А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Пыль дорог" (страница 9)

   История вторая
   Танцуй!

   – И будет тебе, яхонтовый, путь-дорога гладкая, ковылем степным выстланная. Да войдешь ты, аметистовый, в казенный дом со славою…
   Клиент, худой зеленокожий гоблин, был просто счастлив услышанным предсказанием. Так счастлив, что не обратил никакого внимания на плутовскую улыбку, скользнувшую по губам молодой красавицы орчанки.
   Ташена подбросила на ладони серебряную монету. Совсем не плохо! Полчаса назад приехать в город – и уже заработать сребреник.
   Конечно, предсказания, рассказанные орчанкой, были ложью от первого до последнего слова, но кого это волнует? Истинные видения приходят редко, но уж когда приходят, их не спутаешь ни с чем. Линии, бегущие по ладоням, расплываются туманным пятном, и сквозь них проступает будущее. Картины и образы, смех и слезы – все видно там. Но после этих предсказаний, появляющихся очень редко и неожиданно, всегда ужасно болит голова. Уж лучше бы они не приходили вовсе!
   Нелан, шестилетний сын барона, увязавшийся за девушкой, когда та, оставив на время приехавший в Алронд табор, отправилась на прогулку по солнечным улицам, нетерпеливо дернул ее за руку:
   – Таше, пойдем! Ты обещала купить мне леденец!
   Рассмеявшись, орчанка шагнула вслед за мальчиком в людской водоворот, затопивший улицы столицы.
   Гомон толпы: чей-то смех, чьи-то слезы, крики торговцев, неспешный говор купцов, визги пикси, затеявших драку и повисших на высоте нескольких футов над землей, – жизнь большого города.
   Купив Нелану петушка на палочке, Ташена остановилась возле огромного фонтана, украшавшего одну из площадей города. Серебряные струи, неспешно журча, стекали изо ртов каменных рыб, ставших на хвосты, и бежали из кувшина, перевернутого мраморным мальчишкой.
   Интересно, он придет или нет? Знает же, что табор Ташены должен приехать сегодня…
   – Красавица, погадай на руке?
   Ташена вздрогнула, вскинула глаза и улыбнулась – пришел, не забыл. Совсем не изменился за прошедший год. Усталый взгляд серых глаз. Волосы пепельного цвета. Ну и что, что он тролль, а она – орчанка? Сердцу не прикажешь. И пусть встречаются они так редко, но…
   Покосившись на Нела, беззаботно грызущего леденец и болтающего ногами в прозрачных водах фонтана, девушка медленно повела пальцем по широкой ладони тролля – тот поежился от щекотки.
   – А ждет тебя, – начала она, чуть насмешливо косясь на него, – путь-дорога до дома казенного со ступенями высокими.
   И она, и он понимали, что все «предсказание» – шутка, не больше, но таков ритуал встречи. Так впервые увидели друг друга, так познакомились, а значит, так стоит и продолжать.
   – И звезды тебе, яхонтовый, озарят путь, и солнце улыбнется, глядя на тебя…
   – Таше, я завтра женюсь.
   Тонкий палец замер на линии жизни, ноготь царапнул кожу.
   А чего ждала? На что надеялась? Думала, он откажется от своей судьбы ради тебя? Фортуна изменчива: плеснет цветастой юбкой, звякнет монистами – и все, поминай как звали.
   Плеснули языки пламени. Детский крик. И тролль с короной в пепельных волосах падает под ударами мечей. Распорот рукав, рассечена бровь, по груди расползлось кровавое пятно. А он вновь и вновь пытается встать, чтобы защитить ту, что вжалась в стену за его спиной…

   Видение ушло, развеявшись туманным маревом. Исчезло, как ночной кошмар, оставив после себя лишь горькое послевкусие слез да острые иглы боли в висках.
   – Я женюсь, Таше, – повторил он, решив, что она не услышала.
   Нельзя сейчас ничего говорить. Каждое слово, даже если сказать правду, будет расценено как мелкая ложь брошенной женщины. Нельзя говорить ничего.
   Нужно лишь вскинуть взгляд и выдавить улыбку:
   – Будь счастлив, – провести кончиками пальцев по его щеке, запоминая. Привстав на цыпочки, осторожно прикоснуться губами к его щеке и резко бросить: – Нелан, пошли.
   И кружится толпа в безумном хороводе, отрывая его от нее. И нельзя оглядываться, нельзя смотреть назад, можно лишь уйти с высоко поднятой головой.
   …Орчанка сжалась в комок на косматой кошме в уголке кибитки:
   – Я не буду танцевать!
   Барон, седой орк с огромным шрамом на лице, смерил ее долгим взглядом и тихо начал:
   – Таше, послушай меня. Ты должна. Я не хочу приказывать тебе, но ты – лучшая танцовщица в таборе. Ты должна танцевать завтра на главной площади города. Это подарок принцу от мэра города. Раз мы приехали в столицу, это наша плата за вход сюда, ты понимаешь? Сегодня ты откажешься, а завтра… Завтра нашему табору будет заказан путь в Алронд! Я могу, конечно, попросить станцевать Виру, Исту, Ликшану, но ведь ты – лучшая танцовщица!
   Ташена сглотнула комок, вскинула глаза:
   – Хорошо.
   Взлетели в небо стаи белых голубей, алые ленты взметнулись в воздух, затрубили трубы, когда Констарен Лазандер’эт Дораниел герцог Паринтайский, наследник престола Гьертской империи, вывел под руку Алехандру Риит из-под сводов Семиглавого собора. Всего несколько минут назад священник закончил обряд венчания.
   Запели гитары и скрипки, несмело звякнул бубен. Этот танец был достойным подарком, ведь, танцуя, Ташена отдавала всю душу. В какой-то миг ее и его глаза встретились. Его лицо оставалось спокойным, на ее – блестела улыбка. Но тоска в его глазах была отражением ее печали.

   История третья
   Брачный переполох

   Раз, два, три. Раз, два, три. Главное – не сбиться с ритма вальса. Раз, два, три. Раз, два, три. Кажется, музыка звучит со всех сторон. Раз, два, три. Раз, два, три. Черт, надо было потренироваться, а то опять перепутал па.
   Невысокий голубоглазый темный эльф-полукровка улыбнулся даме, танцевавшей с ним, раскланялся и на последних аккордах вежливо проводил ее к ее месту. Бал заканчивался, а раз так – можно спокойно пройти к стене, неспешно подхватить со столика бокал с вином, скривиться в вежливой улыбке, подсчитывая про себя, когда же закончится этот чертов бал, и спокойно удалиться, не потеряв лица.
   И вот отзвучали последние мелодии. Гость раскланялся с хозяевами и растворился в темноте теплой летней ночи.
   Впрочем, далеко он не ушел. Пройдя квартал, не больше, эльф снял с пояса кошелек и принялся копаться в нем, доставая столь нужные кольца. И если тяжелый перстень, украшенный изумрудом, нашелся очень быстро, то тонкая обручалка находиться никак не желала. Недолго думая, эльф шагнул в круг света, отбрасываемого уличным фонарем, и, присев на корточки, высыпал содержимое кошелька прямо на мостовую – хотел бы он увидеть того, кто решится его ограбить!
   Золотые монеты зазвенели по булыжникам. Эльф осторожно их переворошил – обручального кольца не было.
   Тихая ругань разнеслась над спящей улицей.
   Заканчивался второй день женатой жизни главы Бубновой гильдии Алронда Ирдеса Герада.

   Около полугода назад Его Высочество Констарен Лазандер’эт Дораниел взошел на престол Гьертской империи. Новый король сразу начал жесткую политику по искоренению преступности в стране. И чем ему не угодила криминальная раскладка? Честно говоря, нынешний глава Бубновой гильдии сейчас искренне жалел, что Его, тогда еще Высочество, не прирезали чуть больше года назад. Сейчас бы никаких проблем не было.
   Поголовье всей криминальной раскладки резко уменьшилось. Конечно, городская стража ловила прежде всего карточную шушеру, не подымаясь выше девятки, но, учитывая, что именно этих представителей гильдий обычно бывает больше всего…
   Вместе с уменьшением количества мелких «карт» резко сократились и доходы верхушки гильдии. И все бы ничего, дон Герад спокойно бы протянул и на имеющиеся, но существовал обычай, по которому супруге на третий день после свадьбы полагалось сделать подарок. И не простой, а как минимум ценный.
   Следовало быстрыми темпами насобирать денег на этот самый подарок.
   Способ был найден легко и быстро – благо балов-однодневок в это время года проводилось несчетное количество. Всего то и надо было, что попасть на пару-тройку из них да почистить кошельки у благородных господ.
   Что и было произведено.
   Супруга дома, она осознает, какая сложная и опасная работа у дона Герада, и, разумеется, дождется его. Но вот что делать с пропавшим кольцом?
   Нужно было найти его. И немедленно.
   Осталось всего ничего – вспомнить, где он это кольцо снял. А когда снимал, скорее всего, и обронил, пытаясь положить в кошелек.
   Шейн Крис возвращался домой. Сегодня заключен выгодный договор, и завтра партия кожи поступит в лавку. Парень грустно улыбнулся и ускорил шаг. Выгодный, как же, просто слов нет. Любой мастер скажет, что кожу из этой партии не то что на пятку – на подошву не поставишь, что бы там ни говорил торговец-гоблин.
   Вот только дела идут так, что это – самый дешевый товар. Хочешь выжить – надо начинать тачать обувь хотя бы из такой кожи. А там, глядишь, сможешь и развернуться.
   Эх, скорей бы! Тогда можно будет наконец сделать предложение Кайле. Сейчас же это просто бессмысленно. Даже если не говорить о деньгах на свадьбу, то ведь предлагать руку и сердце надо, протягивая избраннице обручальные кольца. А на какие деньги их купишь?
   Что-то блеснуло в свете магического фонаря. Речной эльф ускорил шаг, склонился и поднял с булыжников тонкое обручальное кольцо.
   Неужели Великий дух услышал его молитвы?
   Юноша выпрямился и… замер, чувствуя, как шеи коснулось ледяное лезвие кинжала.
   – Кольцо, живо. – В прозвучавшем голосе не было ни намека на угрозу, но Шейн сразу понял, что шутить ночной грабитель не будет.
   – У меня ничего нет! Не убивайте!
   – Я сказал: кольцо.
   – Да-да, возьмите! – Парень поспешно протянул злосчастную находку. – Я просто… просто хотел подарить невесте обручальное кольцо, а денег у меня нет…
   Договорить он не успел. Кинжал исчез так же внезапно, как и появился. А вместе с ним – и странный грабитель, не потребовавший ни медянки. А с грабителем – и обручалка, и надежда на скорую свадьбу.

   В качестве подарка было выбрано колье. Золотое, тонкого плетения, украшенное россыпью изумрудов. Супруге дона Герада оно очень понравилось.
   Шейн Крис проснулся от ночного сквозняка. Поежился под тонким одеялом, сел и удивленно закрутил головой, пытаясь понять, откуда дует: окно не открывалось уже несколько месяцев – рама рассохлась, и приоткрыть ее, не выломав, не было никакой возможности.
   Окно было открыто. И даже не поломано. А на подоконнике лежала, подмигивая бликами первых утренних лучей, пара обручальных колец.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация