А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Предсказание" (страница 3)

   Глава 3

   Лада поравнялась с железной дверью издательства «Дар» как раз, когда та с грохотом растворилась, и оттуда вылетела заплаканная барышня с раскрытыми папками, из которых как попало торчали листы бумаги.
   – Будь проклята, Дан! Чтоб тебя разорвало, сука поганая! Тьфу! – проорала она на ходу и скрылась за утлом дома. Лада услышала звук рванувшей с места машины и вошла в дверь.
   «Ничего себе приветствие! Будем надеяться, что истеричка была конкуренткой. А значит, черт с ней. Но «"Будь проклята, Дан"?»
   Однако делать было нечего. Она прошла в приемную, где уже ожидали своей участи два литератора мужеского пола и одна перезрелая хипарка в вязаной кофте, больше похожей на скатерть, какие еще встречаются иногда в комнатках старушек. Хотя, не исключено, что кофта была сделана как раз из такой скатерти. Лада посмотрела на объемную грудь писательницы, мысленно располагая на ней чашки и бублики. Картинка получилась в духе Феллини.
   Тем временем дверь главного редактора открылась, и из нее вывалился бледный и обескураженный чем-то человечек с портфельчиком в дрожащих ручках.
   «Без кровоподтеков и синяков», – подметила Лада.
   Дело в том, что ее сестра, знаменитая Ольга Дан, отличалась бешеным темпераментом, крайней злобливостью, гневливостью и самодурством. Адская смесь хамства, грубости и крайнего интриганства сделала из нее единственного и последнего лидера кровавой литературы.
   Так, заключая договор «О передаче исключительных авторских прав на произведение», автор автоматически подписывался находиться в безусловном рабстве и зависимости от желаний самодурки. Неоднократно было замечено, что Ольга Дан избивала непослушных подчиненных как в своем кабинете, так и на их рабочих местах. Ей ничего не стоило побрить наголо молодую перспективную детективщицу, посчитав, что «тифозный» имидж подойдет ей как нельзя лучше и привлечет дополнительную выручку в издательство. Ольга спаивала людей, делая их зависимыми от спиртного, сажала на иглу, добиваясь духовного просветления и, естественно, подобающих гению текстов. Ольга подкладывала под авторов блядей, потом блядей с заразой. Лечила от пьянства, наркомании и СПИДа, который на поверку оказывался рядовым сифилисом. При помощи баб, наркотиков и выпивки Ольга создавала райские кущи, за право оказаться в которых бились не на жизнь, а на смерть самые известные из продаваемых писателей.
   И все это приносило ей немалый доход. Ольгу проклинали, регулярно пытались убить или пустить по миру. Ее клеймили в прессе, распинали в листовках. На Ольгу буквально молились и не канонизировали только потому, что боялись, что это не понравится ее темному покровителю.
   И именно к этому черту в юбке пришла Лада. Почему? Ну, наверное, потому, что Ольга умела работать. И, сжалься она над сестрой, дав ей редактурку, потом, надо думать, выжмет за это последние соки и будет грузить, грузить, грузить, пока не…
   Лада потерла виски:
   – Зато пока я буду работать у Ольги, буду сытой и при бабках. Как это у графини Паниной: «Нужный человек в нужном месте в нужное время». Уж лучше быть загруженной любимой работой, чем бегать по городу в поисках оной или сидеть дома перед молчащим телефоном.
   Меж тем из кабинета вышел следующий посетитель.
   «Опять по нулям» – определила Лада. К Ольге Дан приходят либо одержимые, либо конченые. Сейчас она разберется с отстоем и…
   Опередив следующего посетителя, в кабинет Дан ворвался плечистый охранник в камуфляже с маленьким, явно не уставным автоматом на груди.
   Из раскрытой двери до Лады донесся его громовой шепот.
   – Алексея охраняют двое лучших сотрудников. Пермские думают, что вы будете ждать автора в бистро на Думской, так что пока они разберутся что к чему, у нас добрых полтора часа. Но чем черт не шутит, лучше поторопиться.
   – Дерьмо! – Ольга Дан вылетела в приемную. – Я еще не говорила с Линдой. Она прислала свою девочку? Лена, все прочие встречи отменить, – зыркнула она на подоспевшую секретаршу. И, обведя взглядом посетителей, заметила Ладу.
   – Вы… как вас? Переводы? Да? Очень убедительно. Позвоните мне через недельку, – ее глаза, два острых лезвия, светились непререкаемым металлом.
   – Оля! Ты не узнаешь меня? – Лада смотрела на нее огромными испуганными глазами.
   «Вот сейчас уйдет. И все».
   – А… Ты? – Дан обдала сестру холодом и тут же перевела взгляд на зеркало, в котором они отражались. – Ты как тут? По какому вопросу?
   – Я, понимаешь, Оля…
   – Быстрее. Четче. Только суть. Минута, – отчеканила Дан и, взглянув на часы, сообщила: – Время пошло.
   – Литературная обработка, редактура, ну, может, хотя бы корректура, – выпалила Лада.
   – Понятно. Пошли.
   Лада вошла в просторный кабинет. Стол буквой «Т», на котором проще пытать, чем работать. Карта города над креслом начальника, шкаф, безвкусные диванчики. Все как обычно.
   – С письмами работала?
   – Эпистолярный жанр мой любимый, – соврала Лада.
   – Решено, – Ольга вытащила из ящика стола, как показалось сестре, первую попавшуюся папку и сунула ей в руки. – Поедешь сейчас на Думскую в бистро «Игуана». Там тебя будет ждать известный патологоанатом Василий Маркович Мартон. Отдашь ему материалы и заберешь письма и записки. А то у него стиль изложения хромает. Ясно?
   – Ясно! – Лада не могла поверить своему счастью.
   – А ясно, тогда раздевайся.
   – Как?
   – Ольга, у нас нету времени, – попытался вставить словечко охранник и тут же исчез за дверью.
   – Василий Маркович не лох какой-нибудь. Ты будешь работать как его секретарь, так что и одеваться должна соответственно.
   И Ольга, недолго думая, вытащила из шкафа вешалку с серо-зеленым костюмом и бросила на стол перед Ладой.
   – Быстро, у меня времени нет. Свои вещи оставишь здесь. Никто их не тронет. Через тридцать минут Василий Маркович будет тебя ждать. Опаздывать не рекомендую.
   – Полчаса! Но только до метро минут двадцать. – Лада испуганно уставилась на Ольгу.
   – Поедешь на моей машине. Все. Аркаша, проводи.
   С этими словами Ольга развернулась на сто восемьдесят градусов и вылетела из кабинета. Со стороны могло показаться, что она выстрелила собой, словно камнем из рогатки. В ту же секунду верзила охранник шаркнул ножкой и вытащил Ладу за дверь. На улице ее уже ждал голубой «Фольксваген».
   – В один конец, – буркнул он водителю, помогая Ладе усесться на сидение. Из вещей у нее в руках была только заветная папка с надписью «Разное», которую Лада прижимала к груди.

   Ольга и ее заместитель по маркетингу Сергей Сергеевич Безруков сели в следующую машину. Какое-то время оба молчали.
   – Оля, а кто эта женщина? – во время переодевания Лады Сергей Сергеевич возник в кабинете директора, словно сотворился из воздуха. И спокойно пронаблюдал всю сцену антистриптиза.
   – Женщина? – Ольга посмотрела в глаза заму. – Сестра.
   – Сестра? – ужаснулся он. – И вы отправили ее туда?!
   – Сводная. Не сестра и была, – Дан сплюнула на пол. – Жаль, костюм почти новый.

   Едва Лада устроилась со своей папкой у указанного водителем столика, как раздались автоматная очередь и звон разлетающегося вдребезги стекла.
   Отвезший Ладу водитель «Фольксвагена», теперь преспокойно стоящий в двадцати метрах от кафе, вынул из нагрудного кармана куртки трубу, и, набрав номер, произнес:
   – Успели к сроку. Пермские ничего не просекли. Возвращаюсь в издательство.

   Глава 4

   Дурные предчувствия не покидали Дан. С тех пор, как она получила задание разобраться с предсказанием о гибели Питера, все пошло наперекосяк.
   Во-первых, издательство «Дар», используемое Ольгой в основном для прикрытие своей истинной деятельности, не занималось историческими романами, а, значит, и в архивах никто особо не умел рыться и прямых специалистов-историков не было.
   Во-вторых, пророчества и предсказания – скорее мистическая тема, нежели криминальная. Можно, конечно, постараться и откопать реальные документы прошлых веков, но это же ни в какие ворота не лезет.
   Клиент стоял на своем. Отказывать таким людям было не в правилах Дан. Да и не потерпели бы они отказ.
   Из последнего непродолжительного телефонного разговора Дан уяснила следующее: почему-то шишка верил в это предсказание самым настоящим образом, собираясь в случае, если правильность его подтвердиться, мотать удочки пока не поздно.
   «Бизнес многих деловых людей напрямую связан с Питером», – вдалбливал ей высокопосаженный.
   «Скорее всего, они торгуют землей, – рассуждала про себя Ольга, – так, в случае реальной опасности можно и распродать ее конкурентам, чтоб их покорчило. Деньги за разгадку сулились такие, что ни в сказке сказать, но и ошибиться в таком деле не моги. Одно слово: если тебе не везет с первого раза, работа сапера не для тебя.
   И теперь в ее кабинете сидел человек, которому она могла доверить это дело. Доверить поиск, а не получение гонорара, разумеется. Поэтому и действовать следовало не сразу, а как бы издалека.
   – Итак, – Ольга одарила Сергея Сергеевича доброжелательным взглядом. – Вы хотели рассказать о тенденциях в литературе, которые вам удалось обнаружить. – Она кивнула, приготовившись слушать, но думая при этом о своем.
   Миниатюрные кисти зама задергались, как бывало всегда, когда Ольга обращалась к нему с высоты своего положения. Мелкий, щуплый, бесцветный, – он раздражал бы ее меньше прочих мужиков, если бы был неподвижным чучелом в углу кабинета. Пугалом, на которое посетители вешают плащи и нахлобучивают шляпы. Но в качестве человека Сергей временами ее даже бесил. И все же она терпела, памятуя о недюжинном уме и интуиции бесцветного человечка.
   – Итак, – повторила она, придавливая Сергея Сергеевича, как ненавистного таракана. – Я вас слушаю.
   – Я только сразу предупреждаю, что это не боевики, не мордобой и не мужское чтиво, – протараторил заместитель, испуганно поглядывая на директоршу и не веря в собственную смелость.
   – Не чернуха, не грязнуха, и не порнуха, – помогла ему Ольга. – Ну и слава Богу. Если это будут покупать, то почему бы и нет.
   Она потянулась. Ольгу Дан раздражало, что все вокруг считали ее приверженкой бульварного чтива. В то время как она всего лишь занималась маркетингом.
   – Да расслабьтесь вы, Сергей Сергеевич. Мы ведь уже запустили пробную серию лечебки. И заметьте, никто пока не умер. Я вложила бабки и скромно жду, когда, согласно вашему прогнозу, поплывут денежки. А сегодня вы вдруг заявляете о новой тенденции. Чудесненько. Правда, это означает расширение производства или замораживание старых проектов. Да? – она скорчила комичную гримаску. – Меж тем денежки писакам заплачены, агенты дрыгаются, партнеры изображают судороги, а отдел маркетинга в вашем лице заявляет, что все это фуфло и надо заниматься новыми тенденциями. Я в восторге!
   Сергей побледнел и попытался было встать, но Дан опередила его, пригвоздив к стулу убийственной улыбкой.
   – Не пугайтесь, Сережа, где наша не пропадала! В случае неудачи возместите убытки, и все. На крайняк подключите Шлимана, он ведь ваш приятель. А за компанию, как известно, и жид удавится. Так что смотрите. Пойдет ваш новый проект – я вас по-честному в долю возьму, а нет – будете возвращать денежки. Рулетка…
   – Я собственно… Но, впрочем, Шлиман со мною согласен, с его астрологической точки зрения как раз эта тенденция вполне видна. Но я не знаю, своевременно ли? Дело в том, что самый интересный момент планируется лишь в две тысячи шестом году, а потом все пойдет точно по нарастающей, так что времени на раскрутку сколько угодно, – он поправил круглые очочки.
   – В общем, просматривая литературу последних лет, я заметил сильный скос к мистицизму. Во всех текстах, которые я получил, фигурируют черные и белые ангелы, архангелы, духи, забытые боги…
   – Что же такого? Я издаю боевики – мне и несут боевики. Возьмись я завтра за костюмчики для Барби, – потащат кукольные тряпки и домики. Все знают, что вы всему на свете предпочитаете эзотерику и магию, а Шли– ман роется в астрологии.
   – В том-то и дело, что Шлиман роет. И сколько-то лет назад рыл! Думаете, совпадение? Сколько сейчас повторений на имена? В литературе, на эстраде…
   – Шлиман роет. Да, вот фамилия так фамилия, это тебе не Иванов-Петров-Сидоров. Хотя, может быть, среди евреев это не такая уж и редкость…
   – Шлиман – это еще ничего! – Лицо Сергея порозовело, что случалось с ним не часто. – Скажите, помните ли вы фамилию человека, производившего в нашей стране опыты над собаками?
   – Павлов… – Ольга развела руками.
   – А теперь усложняем задачу. Кому мы обязаны денежной реформой в бытность Горбачева, оставившей тогда нас без денег? Мою семью, в частности.
   – Павлов, – прыснула Ольга.
   – Вот именно, в прошлой инкарнации на собачках натренировался, гад! – Сергей чувствовал себя победителем.
   Хорошо. Это, конечно, очень интересно, только изложите мне это на бумаге. Может, и запустим. С чем черт не шутит. Раз уж Шлиман роет! Может, какую-нибудь Трою нам и нароет. А вот я хотела с вами, Сереженька, побеседовать. Поступило предложение написать авантюрный роман… – Ольга знала, что Сергей когда не надо отличается редкостной проницательностью, поэтому смотрела на него прямым, открытым взглядом. – Вы что-нибудь слышали о Сильвестре Медведеве?
   – Медведев, Медведев, – Сергей пошарил глазами по потолку. – Это который на Пушкинской 10, что ли? Так он не Сильвестр, а Николай. Еще Медведев… – бесцветные глаза скользнули по стене, карте города, плакату издательства.
   – Ищите в прошлом. Царствования Алексея Михайловича и Петра Алексеевича.
   – А вы про того?! – вытаращился Сергей. – Кому это он понадобился? Ну, вроде из Курска, крещен Семеном.
   Ольга скривилась, услышав ненавистное имя: дело в том, что так звали мерзавца, бросившего ее десять лет назад с еще не родившимся Алешкой.
   – … В монашестве Сильвестр. Ученик Полоцкого, участвовал в заговоре с целью посадить на престол царевну Софью. Я читал, что его сожгли прямо в доме или специально построенном срубе, конфисковав перед этим все бумаги, которые по сей день ни разу не издавались и, судя по слухам, находятся за семью печатями. Так что до них не добраться. А подробнее… Поэт, придворный поэт, редактор, правщик (корректор), работал в типографии, имел доступ к старинным рукописям и переписывал их современным для того времени языком. Латинист, мистик… – он развел руками. – Можно и больше накопать. Например, ему приписывают предсказание о гибели Питера.
   Ольга вздрогнула, по спине пополз холодок.
   – … Ну, я не думаю, что это серьезно, тоже мне Нострадамус нашелся. Я уже четыре конца света пережил, и ничего…
   На столе запищал селектор, секретарша предупреждала, что явилась экстрасенс, автор популярной серии «Путь сердца» Линда со своими директорами. Ольга вяло кивнула коробке и посмотрела на Сергея.
   – Почему ты сказал «приписывалось»?
   – А кто его знает. Может, сам высчитал, а может, в тех же рукописях прочел, теперь не проверишь, разве что очевидцев искать, – в его глазах появилось оживление.
   – Очевидцев? Да они все поумирали давно. Хотя, могут остаться свидетельства.
   – Ну, возможно, кто-то и выжил, – он выдержал паузу. – Агасфер, например.
   – Кто? – не поняла Ольга.
   – Агасфер. Он же Картофилос – вечный жид.
   – Ты бы еще сказал у дедушки Габадея спросить! Совсем сдурел, что ли?! – Ольга встала, намереваясь прекратить маразм.
   – А как же ты хотела?! – глаза Сергея сияли странным холодным пламенем, в голосе появились металлически нотки. – С твоими мозгами да в сакральное ступить? Сказано же: «И слава Бога Израилева сошла с Херувима, на котором была, к порогу дома. И призвал Он человека, одетого в льняную одежду, у которого при поясе прибор писца. И сказал ему Господь: пройди среди города, посреди Иерусалима, и на челах людей скорбящих, воздыхающих обо всех мерзостях, совершающихся среди него, сделай знак. А тем сказал в слух мой: идите за ним по городу и поражайте; пусть не жалеет око ваше, и не щадите; старика, юношу и девицу, и младенца, и жен бейте до смерти; но не троньте ни одного человека, на котором знак, и начинайте от святилища Моего. И начали они с тех старейшин, которые были перед домом».
   В полном ужасе Ольга схватилась за голову, показалось, что потолок двинулся к ней навстречу, желая расплющить беззащитную женщину.
   – Впрочем, если нужно поточнее, можно покопаться в архивах, посоветоваться с Линдой. Хотя зачем такая точность? Главное, чтобы читателю удовольствие доставить. Поручим Батвинову хотя бы, он сейчас без дела, пропишет хоть мордобой, хоть конец света. Ремесло у него такое.
   – Фальсифицировать?! – Ольга моментально вернулась на землю.
   Дать фальшивку таким людям аналогично тому, чтобы обязаться три раза в день кормить их собственным мясом.
   – Ты что, обалдел?! Совсем уже страх потерял! – накинулась она на подчиненного. – Давай! Двигай телом! Хоть с Агасфера, хоть со Сварога, но чтоб информацию стряс, и в четверг она у меня была.
   Ольга выскочила в приемную и налетела на ползающую на четвереньках толстуху. Рядом с нею крутились еще две: одна с прозрачной бусинкой на нитке – чудь белоглазая, другая, похожая на старую ведьму, направила на Ольгу две острые спицы.
   Реакция сработала мгновенно, редакторша развела руки нападавшей, и заехала ей коленом в живот. Баба скрючилась, а Ольга накатила на коленопреклоненную толстуху сервировочный столик и, подскочив к казалось, ничего не замечающей третьей, со всего размаху толкнула ее в платяной шкаф и, закрыв дверцу на ключ, хотела уже продолжить с оставшимися, как вдруг к ней подскочили насмерть напутанные секретарша и Сергей.
   – Оля, остановись! Это же Линда! – заорал Сергей.
   – Линда? – Ольга посмотрела на шкаф.
   «Линда, признанный маг, владелица салона, а главное, – ее, Ольгин, автор и заказчица, популярная, можно сказать, писательница. Которая, правда, ни одной своей книги самостоятельно не написала, но на общем фоне это как раз выглядело особенно солидно и достойно. И вот теперь – она в шкафу!»
   Не придумав никаких объяснений и ожидая самого худшего, Ольга открыла шкаф, из которого вышла очень спокойная и даже какая-то просветленная, Линда.
   – Здравствуйте! – звонко пропела она. – Ну и поле в этой конторе! Отстой, а работает! В шкафах вы что, трупы держите? А пол меняли?
   – Ага, – кивнула Ольга, не соображая, о чьем конкретно поле идет речь, и на всякий случай соглашаясь. Не верилось, что так просто все сошло с рук.
   – То-то я смотрю – не родной он у вас. Поле кривое, но оригинальное. Кто у вас тут так работает? – экстрасенсша казалась довольной, ее голубые прозрачные глаза светились задором.
   – Я, – пискнула готовая брякнуться в обморок секретарша.
   – А как раз вам тут работать опасно, просто гибельно, милочка. Да и не могли вы тут так нагадить. Чтобы так нагадить несколько инкарнаций учиться нужно. А, понятно. – Она рассмеялась. – Вас ведь проклинают на каждом шагу, да? И убить не раз пробовали.
   Ольга кивнула.
   – … Так вот, представьте себе картинку. В вас летит заточенный диск и – звяк, ударяется о направленный в вас же дротик. И так постоянно. Очень занимательно. Не правда ли?
Чтение онлайн



1 2 [3] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация