А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Воспитай счастливого ребенка. Развитие личности от 3 до 12 лет" (страница 20)

   Чрезмерно агрессивные дети

   Дети, настроенные слишком враждебно к окружающим, также нуждаются в медицинской помощи. Значение такой агрессивности должно быть исследовано, а ее причина – понята. Так как враждебность может возникать от многих причин, необходимо найти причину агрессии в каждом конкретном случае, чтобы можно было назначить соответствующее случаю адекватное лечение.
   Иногда встречаются дети, агрессивность которых не уменьшается после того, как она выражена, а деструктивное поведение не сопровождается формированием чувства вины. Некоторые из таких детей способны на очень жестокие поступки без тревоги и видимого раскаяния. Представляется, что у них отсутствует способность к сочувствию, они никогда не проявляют интерес к благополучию других людей. Ничто не производит на этих детей впечатление. Ограничения и критика оказывают на них весьма малое воздействие; этих детей совершенно не волнует то, что думают о них окружающие. Их поведение не улучшается даже после наказаний, включая телесные. Такие дети нуждаются в помощи опытного врача.
   Некоторые дети ведут себя агрессивно только в некоторые промежутки времени. Вспышки агрессии могут наблюдаться только дома, но не в школе и, наоборот, – в школе, но не дома. Такое явление называется реактивной враждебностью. Драки, жестокие выходки, прогулы или склонность к разрушению является реакцией на действительные или мнимые родительские несправедливости. Так как эти дети считают, что родители махнули на них рукой, они с подозрением относятся ко всем взрослым вообще. Они боятся взрослых, не доверяют их доброте и отвергают услуги с их стороны. Установление отношений с такими детьми – задача не из легких. Дети с таким анамнезом получают пользу от психотерапии, если врачу удается установить с ними доверительные отношения, основанные на взаимном уважении.
   Здоровые дети также иногда отличаются деструктивным поведением. Чаще всего это проявление избытка энергии и нормального любопытства. Иногда деструктивное поведение становится следствием подавленности и негодования. Дети ломают свои игрушки из любопытства или от злости, но проявляют осторожность в отношении собственности других детей. Здоровый ребенок не слишком озабочен сохранностью своих игрушек. Он может убрать их после игры, но может этого и не сделать, оставив их другим детям, не опасаясь, что те сломают его игрушки. Ломая игрушку, здоровый ребенок не слишком сильно расстраивается. Он спокойно пожимает плечами и отправляется искать другую игрушку. Он не чувствует никакой потребности убрать в комнате после игры. Более того, закончив играть, он может уйти из комнаты, не бросив даже прощальный взгляд на беспорядок, который он там учинил.

   Склонность к воровству

   Дети, которые в течение длительного времени воруют чужие вещи, нуждаются в неотложной медицинской помощи. Упорное воровство – это серьезный симптом, который свидетельствует о сильном возмущении и недовольстве властью взрослых. Некоторые из таких детей проявляют полное неуважение к правам собственности и упорствуют в этом. Они часто совершают мелкое или не очень мелкое воровство, стараясь при первой возможности стянуть любую вещь, которая попадается им под руку. Они воруют дома, в школе, в скаутских лагерях, в супермаркетах и у соседей. Лечение этих детей может оказаться длительным: глубокая враждебность устоям искореняется не слишком легко.
   К этой категории не относятся дети, которые воруют исключительно дома. Если ребенок ворует деньги из материнского кошелька, это может говорить о потребности в привязанности или о возмущении по поводу реальной или мнимой несправедливости и неправильном обращении. Здоровый ребенок может иногда украсть что-либо и вне дома: взять без спроса фрукты или сладости, забыть вернуть «одолженную» или «найденную» вещь. Фрэнсис Л. Илг и Луис Б. Эймс пишут:
   «В пятилетнем возрасте ребенок предпочитает пенни доллару. В шестилетнем возрасте он реагирует на красоту какой-нибудь безделушки, которую может взять у вас на глазах, но отрицать факт кражи, когда вы обвините его в ней. В семь лет его страсть к карандашам и резинкам становится такой сильной, что он берет все, какие попадаются ему под руку. К восьми годам лежащие в ящике кухонного стола деньги становятся для него настоящим искушением: он уже знает, что такое деньги и что можно на них купить. Когда воровство открывается, ребенка наказывают и предостерегают. Он, вероятнее всего, попросит прощения и скажет, что «не хотел украсть»; пообещает, что никогда больше этого не сделает. На следующий день кража повторяется».
   Однако такое поведение является преходящим и продолжается небольшой период времени. Когда дети вырастают, они начинают признавать и уважать права собственности.

   Недавно перенесенная травма

   У детей, переживших внезапную катастрофу, могут развиться тяжелые симптомы, даже если до этого у них отсутствовали какие-либо личностные нарушения. Ребенок может отреагировать сильной тревожностью на пожар, дорожно-транспортное происшествие, смерть любимого человека; при этом степень выраженности симптомов может стать поистине драматической.
   В этих случаях показано экстренное лечение. Тревожность, возникшая в результате недавнего несчастья, уменьшается, когда рядом находится сочувствующий и понимающий ребенка взрослый. В этом случае ребенок воспроизводит событие с помощью игрушек, а потом обретает способность словами выразить страшное событие и страшное воспоминание.
   В своей книге «Дети во время войны» Анна Фрейд описывает разницу в реакциях маленьких детей и взрослых на бомбежки Лондона. После пережитой страшной ночи взрослые испытывали непреодолимую потребность много раз рассказывать о своем испуге и страхе. Дети, пережившие ту же самую бомбардировку, редко говорили о ней. Их страхи и напряженность находили исход в играх. Дети строили из кубиков дома и сбрасывали на них бомбы, выли сирены, бушевал огонь, машины «Скорой помощи» увозили раненых и убитых. В течение нескольких недель такие игры позволяли детям изжить потрясение и страх. Только после длительного символического воспроизведения события дети обретали способность говорить о своих ощущениях и воспоминаниях без страха и тревоги.
   Психотерапия обеспечивает адекватное окружение и подходящие материалы, а сочувствующий взрослый человек помогает ребенку в час наибольшей подавленности. Психотерапевт помогает ребенку заново пережить с помощью игры и слов страшное событие так, чтобы он смог переварить его и подавить в себе панику и тревогу.

   Нестандартный ребенок

   Когда у маленького ребенка часто проявляется неадекватное поведение, показана консультация специалиста, чтобы определить, имеет ли в данном случае место тяжелое душевное расстройство. При крайней выраженности расстройства ребенок разительно отличается от других детей. Он отчужден и замкнут, выглядит незнакомцем в собственном доме. Он ни к кому не обращается и не отвечает, когда к нему обращаются другие. Он с полнейшим равнодушием относится как к дружескому расположению, так и к злости. Ничто не меняется в его реакциях: нет никакого намека на интерес, улыбки радости, никаких признаков печали.
   Если уходит мать, ребенком овладевает апатия, он пассивно идет вслед за любым человеком, который берет его за руку. Или, напротив, он может в панике уцепиться за подол матери, словно предстоит вечная разлука. Здоровые дети тоже плачут при расставании с матерью, но быстро успокаиваются, когда их приласкают и уверят в том, что мама скоро придет. Плач и переживания нестандартного ребенка нельзя успокоить или изменить никакими способами.
   Нестандартный ребенок, кажется, не обращает никакого внимания на окружающий его мир. Он может долго оставаться неподвижным в одном положении или может долго раскачиваться из стороны в сторону. Главное, что его интересует, это его собственное тело. Показывая полное пренебрежение к цивилизованным правилам, он может открыто мастурбировать, мочиться при людях или без смущения наложить в штаны. Он не делает разницы между съедобными и несъедобными предметами; он жует все. Он может глотать песок, есть глину или набивать рот всяким мусором. Здоровые дети тоже иногда экспериментируют с мелом или грязью, но не упорствуют в этом.
   Атипичный ребенок может в течение нескольких часов выполнять одно и то же действие. Он может часами крутить нитку, открывать и закрывать ящик стола, крутить волосы или ковырять пальцем в трещине стены. С монотонностью зачарованного человека такой ребенок бесконечно вращает колесо, щелкает выключателем или вращает туда-сюда дверную ручку. Он любит играть в кубики и мозаику, стремясь к тому, чтобы эти элементы были всегда выстроены в одной и той же форме или последовательности. Он обладает необычной памятью в отношении вида, числа и расположения игрушек в его комнате и страшно расстраивается, если этот порядок нарушается или ломаются игрушки. Слезы и переживания стихают сразу, как только восстанавливается привычное положение вещей.
   Нетипичный ребенок может давать странную реакцию на физическую боль. Он может наносить себе серьезные травмы, не произнося ни одной жалобы. Он может изо всех сил биться головой о стенку, зажимать пальцы дверью, сидеть на горячей батарее парового отопления или специально до крови порезать руку. Единственной реакцией на эту боль может быть глупая улыбка и бессмысленный смех. Всякие попытки выразить сочувствие остаются при этом незамеченными.
   Даже если ребенок научится говорить, он не проявляет интереса к общению. Если он говорит, то использует фразы, не подходящие к ситуации. Когда такому ребенку задают прямой вопрос, он может, как попугай, ответить повторением вопроса. Иногда такой ребенок вообще не обретает способности к членораздельной речи, оставаясь безучастным ко всем попыткам побудить его говорить.

   Дети, которые получают ощутимую пользу от медицинской помощи

   Слишком хорошо, чтобы быть правдой

   Некоторые дети бывают неправдоподобно хороши. Они послушны, порядочны и опрятны. Они беспокоятся о здоровье матери, интересуются делами отца и с удовольствием заботятся о младших братьях и сестрах. Кажется, что вся их жизнь направлена на то, чтобы доставить удовольствие родителям. У них остается слишком мало сил, чтобы играть со своими сверстниками.
   В школе и во дворе такие дети продолжают выдерживать свою роль очень хорошего ребенка. Они покорны и мягки, тратят массу времени и энергии, чтобы доставить удовольствие учителю, которого они боятся. Они могут принести учительнице пресловутое яблоко, нарисовать для нее картинку или вызваться вымыть классную доску. С первого дня эти дети могут начать в глаза говорить учительнице, какой она милый человек и как они ее любят. Комплименты и изъявления любви нельзя принимать как признание истинной ценности; такие дети могут обращаться с такими же комплиментами к незнакомцам или классным хулиганам и двоечникам. Нежный разговор может служить маскировкой страха, который они испытывают перед своими враждебными импульсами и перед возможным возмездием, если посмеют показать свое «истинное лицо».
   Самый частый симптом, который проявляется у таких детей – это хроническая усталость. Под маской очень хорошего ребенка скрывается масса злых импульсов. Усилия, которые ребенок тратит на то, чтобы трансформировать враждебные порывы в ангельское поведение, вечная бдительность по поводу сохранения благопристойного фасада поглощают жизненную энергию такого ребенка. Неудивительно, что он постоянно выглядит измученным и уставшим.
   Психотерапия обеспечивает адекватное окружение, для того чтобы модифицировать излишне примерное поведение. Новое окружение поощряет ребенка оставить рабскую податливость и усвоить нормальную напористость. С помощью наблюдения и приобретения опыта они понимают, что нет необходимости ублажать других людей и истощать этим себя. Такие дети начинают медленно допускать внешнее выражение своих порывов. Они приходят к тому, что открывают свои желания, познают свои чувства и устанавливают свою идентичность.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [20] 21 22 23 24

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация