А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Рыцарь в серой шинели" (страница 2)

   Глава 2

   Плеск воды…
   Пожарные?
   На хрена они тут?
   Машина загорелась от взрыва?
   Запаха не чувствую… уже потушили?
   А темно почему? И дышать трудно?
   Глаза! Неужели… нет, веки хлопают. А отчего так темно?
   Ну-ка. Руки-ноги… на месте, даже и шевелятся… в правой руке…
   Что там в ней?
   Черт!
   Шинель!!!
   Ее набросило мне на голову, и я ничего не вижу!
   Отбросив полу шинели, я рывком поднялся на ноги.
   Лес.
   Глухой и незнакомый. Темнеет уже, вечер?
   Стоп.
   Мне жарковато. Это – с какого вдруг бодуна? Да и на дворе осень уже.
   А лес здесь откуда взялся?
   И куда делся джип? И вообще – что все это значит? Где ребята, бандюганы дохлые куда испарились? Город, наконец, куда исчез?
   Н-н-да… Если тут где-то и был город, то явно не поблизости. Воздух здесь был свежим и пах лесом и рекой, но уж никак не железом и не бензином. Сгоревшим тротилом, кстати говоря, не пахло тоже.
   А жарко, однако!
   Подняв руку, чтобы расстегнуть пуговицы и снять шинель, я обнаружил, что до сих пор сжимаю в ней тесак. Повертев его перед глазами, удалось обнаружить след от пули – маленькую царапину. Надо же… прочный, однако, металл! Надо будет поговорить со следаком, пусть его «забудут» у меня в лаборатории. А что? Толку с него все равно для следствия никакого, а мне память будет. Как-никак, а от пули меня он уберег! Кража все равно – висяк голимый, так что и вещдоки к ней только шкафы у следователя загромождать будут.
   Минуточку…
   А где, собственно говоря, находится моя лаборатория? Идти мне куда? И как я объясню свое исчезновение заму? Он-то небось уже весь асфальт на площади вскопал, меня разыскивая.
   Охлопав себя по бокам, я проверил наличие пистолета и подсумков. Слава богу! А то еще и этот геморрой…
   А тесак куда девать?
   Оглядевшись, я заметил неподалеку от себя торчащий из куста «Кюлленберг». Вот ведь умеют же немцы кондовую технику делать! Лежащей около него сумке повезло меньше. Кое-как мне удалось превратить ее в жалкое подобие мешка, куда я и запихал тесак.
   Умывшись в протекавшем мимо ручье, я заодно и хлебнул воды. Вкусно! И привкусов никаких нет. Жить можно!
   После ряда попыток я свернул шинель во что-то, напоминающее скатку. И как их в войну солдаты так носили? Или у них шинели другие были? Во всяком случае, надеть ее через плечо, так, как это я не раз видел на фото, не вышло. Пришлось присобачивать получившуюся колбасу к бывшей сумке, ныне именующейся… скажем так – вещмешком…
   Взяв в руку чемодан, я потопал вдоль ручья. Как это нас в свое время учили? Ручьи впадают в реки, а реки выводят к людям. Выводили, если быть правильным. Сейчас все это уже не так.
   Тем не менее хоть куда-то, но ручей меня вывел.
   Во всяком случае, на дорогу это походило…
   По ней я и потопал… направо. Отчего? Да хрен его знает. Мне, собственно говоря, это было пофиг. Если ты не знаешь, куда надо попасть, то не все ли равно, куда ведет эта дорога? То, что это не Подмосковье, я уже успел понять…

   Так или иначе, а рассиживаться здесь в ожидании чудесного спасения не приходилось. Отсутствие поблизости каких-либо следов транспортных средств ясно давало понять, что дорог рядом не имеется. Каким бы образом я сюда ни попал, ожидать визита неведомых спасателей не приходилось. Это в наше-то время? Ага, как же! Придут, спасут… потом еще раз и еще… Нет уж! Лучше своими силами доберусь до населенки, там и поспрошаю – куда меня черти занесли?
   Подхватив казенный «Кюлленберг», я бодро топал по дороге. По пути прикидывал, как давно по этой дороге что-то ехало?
   То, что машины по ней не ходят, – ясно и ежу. Ветки слишком низко, машина их посшибала бы. Любая, даже и легковушка. Да и колея… слишком узкая для автомашины, даже и для микролитражки. Явно шины тут не катались, это уже было бы заметно сразу.
   А что каталось? Судя по наличию следов копыт, которые изредка мне на дороге встречались, данные средства передвижения были мощностью в одну лошадиную силу. Четырехногую.
   А что? И такие места у нас есть. Даже и не так далеко от Москвы.
   Протопав по дороге часа два, я призадумался. Уж километров пять я точно отмахал. И до сих пор не встретил ничего, даже отдаленно напоминавшего признаки цивилизации. Не летали в небе самолеты, не слышались за лесом гудки поездов. Сибирь? Ага, щас! Там ныне такой дубак стоит! И шинель бы не спасла.
   Тогда что это такое?
   Поставив на землю чемодан, я уселся на него и стал прикидывать возможные варианты.
   Что у нас есть?
   Дорога.
   Кто-то проложил ее через лес и поддерживает в проезжем состоянии. Я видел в нескольких местах следы топора – срубали мешавшие проезду деревца и оттаскивали упавшие на дорогу стволы. Явно это делалось не из любви к топоромаханию, дорога зачем-то использовалась.
   С этим ясно. С дороги не сходим, куда-то она да приведет.
   Далее.
   Ездят тут на повозках. Много добра не увезти. Вопрос – чего и куда они возят? Топливо? Это в лесу-то? Отпадает.
   Еду? Из ближайшего супермаркета? М-м-м… Сомнительно.
   Уж точно не на работу ездят, такими темпами затемно надо выезжать, затемно и вернешься. Если только не на суточные вахты… Хм-м, в принципе – возможно.
   Думаем дальше.
   Сколько нужно человек, чтобы поддерживать в относительном порядке тот отрезок дороги, который я уже прошел?
   Одному тяжко и неудобно. Как минимум два-три человека для этого нужно. Их надо кормить, возить и т. п. Кто это делает? И где они живут?
   Выводы.
   Где-то рядом должна быть деревня или, на худой конец, хутор. Знать бы точно – в какой стороне. А ну, как там, откуда я пришел?
   А отвороты или съезды с дороги есть?
   Нет. Даже ничего отдаленно похожего не имеется.
   Уже нетипично для наших мест. По дороге ездят зачем-то и куда-то. За дровами, на покос, по грибы наконец. Все это предусматривает съезд с дороги в нужном направлении. Ничего подобного тут нет. Никаких съездов не наблюдается. Понятно, что повозка не грузовик, но следы на земле она тоже оставляет и сквозь деревья и густые кусты не пройдет. Надо расчищать для этого проезд. Ничего подобного тоже не наблюдается.
   Общее резюме – попал! И основательно! Будешь сегодня спать в лесу. В награду за тупость – не в ту сторону свернул. Но не идти же теперь назад? Может, за поворотом что-нибудь да отыщется?
   За поворотом ничего не отыскалось. Не помогло шаманство, увы…
   Чертыхнувшись, я снова присел на чемодан и задумался. Через пару часов начнет смеркаться, пора уже подумать и о ночлеге. Никакой крыши поблизости не наблюдается. Спать под шинелью или строить шалаш? Если я выберу первый вариант, то все это время можно топать по дороге и ни о чем не думать. В противном случае уже через час надо начинать строительство.
   Ладно, так или иначе, но этот час у меня есть в любом случае. Иду дальше.
   Стоило мне отойти от поворота метров четыреста, как позади раздался какой-то звук. Дребезжание? Или что-то другое в этом роде?
   Сойдя с дороги, я поставил чемодан, уложил на него свою ношу и принялся ждать.
   Прошло еще около десяти минут, и из-за поворота появилась телега, влекомая понурой лошаденкой. Ну, звездолета я тут увидеть не рассчитывал, так что ничего неожиданного не произошло.
   Телега подъехала ближе и остановилась. За рулем… тьфу! За вожжами (так, кажется?) сидела невзрачная серая личность. Оказавшаяся при более детальном рассмотрении все-таки мужиком. Его принадлежность к мужскому полу определялась лишь редкой бороденкой. Во всем остальном он был на удивление нейтральным и незаметным. Роста ниже среднего, одет в какую-то неопределенного покроя серую хламиду. На ногах… Про себя я обозвал эту обувь чувяками. Ничего другого на ум упорно не приходило. В руках мужичок держал обыкновенный кнут.

   Пару минут мы молча таращились друг на друга. Возчик никакой инициативы к разговору не проявлял. Чего спрашивать у него, я тоже не знал. Ей-богу, я впервые видел такую странную личность! Где такие типы могут обитать, я даже и представить себе не мог! Не то чтобы он выглядел непривычно, хотя и это, несомненно, имело место. Во всем его облике сквозила какая-то прямо-таки безысходная тоска. И откровенная нищета. Даже среди записных бомжей я не встречал такого потухшего взгляда. Да и телега его… Такое впечатление, что она сейчас развалится на составные части. Упряжь была многократно связана узелками и скреплена какими-то веревочками.
   Старовер?
   Да ну нафиг!
   Это, как правило, крепкие, хозяйственные мужики. Встретить среди них такого… проще, наверное, марсианина увидеть на московской улице.
   Сектант?
   Похоже…
   Только секта эта, должно быть, какая-то совсем захудалая. Кстати, понятно тогда, отчего дорога такая заброшенная и не рассчитана для проезда автомашин. Их, скорее всего, у секты просто нет. Но вот жилье у них точно есть! Не в берлогах же они спят? А уж с представителем власти они спорить наверняка не станут. Для них милиционер из Москвы – это величина немаленькая. И хоть на службе гоняют данного милиционера и в хвост, и в гриву, здесь никто этого не знает.
   Ну, раз он молчит и инициативы не проявляет, попробуем взять ее в свои руки.
   Забросив на телегу чемодан и вещмешок, я сел рядом с возницей (телега опасно скрипнула) и сказал: «Ну что? Поехали, что ли!»
   Так и не проронив ни слова, он дернул за вожжи, и лошаденка неторопливо порысила по узкой дороге.
   Украдкой я рассматривал мужичка, и у меня начали возникать первые вопросы. Телега. Внешне хилая и еле живая, она тем не менее не спешила разваливаться. Более того, очень уверенно преодолевала немаленькие ямы.
   Упряжь. При более внимательном взгляде выяснилось, что многочисленные узелочки повязаны п о в е р х совершенно целых ремней. И являются своеобразной бутафорией.
   А основное, что окончательно меня убедило в нелогичности всей картины, был запах. Точнее – его отсутствие.
   К сожалению, я имел немало возможности убедиться в том, что обязательным признаком бомжатника и всех его обитателей всегда является соответствующий запашок. Да такой ядреный!
   Так вот, у мужичка этот запашок отсутствовал. Напрочь. Сеном от него пахло, чуток навозом. Что и неудивительно, ибо безотходной кобылы я еще не встречал. Еще какими-то чисто деревенскими вещами попахивало, но вот бомжатиной не несло. Не был этот дядя таким уж опустившимся и несчастным, каковым хотел выглядеть.
   Хм, так он маскируется под нищего и несчастного. От кого? От нашей налоговой инспекции, что ли? Так, если к ним в одних трусах прийти, они и их снимут, не побрезгуют. Нет, тут причина другая есть… Есть тут кто-то, перед кем надо таким вот разнесчастным выглядеть. И опытных глазастых криминалистов среди них точно не имеется. Кто ж здесь такой легковерный? А мое ли это дело? Мужик о помощи не просит, да и с какого бы рожна? Кто я ему такой? Случайный прохожий, не более.
   Краем глаза я заметил, что и мужичок украдкой меня изучает. Причем старается это делать незаметно. Ну и флаг ему в руки, мне скрывать нечего.

   Спустившись с откоса, телега переехала небольшую речушку. Дальше дорога запетляла по более или менее открытому пространству. Ага, так тут даже и посевы есть? Вдвойне удивительно! Старания наших «реформаторов» уже совсем успели извести какое-либо хозяйство в таких вот отдаленных деревушках.
   Я не оговорился, на опушке небольшой рощицы стояла именно такая деревенька.
   Похоже, что и ее не обошло стороной какое-то несчастье. То ли ураган налетел, то ли либеральные реформы сельского хозяйства долбанули. Скорее всего, все-таки последнее, после урагана хотя бы отстроиться можно. А тут такое впечатление, что дома вот-вот рухнут под собственной тяжестью.
   Мы ехали по… пожалуй, что все-таки по центральной улице. Впрочем, она одновременно была еще и боковой, и еще бог знает какой. Ибо была единственной и весьма извилистой. Встречавшиеся нам жители весьма походили на моего возницу. Такие же невзрачные и незаметные. Да тут вся деревня ряженая, что ли? Нет, внешне-то все выглядело вполне достоверно, да только я уже успел рассмотреть одного такого… бедняка.
   Персона моя тем временем стала объектом повышенного внимания. На меня украдкой поглядывали. Но стоило мне поймать чей-то внимательный взгляд, как смотревший тут же прятал глаза и отворачивался.
   Точно – секта! Какая-то забитая вся… Мои синие джинсы и кожаная куртка смотрелись на общем сером фоне необычайно ярким пятном. Я буквально кожей чувствовал изучающие взгляды.
   Транспорт мой вырулил на площадь и остановился.
   – Все, что ли? – спросил я у возницы.
   Ноль эмоций. Потухшие глаза и отстраненный взгляд.
   – Чем обязан буду, дядя?
   Опять молчание. Ну, на нет и суда нет. Подхватив свои вещи, я спрыгнул на землю.
   – Благодарствую!
   В глазах мужичка мелькнула искорка, впрочем, тут же потухшая. Он дернул за вожжи, и телега покатила прочь.
   Н-н-да… нравы тут у них…
   Я огляделся. За моей спиной возвышалось крепко сбитое здание. В отличие от всех прочих этот дом рассыпаться явно не собирался. Надо полагать, тут и гнездится местная администрация.
   Однако по мере приближения к дому меня охватывали смутные сомнения. У них тут что – торжественный банкет на десять персон? Уж больно соблазнительные запахи доносились из распахнутых окон. Кстати… окна тут тоже странноватые, стекла кружочками, как в старину. Или это подделка такая, модная, как сейчас принято у новых русских? Хотя нет, те сейчас все больше Запад копируют. Ну, правда, и на Западе такие окошки тоже были…
   Поднявшись на крыльцо, я толкнул дверь.
   – Н-н-да…
   Это что угодно, но уж никак не администрация… Если только они на втором этаже не заседают.
   Большую часть первого этажа занимал немаленький обеденный зал. С правой стороны имелся основательный очаг, в котором на огне жарилось что-то мясное. Что именно, я разбирался слабо, но вот запах… он буквально завораживал! Озверевший от голода и вкусных запахов, желудок чуть не бросился алчно жрать все вокруг…
   Сглотнув слюну, я уселся на ближайшую скамейку и поставил вещи на пол около стола. В дальнем конце зала возникла тучная фигура. Бармен? Официант? Уж не официантка, это точно!
   Не торопясь, он подошел (нет – прошествовал!) прямо к моему месту.
   – Что угодно… э-э-э… вашей милости?
   Хренасе! Это он ко мне? Ничего себе… вашей милости… Это он тут чего обкурился? Хотя, скорее всего, грибками обожрался. Да и хрен с ним, лишь бы меня ими кормить не начал.
   А странный у него говор… не сибирский, тут ясно однозначно. Южный? Щас… Это даже не акцент… Вообще язык какой-то странный. Окончания слов проглатывает – может, у него дефект речи такой?
   Вместо ответа я показал ему на очаг.
   Официант? Ну, будем считать его таковым. В общем, работник общепита кивнул головой и остался стоять у стола.
   Чего ему?
   Денег?
   Блин, а вот их-то у меня и не до хрена…
   Порывшись в карманах, я вытащил кошелек и высыпал на столешницу его содержимое. Официант удивленно повертел в руках сотенную купюру, положил ее на место и сгреб со стола всю мелочь. Попробовав монеты на зуб, отделил пару полтинников и унес их с собой.
   Вернулся он через пару минут и высыпал передо мною на стол кучу медяков. Поставил большую кружку (между прочим – металлическую, не глиняную, как я ожидал) с чем-то, весьма похожим на пиво, и удалился. Надо полагать – за мясом пошел.
   Покуда он отсутствовал, я пододвинул к себе принесенные в качестве сдачи медяки. Да… каких тут только не было. Даже моего богатого опыта не хватало, чтобы с ходу определить их национальную принадлежность и номинал. Одна только черта объединяла их все – древность. Не в том смысле, что их вчера вытащили из раскопа, нет. Это были о ч е н ь старые монеты. Скажем так – давно вышедшие из употребления. Во всяком случае – на территории России. С неровно обрезанными краями, нечеткой прорисовкой рисунка и неодинаковой толщиной. На их фоне мои полтинники смотрелись прямо-таки ювелирными изделиями. А раз так…
   Я громко постучал по столу.
   «Официант» нарисовался почти моментально и выжидающе уставился на меня.
   Ткнув пальцем в кучку медяков, я состроил на лице вопросительную гримасу.
   Эксперимент оказался удачным – вздохнув, толстяк выудил из своей одежды еще несколько медяков и осторожно присоединил их к общей кучке.
   Так… тест на лоха пройден. К вящему неудовольствию местного обслуживающего персонала. Нехорошо это – брать чаевые заранее! Такой борзеж нигде не поощряется.

   Принесенное мне жареное мясо с гарниром из овощей неожиданно оказалось весьма недурственным. И очень быстро закончилось… Хотя здешние порции выгодно отличались от общепитовских (в сторону увеличения), такого мясца я бы сожрал еще столько же. А то и больше. Если бы смог. Вкусно! Явно эту свинью (кабана?) кормили не комбикормом. Да этому повару здесь можно элитный кабак открывать! Отбою не было бы от всякой крутизны! Так что чаевые он заслужил… хоть и не в первоначальном размере.
   Перекочевавший в лапу «официанта» медяк привел его в более пригодное к общению состояние. Пора уже было расспросить его о том, куда мне следовало направить свои стопы. Где тут у них отделение милиции или хотя бы сельсовет? На худой конец и почта сойдет.
   Примерно через час я устало откинулся спиной к стене. Да-а-а… Что-то я перестал адекватно реагировать на окружающую обстановку. Голове срочно требовался передых. Озадаченный не менее меня «официант» поспешил к новому посетителю, предоставив мне самому возможность сложить обратно взорванный его пояснениями мозг.
Чтение онлайн



1 [2] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация