А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Кошмар с далекой планеты" (страница 4)

   – Чеснок от всего помогает. Вообще, все пираты каждый день съедали по…
   Аврора застучала зубами. Замерзла, бедняжка, попросила:
   – Давай посушимся, а?
   Я тоже, кстати, чувствовал некоторый холод. Хотя солнце и светило, водичка все-таки была не тепленькой, и ветерок к тому же. Я собрал сушняка, поджигать вот только было нечем. Можно, правда, высечь искру из «плаксы»…
   – Давай из машинки батарею достанем, – предложил я. – Чирканем…
   – Не, батарея может разрядиться.
   – Тогда есть другой способ, – я выжимал рубашку. – Очень действенный…
   – Какой? – Аврора выжиматься не спешила, стеснялась.
   – Вон видишь кипарис? – Я указал пальцем. – Или секвойю? Короче, древесину с шишками? Вот если разбежаться и как следует лысой башкой долбануться, то искры вылетят. И тут самое главное – успеть подсунуть трут…
   Аврора плюнула. Сняла с шеи навигатор, уставила в зенит, сверилась с бегом светил.
   – Вдоль берега идем, – сказала она. – Обсохнем по пути. Шесть километров в час. Быстрым шагом. И скоро будем в Монмартре.
   – А может, все-таки лбом в секвойю?
   Но Аврора, покачиваясь, прошла мимо и скрылась в чаще. Я немного постоял и двинул за ней. В эту самую дремучесть.
   Насчет шести километров в час она сильно преувеличила. Лес был не очень проходимым, настоящим буреломом, пробираться сквозь него оказалось непросто. Папоротники, лишайники, мхи, множество невысоких, но чрезвычайно жестких елочек, вовсе незнакомые растения. Я благоразумно продвигался вторым, оставив Авроре почетную обязанность работать ледоколом. Получалось у нее плохо. Продавливаться через зелень было трудно, без электрокосы, без обычного мачете, Аврора выставляла вперед плечо и рассекала пространство им. Я едва успевал вставиться в освобожденную пустоту, за мной же зелень мгновенно сходилась в стену.
   Неудобно. И страшновато. Лес должен был жить, шуметь птицами, кричать дикими зверями, одним словом, клокотать, а тут ничего. Только наши шаги и шорох падающей воды. То ли уже МоБ, то ли так и должно быть, непонятно. Вообще, мы правильно сделали, что не стали сушиться – сверху, с крон деревьев, беспрестанно сыпался мелкий дождь, смешанный с пыльцой цветов, дождь получался разноцветным. И я, и Аврора расцветились чудными радужными разводами и сделались похожи на ярких тропических птиц, нет, все-таки Гоген не зря являлся планетой художников. К сожалению, при всем своем великолепии дождь был холодным, колючим и ловко пробирался за шиворот.
   А еще мне постоянно чудилось, что за нами наблюдают. И Авроре казалось, она тоже то и дело озиралась, так неловко, будто бревном ушиблась.
   Впрочем, присутствовали и приятные моменты. Во-первых, Аврора живописно расцарапала лысину, во-вторых, цветы. Примерно через час дремучести начались цветы. И теперь они были почти везде. Сверху, вокруг, под ногами. Разных форм и расцветок, большие, маленькие и даже какие-то летающие – они плавали в воздухе и норовили проскочить в легкие при каждом вдохе. Сам же воздух был наполнен запахами столь дикими, что уже через несколько минут мы перестали этот аромат чувствовать. Деревья – многочисленные разновидности елок и сосен были украшены этими цветами, отчего создавалось отчетливое ощущение Нового года. Хотелось просто сесть и смотреть на эту красоту, ничего не делать.
   Через два часа Аврора выдохлась и повисла в лишайниках.
   – Если верить навигатору, мы продвинулись на семь километров, – сказала она. – До Острова еще далеко. А уже темнеет…
   Аврора поглядела вверх.
   – Смеркалось, – сказал я. – Благородная Розамунда устало пала в объятия пуховой перины…
   – Где ночевать будем, Аут?
   – Где-нибудь… Я думаю, что через пару-тройку миль мы выйдем к постоялому двору, где нам будет предложен горячий ром… То есть просто ром, ну и какая-нибудь там баранья нога. Хотя ты бараньи ноги не уважаешь. Слушай, а твой синтезатор, он что, утонул? Теперь ты, наверное, голодать начнешь.
   – В лесах опасно, – не услышала меня Аврора. – Тут…
   – Тут везде опасно, – перебил я. – Везде. Ты, кстати, заметила, что на реке тоже пусто? Что ни дельфинов, ни бегемотов, ни фламинго?
   – Ну…
   – Это МоБ. Наверное, вся эта фауна взбесилась. И где-то рыщет тут. А на берегу даже влезть некуда, там все деревья низенькие.
   – Ты предлагаешь забраться на дерево?
   Аврора задрала голову.
   – Конечно. Метров на двадцать. Обвяжемся лианами и переночуем.

   Глава 5
   Мегабык

   Обвязываться лианами не пришлось – отыскали дерево с развилкой. Кедр. Во всяком случае, с шишками. Устроились в развилке с удобством, даже ноги вытянули. С подъемом, правда, некоторые трудности возникли, я-то взобрался легко, я человек спортивный, а вот Аврору пришлось поднимать. Руки ее не держали, устала, бедняжка, от плавания, обвязал ее лианой поперек тушки и втянул. Хотя имел полное право бросить – пираты отличаются коварностью и всегда готовы воткнуть нож в спину.
   Но пожалел. Даже куртку ей свою предложил, и она даже не отказалась, завернулась в нее и уснула сразу. Я тоже уснул почти мгновенно, однако очень быстро проснулся. Не знаю отчего, кольнуло меня что-то будто. В пятку.
   Открыл глаза – тишина. Холодно. Звезды в небе мерцают, созвездия чужие, кривые, ничего интересного.
   И вдруг бах!
   Дерево дрогнуло. Так, будто боднул его кто-то. Я вылетел со своего места, успел схватиться за первую попавшуюся ветку, она сломалась, я успел схватиться за другую. Повис. Поглядел вниз. Темно. Звезды, конечно, светят, однако поверху, что там у корней происходит, не видно.
   Посмотрел в сторону. Аврора застряла в ветвях и лишайниках и теперь шевелилась, как пойманная в сети рыба. Не проснулась еще толком.
   Я прикинул – каких размеров должен был быть этот бодатель, чтобы дерево такой толщины покачнулось. Масштабы впечатляющие…
   – Что тут такое? – промычала Аврора.
   И тут же внизу боднули еще.
   Дерево снова качнулось, но я удержался, проявил чудеса, можно сказать, акробатики.
   – Мама! – совершенно позорно, не по-пиратски крикнула Аврора.
   – Настоящие пираты высказываются в подобных случаях по-другому, – заметил я. – В том числе и про маму.
   Крепкие, суровые шутки в самых критических ситуациях – визитная карточка каждого уважающего себя космического пирата, так еще Игги Джигс говорил. Вот взять меня. Я болтался на ветке. Под ногами двадцать метров воздуха, внизу непонятно что. Конечно, двадцать метров не так уж и страшно, я в свое время окончил курсы высотных прыжков, рекорд сорок четыре метра, правда, ногу тогда сломал. Так что пространство меня не очень пугало. И я шутил. Так крепко, просолено, мне начинало нравиться быть пиратом.
   – Аут… – Аврора отыскала меня глазами. – Ты чего там делаешь?
   – Да вот, воздухом дышу, – ответил я. – Удивительно свежий тут воздух…
   – А у меня тут землетрясение…
   Аврора еще что-то хотела сказать, но и вторая ветка тоже подломилась, и я стал падать вниз.
   Я сразу сгруппировался, развернулся на правый бок и расслабился, чтобы упасть без последствий, соплей. Услышал, как Аврора заверещала наверху, – а еще флибустьерша! Учить ее и учить, ладно, потом проведу беседу… Шмяк!
   Соплей не получилось. Я приземлился на какую-то гладкую поверхность, но не отскочил, а неприятно завяз, как доисторический комар в доисторической смоле. Попытался выбраться, стал выталкиваться, однако субстанция держала крепко. И темно еще. Совсем, ни звезд, ни зги, короче, сумерки богов. Вроде бы никакой липучки под деревом не было, может, сгусток смолы…
   Поверхность подо мной шевельнулась.
   Как-то раз, лет девяносто пять назад, мы реконструировали Перестрелку в Фолсон-Крик. Ну, это Дикий Запад, девятнадцатый век, ковбои, револьверы. И для придания колорита устроили родео. Я, разумеется, как самый бесстрашный, запрыгнул на самого бешеного быка и даже просидел на нем шесть секунд.
   Очень похоже. Как будто оказался я на спине быка, но только не с Дикого Запада, а какого-то просто гигантского. Как говорили раньше, во времена профессора Мессера, Мегабыка. И не просто оказался, а вполне к нему прилип и пристал, как Братец Кролик к Смоляному Человечку.
   Мегабык начал двигаться. Пятиться. Медленно, но бестрепетно. Как крейсер «Аврора». Я сразу догадался, зачем он это – протаптывает полосу для разгона. Чтоб боднуть дерево посильнее, бодучка этакий.
   Тут уж я зашевелился посильнее, чтобы выбраться из этого просака, но спина не пускала. Освобождалась рука – тут же увязала нога, ну и так по кругу. Мегабык между тем замер и внутренне зашевелился, видимо, перед сокрушительным разбегом.
   – Аврора! – заорал я. – Держись!
   Бык рванул с места. Понесся. Земля задрожала.
   Удар.
   Это он, видимо, боднул дерево. Меня выдрало из каучуковой спины. Я должен был врезаться в ствол и уже морально приготовился к расплющиванию, но расплющивания почему-то не случилось. Полетел я сам по себе, как стрела, выпущенная Амуром.
   И думал еще, рассекая лапник и прочую мелкую растительность. Что-то много я в последнее время летаю. А между тем я в летчики не записывался, я реконструктор, человек серьезный. Почему вот эта Аврора не летает, как птица? Ей сподручней, она лысая, аэродинамика повышенная. А мне летать ни к чему вовсе…
   В дерево я все-таки воткнулся. Ну, не в дерево, в заросли лиан. Застрял, запутался. Где-то в стороне послышался свист. Как компрессор какой-то. Воздух зашипел.
   Не, сначала я не понял, к чему эти свисты и шипения, решил, что мегабык этот шею себе немного сломал. Но потом вдруг до меня дошло – это ведь он принюхивается так! Вернее, вынюхивает.
   Стоп! Сказал я себе. А с чего это вдруг за мной тут кто-то охотится? Здесь же вроде бы никаких хищных животных…
   МоБ. МоБ мог трансформировать мирных животных в опасных. И не подавиться.
   – Аврора, держись! – крикнул я и рванул к дереву.

   Глава 6
   Ежиные бега

   Я заблудился.
   Банально заблудился. Мимо дерева я пролетел. Там все стихло, и определить в ночном лесу направление я не смог. Свистел, кричал, звал Аврору, она не отзывалась. И я куда-то попер. Шагал всю ночь. Топ-топ, искать Аврору было бесполезно. Заблудились. За себя я не очень переживал – солнышко взойдет повыше, и я определю направление. В сторону «Чайки» или в сторону художников, как карта ляжет. А вот Аврора…
   У Авроры есть «плакса». У Авроры есть навигатор. Она не заблудится. Если она отбрыкалась от мегабыка, то вряд ли ей что-то еще угрожает. Хотя девчонка, конечно, девчонки всегда в разное… влипают в разное, одним словом.
   Когда солнышко вскарабкалось на свою проектную высоту, я определил, в какой стороне река. Дойду до реки, а там посмотрим…
   Оно кинулось на меня сразу, не раздумывая. Я сделал единственное, что мог сделать, – побежал.
   Еж. Оно было как большой седой еж. Большой, размером с корову. Когда я выскочил из зарослей на него, он как раз завтракал. Кем-то вроде другого седого ежа, поменьше. Поднял на меня окровавленную зубастую морду, сверкнул глазами, и я сразу понял, что на завтрак подхожу ему гораздо больше, чем его колючий собрат.
   Реакция у ежа оказалась просто отменной, зыркнул на меня – и кинулся, дожевывая на ходу. А я еще три шага вперед по инерции сделал.
   Как назло, деревья вокруг произрастали до крайности неудачные – местные сосны – самый нижний сучок в пяти метрах, а стволы гладкие, не уцепишься. Свисающие вниз лишайники тоже не очень подходили для вскарабкивания – обрывались. При этом бег они замедляли изрядно, очень скоро я оказался весь окутан этими лишайниками, как кокон. Причем консистенцию эти лишайники имели тоже крайне вредоносную – липкую. При этом выглядели они вполне живописно, как все на этой планете. Даже дурацкий еж – и тот выглядел красиво.
   Бежать меж тем становилось все тяжелее и тяжелее. Конечно, этот нелепый мегаеж тоже затормозился, несмотря на то что он сложил свои иголки, в лишайнике он путался не хуже меня, если я стал похож на кокон, то он вообще на бабая какого-то. Страшный, как кикимора, тащил за собой грязные серые простыни. Цветов тут почему-то не было, цветы придали бы нашему приключению особый колорит.
   Еж между тем принялся хрюкать. Все ежи хрюкают, что-то у них с носом там. А этот хрюкал с аппетитом, жаждал моей плоти, зараза. Никогда не думал, что ежи – такие кровожадные твари.
   Впрочем, скоро мне повезло – еж набрал на себя столько паутины из лишайников, что не смог двигаться. Застрял и принялся в ярости обкусывать мешающие веревки из лишайников. Я воспользовался передышкой и тоже стряхнул с себя всю эту зеленоватую дрянь, хотя мне было сложнее, чем ежу – зубами пользоваться не получалось. Но я справился. И даже быстрее ежа.
   И тут мне повезло второй раз. Едва я сбросил с себя последние путы, как увидел полянку. Чудесную зеленую полянку. Даже не полянку, а настоящее поле – размером с несколько футбольных и с ровной травкой, сделавшей бы честь самому приличному газону.
   У меня в голове тут же сложился план – добраться до этого газона и оторваться по нему от ежа, на прямой я обставлю любого ежа, хоть гигантского, хоть морского. Я отряхнул с плеч прах лишайников и дернул в сторону газона. Еж, почуяв, что добыча ускользает, издал яростный вой. Какое все-таки мерзкое животное! А моя мама на даче, между прочим, целый ежиный выводок молочком подкармливала! А они ответили такой чернейшей неблагодарностью. Вернусь на Землю, организую Антиежиную Лигу! Будем терроризировать этих чудовищ повсеместно! Закажу себе ежовые рукавицы! Сошью себе ежовую шубу!
   Рев. Рев за моей спиной наполнился торжествующими нотами, я быстро оглянулся и обнаружил, что мой враг освободился от пут и вновь пустился в погоню. Рысью. Или галопом. Быстро, короче.
   Но я уже набрал преимущества. Зелень была все ближе и ближе, я несся большими скачками, как благородный олень. Почему-то бежать было довольно легко, наверное, в местной атмосфере много кислорода. Мне облегчение. Последние сто метров по лесу я проделал в темпе олимпийского чемпиона, на зелень влетел со скоростью пули…
   Каждый год в Англии в болоте тонет полчеловека. То есть каждые два года – один человек. Казалось бы, Англия – приличное, комфортное место, однако тонут, тонут, народ стал беспечным, себя не бережет.
   Я влип почти сразу. Успел сделать шагов пять, хотя сразу почувствовал – дело дрянь. Под ногами все колыхалось, будто я бежал по жидкому воздуху. На шестом шаге я провалился. Сразу по пояс. Красивая травка разошлась, наружу выплеснулась жижа, я дернулся и застрял.
   Еж с хрюканьем влетел за мной.
   Только он был умнее. А может, разогнался не так сильно. Чуть-чуть завяз и сразу выскочил. Протрубил и принялся рыть копытами землю. Лапами, у ежа не бывает копыт. Хотя у этого, кажется, были.
   Я погрузился еще. Немного, сантиметра на полтора. Еж разочарованно хрюкнул. Его можно понять – полчаса носиться по лесу только для того, чтобы потом лицезреть, как завтрак с чавканьем уходит в болото.
   Я стал быстренько вспоминать, как рекомендуют спасаться из трясины. Кажется, надо раскидывать в стороны руки. Чтобы медленнее погружаться. И лучше лежать на спине, на спине тонешь хуже.
   Между тем еж не собирался отказываться от своих гастрономических планов. Поглядывал на меня злобными глазками, облизывался, хрюкал и шевелил колючими ушами.
   Погрузился уже выше пупа. Стал отклоняться на спину, стараясь улечься так, чтобы тонуть помедленнее, но на спину уже не получилось. А попытки лишь усугубили мое положение – только глубже завяз.
   Еж начал потихоньку забредать в топь. Осторожно, по шагу, не спеша, вытягивая в мою сторону длинный подвижный нос. Я набрал слюней и плюнул. Не доплюнул. Еж щелкнул зубами.
   Я тоже щелкнул, – а вдруг это его отпугнет?
   Не отпугнуло. Еж оступился, завяз, с визгом выбрался на сушу. Я обидно расхохотался, и мне показалось, он понял, что я смеюсь над ним.
   Еж рыкнул и предпринял другую попытку до меня добраться. Он высунул язык.
   Язык у него был, как у муравьеда – беспокойный и наглый, гадкий поганый язык выставился на метр и не остановился, ощупал землю, затем пополз в мою сторону. Как-то даже самостоятельно, без участия ежа. Этакая фиолетовая змея.
   Язык подбирался ко мне. Упорно, сантиметр за сантиметром выдвигаясь из разинутой ежиной пасти. Я ждал. У меня возникла идея. Ежиный язык приблизился на метр, я чуть не рассмеялся – все-таки еж, хоть и гигантский, но все же тупой. Когда язык приблизился на полметра, я его схватил.
   Еж дернулся, рефлекторно захлопнул пасть и…
   Хоть что-то приятное. Безмозглая тварь завизжала и принялась носиться кругами. Пару раз хлопнулась башкой о деревья. Я погружался дальше, а в правой руке у меня извивался ежиный язык. Он некоторое время продолжал жить сам по себе и даже пытался обвить мои пальцы. Я как следует размахнулся и запустил язык в глубь болота, пусть тоже тонет, как я.
   Еж продолжал сходить с ума и биться головой о деревья, я не обращал на него особого внимания, пусть поразвлекается, я пытался вспомнить – есть ли в истории прецеденты съедания великих людей ежами или утопления оных в болотах.
   То ли голова работала не очень, то ли мне следовало пополнить свои исторические знания, но вспомнить достаточное количество прецедентов я не смог. Кажется, какого-то французского короля поднял на рога олень… или лось… впрочем, это вполне мог быть и кабан. А раньше медведи, они задрали то ли римского императора, то ли сенатора, когда тот отправился прокатиться по варварским провинциям. И все.
   Барбаросса утонул в реке. И Ермак. В трясине никто. Видимо, утопление в трясине было скорбной участью людей простых и невыдающихся. И меня. Конечно, еж был гигантским, а трясина коварной, однако, как водится, история сметет эти детали со своих скрижалей. Останется же простой факт – великого и грозного Антона Жуткина… тьфу ты, совсем сбили с мысли, Антона Уткина загнал в трясину еж. Несколько сомнительная гибель… ироническая, прямо так скажем.
   Я дернулся, стараясь освободиться. Конечно же, не получилось. Еж тем временем прекратил оплакивать свой утерянный язык и снова заинтересовался мной. И в этот раз в его глазках читался не только голод, но еще и гнев. Гневный ежик гневно ежит, гадки гадкие в Бразильи…
   Ежик воинственно прорычал и накинулся на дерево, и стал в ярости его грызть. Какой идиотский, однако, еж, просто замшелый какой-то… Впрочем, получалось у него неплохо – грызть. Откусывал большие куски, выплевывал, откусывал – выплевывал. Вот оно, мобильное бешенство, как людей уродует. То есть ежей.
   Погружение дошло до груди, я немножко заволновался. Потому что я понял ежиный план – он перегрызет эту ракиту, она упадет в болото рядом со мной, еж по раките потихонечку до меня доберется и перекусит.
   Сначала отъест уши, могу представить.
   Я заволновался сильнее, когда он догрыз до середины, и дерево начало потрескивать. Как-то быть объеденным бешеным ежом не хотелось. Еж между тем ярился – он разгрыз дерево уже почти до конца…
   Кстати, такое тоже бывало, кажется, штамм «Гулливер». Увеличивал размеры жертвы в восемь раз. И агрессивность. Помню-помню, кажется, на Ганимеде. Там на астростанции некий энтузиаст содержал соловьев. И соловьи эти попущением Вселенной обмобились. Ну, то, что соловьи стали гигантскими, – это ладно, но петь ведь они начали тоже в восемь раз громче. И от этого пения барабанные перепонки разрушались у всех находящихся в окружности двадцати метров. Когда на Ганимед прибыл корабль КС, половина работников станции сошла с ума, другая половина оглохла. Соловьев, разумеется, вывезли на Немезиду.
   Видимо, здесь, на Гогене, был тот же штамм. И ежи стали гигантскими.
   А дальше опять было смешно. Так, что я даже стал подозревать, что это гигантский еж-неудачник. Есть такие существа, что среди ежей, что среди людей, – притягивают разные глупые неприятности. На них вечно то кирпичи падают, то на банановой кожуре они поскальзываются, а то и в люк проваливаются. Идут-идут – и в люк. Видимо, этот еж был из этой же породы. Хотя, конечно, это ведь не здешний еж, это МоБ, он вселился в ежа и теперь пытается меня слопать. Удачненький день. Впрочем, чему тут удивляться – путь любого великого человека – это путь терний, колючих проволок, побед, свершений и гигантских ежей.
   Надо будет потом, ну, когда все эти дела улягутся, проверить насчет этих ежей – как они, на самом деле такие развинченные или это просто мне повезло. Если подобные неудачи – это признак породы, то подобного ежа неплохо бы раздобыть, на сумасшедших животных у нас спрос.
Чтение онлайн



1 2 3 [4] 5 6 7 8 9 10 11 12

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация