А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Предсказание" (страница 6)

   Глава 9

   Из белых облака сделались серыми, как крысиные шкурки, целое полчище крыс. Вот они скомкались на краю горизонта, зажались в комок и вдруг раскрылись пружиной в полете, как гигантская белка-летяга. Ольга прорывалась к дому, настигаемая крысиной армией. Пятнадцать минут назад она отказалась работать с проклятым предсказанием, а теперь нужно было драпать.
   «Ах, как это непрофессионально, следовало наобещать с три короба и уйти, не попрощавшись. Можно было попытаться получить аванс. А потом ищи-свищи, когда мы с Лешкой будем уже в Германии, где можно затеряться, сменить имена и внешность. Затаиться, пока о тебе не забудут. Питер погибнет? Ну, этого же можно уже и не узнать. Быстрей, быстрей! Главное, обогнать время, перепрыгнуть через колесо истории, а не служить белкой в колесе, не зацепиться за него одеждой, не очароваться его радужным блеском». Время поджимало, сдавливало тисками, заставляя все время бежать. «Бежать, чтобы хотя бы оставаться на месте», – вспомнила она «Алису».
   Все же было нормально – и полетело буквально из– за ничего после того как полгода назад она нашла и передала заказчикам то старинное копье. На ее взгляд, – так, ничего особенного, палка как палка. Зато заказчики не могли сдержать восторгов. Хотя дело-то было плевое, она почти ничего не предпринимала, буквально пошла по указанному ей адресу и отыскала его среди других ритуальных предметов, хранящихся в запаснике Музея религии и атеизма. Но вот потом, когда отдала, все и пошло наперекосяк, как будто талисман из рук выпустила: и братки, и Иннокентий Иванович, да и вообще непруха.
   Машина остановилась. Ольга распахнула дверь, несколькими прыжками поднялась на третий этаж и влетела в квартиру. Все уже давно было собрано и отослано на вокзал. Она принципиально отказалась от самолета, где пришлось бы регистрироваться под чужим именем.
   Алексея не оказалось дома. Охранника тоже не было. Возможно, они задержались по пути из школы. Ольга огляделась, соображая, не забыла ли чего-нибудь, когда прозвонил телефон.
   Она вздохнула и взяла трубку.
   – Что же вы меня подводите, дорогуша? – замурлыкал ненавистный баритон заказчика. – Так дела не делаются, я же вас предупреждал, что речь идет об очень влиятельных людях. А вы бежите, как крыса с корабля. Что это такое?..
   – Я не бегу… – Ольга вздохнула, стараясь придать голосу как можно больше спокойствия. – С чего вы взяли, что я бегу? Я просто не могу выполнить эту работу, – она закурила. – Я не историк. Поймите, я даже не знаю, где копать. Это не мой профиль. Я же вам сразу дала понять, что ничего в этом не смыслю. А вы убили Леночку за то, что я отправила вам отчет о сожжении Медведева. Но откуда я могла знать? Я дала задание, человек что-то перепутал, может, там было несколько Медведевых! Как я могу вести дело, в котором ничего не смыслю?
   – Дурные подчиненные есть у всех. Их надо наказывать. Какая разница, одного или другого? Главное, что мы друг друга понимаем. А если завтра рухнет Питер, жертв будет не в пример больше, и ваше, с позволения сказать, издательство погибнет. Ваше издательство, кстати, оно уже наше. И все, кого вы хоть сколько-нибудь любите… Короче. Меня не интересуют бабьи истерики. Скажу больше, мои партнеры отзываются о вас как об очень сильной и умной женщине. И они считают, что вы что-то знаете о гибели Питера, но почему-то не хотите поделиться информацией. Действительно знаете?
   – Да не знаю я! – взорвалась Ольга. – А знала бы, неужели вы думаете, что не продала бы вам эту информацию?! С какой стати?
   – Ас такой, чтобы уничтожить нас всех вместе. – повысил голос Иннокентий Иванович. Вы же умная женщина. Накопали? Нет? Не будьте такой упрямой. Мы, конечно, не станем подвергать вас пыткам, через которые прошел наш герой, уж слишком архаично железным-то кнутом двадцать пять раз по обнаженному телу, срывая клочки кожи. Но и у нас есть кое-какие методы, с помощью которых мы можем заставить человека работать. Вы слышите меня, дорогая?
   Ольга кивнула. Но на другом конце провода ее поняли.
   – … Только теперь условия изменились. Мы больше не можем доверять вам, сами понимаете, сегодня вы наговорите с три короба, а завтра возьмете и свалите за границу. Так что мы вас никуда не отпустим. Вы и ваш драгоценный мальчик будете сидеть здесь. И в час икс Алексей будет стоять в самом опасном месте в городе и ждать.
   – При чем тут Алексей?! – не выдержала Ольга. – Алеша еще ребенок. У меня, между прочим, еще сестра есть, племянники – целых трое. У Алексея тонкая нервная система, и… может быть даже ему передастся мой диабет. Диабет всегда передается по матери. С этим, знаете ли, не шутят!.. – ноги подломились, и Ольга рухнула в кресло. Черный туман застил небо.
   – А вы, дорогая, больше ни за кого другого бороться не будете. Ведь так? Поэтому ваше задание меняется, и отныне мы потребуем не просто установить, что Санкт Петербургу на роду написано, а и спасти его.
   – Но как?! – Ольга цеплялась за краешек сознания, ее глаза давно уже видели один лишь мрак. Жаркая, черная кома, как сама смерть, щупала ее, загребая в свой мешок.
   – А это уже ваше дело. Алексей, как вы, наверное, догадываетесь, у нас. Так что если Питер потонет, ваш ребенок погибнет вместе с ним. Адью, мадам. Отчеты пересылайте прежним путем. Ошибка – жизнь.
   Последние искры света, еще как-то связывающие Ольгу с этим миром, погасли, и она погрузилась во тьму обморока.

   Глава 10

   Заместитель Ольги Дан Сергей Сергеевич Безруков был человеком умным, даже незаурядным. Но, как большинство интеллигентов, абсолютно не приспособленным к жизни, поэтому он занимался различными научными изысканиями, читал книжки и мечтал найти сильного лидера, эдакого Князя, все равно, светлейшим или темнейшим он окажется, не суть. Главное – втереться к нему в доверие и сесть за троном на правах второго лица в государстве, серого кардинала, тайного советника.
   Поиск Князя – дело серьезное, почти что оккультное. Потому как если Князя нет, его же, натуральным образом, придется создавать самому. «Ведьму надо воспитать в своем коллективе».
   А Князь – он же не ведьма, его из чего попало не создашь. Тут нужен особый знак, голубая кровь или, на худой конец, хотя бы несколько признаков гениальности, упертости и мощи. Потому как светлейший или темнейший Князь планировался не для того, чтобы он только приказы отдавал да каждый год летал со всей семьей на Канары. Князь должен был стать стенобитной машиной, вооруженным до зубов монстром, боеголовкой в микроволновке, наконец.
   Но никого создавать не пришлось. Ольга свалилась на Сергея стихийно и тотчас взяла бразды правления в свои руки. Всего за несколько лет из скромного издательства империя Дан разрослась до невиданных размеров.
   Сергей Сергеевич свято верил в гений Ольги, любя ее и ненавидя одновременно. Выросший в достаточно религиозной семье, он не уничтожил бы Дан, даже имея на руках все доказательства ее родства с нечистым и под угрозой гибели человечества. При этом он сам создавал для нее невозможные ситуации, в которых она могла бы запросто погибнуть, но почему-то неизменно выживала.
   С валидолом в руках Сергей ждал развития событий, понимая, что не представляет жизни без чудовищной начальницы. Но он просто не мог отказать себе в удовольствии испытывать этого монстра на прочность и ликовал, когда ей удавалось выбраться из тупиковой ситуации целой и невредимой.
   Естественно, как второе лицо в империи он тешил себя мыслишками о том, как чудненько он устроился бы на месте Ольги, но увы! На месте Дан могла быть только Дан. В ее отсутствие Сергей был способен максимум поддерживать дисциплину и следить за ходом работ. Все гениальные ходы принадлежали Ольге, отчего всем вокруг приходилось либо молиться на нее, либо спасаться бегством.
   Сегодня Сергей Сергеевич намеревался убедить Шлимана устроить встречу Ольги Дан с Агасфером. Он как раз придумывал очередной довод в пользу этого знакомства, когда увидел на мосту с золотокрылыми львами сидящую и мирно читающую книжку Ладу. Женщина была еще далеко от него, и Сергей Сергеевич свернул в подворотню, чтобы понаблюдать за ней.
   Да, сестры были потрясающе непохожи и похожи одновременно. Несмотря на то, что посаженная на жесткую диету и шейпинг Лада быстро худела, серенький Ольгин костюмчик смотрелся на ней роскошным нарядом, подчеркивающим ее божественные формы. В то время как любое, даже самое шикарное платье на худощавой Ольге смотрелось, в лучшем случае, как на вешалке.
   Лада была самой богиней любви, домашнего очага и покоя. Покоя, которого так жаждал Сергей. Тогда как Ольга олицетворяла собой скорее войну. Как там у Брехта? «Хочешь от войны хлеба, подавай ей мяса»!
   Ему вдруг представилось, что сестры являются двумя частями какого-то единого целого – лад, мир, покой с одной стороны, и война и смерть с другой.
   Он почесал в затылке: странно, как это раньше такая простая мысль не приходила ему в голову. Обе сестры были Данами, то есть данностями. Без Ольги он не мог жить, не мог творить, не умел зарабатывать деньги. Лада в издательстве появлялась не часто и пока его не касалась, но с ней были связаны такие вечные ценности, от которых он не посмел бы отречься под угрозой смерти Ведь он и сам мечтал обзавестись когда-нибудь семьей, завести детей.
   Сергей Сергеевич вспомнил, что Ольга частенько отсылала своего сына к Ладе, но дети Лады не переступали порога Ольгиной квартиры. Правильно. Потому как нечего им делать в мире войны. Вот подрастут, тогда…
   Лада служит Ольге. Люди рождаются для того, чтобы развязывать войны. Развивается экономика, исчезает безработица, все должны крутить колесо истории, а дезертиров – в расход.
   Пока Сергей Сергеевич наблюдал за младшей сестрой, Лада поднялась и, оправив юбку, зацокала каблучками по асфальту в сторону Невского. Сергей знал, что Ладу ожидают очередные киллеры, но позволил ей пройти мимо, успев, однако вдохнуть аромат ее духов.
   Странно, что киллеры умудрялись принимать за Ольгу это совершенство. Наверное, только безумный мог бы спутать двух сестер, но, тем не менее, подвох до сих пор не был раскрыт.
   «Интересно, почему же Ольга не наняла кого-то, более похожего на нее. Неужели обязательно рисковать пусть даже сводной, но сестрой? Неужели это только из-за желания уничтожать все вокруг»?
   И тут до него дошло: Ольга хочет свалить, сбежать, оставив для опознания человека с похожей кровью, с той же лепкой лица, а значит, таким же черепом. Запутать всех и, может быть, даже его самого. Эта мысль больно задела самолюбие Сергея. Он хотел уже окликнуть весело идущую на смерть Ладу, но сдержался. Испытания должна была пройти и она.
   Когда он входил в парадняк Шлимана, Невский вдруг сотрясся от взрыва, сразу же завизжало несколько легковых машин. Не оборачиваясь, Сергей Сергеевич захлопнул за собой дверь и, поднявшись на второй этаж, посмотрел в окно. Над каналом Грибоедова поднималось малоэстетичное облачко. Сергей Сергеевич полюбовался им минуты три и, вздохнув, пополз вверх по лестнице. Теперь из двух сестер для него существовала только Ольга.
   «Младшая сделала ход и проиграла, – сказал он себе. – Значит, думать о ней не стоит. Нет человека – нет проблемы».
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация