с погашенными огнями, что и вызвало у командира U-30 подозрения. Конечно, Лемпу следовало как можно детальнее изучить цель, прежде чем давать команду на ее уничтожение.
   Хегель вспоминал: «Ко мне подошел старшина и говорит: «Не хочешь подняться наверх?» Мне, конечно, было любопытно, я пошел наверх и увидел тонущую «Атению». Можно себе представить, что там творилось! Вспомнились другие морские катастрофы, но что мы могли поделать? Ведь мы не могли принять на борт подводной лодки этих несчастных…Ну, в общем, наша подлодка растворилась в ночи».
   «Атения» пошла ко дну через несколько часов, и, к счастью, у пассажиров и команды было время, чтобы занять места в спасательных шлюпках. Но 118 (а по другим данным, 128) человек погибли, из них 69 женщин и 16 детей. После полуночи уцелевших пострадавших подобрали суда, получившие сигнал бедствия.
   Было ли потопление «Атении» трагической ошибкой или у Лемпа просто сдавали нервы? Сам обер-лейтенант позже признавался, что слишком перенервничал из-за объявления войны. Но, торпедировав пассажирский пароход и осознав, что натворил, он не предпринял никаких действий для спасения людей, терпящих по его вине бедствие…
   Через 24 часа новость о жестоком и разбойном нападении немцев на пассажирское судно уже передавали по всему миру. Британские и американские газеты пестрели рисунками тонущего лайнера. Часто вспоминали о «Лавритании» – трансатлантическом лайнере, потопленном в мае 1915 года германской подводной лодкой U-20 В.Швигера; тогда погибли 1198 человек. Вспыхнувшее в мире возмущение было совершенно справедливым. И его не замедлили использовать политики. Англия немедленно заявила, что Германия нарушает международные конвенции, и начала вести неограниченную подводную войну с первого дня военных действий. Новый Первый лорд Адмиралтейства Уинстон Черчилль на следующий день после гибели «Атении» сообщил Военному кабинету: «Все это должным образом повлияет на общественное мнение в Америке» – среди погибших было 28 американцев.
   Значение случившегося поняли и в Германии. Гитлер, командование Кригсмарине отвергли все обвинения и даже оспаривали сам факт потопления германской лодкой «Атении».
   Действительно, ни одна из германских субмарин, находившихся в море, не доложила об атаке лайнера. Дело в том, что Фриц-Юлиус Лемп, отлично представлявший себе последствия потопления «Атении», не донес по радио о проведенной 4 сентября атаке… более того, еще находясь в море, он взял с экипажа слово молчать о случившемся. U-30 вернулась в Вильгельмсхафен 27 сентября. Командир субмарины заставил команду дать клятву о сохранении тайны второй раз. «Мы собрались в носовом отсеке отдельно от офицеров, – вспоминал Георг Хегель, – и затем поклялись никому ничего не рассказывать, не выдавать тайну даже жестом или намеком».
   Впрочем, все это не помешало Лемпу войти в базу с победно развевающимися на перископе тремя сигнальными флажками, означавшими три потопления судна. На одном из флажков красовалась цифра 14 000 – приблизительное водоизмещение уничтоженного парохода «Атения». А из личного доклада командира лодки Дёниц узнал, как все произошло.
   Руководство Германии и ее флота тем не менее признало факт потопления пассажирского судна. Более того Дёниц и его штаб пошли на преднамеренный обман: из вахтенного журнала – святая святых всех моряков мира – были изъяты соответствующие страницы и заменены другими. В этих манипуляциях принимал личное участие и радист Хегель: «Лемп пошел на встречу с командованием с вахтенным журналом. Он писал его от руки на борту лодки, а я перепечатал все это в удобоваримой форме. Потом Лемп заверил журнал своей подписью. Когда он вернулся из штаба флотилии, мы прошли в офицерскую комнату отдыха и там вместе переписали заново целых две страницы этого журнала. Первую из них, относившуюся к «Атении», Лемп изменил полностью. Я перепечатал страницы, и мы вставили их в журнал». Согласно новой версии, U-30 находилась аж в 200 милях западнее места разыгравшейся трагедии!
   А министр пропаганды Третьего рейха Йозеф Геббельс вообще заявил в октябре 1939 года, что «Атению» потопили «адскими машинами» сами британцы, и эту провокацию устроил не кто иной, как У. Черчилль, пытавшийся таким образом втянуть США в войну с Германией.
   Лемпа «примерно наказали», отправив под домашний арест, но уже 1 октября 1939 года он получил очередное воинское звание капитан-лейтенанта.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация