А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Тонкие материи, или Туманы лондонских улиц" (страница 4)

   Все начинается сегодня

   Лайнер набрал высоту. На табло высвечивался маршрут нашего полета, и маленький нарисованный самолетик показывал, где мы сейчас находимся.

   Хотелось спать, но я не могла оторвать взгляд от своей правой руки со сверкающим обручальным кольцом. Ты уснул, а я вспоминала сегодняшний долгий день. Сказочные деревья, нарисованные на стенах ресторана, нарядно одетые люди, яркие букеты цветов, стулья в белоснежных чехлах с пышными шелковыми бантами на спинках, столы с накрахмаленными скатертями, сияющий хрусталь, серебряные ведерки со льдом…
   Шампанское лилось рекой из запотевших бутылок, пенилось в высоких бокалах. И крики «Горько!», раздававшиеся в ритме ускоряющегося вальса, все увеличивали скорость этого круговорота, в центре которого почти неподвижно стояли мы и удивленно смотрели друг на друга. И твои гости, и мои радостные рекламисты слились в едином праздничном порыве.
   Мои воспоминания прервала стюардесса. Она заботливо склонилась надо мной и тихо спросила:
   – Что будете пить – сок или воду?
   Апельсиновый сок не взбодрил меня, бессонная ночь давала о себе знать. Я прикрыла глаза в надежде уснуть, но впечатления сегодняшнего дня опять вернулись ко мне.
   … Вот мама достает носовой платок и бережно вытирает мне глаза, чтобы не расплылась тушь:
   – Почему ты плачешь перед свадьбой?
   – Ой, мама, все так сложно…
   – Совсем не сложно. Если любишь, всё очень просто…

   Я вспоминала события сегодняшнего дня…

   Я посмотрела в иллюминатор. Белоснежные облака в золотых отблесках рассвета говорили о том, что праздник продолжается.
   …Гости еще сидели за столом и произносили поздравительные тосты, когда ты незаметно для окружающих показал мне на часы: «Пора!»
   У входа в ресторан нас ожидало такси. Оставалось заехать домой переодеться и взять заранее собранные чемоданы. Мы вышли из ресторана с видом заговорщиков, несмотря на то, что всех заранее предупредили о нашем отъезде.
   На дорогах были такие пробки, что хотелось выскочить из такси и добираться домой бегом. Но ты как будто не спешил, оставаясь спокойным и в машине и дома.
   Когда мы приехали домой, я бегала из комнаты в комнату, подбирая одежду, подходящую для путешествия, судорожно пытаясь сообразить, все ли вещи мы собрали. Ты в это время обстоятельно проверял документы, которые нужно взять в дорогу. Я решила показать тебе пример собственной организованности и, схватив чемодан, помчалась к двери.
   Неторопливо выйдя из кабинета, ты с любопытством спросил:
   – Что ты делаешь?
   – Уезжаю в свадебное путешествие…
   – Одна? Может, возьмешь меня с собой?
   – Если ты поторопишься. Мне трудно стоять на месте и держать такую тяжесть.

   Не взваливай на себя мои задачи!

   Ты решительно взял из моих рук чемодан.
   – Не пытайся все сделать сама, не взваливай на себя мои задачи. Я тот, кто должен поднимать тяжести. И я буду это делать.
   Ты посмотрел мне в глаза и добавил:
   – Твоя задача – всего лишь перестать беспокоиться. Теперь я с тобой.
   От твоих слов мне стало хорошо и легко на душе. Эту легкость я ощущала и сейчас, сидя в салоне самолета «Бритиш Эйрвэйз».
   Я с нежностью посмотрела на тебя. Ты спал, но, почувствовав мой взгляд, открыл один глаз, потом другой и хитро прищурился.
   – В тот день, когда я сделал тебе предложение, вдруг, к собственному удивлению, сочинил стихи. Хочешь, прочитаю?
   – Очень, – ответила я.
   Несколько минут ты молчал, собираясь с мыслями. Потом откашлялся, глубоко вздохнул и произнес:
   – Сказать «люблю» – трудней всего.
   И вот я говорю…
   Ты вопросительно посмотрел на меня.
   Я молчала в ожидании продолжения.
   – Ну, как? – спросил ты.
   – И что дальше? – ответила я вопросом на вопрос.

   Что было дальше, ты сама прекрасно знаешь…

   – Что было дальше, ты прекрасно знаешь, – невозмутимо ответил ты. – Потом была свадьба, и вот мы летим в Лондон.
   – А тебе не хочется продолжить свое поэтическое произведение и придумать эффектное завершение? – улыбаясь, спросила я.
   – Завершение? Зачем? Ведь у нас все только начинается!

   Туманы лондонских улиц

   – Сколько нужно времени двум женщинам, чтобы обсудить последние новости? – спросил ты меня и хитро улыбнулся.

   – Часа два, наверное, – неуверенно ответила я.
   – Я пока прогуляюсь по окрестностям, пофотографирую. Съемки ночного Лондона, конечно, весьма увлекательны, но я хотел бы увидеть тебя еще до наступления ночи. Часам к девяти освободишься?
   – Постараюсь не задерживаться. Может быть, наша встреча закончится гораздо раньше, – предположила я. Расставаться, пусть даже на несколько часов, было грустно.
   Весь день мы провели в Тауэре, который считается сердцем Лондона. Белая башня и Башня драгоценностей, Резиденция смотрителя воронов, Ворота предателей, Часовня Петра «в оковах»… Каждое строение Тауэра хранит свою тайну.
   Когда мы немного устали от пребывания в древних стенах крепости, решили прогуляться по набережной Темзы. Недалеко находился ресторан, где меня ждала университетская подруга. Её муж получил работу по контракту в Лондоне, и теперь она живет в этом городе.
   – Не знаю, как сложится разговор, – поделилась я своими сомнениями. – Изменилась Лиза или нет? В последний раз мы виделись четыре года назад перед её отъездом в Англию.
   – Иногда, встречаясь с людьми из прошлого, нужно приложить определенные усилия, чтобы сохранить хотя бы видимость приятного общения, – скептически заметил ты. – Значит, в девять, на Тауэрском мосту. – Ты обнял меня, развернул и еще раз показал на мост: – Видишь, здесь совсем близко, не заблудишься!
   Ресторан оказался довольно уютным: небольшой зал, изумрудные скатерти, стулья из красного дерева с высокими спинками. Мягкий свет настенных кованых светильников и тихая классическая музыка создавали атмосферу, располагающую к душевной беседе.
   Мое внимание привлекла большая картина, обрамленная старинным багетом: на Тауэрском мосту в туманной романтической дымке – мужчина и женщина, идущие навстречу друг другу.
   Лиза сидела за столиком у окна. Её темные волосы были гладко зачесаны назад, темно-синий костюм сменил прежние джинсы и яркие свитера. После первых приветствий она вручила мне букет бледно-лиловых роз и поздравительную открытку «С днем свадьбы!»
   – Всего час назад, когда я его покупала, букет выглядел свежим, а теперь цветы почти увяли, – расстроенно произнесла Лиза.
   – Может, их держали в холодильнике и переморозили, – предположила я и постаралась её успокоить: – Все равно очень приятно и красиво. Я счастлива, все складывается так здорово!
   – Рада за тебя, – сказала она с оттенком легкой грусти.
   – А я за тебя. Ты писала, что у тебя все хорошо, у мужа блестящая карьера. Читая твои письма, я представляла, как ты сидишь у камина и пьешь чай с молоком как настоящая леди.
   Вместо ответа она глубоко вздохнула и протянула мне меню:
   – Выбирай. Советую попробовать сырный суп со стилтоном и сельдереем.
   Я радостно закивала головой:
   – Знаю, что стилтон – это король английских сыров, но никогда его не пробовала.
   – А еще рекомендую, – с видом знатока продолжала Лиза, – дуврский морской язык. Здесь его готовят на гриле и подают с лимоном, шпинатом и молодым картофелем. Неплох также ростбиф с хреном.
   – Звучит очень аппетитно. А что лучше взять на десерт? – спросила я, предвкушая отличный ужин.
   – На десерт возьмем пудинг с фруктами, – предложила Лиза и подозвала официанта.
   Пока она делала заказ, я рассматривала картину в багетной раме.

   Сидишь у камина и пьешь чай с молоком как настоящая леди…

   – Здесь уютно! Хорошо, что ты назначила встречу именно здесь, – я хотела подбодрить Лизу, потому что ее печальное настроение меня огорчало. – И картина такая романтичная! Два человека стремятся друг к другу, чтобы обрести вечную любовь.
   Лиза в раздумье разглаживала шелковую салфетку и лишь вскользь взглянула на картину.
   – Мне кажется, что на этой картине каждый сам по себе.
   Потом после долгой паузы она спросила:
   – Ты веришь, что ваша любовь продлится вечно?
   Оторвав взгляд от картины, я весело ответила:
   – Раньше я об этом не думала, но когда ты спросила, могу сказать, что да.
   – Хочу тебя предупредить как старшая подруга. Ты вот такая восторженная, вся на эмоциях…
   Она налила себе в стакан ледяной воды из запотевшей бутылки, сделала маленький глоток и продолжила:
   – Так вот. Я считаю своим долгом сказать тебе, что все это пройдет.
   – Что именно пройдет? – уточнила я все тем же радостным тоном.
   – Любовь пройдет. Да-да. Просто исчезнет. Растворится в тумане.
   Я посмотрела на откуда-то взявшиеся жесткие складки в уголках ее губ и постаралась сменить тему разговора:
   – Кстати, мы здесь уже целую неделю, а я еще не видела знаменитые лондонские туманы. Помнишь, как мы мечтали затеряться в туманах лондонских улиц!

   Какая романтичная картина…

   – Считай, что тебе повезло. Туманы – это ядовитый смог, который свел в могилу не одну тысячу людей, – Лиза старалась вернуть меня на землю. – Тяжелые туманы в Лондоне – из-за огромного количества сажи, вылетающей из печных и каминных труб.
   – Но сейчас они уже совсем не вредные, ведь каминов осталось совсем мало. Я говорю про туманы, которые окутывают Лондон романтической дымкой. Ты замечала?
   Она пожала плечами:
   – Не обращала внимания.
   – Мне кажется, что лондонские туманы – особенные. Они обязательно скрывают за серебристой завесой необыкновенные и загадочные истории. На лондонских улицах, затянутых туманом, виднеются клетчатое кепи Холмса и котелок Ватсона, слышны шаги Крошки Доррит и Человека-невидимки… Помнишь, Уайльд писал, что таинственную прелесть лондонского тумана понимают лишь поэты и живописцы? Здесь все теряет свои четкие очертания, и вполне привычные, не идеальные вещи можно увидеть другими глазами – будто они материализовались из мечты…
   – Пройдет совсем немного времени, – резко прервала меня Лиза, – наступят будни – и растворится волшебство, пропадет таинственность. Вокруг тебя будут кружиться не мечты, а сожаления о том, что все уже позади. А из тумана появится разве что Джек-Потрошитель, – горько усмехнулась Лиза и принялась за ароматный суп так буднично, словно ей подали простую воду.

   Мы здесь уже целую неделю, а я еще не видела знаменитые лондонские туманы…

   – Тебя обижает муж? – спросила я осторожно.
   – Обижает? Нет, все гораздо хуже, – произнесла она, вглядываясь в глубину зала. – Я ему стала совсем безразлична: он не поздравляет меня с праздниками, даже про мой день рождения забывает. Не помню уже, когда мы вместе ходили в ресторан или ездили в отпуск, потому что, как правило, в последний момент у него возникают неотложные дела на работе.
   – А я думала, что в твоей жизни все хорошо.
   – Конечно, материально мы живем неплохо. Но жизнь стала холодной и циничной – кроме работы в его жизни почти ничего не существует. Чему мне радоваться, если он молчит целый вечер, будто каменный?
   – Раньше ты сама говорила, что хочешь быть за мужем, как за каменной стеной, – улыбнулась я.
   Она помолчала, потом жестко взглянула мне в глаза и спросила:
   – Если бы твой муж был таким, что бы ты тогда сказала о любви?
   Я задумалась над ее вопросом и вновь принялась рассматривать картину. Проявились новые детали, как будто выступили из тумана. Замерцали огоньки на остроконечных башнях. Ветер подхватил легкий шелковый шарф девушки и вот-вот унесет его, но она не замечает ничего вокруг, потому что торопится к своему возлюбленному.
   – Я бы сказала, что любовь все равно есть, – ответила я уверенно. – В одних и тех же обстоятельствах один радуется, а другой страдает. Иногда мой муж бывает таким же холодным и циничным, как и твой. Но это не мешает мне любить его.
   Лиза недоверчиво покачала головой:
   – Значит, ты просто не хочешь замечать вполне очевидных фактов.
   – Если я не хочу их замечать, значит, я не приглашаю их в мою жизнь, – убежденно ответила я.
   Лиза воскликнула:
   – Согласись, лучше реальный взгляд на жизнь, чем убаюкивание себя иллюзиями.
   – Самое реальное восприятие именно в том и состоит, чтобы научиться радоваться и быть благодарным тому, что есть в нашей жизни, – возразила я. – Когда я готова обидеться, я закрываю глаза и пытаюсь представить рядом с собой другого мужчину. Но у меня ничего не получается.
   Лиза сидела неподвижно и изучала чек, который принес официант. Я достала деньги и протянула ей. Она взяла их, пересчитала, добавила свои и положила на стол.
   – Темнеет, уже поздно. Меня ждут, – сказала я извиняющимся тоном.
   Лиза тоже стала собираться.
   – Прости за резкость. Но потом ты поймешь, что я была права. Любить таких – себя не уважать, – произнесла она поучительным тоном.
   Я взяла со стола печальный бледно-лиловый букет, который она мне подарила, и грустно улыбнулась:
   – Пора прощаться. Рада была тебя видеть.
   – Пиши! – Она чмокнула воздух возле моей щеки.
   Я вышла из ресторана и быстро направилась к мосту. В голове все перемешалось. «Таких любить – себя не уважать», – её слова как ядовитый смог мешали мне дышать.
   Наконец, вдали я увидела знакомый и до боли любимый силуэт в темном плаще. Гулко застучало сердце: «Любить тебя – уважать себя, любить себя – уважать тебя. Любить себя – любить тебя».
   Я ускорила шаг и побежала тебе навстречу.
Чтение онлайн



1 2 3 [4] 5 6 7 8 9 10 11

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация