А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Пыль дорог" (страница 8)

   Пораженный шепот разносился по Ивовой комнате, советники торопливо обсуждали все «за» и «против», а Кебриан чувствовал, что ему не хватает воздуха… Жениться? Неизвестно на ком? Но как можно преступить волю опекуна, волю того, кто воспитал и вырастил тебя…
   Князь подождал еще несколько минут, дождался, пока шепот перерастет в возмущенные выкрики, и отчеканил:
   – Я высказал свою волю и готов выслушать мнение любого, кто захочет сказать мне его в лицо. Завтра на рассвете. На площади близ храма Вознесшегося духа. Можно без секундантов.
   Одарив насмешливым взглядом потрясенного охотника с гобелена, он вышел из Ивовой комнаты, хлопнув дверью.
   Желающих высказать свои пожелания князю не нашлось. Алмариэн’ииас ис’Эркармарин н’и эт’Таримкаарест эасНаркис умел довести собственную точку зрения до окружающих.

   Кебриан вздрогнул, отвлекаясь от воспоминаний, и мрачно буркнул:
   – Женился бы.
   – А если невеста, которую тебе всучивают, окажется страшнее, чем десять гоблинов? – не успокаивался проводник.
   – Переживу, – отрубил юноша. Только вот голос звучал уже не так уверенно.
   Ила поджал губы, а потом тихо вздохнул:
   – Нельзя так. Жениться надо по любви. Или хотя бы надо знать, что тебе будет хорошо рядом с ним или с ней.
   Дорогу до города они прошли в полном молчании.
   И Кебриана очень сильно задели слова Илы. Впрочем, взаимно.

   Гармайн поразил Кебриана. Поразил прежде всего сходством с городами Краши. Если селения Окармии, Кашмаира и Кроона казались нереальными и нарисованными, то Гармайн… Если бы по его улицам проходили темные эльфы вместо светлых, то его, пожалуй, было бы не отличить от любого из городов Краши: те же ровные улицы, кварталы, отделенные друг от друга стенами и замыкающимися на ночь воротами – после девяти вечера по улице не пройдешь, – мерно вышагивающие отряды городской милиции. Все – как в Краши.
   Ила медленно вышагивал рядом с Кебрианом, и лицо его с каждой минутой становилось все мрачнее и мрачнее. Будь небо таким же пасмурным – путешественникам грозил бы снегопад из камней размером с гору.
   Впрочем, если проводник находился в расстроенных чувствах, то с его спутником все было сложнее – мысли Кебриана были заняты словами Илы. Наконец он не выдержал, остановился и чуть слышно начал:
   – Ил, я тут подумал… Когда я сказал, что у меня нет денег заплатить тебе за то, что ты меня ведешь по островам, я соврал. Понимаешь, я…
   Полукровка вскинул голову и пораженно уставился на своего спутника, восторженно приоткрыв рот.
   – Я боялся, что не смогу найти дорогу, – продолжал Кебриан. – Вот твои деньги. – Он протянул на ладони несколько тяжелых монет.
   В следующий миг деньги вылетели из его руки, рассыпавшись по булыжной мостовой. Ила, с размаху ударивший Кебриана по запястью, смерил его ненавидящим взглядом и, прошипев:
   – Ты жалкий, самодовольный кретин! Тупой урод, мнящий о себе невесть что, и просто идиот! – резко развернулся и метнулся в соседний переулок.
   Сумерки спускались на засыпающий город. Рассыпавшиеся даласи чуть заметно блестели в темноте, а Кебриан все стоял, пораженно уставившись вслед Иле.
   Что он сделал не так?!

   – Странный он какой-то, этот эльф, – задумчиво протянул Джейс.
   Леседи, которой уже стало чуть полегче, вытащила из воздуха веер и принялась им обмахиваться:
   – Да нормальная реакция! Что тебе не нравится?
   – Но парень же хотел заплатить за работу! А этот ушастый наорал…
   Лес улыбнулась:
   – Джейс, ты такой странный… Где ты видел девушку, которая обрадуется, когда мужчина говорит, что хотел быть рядом с нею только для того, чтобы не заблудиться да выплатить ей долг?
   – Девушку?! – поперхнулся куратор.
   – Похоже, ты еще более слеп, чем мой подопечный, – тихо вздохнула практикантка.

   Полукровка мчался вперед, не обращая внимания на попадающихся на дороге прохожих. Кажется, кого-то пару раз толкнул, кого-то задел плечом, а кого-то просто сбил с ног, да какая разница?
   Все равно – это несправедливо!
   Да как он мог? Как он вообще мог так сказать? Только потому, что боялся заблудиться!
   Да он вообще недостоин жить, этот… этот… Человечишка!
   Когда сбоку от него мелькнула темная тень, Ила ничего не понял, но в следующий момент проход загородила мощная туша коньшмара. Беглец затормозил, вскинул голову, пытаясь сообразить, кто мешает ему пройти.
   – Добрый вечер, кузина, – ласково улыбнулся с высоты конского роста Савиш.
   Ила панически оглянулся, – оглянулась? – но сзади дорогу перегородил скакун Тильма.

   Ила затерялся в переходах и поворотах улиц – найти его и выяснить, что же его так разозлило, Кебриан так и не смог. Юноше не оставалось ничего, кроме как снять на ночь небольшую комнату в одном из постоялых дворов Гармайна.
   Уже в своих «апартаментах», обстановка которых состояла лишь из узкой кровати, колченогого стула да небольшой тумбочки, путешественник устало повалился на твердое ложе, закрыл глаза и задумался.
   О том, почему сбежал Ила, можно будет потом поразмыслить, сейчас же следовало решить другой вопрос.
   Завтра он прибудет в столицу Шиамши. И что тогда? Как и собирался – отправиться в герцогский замок и выполнить обещание, данное опекуну? Он обязан поступить так!
   Но ведь, с другой стороны, Ила прав. Как можно женится на той, кого ты не знаешь даже в лицо? Неизвестно, какой у нее будет характер, да и вообще.

   Единственный в комнате табурет Джейс уступил супруге. Сейчас Леседи сидела, не сводя напряженного взгляда со своего подопечного, и молчала, молчала, молчала…
   Магистр Крау не выдержал:
   – Лес, ну сколько можно?
   Девушка вздрогнула, переведя на супруга перепуганный взгляд:
   – Что?
   Джейс вздохнул и, положив руки на плечи жене, тихо произнес:
   – Ты ведь хочешь подойти и посоветовать ему, что делать…
   – И что?!
   – Подойди, – улыбнулся куратор.
   – Но я ведь не имею на это права! Я практикантка, а не…
   Магистр Крау медленно провел ладонью по ее щеке и вздохнул:
   – Но если ты этого не сделаешь, винить себя будешь намного дольше.
   Тихо тикали жуки-древоточцы в деревянных панелях, которыми были обиты стены. Сквозь неплотно закрытые ставни на окнах пробивался лунный свет. Где-то вдали раздался вой собаки.
   Лес медленно подошла к кровати подопечного, присела на краешек и чуть слышно прошептала:
   – Поступай так, как тебе велит сердце.
   На рассвете, когда выспавшийся Кебриан вышел из ворот Гармайна и направился в сторону Шиамши, куратор вытащил из воздуха дневник практики и, распахнув его ближе к концу, протянул студентке:
   – Видишь?
   На последней странице проступила тонкая строчка, выведенная каллиграфическим почерком: «Способна к принятию самостоятельных решений».
   Похоже, входить в кабинет герцога Шиамши, каждый раз чуть не снося дверь с петель, стало традицией. Единственное, что порадовало правителя, – сегодня племянничек вломился в комнату в чистой обуви, а значит, одной головной болью у прислуги будет меньше.
   Герцог недовольно покосился на ворвавшегося в кабинет Савиша и, скользнув пальцами по холке задремавшей на столе крысы, мрачно поинтересовался:
   – В чем дело?
   Эльф медленно подошел к столу, остановился, не доходя пары шагов, и спросил:
   – Вы ведь знаете, что этой ночью Илу привезли домой?
   Его собеседник только хмыкнул:
   – Не услышать воплей моей дорогой племянницы было бы несколько трудновато.
   Но Савиш воспринял это как согласие.
   – И знаете, что ее нашел я? – Вопросы юноши больше походили на утверждения.
   – Ты пришел лишь затем, чтобы спросить об этом? – заломил тонкую бровь герцог.
   Племянник на мгновение поджал губы, затем резко шагнул вперед и, упершись ладонями в стол, процедил:
   – Не только. Послушайте меня, дядя, – последнее слово он четко выделил голосом, – я говорил вам сотни раз и повторяю снова. Из Илы никогда не выйдет порядочного правителя. Она вздорная, истеричная девчонка, готовая ради собственных интересов послать всю страну к Великому духу, и в один прекрасный день все так и произойдет. И либо вы, дядя, убираете ее из очереди на наследование престола Шиамши, либо я…
   – А теперь послушай ты меня, Савиш. – Герцог и не думал повышать голос, но племянник неожиданно оборвал свою речь на полуслове. – Либо ты прекращаешь ставить мне ультиматумы, либо я вообще вычеркиваю тебя из очереди на наследство.
   В какой миг юноша успел преодолеть расстояние от стола до двери, герцог так и не понял:
   – В таком случае, – горько обронил его племянник, – можете вообще вычеркнуть мою ветвь из права на наследование престола.
   Хлопок дверью отозвался эхом.

   Найти герцогский дворец Кебриану удалось легко. И даже долго ждать аудиенции у герцога не пришлось – достаточно было сказать, кто он и зачем прибыл.
   Правитель Шиамши принимал путешественника из Краши в личном кабинете. Вежливо кивнул в ответ на приветствие и указал рукою на свободный стул. Крыса, спящая на столе, подняла голову, шевельнула усиками и вновь задремала.
   Кебриан глубоко вздохнул и начал:
   – Лорд, вы знаете, я прибыл из Краши со вполне определенным поручением. Я должен был попросить у вас руки вашей племянницы. В день, когда я выезжал из Краши, я был уверен, что так и поступлю, но сегодня я… Я понял, что не имею на это права. Прошу вас простить меня за это и…
   Договорить он не успел. Где-то в коридоре послышался звон бьющегося стекла, грохот захлопывающейся двери, поспешный топоток и встревоженный выкрик: «Миледи, туда нельзя! Герцог занят!»
   Дверь распахнулась, и стоящему на пороге мажордому ничего не оставалось, как, вжав голову в плечи и опасаясь хозяйского гнева, объявить:
   – Ее Высочество графиня Иллеан’иэл эн’Криштофиас.
   Кебриан повернулся на звук и окаменел: в дверях стоял… стояла… Ила.
   Длинные рукава светло-зеленого платья опускались до пола, а узкие рукава нижней туники плотно обхватывали тонкие запястья. По вороту и длинному подолу шла тонкая вязь вышивки. В черных, коротко остриженных волосах затерялась изящно сплетенная из золота бабочка.
   Кебриан понял, что просто не может отвести от нее взгляда.
   Девушка же окинула взором кабинет, на мгновение задержавшись на Кебриане, и тонко усмехнулась.
   – Ила, я занят! – отчеканил герцог.
   – Как интересно! – протянула девушка. – И, я так понимаю, вы, дядя, заняты чем-то очень важным и значимым? Не возражаете, если я поприсутствую?
   – Возражаю…
   – Лорд, – совершенно невежливо перебил его Кебриан. В глубине души он был готов проклясть себя за столь кощунственный поступок, но остановиться уже не мог: – Я был бы очень благодарен вам, если бы вы позволили вашей племяннице присутствовать при этом разговоре.
   Если Ила и была удивлена подобным поворотом, вида она не показала. Девушка медленно склонила голову в ответ на кивок дяди, а потом и вовсе, пройдя небольшое расстояние от двери до стола, неспешно присела на его краешек.
   Судя по тому, как закашлялся герцог, он этого совсем не ожидал. Ручная крыса удивленно пискнула и метнулась к хозяину. Замерев у самой кромки стола, она отчаянно заверещала, то ли просясь на руки, то ли спрашивая о чем-то на своем крысином языке. Правитель темных эльфов протянул руку, и зверек поспешно взбежал на его плечо.
   Кебриан сглотнул комок, застрявший в горле, и тихо начал. Правда, сказал он совсем не то, что собирался:
   – Я повторю свои слова, лорд. Я прибыл сюда для того, чтобы просить у вас руки вашей племянницы. Я готов сказать это снова, но лишь в том случае, если она сама согласится на наш брак.
   Что-то странное промелькнуло во взгляде Илы, но она поспешно опустила глаза и тихо обронила:
   – Я подумаю. Я тщательно все обдумаю.

   Тильм места себе не находил. Стройная контрабандная система, созданная за долгие годы, рушилась прямо на глазах. Путешествие в Гармайн окончательно подтвердило, что все кончено. Уже выловлена половина вольных капитанов, работающих на дальнего родственника герцога. Еще чуть-чуть и… Они же выдадут его! Все построено на страхе, а раз так – надо бежать. Но куда? В любом случае подальше от Шиамши! Городская милиция на родственные связи, причем такие хлипкие, и не посмотрит – повесят же, к духовой матери!
   Сейчас же и вовсе все рушится. Предлагать Савишу уничтожить Илу было бы бессмысленно – тот, связанный по рукам и ногам идиотскими представлениями о долге и чести, просто не пошел бы на это. Остается только одно – бежать. Только бежать!
   Эльф вихрем промчался по коридору и неожиданно врезался в Савиша. Тильм шарахнулся в сторону, бормоча извинения, и пораженно замер, увидев, что герцогский племянник держит в руке тяжелую суму.
   – Что происходит? – пораженно поинтересовался он.
   – Я уезжаю.
   – Что?! – Тильм совершенно не ожидал, что их мысли настолько совпадут. – Уезжаешь? Куда?
   Савиш провел ладонью по встрепанным волосам и зло выдохнул:
   – Подальше отсюда! На материк!
   – Надолго?
   – Навсегда. – Слово слетело с губ, и его уж не вернуть. И зачем он только решился отвезти найденную кузину к дяде? Пожалел девчонку? Думал, герцог, увидев, что племянник ставит родственные чувства выше собственных интересов, раскается и поймет, кто на самом деле должен занять престол? Ну не идиот ли?
   В следующий миг произошло то, чего Савиш никак не ожидал: Тильм медленно опустился на одно колено и тихо промолвил:
   – Мой лорд, позвольте мне отправиться с вами.
   – Ты с ума сошел?! – только и смог ответить юноша.
   – Мой лорд, я был рядом с вами всегда. Я был вашим пажом. Я прошу у вас позволения отправиться с вами, куда бы ни лежал ваш путь.
   Савиш несколько мгновений помолчал и вздохнул:
   – Встретимся через час в городе на пристани.

   Продолжать разговор с герцогом было бессмысленно. Кебриан прошел в отведенные ему апартаменты. Впрочем, и там он долго находиться не смог. Некоторое время мерил комнаты шагами, а потом не выдержал и вышел, хлопнув дверью.
   Комнату Илы он нашел легко – только и надо было, что дорогу у слуг спросить. Он постучал в дверь и в ответ на вопросительный взгляд выглянувшей служанки тихо обронил:
   – Я бы хотел поговорить с миледи Илой.
   Служанка скрылась за дверью. Из комнаты послышались невнятные шепотки, а потом та же служанка распахнула дверь:
   – Проходите, – и как-то очень быстро исчезла.
   В отличие от кабинета герцога комната его племянницы была выдержана в светлых тонах. На окнах стояли цветы, на небольшом столике из палисандра в дальнем углу расположилась фарфоровая ваза с фруктами.
   Ила сидела за укрепленными на столе пяльцами и, повернувшись спиной к вошедшему в комнату Кебриану, что-то вышивала.
   Юноша терпеливо ждал. Молчание затягивалось. Наконец он не выдержал.
   – Это ведь неприлично – оставаться наедине с мужчи… – заговорил он и прикусил язык, сообразив, что выбрал для начала разговора совершенно неподходящую тему.
   Ила даже не обернулась:
   – Дядя мне доверяет.
   Новая пауза затягивалась. На этот раз тишину нарушила Ила:
   – Каждая деталь в вышивке на одежде имеет определенное значение. Цветок лилии традиционно символизирует герцогский род Шиамши. Количество опавших листьев означает, сколько родных братьев или сестер погибло у эльфа.
   – А как обозначается княжеской род Краши? – невольно заинтересовался Кебриан.
   – Чертополохом, – хихикнула герцогская племянница. То ли всерьез, то ли пошутила? А потом вдруг резко поменяла тему: – О чем ты хотел со мной поговорить?
   Кебриан, все еще несмело стоявший возле двери, осторожно сделал шаг вперед:
   – Ила, я… Я действительно ехал в Шиамши, чтобы заключить брак, как того требовал мой долг. – Он сбился и попытался начать речь заново: – То, что я сказал твоему дяде, – правда. Я прибыл сюда для того, чтобы жениться на тебе. Но я много размышлял над тем, что ты сказала, и теперь понимаю, что ты права. И я должен… – Новая пауза оказалась длиннее.
   Так и не дождавшись объяснения, что же должен сделать Кебриан, Ила не выдержав, обернулась:
   – Я не поняла. Ты сам-то на мне жениться хочешь?
   – Да! – выпалил парень, подавился восклицанием и замолчал. Медленно вздохнул: – Но если ты не хочешь, я все пойму. И я сделаю все от меня зависящее, чтобы твой отказ не повлек войны между Краши и Шиамши!
   Ила тихо хмыкнула и осторожно развернула пяльцы с вышивкой к напуганному собственной храбростью Кебриану:
   – Еще вопросы есть?
   На картине были изображены обвитые вокруг друг друга лилия и чертополох.

   Герцог отложил в сторону исписанные листки бумаги, осторожно, одной рукой, удерживая на плече придремавшую крысу, подошел к висящему на стене помутневшему зеркалу в полный рост, медленно провел ладонью по резной дубовой раме и чуть слышно позвал:
   – Алмариэн!
   Ответ пришел практически мгновенно, словно тот, кого окликнули, ждал вызова.
   – Да? – Серая глубина зеркала на миг подернулась пеленой, и отражение герцога Шиамши, и без того смазанное, потонуло в тумане.
   – Твой воспитанник прибыл.
   – И?.. Ханиф, не тяни!
   – Ты воспитал хорошего наследника.
   С той стороны туманной пустоты послышался грустный смешок:
   – Наследника… Он человек, и хорошо, если проживет хоть половину эльфийской жизни.
   – Поживем – увидим, – пожал плечами герцог. – Кстати, я тебя давно не видел. В Шиамши когда последний раз был?
   На несколько минут воцарилось молчание, словно невидимый собеседник что-то подсчитывал:
   – Да, пожалуй, еще во время службы.
   – То есть не меньше полутора веков назад, – подвел итог герцог. – На свадьбу хоть приедешь?
   – Постараюсь.
   – Буду ждать.

   Уже выходя из комнаты своей невесты, Кебриан вдруг вспомнил кое-что и оглянулся:
   – Ила, я хотел спросить. На островах ведь нет больше людей – ты с самого начала знала, кто я?
   – Разумеется, нет! – быстро возразила девушка. Слишком быстро.

   Обмакнуть ручку в чернила, неспешно написать несколько строчек, размышляя, все ли вписал… Магистр Крау вздрогнул, неожиданно услышав голос супруги за плечом:
   – Написал мне характеристику?
   – Практически!
   Леседи кивнула, пробежала взглядом написанное:
   – Ага, ага, все правильно: усидчива… хорошо выполняет поручения… заслуживает оценки… Ну? Пиши скорее!
   – Да я вот думаю, – улыбнулся магистр Крау. – «Хорошо» или «удовлетворительно»?
   – А в глаз?! – пораженно взвыла студентка-практикантка.
   – А за угрозы руководителю практики вообще можно «неуд» получить!
   Леседи на миг задумалась. А потом нежно коснулась губами щеки мужа.
   Перо вывело на странице дневника: «Заслуживает оценки «отлично».

   Они встретились задолго до истечения часа. Медленно прошли по скрипучим мосткам – оба спешили покинуть Островную империю. Каждый по своей причине.
   Уже минут через пятнадцать юноши стояли у кассы. Сидевшая за небольшим окошком смуглая девушка с алым цветком в волосах, по моде лесных эльфов, подняла на них глаза:
   – Что угодно?
   – Два билета на материк.
   Девица поспешно зашелестела страницами книги и печально улыбнулась:
   – Ой, вы знаете, вам, наверное, на юг, да? Туда ничего не осталось. Лишь на север, к заливу Кнараат. Там какая-то маленькая деревушка, не разберу название, Ал… не пойму…
   – Пойдет, – отрубил Савиш.
   – Туда долго плыть, – на всякий случай предупредила девушка. – Сперва вдоль островов, потом – вдоль береговой линии Дагарнии.
   – Ничего страшного.
   Перо зашелестело по бумаге, и через несколько минут девушка вновь вскинула глаза на подошедших:
   – На чьи имена выписывать?
   – Савиш Герад и Тильм Кевирт.
   Перо дрогнуло в руке, и на бумаге растеклась небольшая клякса – фамилия младшей ветви герцогского рода был известна слишком хорошо. Девушка ойкнула, посыпала кляксу серебристым порошком, и пятнышко мгновенно исчезло. А вот в голосе билетерши появились заискивающие нотки:
   – Вам билеты туда и обратно?
   Заупокойности в голосе Савиша мог позавидовать гробовщик:
   – В один конец.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация