А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Предсказание" (страница 20)

   Глава 29

   – Ты сейчас куда? – спросила Ольга Сергея, уже набирая номер на мобильнике.
   – К Агасферу, Шлиману… – он развел руками, показывая, насколько расширился нынешний фронт работ.
   – Угу, – Ольга назвала несколько цифр в трубку, должно быть ей возразили, потому что она поморщилась, и согласилась, пожелав, чтобы очистка каналов прошла максимум за два месяца. После чего разговор закончился.
   Сергей рассеянно соображал. События последних дней здорово выбили его из колеи. Ведь по милости Ольги он не присутствовал на Совете, о котором мечтал всю жизнь, не одну жизнь… Но с другой стороны, получалось, что, не попав в высшее общество оккультных сил, он, тем не менее, не просто узрел воочию, но только что даже пил в обществе живой персонификации одного из самых мистических городов планеты. Мало того, персонификации, плененной этой самой Дан. Человеком, стараниями которого был похищен мощнейший символ власти, благодаря чему чаши добра и зла утратили равновесие. И это все накануне мистерии, когда астральные посты утроены, и патруль времени, вопреки обыкновению, не играет с нимфами в покер на желания и не пьет эль. Когда…
   Все это не поддавалось никакому разумному объяснению, и оттого было завораживающе прекрасно. Сергей всю жизнь искал князя, честно служа которому, он мог бы заниматься своей жизнью и ее главной целью – поиском философского камня и обретением бессмертия.
   И теперь…
   – Пойдешь к Агасферу, спроси его про Копье Власти, – походя, кинула Ольга, выходя из парадной. – Может, он знает, где его могут держать.
   Они сели в машину. Ольга злилась, подсчитывая убытки. День был точно и не день вовсе ни: тебе солнца, ни тебе света.
   «Может, солнца уже и не будет, пока не пройдет мистерия? Может, не будет чистого воздуха и вообще никакого просвета? Серый день мучительно будет переползать в слабенький, рахитичный вечер, а тот, в свою очередь, умирая, сделается тихой, беззвездной ночью. Ночью кошмара, но не ночью снов и откровений. И будет так вечно, пока мир не избудет самого себя, – размышлял, глядя сквозь моросящий дождик на картину окружающей его реальности, Сергей. – Ведь, если подумать, что такое для мира судьба одного, не самого старого и могучего, города? Он видел падения целых цивилизаций этого мира: одни умирают, другие нарождаются. Так было всегда… Почему же тогда совет? Мистерия? Для чего все это? Быть может, потому, что Россия – душа земли, а Питер… Питер… – он вспомнил темноволосого, небрежно одетого хиппи, на коленях которого вальяжно развалилась Лада Дан и ухмыльнулся. Разумеется, Питер вел себя совсем не так, как ему было положено, как предписывается великим городам.
   Но, как говорится: «Что положено Питеру, не положено и Юпитеру, не положено всем остальным». Это город-гений, а Бог любит гениев».
   Высадив Сергея у дома Агасфера, Ольга, вопреки прогнозам последнего, не пошла с ним, а покатила по своим делам, обещая позвонить.
   Сергей юркнул в подъезд, и не успел еще добраться до металлической решетки перед лестницей, ведущей наверх, когда за его спиной вдруг открылась и тут же закрылась дверь. Алхимик обернулся, полагая, что Ольга забыла ему что-то сказать, но за спиной никого не было. Сергей пожал плечами и пошел дальше, автоматически прислушиваясь. Появилось противное ощущение чьего-то присутствия.
   Он остановился, слушая тишину и сверля глазами табличку с номерами квартир и кнопками звонков рядом с ними. Обычно предчувствие не подводило его, тем более в ситуации, каким-нибудь образом связанной с неприятностями. А здесь кажущаяся пустота была просто перенасыщена таящейся в ней опасностью. Сергей зас тыл и точно расслышал шорох. Прижался спиной к решетке, собираясь если не принять бой, то хотя бы достойно встретить свою смерть. Несколько секунд пустота всматривалась в него чуть ли не реальными глазами.
   – А, это ты, браток! – раздался твердый мужской голос. – Что, не узнаешь меня?
   – Не припоминаю. – Сергей вцепился в прутья решетки, ожидая в любой момент атаки.
   – Да, расслабься, это я. Помнишь, прошлой ночью ты к Шлиману шел, а я тебе сказал, чтобы ты ему две бутылки пива купил?
   – Кто вы? – выдавил из себя алхимик, все еще не в силах справиться с шоком.
   – Да спецназ, ясный день! Ты что – не видишь?!
   – Не вижу, – Сергей винил себя за то, что, увлекшись историей с игроками в домино, не расспросил Шлимана о невидимке.
   – Потому и не видишь, что спецназ! Ну ладно, ты, я вижу, тоже к Агасферу. Так что либо звони, либо подвинься, я сам.
   У самого уха Сергея произошло какое-то движение, и прозвучал звонок. В полуобморочном состоянии он увидел, как сверху к ним в мягких домашних тапочках спускается бабушка Руфь, щелкнул замок решетки.
   «А что, если я привел с собой хвост? – кричала внутри алхимика его совесть, – что, если невидимка все это время охотился за Шлиманом и Агасфером, и теперь, наконец, напал на их след»? – он хотел уже предупредить старую Руфь, но спец сжал его руку и подтолкнул к открытой двери.
   – Если бы я следил, давно бы выследил. – ответил он мыслям Сергея. – Ты пойми, мил человек, это для тебя Агасфер – полумифический персонаж, а для меня, – так. Сколько я всякого такого вынужден видеть, так лучше б и вовсе не видел.
   – Тебя, небось, тоже кто-то однажды попросил исчезнуть, вот ты и расстарался, – осмелел Сергей, входя в квартиру и бредя теперь по темному, как казалось, бесконечному коридору, в котором, сколько он ни силился прежде, никогда не мог сосчитать количество дверей в комнаты. В руках идущей перед гостями Руфь тускло горела свеча, в свете которой коридор смотрелся как подземелье какого-то зачарованного замка.
   «Сейчас, еще немного, всего несколько шагов – и кончится воздух. Я упаду, а она будет идти дальше, вечно, как Харон, осужденный богами Греции на дерьмовую работенку»…
   Завернув в самом неожиданном месте, они оказались в залитой слабым светом оранжевого абажура кухне.
   За столом сидели Шлиман, сын Агасфера и его внук. Сам вечный жид, как всегда, нервно бродил вокруг стола, точно наматывая на него невидимые круги.
   – Ага, пришли, – Агасфер вытащил откуда-то из темного угла комнаты сразу два старинных стула и приставил их к столу. – Присаживайтесь.
   Сергей сел около внука Агасфера, рядом скрипнул соседний стул, на котором разместилась подозрительная пустота. Бабушка Руфь побрела к плите, где побулькивало какое-то изумительное варево. Отвлекшись на соблазнительные запахи домашний пищи, Сергей забыл на секунду о тревожащих его думах.
   – Докладывай, – скомандовал Агасфер.
   Сергей замялся было, деловито откашливаясь. В присутствии бессмертного он чувствовал некоторую скованность и священный трепет.
   Соседний стул снова скрипнул, и вместо Сергея заговорила пустота:
   В общем, так: Копье Власти обнаружено. Оно в частной коллекции Иннокентия Ивановича, ты знаешь где. Новейшая сигнализация, камеры, лазеры, система слежения…
   Сергею показалось, что пустота зевнула.
   – Справишься? – Агасфер прищурился, точно мог разглядеть своего собеседника.
   – С сигнализацией – без проблем. А вот Копье…. Боюсь, в моем нынешнем состоянии это невозможно. Потом остается еще обычная охрана. Словом, одному там нечего делать.
   – Ольга готова? – Агасфер бросил на Сергея быстрый, как кинжал, взгляд и тут же развернулся на триста шестьдесят градусов, помогая Руфь поставить на стол здоровенную утятницу.
   – Думаю, да… Она… того, еще и Ладу хочет с собой взять.
   – Лишней не будет, – обрадовался спецназовец, в воздухе по прямой к утятнице поплыла пустая тарелка. – Как говориться одна «Дан» хорошо, а две завсегда лучше.
   – Итак, я отключаю сигнализацию, а Даны забирают Копье.
   Тарелка получила порцию утки с яблоками и, нагруженная, плавно поплыла обратно.
   – Но символ власти! – не мог придти в себя Сергей. – Его нельзя добыть дважды! Скажи им! Гитлер и тот не смог! – он затравленно посмотрел на Шлимана, на лице которого играла загадочная улыбка.
   – … Но ведь даже один раз достичь бессмертия, философского камня или святая святых – Грааля, это уже высшее благо, после которого…
   – После которого что? Великий посвященный срать с тобой на одно поле не сядет? Так что ли? – На смущенного и порядком перепуганного алхимика смотрел помолодевший Вольтер. – Когда посвященный первый раз добывает священную реликвию, об этом слагают песни, рождаются золотые легенды, пишутся книги. Но когда, уже будучи бессмертным, он берет в руки Грааль, философский камень или золотое руно, он относится к этой вещи, скорее, как к чему-то прекрасному, но почти что бесполезному, во всяком случае, для него бесполезному. Рыцари Грааля, точнее те из них, которые обрели бессмертие, остались охранять святыню от непосвященных, но отмеченных фортуной конкурентов. Я, например…
   – Выходит, ты тоже бессмертный! – Сергей чувствовал себя одураченным. Само же напрашивалось что если Посвященных отыскивают и пробуждают Хранители, то сами Хранители должны либо уже обладать бессмертием, либо каким-то невероятным образом успевать за одно воплощение и осознать себя, и вытащить, может быть, десятки других. – Почему же ты не сказал ничего мне? – прошептал или, скорее, простонал он.
   – Когда? – развел руками Шлиман. – У тебя едва-едва хватило времени вспомнить себя. Если бы не чрезвычайные обстоятельства…
   – А теперь, значит, ты говоришь мне, вот так просто, за обедом? Так, будто это простая формальность, мол, извини, но я один из тех, о ком ты всегда меня спрашивал. О ком грезил! Кого почитал, наконец!
   Его душила обида.
   – Мог бы хотя бы походя намекнуть, что уже достиг того, о чем я столько воплощений грежу!
   – Извини, – Шлиман отставил тарелку. – Чего ты от меня хочешь? Я дал тебе гравюру, и ты признал в ней Прагу XVI века, принес почитать пару книг, и ты вспомнил свою жизнь, цель, хранителей. Поверил бы ты мне, приди я в твое проектное бюро и расскажи все это? Абсурд. Как минимум, ты счел бы меня сумасшедшим. Я шаг за шагом давал тебе необходимые ключи, позволяя находить к ним замки. Так что же ты хочешь, чтобы я изменил веками сложившуюся методу и подставил под удар и твою жизнь и теперь судьбу города, с которым мы оказались связанными?
   Сергей чувствовал себя как после хорошей выволочки, и в тоже время перед ним замаячила настоящая, крепкая, основанная на вере и на том, о чем говорили ему его глаза и сердце, надежда. Алхимик видел двух существ, достигших высшей цели. Они были рядом, до них можно было дотронуться, изъяви он желание протянуть руку. А то, что стало доступно одному вчера, будет получено другим, быть может, уже сейчас.
   Визит к коллекционеру был запланировано на завтра, о чем Сергей тут же доложил Ольге Дан по телефону.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [20] 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация