А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Жуков против Гальдера. Схватка военных гениев" (страница 1)

   Валентин Александрович Рунов
   Жуков против Гальдера. Схватка военных гениев

   Введение

   Великая Отечественная война, завершившаяся 65 лет назад победой Советского Союза, по ряду вопросов в последние десятилетия неоднократно подвергается ревизии. Различными авторами выдвигаются версии и пишутся книги, которые все дальше уводят читателя от реалий того времени, ввергая в мир выдумок и фантазий, не имеющих ничего общего с исторической наукой. Полные драматизма и народного героизма события прошедшей войны через призму компьютерных эффектов и поступки супергероев многими воспринимаются как развлекательное шоу, которое не имеет родины, национальности, конкретного имени. В результате этого тысячелетняя страна превращается в территорию, а ее великий народ в «электорат», которыми управляют не патриотизм, а деньги.
   В годы советской власти события Великой Отечественной войны было принято рассматривать прежде всего с позиций коммунистической морали и партийно-патриотической работы. Это нередко приводило к тому, что отдельные события и факты искажались до неузнаваемости и описывались только с позитивной или негативной стороны. Это также не способствовало установлению исторической истины и определению объективных оценок. Поэтому и сегодня, спустя много десятилетий, в истории Великой Отечественной войны еще остается немало «белых» страниц, которые необходимо заполнить в ближайшее время.
   В постсоветское время на прилавки магазинов хлынул целый поток книг, посвященных Великой Отечественной войне. Среди них как издания чисто конъюнктурного характера (книги господина Суворова-Резуна), так и труды добросовестных отечественных и зарубежных исследователей. Никаких цензурных преград на пути издания этих книг не существует. Критерий один: их популярность и продаваемость, а это значит только одно – деньги. Этой меркой меряются как исторические фальшивки, так и глубокие научные исследования, и зачастую первые, построенные на ничем не подтвержденных сенсациях, читаются намного охотнее, чем вторые.
   В то же время эпоха бесконтрольной демократии имеет и свое преимущество. Получили право голоса те люди, которые прежде такого права не имели. Среди буйных сорняков иногда начали прорываться прекрасные растения, плодами которых вдумчивое человечество будет питаться еще очень долго. Нередко на страницах книг поднимаются вопросы, которые давно уже волнуют наших сограждан, и даются на них достаточно полные и убедительные ответы. Большую ценность имеют даже дискуссии, которые развертываются вокруг конкретного вопроса и которые дают читателю возможность выслушать ряд совершенно противоположных суждений и доводов. Страшны не научные заблуждения, которые неизбежны на пути к истине, страшно безразличие, которое ведет к деградации человека и общества.
   Роль личности в истории всегда была одной из самых актуальных тем исследований. Тезис большевиков о том, что историю делают массы, привел к тому, что заслуги и ответственность конкретного человека начали рассматривать только в контексте общих неудач или побед. В результате под расстрел пошли одни, а грудь других разукрасилась массой самых высоких наград. Еще хуже то, что долгое время было не принято сравнивать деятельность и заслуги конкретного человека с одной стороны с равным ему по значимости человеком – с другой.
   Это трудно сделать и потому, что в архивах и других источниках сохранилось очень мало, а то и вовсе нет документов, объективно освещающих деятельность конкретного человека в той или другой ситуации. Поэтому свое мнение о них мы вынуждены в подавляющем большинстве случаев строить на воспоминаниях современников и мемуарах, которые зачастую носят субъективный характер. Другие же находились в иерархии власти так высоко, что имели возможность непосредственно влиять на составление архивной базы в их интересах, подменяя и фальсифицируя многие документы. Поэтому объективное освещение деятельности этих личностей также представляет собой большую сложность.
   Легче писать о человеке, который хотя и занимал высокую государственную должность, но не имел абсолютной власти для того, чтобы освещать его работу только с положительной стороны. Мне представляется, что накануне и в годы Великой Отечественной войны такими людьми были начальник Генерального штаба РККА Г.К. Жуков и начальник Генерального штаба Сухопутных войск Германии Ф. Гальдер. Также важно и то, что их деятельность, которая прослеживается через многие архивные документы того периода, написанные мемуары (дневники) и воспоминания современников, поддается систематизации, анализу и может служить своеобразной канвой для научной оценки многих важных вопросов того времени, ответы на которые желают получить читатели.
   Писать о человеке как о личности, – очень сложно. До сих пор четко не выработаны критерии, по которым должно выводить его рейтинг среди других равных. Поэтому до сих пор люди сильно расходятся в оценке личностей Ивана Грозного, Петра Первого, Иосифа Сталина и многих других.
   В то же время ни у кого не вызывает сомнений, что правильность оценки сложившейся обстановки и принятие соответствующего решения – основа управленческой деятельности любого военачальника. Только с этой позиции должна оцениваться его профессиональная пригодность к занимаемой должности. Ниже стоит все остальное: порядочность, честность, личная храбрость, доступность, умение слагать стихи и играть на гармошке…
   В данной книге я взял на себя очень большую ответственность – в хронологическом порядке рассмотреть и сравнить деятельность руководителей высших органов управления Вооруженными силами СССР и Германии Г.К. Жукова и Ф. Гальдера в период подготовки и начала Великой Отечественной войны. Известно, что это было время крупнейших военных неудач для Советского Союза и триумфа гитлеровского плана «Барбаросса». При этом я сознательно не стал называть конкретных триумфаторов и виновных, понимая, что ни в том, ни в другом случае нельзя это сводить только к одному человеку. Но с высоты тех должностей, которые в 1941 году занимали Г.К. Жуков и Ф. Гальдер, видно было очень многое и была возможность принимать конкретные решения и добиваться проведения их в жизнь.
   Работая над книгой, я ни в коем случае не хотел принизить авторитет Г.К. Жукова как Маршала Великой Победы. Его авторитет признан самой историей, подтверждается тысячами современников и потомков, а величественный монумент полководцу воздвигнут в самом центре Москвы, у Красной площади. С этим не поспоришь. В то же время не нужно забывать, что Г.К. Жуков был простым смертным человеком, имевшим пробелы в своем профессиональном образовании, способным на промахи и ошибки, человеком с очень непростым характером и определенными пристрастиями. Мне кажется, что только в таком сочетании можно и нужно говорить об этом человеке, который сыграл огромную роль в истории нашей Родины.

   Назначение

   Уже более года полыхала Вторая мировая война и шел интенсивный передел мира. Войска Германии в ходе блестящих молниеносных операций разгромили польские войска и оккупировали большую часть территории этой страны, захватили Данию, Норвегию, Бельгию, Голландию, Люксембург, нанесли поражение англо-французским войскам во Фландрии и оккупировали северную и центральную части Франции.
   В это же самое время Красная Армия нанесла поражение Финляндии и овладела частью территории этой страны, в результате «освободительных» походов отторгла от Польши области Западной Белоруссии и Западной Украины и политическим путем получила Прибалтику, Бессарабию и Северную Буковину.
   В результате этого к концу 1940 года на карте Европы четко выделились два гигантских государства, каждое из которых прочно опиралось на тоталитарную идеологию, мощные вооруженные силы и претендовало на мировое господство. На действия А. Гитлера и И.В. Сталина в оцепенении взирал весь мир, со страхом ожидая развития событий. Человек в военной форме с генеральскими знаками различий выдвигался за рамки чисто военной структуры и становился едва ли не вершителем судеб всего человечества.
   В такой обстановке в декабре 1940 года в Москве состоялось знаменитое совещание высшего командного и политического состава РККА. На нем присутствовали руководители наркомата обороны и Генерального штаба, инспекторы родов войск, командующие, члены военных советов и начальники штабов военных округов, армий, начальники военных академий. Всего более 270 человек.
И. В. Сталин лично принимал решения по всем кадровым назначениям на высшие военные должности
   В первый день совещания были подведены итоги прошедшего года. По этому вопросу с большим докладом выступил начальник Генерального штаба генерал армии К.А. Мерецков. В целом дав положительную оценку Красной Армии, он подробно остановился на многих недостатках, имевших место в истекшем году. В развитие доклада К.А. Мерецкова выступили генерал-инспектор пехоты РККА генерал-лейтенант А.К. Смирнов, начальник управления боевой подготовки РККА генерал-лейтенант В.И. Курдюмов, генерал-инспектор артиллерии РККА генерал-лейтенант М.А. Парсегов, начальник Главного автобронетанкового управления РККА генерал-лейтенант Я.Н. Федоренко, помощник начальника Генерального штаба по ВВС генерал-лейтенант Я.В. Смушкевич и другие.
   Собравшиеся генералы внимательно слушали выступавших, чутко реагируя на каждое замечание в адрес подведомственных им войск и служб. Но это была только давно установившаяся традиция. В душе каждый ждал главного – определения конкретных задач на будущее.
   Утром 25 декабря на трибуну поднялся невысокий бритоголовый генерал с Золотой Звездой Героя Советского Союза на груди.
   – Командующий войсками Киевского Особого военного округа генерал армии Жуков сделает доклад на тему «Характер современной наступательной операции», – объявил Мерецков и, выдержав небольшую паузу, добавил: – На основании операций советских войск на реке Халхин-Гол и в войне с Финляндией.
Б. М. Шапошников – начальник Генерального штаба РККА (май 1937 – август 1940 г. и июль 1941 – июнь 1942 г.)
   Жуков открыл папку с текстом доклада, отпил глоток холодного чая из стоявшего на трибуне стакана, прокашлялся и обвел зал внимательным взглядом. Сотни генеральских глаз были устремлены на него, сотни ушей находились в готовности услышать его слова. Но сам Георгий Константинович, не так давно вошедший в состав советской военной элиты, еще не совсем готов был к такому вниманию. Тем не менее, превозмогая некоторое смущение, излишне громким голосом он произнес:
   – Товарищи! Прежде чем доложить свои соображения о характере современной наступательной операции, я хочу очень коротко остановиться на общих условиях ведения современной наступательной операции, на опыте современных войн и развития вооруженных сил.
   Прежде всего, чему учит опыт проведения больших и малых операций, локальных и больших войн? Опыт учит прежде всего тому, что развитие современных армий и совершенствование их оперативно-тактического искусства проходит неравномерно. Там, где экономические условия позволяют, там военная мысль и воспитание армии чужды консерватизму, там развитие и совершенствование армии проходит более быстрыми темпами, и эти армии в современном сражении оказались способными вести успешно современные войны, современные операции, современные сражения. Там, где этих условий не было, армии оказались неспособными противостоять уничтожающему удару современного подготовленного противника.
   Жуков оторвал глаза от текста доклада и снова обвел внимательным взглядом присутствующих. Многие генералы слабым кивком головы выражали свое согласие с докладчиком. Другие продолжали смотреть на него выжидательно, надеясь услышать главное.
   – Несмотря на хорошую экономическую базу, вследствие внутренней политической слабости страны, консерватизма военной мысли, главного командования и буржуазного правительства, надежды на то, что удастся повернуть Гитлера против Советского Союза, такие армии, как французская и английская, оказались не подготовленными к ведению современной войны, не готовыми не только для активных наступательных операций, но оказались даже не готовыми вести оборонительную войну.
   Жуков снова окинул взглядом зал. Согласно кивающих голов было уже больше. Красные генералы с готовностью соглашались с тем, что передовая идеология стоит выше материальной сытости и определяет боеспособность армии. Как носители самой передовой советской идеологии, они ни на минуту не сомневались в этом и готовы были с этой точки зрения критиковать других.
   Затем Георгий Константинович неудачи испанского республиканского руководства в гражданской войне против Франко объяснял с точки зрения его неумения готовить и проводить наступательные операции. Это был камешек в «огород» К.А. Мерецкова, который во время войны в Испании был главным военным советником при республиканском руководстве и косвенно отвечал за действия их войск.
   Затем Г.К. Жуков подробно остановился на характере боевых действий в военном конфликте на реке Халхин-Гол. Он заявил: «Генеральная наступательная операция… является современной операцией, достаточно поучительной как с точки зрения ее организации, материального обеспечения, так и с точки зрения проведения». И он достаточно глубоко и всесторонне описал эту операцию. Уделяя большое внимание вопросу достижения внезапности, Г.К. Жуков отметил, что усилия советского командования «сводились к тому, чтобы создать у противника впечатление, что мы не готовимся наступать, а готовимся обороняться».
К. А. Мерецков – начальник Генерального штаба РККА (август 1940 – январь 1941 г.)
   Говоря о наступательных операциях советско-финляндской войны, Георгий Константинович отметил, что первые из них были сорваны по причине «совершенно неудовлетворительной подготовки».
   Затем Георгий Константинович перешел к наступательным операциям начавшейся Второй мировой войны. Он раскритиковал поляков за их неумение вести не только наступательные, но и оборонительные операции и отметил высокое военное искусство германского командования.
   – Кто играл главную роль в проведении этой стратегической операции? – спрашивал Георгий Константинович и сам же отвечал: – Главную роль, как видите, играют авиация и мотобронетанковые соединения, которые своими глубокими и стремительными ударами терроризовали, по существу, всю польскую армию, управление и всю страну.
   Далее он указал, что проведению наступательной операции германскими войсками «предшествовала заблаговременная выработка мощной сети шпионской агентуры и диверсионных групп». Он подчеркивал умение немцев добиваться непрерывности операций.
   Охарактеризовав, таким образом, уже имевшие место наступательные операции, Георгий Константинович перешел к главному вопросу – выработке взглядов на проведение такой операции в будущем. Он отметил, что фронт должен наступать в полосе 400–450 километров на глубину до 200–300 километров с темпом 25–30 километров в сутки. Указал на возрастание роли нанесения главного удара на узком участке фронта и маневра во фланг и тыл обороняющимся войскам.
   – По какой линии продолжает идти развитие вооруженных сил? – задал Георий Константинович вопрос аудитории и сам на него ответил: – Главные усилия передовых армий шли по линии создания наступательных средств ведения войны. Это значит, что развитие шло и идет как в количественном, так и особенно в качественном отношении. Основные силы нацелены на создание крупных военно-воздушных сил, бронетанковых соединений, развитие механизированной артиллерии и, наконец, моторизации армии. В результате этого оперативное искусство получило такие могучие факторы, как скорость и сила удара, значительно увеличились оперативная и тактическая внезапность, маневренность и дальнобойность операции. Все это позволило главному командованию не только окружать и уничтожать противника в условиях маневренной войны, но и уничтожать, прорывая, сильные укрепления…
   Доклад Г.К. Жукова продолжался немногим более часа. Его слушали внимательно. Все понимали, что жуковский доклад появился не случайно. Он был предварительно хорошо согласован с высшим руководством страны и РККА и косвенно является инструктажем о порядке действий на ближайшее будущее. Сам Георгий Константинович также нисколько не сомневался в этом.
   – Красной Армии, где бы ее части в настоящее время ни находились, нужно быть готовой драться с искусным и технически оснащенным противником, – сказал Г.К. Жуков в заключение своего доклада. – Но для того, чтобы искусно вести современные наступательные операции, необходимо иметь отлично подготовленные войска, командиров и штабы. Надо помочь комсоставу овладеть искусством организации и проведения наступательных операций…
   Собравшиеся в зале совещания военачальники внимательно слушали доклад Г.К. Жукова, согласно кивая головами. Для большинства из них вопрос был настолько понятен, что не вызывал никаких сомнений. Это был «козырной» доклад, который был призван не столько внести новизну в данную проблему, сколько еще раз показать высокое место докладчика в иерархии высшего командного состава РККА.
   Затем в прениях по докладу Г.К. Жукова выступил начальник штаба Прибалтийского Особого военного округа генерал-лейтенант П.С. Кленов. Он подверг критике труд профессора Иссерсона «Новые формы борьбы», в котором автор утверждал, что начального периода современной войны, основываясь на агрессии Германии против Польши, не будет, что война начнется с вторжения уже развернутой группировки. «Я считаю такой вывод преждевременным, – резюмировал П.С. Кленов. – Он может быть допущен для такого государства, как Польша, которая, зазнавшись, потеряла всякую бдительность и у которой не было никакой разведки того, что делалось у немцев в период многомесячного сосредоточения войск».
   Следующим в развитие доклада Г.К. Жукова выступили командир 1-го механизированного корпуса Лениградского военного округа генерал-лейтенант П.Л. Романенко, командующий войсками Дальневосточного фронта генерал-полковник Г.М. Штерн, заместитель начальника Генерального штаба РККА, начальник Разведывательного управления генерал-лейтенант Ф.И. Голиков, начальник штаба Дальневосточного фронта генерал-майор М.А. Кузнецов, командующий войсками Орловского военного округа генерал-лейтенант Ф.Н. Ремизов, начальник Главного управления ВВС РККА генерал-лейтенант П.В. Рычагов, начальник Главного управления противовоздушной обороны РККА генерал-лейтенант Д.Т. Козлов и многие другие.
   Стенограмма выступления Г.К. Жукова была отпечатана в тот же день и роздана для ознакомления всем основным участникам совещания. Но сам Георгий Константинович был недоволен записью своего доклада. Он оставил много пометок и замечаний на листах стенограммы. Первый вариант распечатки стенограммы он отказался подписывать и потребовал ее откорректировать и перепечатать по тексту доклада.
   После совещания на следующий день С.К. Тимошенко и Г.К. Жукова неожиданно вызвал И.В. Сталин. Сам Георгий Константинович об этой встрече пишет следующее:
   «И.В. Сталин встретил нас довольно сухо, поздоровался еле заметным кивком и предложил сесть за стол.
   Он сделал замечание С.К. Тимошенко за то, что тот закрыл совещание, не узнав его мнения о заключительном выступлении наркома. На это С.К. Тимошенко ответил, что он послал ему проект своего выступления и полагал, что он с ним ознакомился и замечаний не имеет.
   – Когда начнется у вас военная игра? – спросил И.В. Сталин.
   – Завтра утром, – ответил С.К. Тимошенко.
   – Хорошо, проводите ее, но не распускайте командующих. Кто играет за «синюю» сторону, кто за «красную»?
   – За «синюю» (западную) играет генерал армии Жуков, за «красную» (восточную) – генерал-полковник Павлов».
   Получается, что на этом разговор был окончен. Но, видимо, разговор в Кремле тогда произошел более обстоятельный.
С. К. Тимошенко – нарком обороны СССР (май 1940 – июнь 1941 г.)
   Затем состоялась оперативно-стратегическая игра на картах. Общее руководство этой игрой осуществляли нарком обороны С.К. Тимошенко и начальник Генерального штаба К.А. Мерецков, которые, по словам Г.К. Жукова, откровенно «подыгрывали за юго-западное стратегическое направление». Северо-Западный фронт «восточных», или «красных», возглавлял командующий войсками Западного Особого военного округа Д.Г. Павлов, начальником штаба был начальник штаба Прибалтийского Особого военного округа П.С. Кленов, начальником оперативного отдела – начальник штаба Западного Особого военного округа В.Е. Климовских. Армиями командовали командующий Северо-Кавказским военным округом Ф.И. Кузнецов, генерал-инспектор пехоты Красной Армии А.К. Смирнов, командующий Закавказским военным округом М.Г. Ефремов, командующий Среднеазиатским военным округом И.Р. Апанасенко, командующий Забайкальским военным округом И.С. Конев.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация