А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Меч некроманта" (страница 12)

   35

   Ходячей смерти с пастью, способной перекусить пополам бегемота, так, словно это обыкновенная конфетка, материнские инстинкты отнюдь не чужды. Особенно, если они подпитываются воспоминанием о неких круглых покрытых кожистой оболочкой предметах, зарытых на границе пустыни и прерии, в раскаленном песке, способном отдать им необходимое тепло, в двух шагах от сочной травы, наполненной насекомыми, которым предстоит стать пищей для едва появившихся на свет крошечных тиранозавриков.
   Она их и испытывала. Шла к пустыне, внимательно оглядываясь по сторонам, высматривая, кого бы слопать, и испытывала, причем, чем ближе, тем сильнее.
   Она так волновалась, что подходя к месту, где зарыла яйца, даже ускорила шаг, забыла о верно терзавшем ее голоде, полностью сосредоточившись лишь на мыслях о новорожденных детенышах.
   Какими они получились на этот раз? Все ли благополучно освободились от скорлупы? Не причинил ли им кто-нибудь зла? А если причинил, то – кто?
   Раз за разом задавая себе эти вопросы, она вышла к черте, за которой начиналась сиреневая пустыня, и тут остановилась.
   Все, торопиться более не стоит. Сейчас нужно найти детенышей, удостовериться, что все они целы и здоровы.
   И если хотя бы одного не хватает…

   36

   – Ну, хорошо, ты меня подловил, – сказал джинн. – Что дальше?
   – А дальше я тебя уничтожу, – сообщила голова дракона.
   – За что? Чем я тебя прогневал? – Прогневал.
   – Ну и чем?
   Дракон от злости аж фыркнул.
   – Он еще спрашивает! Неужели не догадался?
   – Нет, – решив сопротивляться до последнего, заявил джинн. – Не имею ни малейшего понятия.
   – Ах, так? А кто внаглую влез мне в голову? Кто копался в ней, словно бродячая собака в помойке? Кто имел наглость подсунуть мне свои убогие мысли? Одна из них была неплоха, но – вторая… вторая… Она меня оскорбила. И после этого ты считаешь, будто у меня нет повода злиться?
   Устроившись на диване поудобнее, джинн искоса взглянул на висевшую в воздухе драконью голову и, решив отпираться до последнего, осторожно сказал:
   – Насчет подсунутых мыслей… Мне показалось, я сделал это весьма вовремя. Ты сам признался, что мысль была неплохая, и ее появление помогло…
   – А вторая? – прорычал дракон.
   – Что – вторая? – искренне удивился джинн. – Почему она тебе не понравилась?
   – Она оскорбительна. У меня другое чувство юмора.
   – Вот как?
   – Еще бы! Пойми, глупец, иногда так приятно отдохнуть от умных подземных размышлений, дать выход агрессии, разрядиться на полную катушку, забыть о существовании рационального мышления. Но я никогда не шутил подобным образом. Ни за что.
   – А я…
   – И ты меня лишил удовольствия от драки, подсунув этот ублюдочный «подарок»?
   – Он, значит, тебя оскорбил? – начиная потихоньку закипать, спросил джинн.
   Кстати, более всего его раздражали слова «ублюдочный» и «глупец». Ему не нравилось, что они имеют отношение к его персоне. Ранее тех, кто имел наглость говорить нечто подобное… М-да… С другой стороны он прекрасно понимал, как трудно поставить на место дракона. Особенно если он заявился к тебе домой и уходить вроде бы не собирается. Разъяренного дракона.
   – Вот именно! – рявкнул дракон. – А иначе зачем бы я здесь торчал? Дел других у меня нет, что ли?
   – В самом деле? – спросил джинн. – Неужели у тебя нет других дел?
   – Есть.
   – И что? Почему ты ими не занимаешься?
   – Придет время – займусь. А пока, для меня нет дела важнее, чем покарать наглеца, сунувшего свой длинный нос куда не надо. Понимаешь?
   Джинн поморщился.
   Ну вот, теперь к коллекции бранных слов, имеющих к нему отношение, можно добавить и «наглец». Если так дальше пойдет, то она в скором времени станет весьма обширной.
   – А нельзя ли без оскорблений? – осторожно спросил он.
   – Терпи, – отрезал дракон. – Попался, так терпи. Горе – побежденным.
   – Ты в этом уверен?
   – В том, что ты побежденный?
   – Ну да.
   – А разве это не так?
   – Не вижу, как ты можешь мне навредить, – сухо промолвил джинн. – Насколько я понимаю в подобных делах, ты здесь пока находишься всего лишь в виде некоей проекции. Не так ли?
   – Так.
   – А любая проекция бестелесна и, соответственно, на материальные предметы влиять не может.
   – Правильно, – кивнул дракон. – Не может. В свою очередь, материальные предметы тоже не могут оказать на нее ни малейшего влияния. Проще говоря, я лично не вижу, каким образом ты мог бы меня отсюда изгнать.
   Джинн криво ухмыльнулся.
   – Не будь ты драконом…
   – Давай оставим в стороне предположения. Я – дракон и останусь им до скончания века. Ты – джинн, осмелившийся сунуться в мое сознание. Я тебя поймал и намерен за это наказать. Все просто, как квадратный апельсин.
   – Значит, намерен наказать? – спросил джинн.
   Не нравилось ему все это, совсем не нравилось. С другой стороны, был повод и для оптимизма. К примеру, то, что дракон появился всего лишь в виде проекции. Будь возможность нанести визит «во плоти», он бы ее использовал.
   – Именно так, – подтвердил дракон. – Ты достоин сурового наказания.
   – А как? – вкрадчиво спросил джинн. – Будешь меня ругать самыми черными словами? Хорошая мысль. Мне не нравится, когда меня так ругают. Однако, я как-нибудь все это потерплю. Станешь подсматривать за моей частной жизнью? Сколько угодно. Я не из стеснительных. Что еще?
   – Ничего, – сообщил дракон. – Ты прав. Более я ничего не могу тебе сделать. За исключением одно малости.
   – Какой именно?
   – Я могу узнать, где ты находишься, в какой точке нашего мира лежит твоя дурацкая лампа. И пусть даже она окажется за тридевять земель, я туда явлюсь в течение мгновения, мне это сделать нетрудно. Не проекцией, а собственной персоной. И тогда…

   37

   Дорога была ровная и прямая, словно рог единорога. По ее обочинам росли деревья-шептуны и деревья-жалобщики, деревья-ругатели и деревья-сплетники. В любое другое время у проходящего по ней путника могла запросто возникнуть иллюзия, будто он попал на многолюдный базар. В любое, но только не сейчас. В данный момент стволы деревьев были оплетены свежими лианами-глушилками. Их толстые, мясистые усики плотно затыкали деревьям рты, не позволяя вырваться из них даже малейшему звуку.
   Если к этому добавить, что крысиный король передвигался очень тихо, а быстро уставший Кусака теперь сидел у него на закорках, то на дороге царила просто неестественная тишина. Тиранозаврик, то и дело пытавшийся схватить зубами пролетавших рядом с его головой больших зеленых жуков, и тот делал это совершенно беззвучно.
   Пройдя по дороге с полчаса, крысиный король поймал себя на том, что ему кажется, будто он очутился в призрачном, безмолвном, возникшем из кошмара лесу. И это было уже совсем не дело. С этим надо было как-то бороться.
   Предводитель крыс откашлялся.
   Кашель его прозвучал как-то неестественно тихо и ничего в окружающем мире не изменил. Прозвучал и тут же умер, словно придавленный огромной пухлой подушкой. А отступившая было тишина навалилась вновь, словно хищник, вознамерившийся…
   – Ладно, – сказал крысиный король. – Пора это прекратить!
   Кусака от неожиданности открыл пасть и синий, с золотистым отливом жук, вырвавшись из нее, на предельной скорости умчался прочь.
   – Что ты сказал? – спросил тиранозаврик.
   – Пора это молчание прекратить, – объяснил крысиный король. – Не дело это. Не приведет оно к добру. Я так чувст…
   Он остановился, замер, вдруг сообразив, что ни о чем подобном до сего момента и не думал.
   А вдруг эти слова вырвались у него не зря? А если тишина несет в себе некую, пока еще неведомую угрозу? Какую? И чем может быть опасна тишина сама по себе?
   – Так что ты имел в виду? – переспросил Кусака.
   Крысиный король не ответил.
   Он стоял посреди дороги и, чувствуя, как шерсть у него на загривке встает дыбом, настороженно оглядывался, внюхивался, пытаясь определить, с какой стороны ждать нападения. А оно готовилось кем-то враждебным, до поры до времени скрывающимся среди деревьев, стволы которых были плотно перевиты толстыми плетями лиан, кем-то, скорее всего, вот сейчас, тайно наблюдающим за ними. В этом крысиный король уже не сомневался. Он подобное чувствовал великолепно и ни разу не ошибся. Его это безошибочное чувство опасности выручало в прошлом не раз и не два.
   – Ну же… объясни, почему мы остановились, – настаивал Кусака. – Что происходит?
   – Т-с-с-с… – прошептал крысиный король. – Подожди.
   И это, как ни странно, подействовало.
   Тиранозаврик замер, пытаясь услышать, хоть какие-нибудь подозрительные звуки.
   Крысиный король ухмыльнулся.
   Вот этого делать не стоило. Угроза была не в каких-то звуках, а в их полном отсутствии. Это в диком лесу-то! Так попросту не бывает.
   Впрочем, объяснять его ошибку Кусаке он не собирался. Для этого не было времени. Да и не хотелось спугнуть неведомого, притаившегося поблизости врага.
   Пока лучше помолчать. Подождать… Вдруг этот самый враг себя выдаст? А может, он уберется восвояси? Наверное, это будет самым лучшим выходом.
   Кстати, для кого? И почему этот неведомый враг должен действовать в интересах своей добычи? Не слишком ли наивно это предполагать?
   Кусака теперь сидел неподвижно, плотно прижавшись к спине крысиного короля. Если придется убегать или драться, он помехой не станет. И это просто замечательно.
   Либо убегать, либо драться…
   Продолжая оглядываться и принюхиваться, крысиный король попался прикинуть возможность как первого, так и второго.
   Убегать?
   Самый лучший выход из подобных ситуаций. «Сделать ноги» в наиболее подходящий момент, оставить противника с носом и уцелеть… что может быть благороднее? Ах, кто-то в этом сомневается? Ну, тогда и флаг ему в руки. Пусть погибает в схватке с сильнейшим врагом. Нет в этом никакой особой доблести. Одна глупость, махровая, уверенная в собственном превосходстве и от этого еще более опасная.
   Вот только, куда убегать в данном случае? Назад? А скелеты? Они наверняка уже закончили свои игры с драконом и теперь пустились в погоню. Вперед? А вдруг там, впереди, их ждет нечто более опасное?
   Драться? Почему бы и нет? Меч остался при нем. Скелеты вполне справедливо рассудили, что он не представляет для них ни малейшего вреда. Кто мешает вот сейчас вытащить из ножен изогнутый, острый клинок и приготовиться к яростной схватке?
   Так пуститься в бегство или драться?
   Крысиный король ждал. Для того чтобы ответить на этот вопрос, ему нужно было хоть что-то узнать о противнике.
   Кто он? Что он? Как выглядит? Как настроен? Чем…
   Неподалеку, в кустах, чуть слышно треснула веточка.
   Ну, вот же, вот. Сейчас…
   Чувствуя, как сидящий у него спине Кусака подался вперед еще больше и затаил дыхание, крысиный король слегка переменил позу, опустил лапу на рукоять меча.
   Ну же! Давай! Кто там – покажись!
   Веточки теперь хрустели одна за другой. Все ближе и ближе.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация