А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Рыцарь в серой шинели" (страница 20)

   Глава 22

   Не так уж и много я выпил, между нами говоря. Но притвориться пьяным стоило. Пусть командир Котов теперь сам домыслит все недостающие детали. У него информации побольше имеется… Да и если он сам придет к таким же выводам… Одним союзником у меня будет больше. А это уже здоровенный плюс!
   Кое-как доковыляв до палатки, я выслушал упреки Мирны. Сил спорить с ней не было, да и, по большому счету, она права. Неча было мне столько пить! И ведь никак ей этого не объяснить! Не понимает она, что такое «оперативная необходимость».
   Моя сероглазка надулась, и в результате всего этого мне пришлось спать в гордом одиночестве. Печально…

   Утро облегчения не принесло. Погода по-прежнему не радовала. Голова гудела, как пустой котел. Облегчить мои страдания было некому. Мирна еще утром ушла в палатку к Старику. А после долгого разговора собралась да и уехала неведомо куда. Вот я и ходил по лагерю в одиночестве. Делать было решительно нечего, и пришлось напроситься в напарники к Лексли. Он как раз прыгал по траве и размахивал мечом. Нашелся клинок и для меня, и вскоре мы оба, как петухи, бросались друг на друга в учебном поединке. Надолго меня не хватило, и вскоре пришлось снимать не только кольчугу, но и рубашку – пот катил градом. А Коту – хоть бы хны! Нечего говорить – вояки они знатные! На голову круче всех, кого я тут видел. Наконец, сжалившись, Лексли опустил меч и предложил побороться просто так. Это с голыми-то руками? Как выяснилось, такие забавы тут были в чести.
   Ну вот тут уже оторвался я!
   Ни самбо, ни тейквондо, ни карате тут никто не знал. И даже не догадывался, что бороться можно как-то по-особенному. Так что вскоре уже Коту пришлось снимать с себя доспехи и верхнюю одежду. Впрочем, помогло это ему незначительно.
   На нас сбежалась смотреть половина лагеря. Явился и Старик. Постоял в стороне, крякнул и полез в свалку. Пришлось и его уложить на траву пару раз. Озадаченный командир тут же потребовал объяснений. Выслушав меня, почесал в затылке и скомандовал построение.
   Сбежавшиеся отовсюду Коты выстроились в две шеренги, после чего Старик озадачил меня на предмет обучения своего воинства качественному бою без оружия. Считаю курсантов и озадаченно чешу висок. Сорок человек, однако!
   Хм!
   А ведь неплохо вышло!
   Впору уже инструктором к ним устроиться. При такой-то крыше… много кто в затылке почешет, прежде чем в драку лезть…
   Ответив командиру согласием, я тут же задал ему вопрос о своем будущем статусе. В принципе он не имел ничего против того, чтобы я задержался в его отряде на некоторое время. На какое? Как выяснилось, всего Котов было чуток менее двухсот человек. Прикинув время, потребное для обучения всей этой братии правильному рукомашеству и дрыгоножеству, я понял, что работой на годик мы с Мирной обеспечены. Где учебный процесс – там и синяки. И прочие… сопутствующие вещи. Ну и славно! Одной проблемой меньше. И хоть я в качестве инструктора не имел права носить их шеврон, было ясно, что об этом статусе не будет знать только ленивый. А стало быть, вопрос с последующей легализацией проблемой не становился.
   Обрадованный данной перспективой, я выразил желание приступить к процессу обучения немедля.
   И понеслось…
   Только к вечеру добравшись в полуживом состоянии до своей палатки, обнаруживаю отсутствие Мирны. Опять работа? Эдак ее скоро до полуживого состояния, вроде как меня сейчас, загоняют. Сейчас вот прилягу на краешек кровати… и буду ее ждать… трезвый, между прочим!
   Да…
   Здоровые все же парни эти Коты…
   Открываю глаза и вижу… пустую постель. Сероглазка не приехала. Грустно… впору свернуться на опустевшей кровати в клубок и смотреть на мир печальными глазами. И ждать… ждать, когда меня погладит по затылку нежная девичья ладошка. Ощущение это было настолько явственным!
   Оборачиваюсь.
   Никого.
   Мечты, мечты – где ваша сладость?
   Однако же пора вставать. Завтрак у Котов рано, а я тут уже не совсем гость. Пора жрать, да и за дело! Старик лежебок не жаловал.
   Позавтракав, выслушиваю от Лексли две новости. Раз выпало мне быть в одном лагере с ними, да теперь уже и не гостем, то меня вместе со всеми прочими будут гонять в три шеи на ежедневных (бедные мои старые кости!) тренировках. Учить правильной рубке, стрельбе и верховой езде. Прикинув методику их обучения, мрачнею. Ну ничего! Авось оторвусь на рукопашке! Тут уж вы у меня попрыгаете!
   К ужину я еле дополз. Хотя и чуток бодрее, чем вчера. Ну – лиха беда начало! Так вскоре и человеком стану. По местным меркам, разумеется.
   Снова одинокий сон в опустевшей палатке. Мирна! Котенок мой, ты где? Отзовись! Куда на этот раз тебя занесло? Все понимаю, был редкостным свином, напился до полусмерти. Это меня Старик напоил! Я же не нарочно… разве совсем чуток, уж больно у него вино хорошее. Но больше не буду, только возвращайся поскорее, ладно?
   С этой мыслью засыпаю. Во сне мне видится почему-то Афган. Жаркое солнце и пыль на узких дорогах. Слышу щелчки камешков, катящихся вниз из-под подошвы китайских кед. Мы снова лезем вверх по этой чертовой стенке. Кажется, что до гребня не меньше километра. Но мы-то знаем – тут всего четыреста метров. Которые еще надо как-то пройти… Поворачиваю голову вправо. Феликс? Что он делает здесь? Он же не солдат, вообще гражданский? Ах, да! Он же знаток этих гор! Он еще при короле тут хаживал… При короле? При каком? При том, что тут дороги устроил? Что за бред?! Какие здесь дороги…
   Что-то звякает у входа в палатку, и глаза мои мгновенно открываются.
   Кто там?!
   Лексли.
   Хмурый и неприветливый.
   Что-то случилось?
   – Идем. Тебя хочет видеть Старик.
   Вскакиваю и быстро одеваюсь. Умывание и бритье побоку, идем быстро, почти бегом. Странно, в лагере, несмотря на раннее время, не видно не то что спящих, но даже и просыпающихся. Похоже, что уже давно все на ногах.
   Старик встретил нас около открытого входа к себе в палатку. Здороваясь, молча кивнул головой и показал внутрь.
   – Что стряслось, командир? Все на ногах, вооружены и наготове. Война?
   – Война была бы проще. Во всяком случае – привычнее.
   – Тогда в чем дело?
   – Мирна арестована. Официальное обвинение – колдовство.
   – Что?!
   – Точнее, колдовство, повлекшее смерть клиента.
   Опаньки… вот так разпронихрена ж себе!
   – И когда суд?
   – Он уже был… вчера…
   – Что?!
   – Да. Ее признали виновной.
   Если бы меня сейчас кто-то долбанул со всей дури по чану, и то перенести это было бы легче. Зная, как тут относятся к колдовству в любых его проявлениях… уж безопаснее, наверное, местного барона зарезать.
   – И что вы теперь собираетесь делать?
   – Мы? При всем к ней уважении – на каком основании? Борьба с колдунами не входит в наши обязанности. Коты просто не имеют права вмешиваться в подобные случаи, это прерогатива либо королевского судьи, либо церковного суда.
   – Ага… а кто ее осудил?
   – Местный королевский судья.
   Что-то забрезжило на горизонте. Пока еще неявно, но…
   – Приговор… уже приведен в исполнение?
   – По делам о колдовстве приговор сразу не исполняется. Осужденный имеет право требовать божьего суда либо просить милости у короля. Но только в том случае, если он признал свою вину.
   Ну, насколько я знаю Мирну, это не тот случай. Колдовством она не занимается и виновной в нем себя не признает.
   – К чему ее проговорили?
   – Костер…
   – Когда… это должно произойти?
   – Завтра утром.
   – Откуда это стало известно?
   – Прибыл секретарь суда. Он должен описать ее имущество, по закону оно подлежит конфискации.
   Так… Или я лопух, или тут не все чисто. Конфискации подлежит имущество уже осужденного и казненного преступника. Казненного… казнь еще не состоялась, да и дом Мирны находится не здесь.
   – Это точно секретарь суда?
   – Да, мои ребята его знают.
   – С ним можно поговорить?
   Старик удивленно на меня посмотрел.
   – Что ты хочешь у него узнать?
   – Когда ее схватили?
   – Вчера.
   – И сразу же на месте оказался судья, да еще и секретарь? В дальней деревушке? Она уехала утром. Ехать ей было примерно три часа, это я помню, мы об этом говорили раньше. Смотри! Мирна приезжает на место к полудню, ее что – схватили и сразу потащили на суд? Хоть что-то она должна же была успеть сделать, за что судить-то?
   – Ну хорошо, допустим. Что из этого?
   – Сколько продолжается королевский суд?
   – По-разному. От нескольких часов до нескольких недель. Смотря кого и за что судят.
   – А по колдовству? Как в данной ситуации?
   – День, может быть, два или три.
   – Секретарь приехал давно?
   – Менее часа назад.
   – То есть он выехал затемно? У Мирны здесь нет и не может быть никакого имущества, она все возит в своей тележке. Если что и есть – так это дома, а он отсюда далеко. Зачем сюда приехал секретарь? Преступник осужден, это так, но приговор еще не вступил в силу, и казнь не состоялась. Не рано ли говорить о конфискации?
   Кот прошелся по палатке, остановился у стола и задумчиво повертел в руках лежащий на нем арбалетный болт. Посмотрел на меня.
   – Ты думаешь…
   – Это приглашение для меня. Не знаю, кто там затеял всю эту грязную игру, но он хочет видеть меня. Желательно мертвого.
   – С чего ты это взял?
   – Смотри сам: меня уже пытались убить, причем дважды. Оба раза это сделать не удалось по причинам, не зависящим от убийц. В одном случае им помешала Мирна, в другом – Лексли. Вытащить меня из вашего лагеря или убить прямо здесь – задача не из легких. Как ты думаешь, что бы такое можно было бы изобрести, чтобы гарантированно выдернуть меня в нужное место?
   Старик почесал в затылке.
   – В твоих рассуждениях есть известная логика. Но использовать для этой цели девчонку, да еще целительницу, – это уже явный перебор.
   – Я могу отправиться на суд и выступить там в качестве ее защитника?
   – Можешь. Любой человек может так поступить, если считает осужденного невиновным.
   – В таком случае тот, кто все это придумал, знал о наших с Мирной отношениях и рассчитывал именно на это. Я не должен буду доехать до суда, либо меня постараются убить уже там.
   – И что же ты собираешься делать?
   – Ехать, естественно! У меня что – есть какой-то выбор?
   – Но тебя же могут убить по дороге.
   – Я мог подохнуть еще в харчевне. Мирна не дала этому произойти, и я обязан ей жизнью. Да и, кроме того, она очень дорога мне и без этого. Я ее люблю и не дам свершиться такой несправедливости.
   – Хорошо, – Старик кивнул головой. – Мы не можем вмешиваться в правосудие, это так. Но никто не мешает нам наблюдать за его отправлением. Да и сопроводить тебя на суд мы тоже можем, раз уж так вышло, что наш визит туда совпал с твоей поездкой в это же место…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [20] 21 22 23 24 25

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация