А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Предсказание" (страница 10)

   Глава 15

   Счастье есть, где-то обязательно есть. Не всегда «счастье там, где нас нет». На Ладу Дан смотрело счастье, и она смотрела на него. Инстинктивно не заговаривая первой, боясь нарушить с таким трудом обретенную, тонкую, как только что выбравшийся из почвы стебелек неизвестного науке растения, гармонию.
   – Может, теперь познакомимся? – спросило счастье, припав губами к ее руке и продолжая при этом погружаться в ее глаза. – Раз все-таки велением судьбы я оказался в вашей постели! Так что неплохо было бы узнать имена друг друга.
   – Лада, – скорее вопросительно, нежели утвердительно ответила она и, покраснев, поправила волосы. Ее внезапная влюбленность была почти что диагнозом. Причем убийственным, хроническим, со всеми присущими ему необратимыми последствиями.
   – Прекрасное имя, Лада, а я Питер.
   – Петр? – поправила его она.
   – Нет, сударыня, именно Питер, – он улыбнулся. – Родитель мой обожал, все иностранное, особенно немецкое, вот и назвал меня, хотя, говорят, время было такое.
   – И в загсе записали иностранное имя? – Лада пожала плечами. – Должно быть, ваши родители были влиятельные люди, простой человек должен был предъявить какие-нибудь основания для выбора такого имени. Хотя, я не сообразила, может, тогда уже и давали иностранные имена. Мне нравится.
   – Влиятельные… более того, – Питер задумался, все еще целуя пальцы Лады. – Отец был известным, я бы даже сказал – великим человеком.
   – Он воевал? – Лада поправила на груди халатик, стараясь смотреть куда угодно, только не на Питера.
   – Воевал, строил корабли…
   – А, кораблестроительный. Ясно. А мама?
   – О сей особе я доподлинно ничего не знаю. Но не расстраивайтесь, – поймал он смущенную улыбку собеседницы, – у меня было восхитительное детство: игры, маскарады, потешные баталии. Отец души во мне не чаял, не представляете, каких людей я повидал! Праздники, веселье… а игрушки, а уроды!.. Специально для того, чтобы я лучше учился, отец собрал целую коллекцию заспиртованных чудищ, по его приказу были привезены чучела разных животных и даже человеческие уродцы!
   – Бр-р-р. Представляю, каково было жить рядом с такими экспонатами, – Лада поежилась. – И что, вы действительно после этого стали лучше учиться?
   – Да, – он пожал плечами, как бы рассеянно крутя пояс халатика Лады. – Я учился… но не только естествознанию, вид заспиртованного младенца вызвал во мне тягу к черной магии. Но не бойтесь, Лада, – он виновато улыбнулся. – Я не направляю свои чары на людей, которые мне нравятся, тем более, на женщин, – он тихо и светло рассмеялся и обнял ее за талию. – Я действительный член масонской ложи и еще вступил в несколько братств, но, посуди сама, чем еще мне было заниматься, чтобы не скучать?
   Их губы встретились.
   – Странно, – прошептал он, касаясь губами ее шеи, затрепетавшей, как струна под смычком опытного скрипача. – Только сегодня я думал, что ничего этого уже никогда не будет. И вдруг – ты.

Снисхождение
Как не хочется расставаться. Разлука. Снова одна. Снова поиск. Яне боюсь поиска, но уже давно хочу идти с кем-то. С тобой.
Если не будет разлуки, не будет и встречи. Но если вчера я чувствовала твое тепло, то сегодня по дому гуляет сквозняк от незанятого места, и руки мои проваливаются в пустоту, когда я хочу дотронуться до твоего призрака. Яне могу поверить, что ты мог когда-то действительно быть.
Я плачу.
А как хотелось мне иметь друга. И вот ты задумал уйти. Ты не сказал мне еще о своем решении, но я не так глупа, чтобы не знать твои мысли. Что посулить тебе? Какую награду за подвиг может воздать нищий? Что нужно тебе, королю, имеющему все, о чем только способен мечтать человек? Что нужно тебе, аскету, владеющему большим, чем может представить любой властелин? Мои дары кажутся детскими игрушками по сравнению с теми кладами, которые, не замечая, ты разбрасываешь вокруг себя.
Мои миры становятся ненужными в сравнении с одной минутой наедине с тобой. Я отдала бы тебе свои крохотные открытия, но они не могут заинтересовать тебя.
Снисхождения, милый, снисхождения.
Я отдала бы тебе себя, принесла бы, как букет полевых цветов, и раскидала по комнате. Я отдала бы тебе свое тело, как уже отдала душу.
Снисхождения.
Я отдала бы тебе себя, и ты сделал бы меня богом, равным себе. Но я боюсь, что ты станешь человеком, подобным мне. А ты знаешь, как тяжело потерять Бога?
Я молю тебя о сни-схож-дении до земли моих иллюзий. Я молю о разрешении от этого сна в сон следующий, о причастности моего безымянного завтра с твоим безымянным сегодня. Я молю тебя о непреложности ран моих с душой моей и об откровенности, когда чистым сиянием пройду навстречу.
Мне нечего подарить тебе. Ты хозяин моих глубин. Яне сумею обидеться, если завтра ты решишь, что меня не должно быть.
Мне не надо любви твоей. Мне не надо верности твоей.
Сни-схож-дения я молю, снисхождения…

   Этот текст родился как бы сам собой, и Лада едва дождалась, когда разорвутся объятия, чтобы записать его на бумагу. Лада гневалась и злилась на свою такую сумасшедшую природу, которая не давала сблизиться с кем-либо, не сделав его при этом героем своего будущего произведения.

   Глава 16

   Укрытый клетчатым одеялом Алеша сидел в машине «скорой помощи», плотно прижавшись к обнимающей его маме. Он молчал не потому, что был шокирован или подавлен, просто все как будто было уже сказано.
   Ему понравилось, как вылетела дверь в комнате, где он спал, и мужчины в масках, точно ниндзя, вытащили его из кровати и, обернув одеялом, вынесли в залитый светом коридор. Он даже не успел закричать, позвать на помощь, так быстро все произошло.
   Но это даже здорово, что не стал орать или плакать. Ведь спецназовцы, как потом выяснилось, пришли вместе с мамой, перед которой он никак не хотел показывать свои слезы.
   Достаточно и того, что он плакал, пока не заснул. Перед сном ему дали стакан молока и печенье. И он сначала героически отказался от еды, а потом проголодался и съел все до последней крошечки. Но об этом он решил не распространяться, тем более, что во всем происходящем почти не было ничего интересного. Охранник, один из тех, что обычно забирают его из школы, почему-то сначала поменял машину и поехал не домой, а свернул совсем в другую сторону.
   Алексей догадался, что это похищение, лишь когда город закончился и начались бесконечные деревья. Он, и правда, здорово струхнул, представляя темные катакомбы и ожидающие его цепи и пытки. Но ничего такого не произошло. Ни тебе стрельбы, ни погони. Мир был тихим и предательски спокойным. Охранник отвел Алешу на второй этаж, где их уже поджидал серенький невзрачный мужик, обрюзглая фигура которого, вылинявший спортивный костюм и меховая жилетка, делали его похожим на старого забулдыгу, живущего по соседству. И только глаза, спокойные и верные, как сама смерть, говорили о воле и недюжинной силе последнего.
   До вечера Алеша просидел с этим мрачным типом, смотря мультики по DVD и слушая, о чем тот говорил по телефону. Пару раз разговор касался самого Алексея и его мамы. Когда за окном начало темнеть, к дому подъехала машина, и вскоре после этого мальчика напоили молоком и уложили спать.
   Оставшись совсем один, он плакал, а потом… Да, он спал, что-то даже видел во сне, что-то такое, что хотелось вспомнить, но почему-то не получалось.
   Машину тряхнуло на повороте. Алексей отвлекся от своих мыслей и прислушался к разговорам. Как всегда деловая, мама раздавала команды по сотовому телефону. Мальчик попытался закрыть глаза и вспомнить увиденный сон, но снова был выбит из колеи.
   – Мы едем в аэропорт, заскочи ко мне домой, возьми подготовленные мои и Алешкины документы и встречай нас, – быстро отдавала распоряжения Ольга. – Нет, на поезде не поедем. Знаю, что меньше проверяют документы, зато на самолете быстрее.
   – На самолете? – переспросил Алеша. И от этой мысли ему сделалось нехорошо. – Я же в одной пижаме.
   – В какой пижаме? – отвлеклась на сына Ольга, – Ах да, и привези одежду для Алексея, – добавила она в трубку. – Что Лада Дан? Ну, бродит где-нибудь или сидит в «Публичке». Я почем знаю? Главное, чтобы все продолжалось так, будто ничего не произошло. Ясно? Я в самом скором времени выйду на связь. Да. Знаю, знаю, что без меня вы лишний раз шевельнуться боитесь. ну да вас на подвиги никто и не толкает, выполняйте обыденную работу. Все.
   Она положила телефон в сумку и погладила сына по голове:
   – Едем налегке, так даже интереснее. Все, что нам понадобится, купим в Париже.
   – В это время самолетов во Францию нет, – перебил ее седой спецназовец.
   – А куда есть? В Берлин есть? Значит, в Берлин. Где наша не…
   – Я не полечу, – Алексей скукожился под одеялом, весь мир вдруг показался ему холодным и враждебным.
   «Как хорошо дома, в своей комнате, со своими вещами. Даже лучше, чем у тети Лады, куда веселее, чем с двоюродными братьями, хотя они хорошие. А тут, говорят, ехать сквозь ночь, лететь куда-то, где нет друзей и вообще ничего знакомого. Где, может быть, придется жить, как бродягам? Нет. Только не это. Ни за что не полечу, не заставят!»
   – Что ты говоришь Алешенька? Ты же уже летал на самолетике, он тебе понравился, помнишь? Прошлым летом в Болгарию. Там было тепло, море, белое здание санатория, бассейн, пляж с зонтиками. В Германии тоже красиво, там большие дома…
   – В Питере тоже дома. Я никуда не полечу! Хватит! Все! – его глаза наполнились слезами. – Не полечу и все! Никогда не буду летать! Хочу домой! Сейчас! Быстро! Домой!!!
   Машина остановилась у низкого зданьица «Пулково-2». Ольга кивнула спецназовцам и наклонилась обнять Алексея, но он неожиданно съжался в комок и, оттолкнув ее ногами, забился на полке. Сильные мужские руки сгребли его в охапку, но Алеша жмурился и бил кулаками направо и налево. Ольга схватила сына сзади, и он перекинулся на нее, молотя кулаками. Его личико покраснело, горло издавало хриплые рыдания. Ольга попыталась схватить ребенка за руки, но он изловчился и впился ей в волосы.
   – Черт с тобой! Не полетим! Успокойся! – не выдержала она, мужики с трудом удерживали обезумевшего ребенка, в руках которого остались два светлых клока волос.
   – Едем на вокзал, – сквозь зубы распорядилась она, поглядывая на сына.
   – Против поезда ты, надеюсь, ничего не имеешь?
   Лицо ребенка снова исказила безобразная гримаса.
   – Не поеду, никуда не поеду!
   – Может, укольчик сделать? – положив ей руку на плечо, предложил старший. – Такое бывает, это стресс и больше ничего. Когда мы его вытаскивали, он был совершенно спокоен, а это уже закон – сперва тормоз, потом слезы. Вот теперь и прорвало. Простое успокоительное, никто и не заметит, что вы везете сонного ребенка, время-то не детское.
   – А это безопасно? – с сомнением в голосе покачала головой Ольга.
   – Не было бы безопасно, разве я стал бы предлагать? У самого дети, – развел руками военный.
   Тут же в руках спецназовца появилась походная аптечка, заученным движением он вытащил шприц, надломил ампулу…
   Алексея затрясло, зубы отстукивали дробь, сразу несколько рук мягко и тяжело сдавили его запястья, плечи, ноги, не причиняя при этом боли, только вызвав странный паралич. Ребенок напрягся, попытался выгнуться, но не получилось, его лицо посинело, по телу побежал противный холодок, легкие словно скукожились и слиплись, не давая доступа воздуха. Алексей попытался вздохнуть, но нечего не получилось, в груди нарастала тяжесть, словно кто-то надавил сапогом. Алексей дернулся и захрипел.
   Железная хватка исчезла, и тут же кто-то начал давить на и без того разрываемую от боли и тяжести грудь. В висках шумело, перед глазами поплыл красный горячий туман, омут комы, похожей на смерть, или смерти, маскирующейся под обморок, заглатывал новую жертву.
   Ребенок взмахнул руками, пытаясь дотянуться до невидимого спасения, и руки его встретились с пустотой.
   – Мы никуда не поедем! Слышишь, Алешенька! Домой, только домой. Боже мой! Только не это! Алеша! – донеслось до него из неведомой дали и тут же в легкие поступил слабый ручеек воздуха.
   Ребенок задышали очнулся.
   – Мы, правда, едем домой? – спросил он, силясь сквозь красный пульсирующий туман разглядеть лицо матери.
   – Да, да, Алешенька. Конечно, домой. Сейчас же.
   Ольга стояла на коленях перед сыном и целовала его руки.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация