А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Евреи в России: самые влиятельные и богатые" (страница 23)

   Вадим Мошкович: самый молодой, самый жесткий

   Вадим Мошкович – самый молодой из наших героев. Он родился 6 апреля 1967 г. в Москве. Как и многие другие будущие олигархи, Вадим больше склонялся к техническим наукам. Закончил математическую школу и поступил в Московский институт радиотехники, электроники и автоматики (МИРЭА), где занимался компьютерной томографией. Впервые бизнесом занялся прямо в вузе: приятель предложил ему продать компьютер. В те времена компьютеров было мало и стоили они дорого. Мошкович продал целую партию компьютеров и получил огромные деньги. Правда, распорядиться ими не успел: грянул дефолт, положенные в Сбербанк деньги сгорели.
...
   Вадим Мошкович
   Как и многие другие наши герои, Вадим Мошкович отчаиваться не стал и взялся зарабатывать уже всерьез.
...
   Сам предприниматель в интервью журналу «Карьера» рассказывает о начале своего бизнес-пути так: «Я попал на биржу к Боровому. Опять-таки случайно, – Мошкович говорит о Константине Боровом, который создал Московскую и впоследствии Российскую товарно-сырьевую биржи. – За один день я заработал на машину. Тогда можно было стать миллионером, проработай я там дольше».
   Родителям не понравилось, что сын, учившийся в приличном вузе, посвящает все свое время каким-то финансовым делам. До окончания института оставался еще год, но Мошкович оставил учебу и в итоге диплом получил только в 1992 г.
   После этого он создал строительную компанию «Авгур Эстейт», которую возглавляет и сегодня. В начале 1993 г. появилось на свет ТОО «Мэлла лимитед», Мошкович в компании занял должность генерального директора и стал ее соучредителем. Именно в «Мэлле» Мошкович сколотил первый миллион. По информации СМИ, на 01.01.1995 валютный баланс этой фирмы составил 829 238 000 рублей, товарооборот оценивался в 184 249 000 рублей, в итоге прибыль по итогам года – 7 006 100 рублей. Такие невероятные суммы Мошкович и его партнеры заработали на импорте алкоголя и табачных изделий. Через «Мэллу» был осуществлен ввоз в Россию товара на общую сумму $ 145 600 000 (по данным агентства федеральных расследований Freelance Bureau). Причем в обход таможенных пошлин, акцизов и налогов. Так в России появилась знаменитая водка «Белый орел», рекламу которой многие помнят по сей день.
   Был в начале бизнес-карьеры Мошковича и трагикомический эпизод. Мошкович и партнеры хотели заработать на строительстве гаражей в Ясенево, однако, как и многие другие предприниматели, которым хочется поскорее извлечь прибыль, не изучили плана местности. Случайно задели водопровод. Мгновенно образовалась яма, в которой утонул экскаватор. На этом строительство закончилось.
   Но главное дело Мошковича началось в 1995 г., когда он создал компанию «Шугар трейдинг». Поначалу компания занимается только поставками сахара на кондитерские фабрики «Красный октябрь», «Бабаевский комбинат», «Рот Фронт». К тому моменту, по словам самого Мошковича, в стране была совершенно разлажена система поставок товара на фабрики. «Не было еще стабильных поставщиков, не было ни одной компании с именем», – объяснил он. На волне отсутствия налаженной системы поставок Мошкович выстроил свой бизнес, который поначалу выглядел исключительно как перепродажа белого сахара. Однако останавливаться на достигнутом не в правилах бизнесмена. Вскоре (1997–1999 гг.) компания Мошковича приобрела три сахарных завода в Белгородской области. Как и наши герои прошлого века, Мошкович старательно развивал производство и переработку сахара в России. Уже к 1999 г. «Шугар трейдинг» оказался в тройке лидеров сахарного бизнеса, занимая 19 % рынка. Бизнес быстро рос и ширился. Теперь Мошкович – поставщик сахара на 20 кондитерских фабрик России в 50 регионах страны.
   Мошкович, вошедший во вкус сельскохозяйственного бизнеса, решил расширить производство: его компания начала заниматься выращиванием зерна и переработкой масличных культур. В 2000 г. появилась компания «Русагро-Инвест», которая объединила все агропроекты Мошковича. В 2001 г. «Русагро» уже стала крупным холдингом, в составе которого – Краснодарский МЖК, два элеватора и Усть-Лабинский сахарный завод в Краснодарском крае. В том же году «Русагро» слилась с предприятием «Роспрод», владеющим сахарным заводом в Тамбовской области и 57 % акций Аннинского МЭЗа в Воронежской области. Мошкович, в сущности, выкупил «Роспрод» у Сбербанка за $ 20 млн.
   Позже в СМИ писали, что вся сделка затевалась не ради полученных предприятий, а ради кредитной линии, которой пользовался «Роспрод» в Сбербанке, – в общей сложности $ 120 млн. Частично эти деньги пошли на покупку у государства квот на импорт сахарного сырца. В 2001 г. в собственности «Русагро» уже 50 000 га земли, в совокупности все заводы Мошковича производят в год около 900 000 тонн белого сахара.
   В 2003 г. сахарная империя Мошковича под угрозой. С одной стороны, государство, наконец, пришло в себя и стало наводить порядок на рынке – поставки сахара в страну стали контролировать госорганы. С другой – сами участники рынка взялись за налаживание цивилизованной системы взаимодействия. Мошкович оказался в центре конфликта с компанией «Русский сахар», часть акций которой «Русагро» приобрела в 2001 г.
...
   Председатель совета директоров «Русского сахара» Михаил Липский так описывал в прессе случившееся: «Суть конфликта состоит в том, что взгляды акционеров „Русского сахара“ и г-на Мошковича на сахарный рынок принципиально отличаются. Акционеры не согласны с политикой сокрытия прибыли сахарными заводами. Имея акционером г-на Мошковича, мы не могли активно проводить нашу политику в сахарной отрасли. Сегодня мы готовы более активно защищать установление справедливых отношений на рынке».
   Компания «Русагро» собрала внеочередное собрание акционеров, пытаясь отстранить руководителей «Русского сахара» от управления. Однако осуществить этот план не получилось. В результате Мошковичу пришлось все-таки отказаться от «Русского сахара». Правда, не без выгоды для себя: он получил долю акций в одном из заводов «Русского сахара», причем выкупил их в два раза дешевле рыночной стоимости.
...
   Сразу после этого Мошкович взялся за поставки в Россию сахарного сиропа. Причем опять в обход налогов, в чем признался сам: «Мы целый год „закрывали“ сироп для ухода от высоких пошлин. В 2002–2003 гг. сахар-сырец растворяли в воде и ввозили в Россию под видом сиропа».
   Подобных конфликтов в биографии Мошковича немало. Описывать все мы не будем по той причине, что в начале нулевых это обычное дело: бизнесмены делят между собой акции предприятий, уходят от налогов, создают офшорные компании, через которые выводят деньги за границу.
   Мошкович продолжал развивать свой бизнес. На этот раз ему интересно производство майонеза и масла. В 2003 г. он приобрел контрольный пакет акций Екатеринбургского МЖК, который выпускал майонез «Марио» и масло «Аведовъ».
   При этом в интервью СМИ он констатировал смерть российской сахарной промышленности: «Я перестал строить планы. Мы получили минус $ 10 млн, и в таких условиях мы не можем строить планы. У нас была долгосрочная программа модернизации производства сахара, расширения свеклосеяния. Сегодня все программы свернуты. Это оказалось никому не нужно» (из интервью газете «Ведомости» от 1 марта 2004 г.).
   На этом фоне Мошкович сделал шаг, который до сих пор на российском рынке никто не повторил, – он брендировал сахар. На рынке появился рафинад «Чайкофский».
...
   Продукция бренда «Чайкофский»
   При этом на масложировом рынке агрессивно скупал активы: приобрел Лабинский (на Кубани) и Лискинский (под Воронежем) МЭЗы.
   Дальше – больше. Мошкович заключил со Сбербанком, Федеральным агентством по сельскому хозяйству и администрацией Белгородской области соглашение о строительстве свинокомплекса, которое начнется спустя два года. На этом он перестал скупать активы.
   «Из аграрного бизнеса сегодня невозможно выйти, – оправдывался он в интервью „Ведомостям“. – Поэтому мы сегодня из компании, имеющей долговременную стратегию развития, превращаемся в компанию-спекулянта».
   Причиной своих неудач Мошкович назвал коррупцию. И начал потихоньку распродавать активы. Сначала избавился от элеваторов, потом в результате сложной сделки с компанией «Продимекс» приобрел полный контроль над сахарным рынком Белгородской области. Затем распродал еще несколько предприятий. В результате у Мошковича осталось шесть сахарных заводов и Екатеринбургский МЖК. Помимо сахара, в Белгородской, Воронежской и Тамбовской областях он занимался развитием молочного животноводства и растениеводства.
   И пытался прорваться в банковский бизнес. Он владел 11 % акций «Собинбанка», затем продал их, затем снова купил 5 % (в 2008 г.). Кроме того, у него есть миноритарный пакет акций «Сбербанка» (по данным газеты «Ведомости», на момент лета 2009 г. Мошковичу принадлежат 0,2 % акций «Сбербанка»). Дальше он планировал купить «Бинбанк», называлась даже сумма сделки – приблизительно 1520 млрд рублей, однако в последний момент она сорвалась.
   Самой крупной за последнее время сделкой Мошковича газета «КоммерсантЪ» назвала повторную покупку «Русского сахара». В ноябре 2009 г. бизнесмен получил все 100 % акций. По оценкам экспертов, приобретение обошлось бизнесмену в $ 40 млн.
   В долгосрочных планах Мошковича – строительство в Тамбовской области бройлерной птицефабрики мощностью 100 000 тонн мяса в год. Завершить строительство «Русагро» планирует к 2012 г., вложив в него 6 млрд рублей.
   В 2006 г. Вадим Мошкович стал сенатором от Белгородской области. Злые языки поговаривали, что кресло в Совете федераций Мошковичу нужно было для того, чтобы получить неприкосновенность – вокруг «Русагро» возникают различные расследования и другие неприятные сюжеты. Тем не менее в Совете федераций Мошкович заседает по сей день.
   По данным журнала Forbes, Вадим Мошкович в 2010 г. заслужил 22 место в списке самых богатых людей России с доходом в 373,24 млн рублей.
...
   При этом нельзя не учесть и финансовое состояние его жены, которая владеет процентами в предприятиях Мошковича и числится в первых рядах самых богатых женщин России. Вадим Мошкович женился в 1996 г. Поначалу его жена Наталия Быковская занималась хозяйством и детьми (их двое, дочь и сын). Однако в 2004 г. она стала заместителем гендиректора компании «Русагро-сахар», позже – заместителем гендиректора компании «Русагро-менеджмент», потом такую же должность заняла в ООО «Группа компаний Русагро». В феврале 2010 г. она вошла в совет директоров группы компаний мужа и ныне владеет 1 % акций компании.
   Поэтому суммарный доход семьи оценивается в 422,26 млн рублей.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [23] 24 25 26

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация