А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Последняя охота" (страница 2)

   Нет. Не триумф.
   Слабый противник украл у него победу – победу, которая должна была увенчать его карьеру. Украл подло и нагло. Ни одна тварь в этой части Обитаемых секторов не имела права унижать члена Охотничьего клуба, старый комбинезон которого два сезона подряд висел на почетном месте в «Пьяной Лошади». Ни одна космическая крыса, дважды в год по случаю управляющая заштопанным рейдером, не могла похвастаться тем, что заставила Ястреба Лафаржа сложить оружие.
   Жесткая психологическая подготовка и постоянная работа с виртуальной системой управления кораблем приучили Лафаржа к молниеносным размышлениям, поэтому он принял решение четыре секунды спустя после того, как в его шлеме затих голос пирата. Еще секунду охотник по традиции дал себе на то, чтобы отыскать в памяти предмет, чувство или долг, которые могли бы удержать его на этом свете. Похоже, таких вещей было много. В очередной раз убедившись, как бывало уже десятки раз до этого, что жить стоит, Лафарж невесело фыркнул и послал свой корабль вперед.
   Охотника вдавило в конструкцию из переплетенных амортизационных ремней, которая мягко подалась под его телом, смягчая перегрузку. Возбужденный мозг Ястреба в последние предсмертные секунды работал четко и быстро, отдавая команды корабельным системам. Охотник знал, что ему вряд ли удастся остаться в живых после тарана, поскольку корпус корабля противника был покрыт киммеритовой броней, однако это не беспокоило его. Он слишком часто смотрел в лицо опасности и привык философски относиться к собственному существованию. Кроме того, в подобном финале имелась положительная сторона: таким образом он не умрет к сорока годам от паралича мозга, как большинство охотников-ветеранов, и не сопьется к тридцати, как большинство охотников-неудачников. И пусть завсегдатаи «Пьяной лошади» выпьют за упокой его души, а Буйвол Мельник скажет трогательную речь в честь своего героически погибшего брата.
   Видимо, пират даже не успел понять, в чем дело, когда сверкающая громада «кондора» врезалась в его рейдер. От столкновения корпус «ската» лопнул, словно скорлупа спелого ореха. Сила удара была такова, что Лафаржа едва не выбросило из амортизационной системы. Пространство вокруг него содрогнулось, голубое светило над головой описало сложную кривую и исчезло за спиной. Мимо промелькнул мертвый рейдер с выпущенными наружу внутренностями, который отшвырнуло в сторону вместе с пристыкованным шлюзом лайнера. Верх и низ поменялись местами, теперь под ногами охотника находилась безграничная сфера, наполненная звездами, а над головой нависали скалы.
   Носовая часть корабля Лафаржа при столкновении была разбита вдребезги, однако некоторые его системы пока еще продолжали функционировать. Пилот ослеп на правый глаз, поскольку большинство камер и датчиков по правому борту в результате скользящего удара было уничтожено. Ястреб представил себе катапультирование, но спасательная капсула, из которой он управлял кораблем, от мощного сотрясения заклинилась в направляющих. Затаив дыхание, Лафарж напряженно слушал, как воздух тяжко давит изнутри на смятую ударом носовую часть, как со скрипом подается изувеченная обшивка. Пронзительные сигналы тревоги в наушниках шлема едва не разорвали ему барабанные перепонки. Оглушенный, он с трудом различил грохот обрушившихся броневых переборок, отсекших разгерметизированные помещения от рубки. Сейчас он никак не мог повлиять на ситуацию, и ему только оставалось ждать, чем это все закончится.

   2

   В колыхании бирюзовой маслянистой жидкости действительно было что-то завораживающее. Лафарж сидел в Охотничьем клубе за любимым столиком Волка и молча смотрел в свой ополовиненный бокал. Еще один бокал местного наркопива стоял рядом с ним возле аккуратно придвинутого к столу пустого кресла – традиционное прощальное угощение для погибшего брата.
   – Прошу прощения, пилот, здесь не занято? – донесся из-за его спины вкрадчивый голос.
   Взвившись от негодования, Лафарж резко развернулся в кресле:
   – Ворон, имей совесть! Ты что, не видишь, что я с другом?
   – О. – Ворон изобразил на лице сдержанное сочувствие. – Волк?.. – осторожно поинтересовался он после паузы.
   – Волк.
   – Вот как… – Ворон Крейвен понимающе покачал головой. – А ведь я сто раз говорил вам, ребята: только идиоты связываются со спецслужбами…
   – Пожалуйста, засунь свое мнение себе поглубже в задницу.
   – Прости, Ястреб.
   Оторвавшись от созерцания наркопива, Лафарж поднял голову, заметив, что Ворон все еще стоит возле его стола.
   – Какие-то проблемы? – поинтересовался он.
   – Насколько я понимаю, проблемы у тебя, охотник. Утенок Минелли рассказал мне, что ты остался без корабля.
   Лафарж пристально посмотрел на Ворона, который с непроницаемым видом взирал на него сверху вниз.
   – Вот что: пересядем-ка за стойку.
   Они переместились за стойку бара. Ястреб захватил с собой свой бокал, а Крейвен заказал минерализированного сока.
   – Итак, тебе нужен корабль.
   – К черту корабль, Ворон. Знаешь, перед вылетом я никому ничего не говорил… Охотничье суеверие, что ли. Это была моя последняя охота. Я отправляюсь жить в Метрополию, и будь оно все проклято.
   – Ястреб, побойся Неба! Ты же в числе лучших охотников! Твой комбинезон два сезона подряд…
   – Мой комбинезон – это просто старая тряпка, которая несколько сезонов валялась у меня в ящике с инструментами. Я слишком стар для такой жизни, Крейвен. Мне двадцать восемь, я и так задержался в большом космосе дольше других.
   – Послушай, Ястреб, все не так просто. Задета честь Звездного братства. Ты должен выслушать меня, а потом ты решишь, отправляться тебе на пенсию или немного задержаться.
   – У тебя три минуты – пока я не допью это пиво.
   – Тебе известен охотник Родригес? Скорпион Родригес?
   – Я несколько раз видел его в Клубе. Но это было давно, и мы вряд ли обменялись хотя бы парой фраз. Какая помощь требуется Скорпиону Родригесу?
   – Да нет, помощь скорее требуется нам, а не ему… Скорпион нарушил законы Федерации и, кроме того, нарушил вторую заповедь Братства – не обращать оружия против других охотников, если только это не официальный поединок.
   – Так.
   – Он захватил вольфрамовые рудники на Калевале XI. Эта крошечная планета просто нафарширована вольфрамом, она дает два процента годовой добычи по Обитаемым секторам, и потеря ее рудников принесет «Интерстеллар металл» катастрофические убытки.
   – Не делай из меня идиота, – прервал его Лафарж. – Стратегические объекты подобного типа обычно защищены оборонными спутниковыми системами «Аргус». Насколько я знаю, они весьма эффективны. По крайней мере, до сих пор я не слышал, чтобы кто-нибудь прорвался через «Аргус» в одиночку.
   – Да, ты прав – Родригес будет первым таким человеком. Он проник через спутниковый пояс в трюме танкера-рудовоза, который пришел на Калевалу за очередной партией вольфрама. Пилоты танкера рассказывают, что он захватил их неподалеку от Оливии, но мы все же проверяем их на причастность к этому делу – слишком все гладко вышло… Когда трюм рудовоза раскрылся, Скорпион вылетел оттуда на своем «тираннозавре», молниеносно уничтожил сооружения наземной системы обороны, после чего под угрозой плазменного залпа собрал весь технический персонал и охрану, погрузил их в танкер и выслал с планеты. Теперь неуязвимость «Аргуса» играет против нас – все попытки проникнуть на рудники оказались тщетными. Мы потеряли на этом два боевых корабля. Защитный пояс надежно оберегает рудники от вторжения извне, но, к сожалению, он оказался бесполезным при вторжении изнутри.
   – Каким же образом следящие системы ухитрились не обнаружить в трюме танкера боевой корабль?
   – Возможно, кто-то из персонала помогал ему. Кроме того, на борту танкера не было зафиксировано никаких агрессивных веществ…
   – За исключением солидного запаса холодной плазмы, – уточнил Лафарж.
   Крейвен пожал плечами:
   – На Калевалу постоянно доставлялись партии холодной плазмы для горнопроходческих работ.
   – Выходит, он удачно нашел слабое место.
   – Точно.
   – Для чего ему понадобились эти чертовы рудники?
   – При помощи автоматизированных систем он добывает вольфрамовую руду и переправляет ее в какую-то отдаленную колонию. После введения санкций на торговлю с мирами, поддержавшими сепаратистов, контрабанда стратегического сырья стала приносить доходы, сопоставимые с космическим пиратством.
   – Он что, в одиночку управляет целым шахтным комплексом?!
   – Нет, задействована только одна шахта. Если не соблюдать техники безопасности, с ней вполне может управиться один человек. Время от времени на Калевалу прибывают три допотопных рудовоза, загружаются вольфрамом и исчезают. Мы приблизительно вычислили сектор, где базируется порт назначения контрабандистов, но это – сто восемьдесят пять обитаемых миров, треть которых составляют мятежные колонии. Более точно проследить путь их следования мы не смогли – они принимают все меры предосторожности, по несколько раз минуя подпространственные коридоры.
   – Вы пытались задержать рудовозы?
   – Разумеется. Но, как ты понимаешь, это реально сделать только в то время, пока они еще не разогнались до шести единиц и не вошли в подпространство – то есть в непосредственной близости от Калевалы XI. А там их охраняет Скорпион. Когда трое армейских пилотов попытались захватить эти рудовозы, Родригес покинул рудник на своем корабле и уничтожил всех троих. Понимаешь, на одном «тираннозавре» за полторы минуты уничтожил трех «орионов»?!
   – Ловко, – усмехнулся Ястреб.
   – Тебе смешно, – горько констатировал Ворон.
   – Ага, – кивнул Лафарж. – Честно говоря, я не вижу повода для вмешательства. Это ваши дела, ребята, вы их как-нибудь между собой и решайте. Ты прекрасно знаешь, что звездные охотники не охотятся друг на друга ни за какие деньги. Мой сезон закрыт, Ворон. Прощай. – Ястреб поднялся.
   – Он нарушил не только федеральный закон! – Крейвен заторопился. – Он обратил оружие против братьев! Когда корпоративный совет понял, что не справляется своими силами, мы наняли и отправили в сектор Калевалы пятерых звездных охотников для патрулирования, чтобы перехватить рудовозы. Однако те больше не появлялись – по-видимому, Родригес каким-то образом сумел их предупредить. Держать без дела такой флот было слишком накладно, и мы отозвали троих. Через двенадцать часов рудовозы появились вновь. Родригес уничтожил обоих патрульных и отправил еще один караван с рудой в неизвестном направлении.
   – Кого убил Скорпион? – поинтересовался Лафарж, снова опускаясь на высокий стул за стойкой.
   – Младенцев. Шмель и Барс. Ты вряд ли их знал. Каждому из них еще не было пятнадцати.
   Лафарж помолчал, гоняя свой бокал взад-вперед по стойке.
   – Рекомендую рассказать об этом Буйволу Мельнику, – наконец нехотя произнес он. – Тогда полклуба бесплатно отправится на Калевалу, чтобы выколупнуть Скорпиона оттуда.
   – Будет бойня, – пожал плечами Ворон. – Калевала нужна «Интерстеллару» целой, а не в виде облака инертного газа. Подумай, сколько твоих братьев останется там навсегда, когда вы начнете штурмовать «Аргус».
   – Я понимаю. – Лафарж задумчиво побарабанил пальцами по бокалу. – Будет большая и глупая бойня.
   Ворон никак не мог угадать настроение Ястреба. Он вкрадчиво проговорил:
   – Ястреб, ты способен завалить Родригеса. Ты можешь выманить его за пределы спутникового пояса, прикинувшись еще одним новичком-патрульным, охотником за рудовозами. Дальше все решит твое мастерство. Когда ты свяжешь его боем, твои напарники смогут захватить Калевалу. Родригесу приходится отключать «Аргус», когда он покидает планету, иначе он не смог бы вернуться обратно. А дистанционного управления защитным поясом, разумеется, нет.
   – Хорошо. – Лафарж помолчал. – Что там с оплатой?
   – Я уполномочен предложить тебе любую шестизначную цифру.
   – Иными словами, без одного кредита миллион?
   – Да. Мне велели начинать торг с двухсот тысяч, но я не стану юлить. Мы с тобой знаем друг друга не первый год.
   – Здорово он вас достал.
   – Похоже на то.
   Снова возникла пауза. Ястреб задумчиво жевал крошечного соленого осьминога, запивая его наркопивом.
   – Я не возьму платы за эту работу, – произнес он наконец. – Мне плевать на ваши рудники, но кое-кто растоптал основной закон Звездной Охоты. Через пять минут я переключусь на технический канал – можете закачивать координаты. И Ворон – позаботься о том, чтобы у меня был хороший корабль. Как ты знаешь, свой я разбил ко всем чертям.
   – Доброй охоты, Ястреб, – благоговейно произнес Ворон, еще не веря в свою удачу.
   – Доброй охоты всем нам, – отозвался Ястреб, возвращаясь к Волку Семенову.
Чтение онлайн



1 [2] 3 4

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация