А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Пыль дорог" (страница 4)

   – Но до Кроона ты меня проводишь?
   Полукровка уставился на него широко открытыми глазами:
   – Ты не передумал? Но я же…
   – А что ты? Мы ж договорились. Переходим Кроон – и я тебе плачу.
   – А не боишься?
   – Чего? – не понял в первый миг Кебриан.
   – Тебя уже один раз из-за меня схватили. Вдруг снова схватят?
   – А многих ты ограбил?
   Ила зло уставился на него:
   – Ты – первый.
   – А досюда как добрался? – не успокаивался Кебриан. – Деньги где взял?
   – У дяди одолжил. А в Окармии они закончились. Решил вот попробовать.
   Кебриан только хмыкнул. Подарил же Великий дух проводника! И не пошлешь его далеко и надолго, сам ведь только что предложил продолжить общение.
   Так что горевать уже было поздно. Кебриан встал:
   – Пошли? До следующего города далеко?
   Тоскливый вздох Илы, казалось, был слышен на другом краю острова:
   – Полтора дня пути. А перед тем как туда идти, нигде перекусить нельзя?
   Тихий смешок:
   – Я собирался перед дальнейшей дорогой поужинать и отдохнуть в Золотом Цветке. Вернемся?
   Ответом ему был сдавленный стон.

   Впрочем, Ила был не единственный, кто тосковал об упущенном ужине. Хоть полукровка этого и не знал, но совсем неподалеку от него, протяни руку – и дотронешься, горевала молодая девушка. Леседи сидела на поваленном дереве и отчаянно крутила зонтик за ручку. Кружевной колокол вращался колесом, мелькали спицы, а она вновь и вновь вздыхала, не отводя напряженного взгляда от вышагивающего по поляне мужа. Пару раз Джейс чудом не отдавил ногу Кебриану (впрочем, тот бы этого в любом случае не заметил) и наконец не выдержал:
   – Но я-то что могу сделать? Я и так вывел тебя из этого демонского города, провел вслед за твоими подопечными. Чего ты от меня хочешь?
   – Ужина! – бодро поведала практикантка. – Ты же мой куратор? Значит, твои обязанности заключаются в…
   – …в написании тебе характеристики по итогам практики! – чересчур уж смело закончил за нее магистр Крау.
   – Это когда мы отсюда уходить будем, – отмахнулась девушка. – А сейчас ты должен следить, чтобы со мной не случилось ничего плохого! А плохое со мной может случиться, если я в ближайшее время не поем. А вдруг я с голоду умру? Тебе ж тогда премию не начислят! – злорадно закончила она.
   – И это самое ужасное, – тоскливо подвел итог беседы Джейсперт.
   Леседи, хихикнув, кинула в него крошечной шаровой молнией. Магистр легко уклонился, и шарик пролетел над головой начавшего подниматься с земли подопечного – того, что посветлее, – Леседи решила, что будет курировать обоих. Парень этого даже не заметил, лишь нервно подернул плечами, когда сверху вдруг посыпалась труха. От спикировавшего с ветки пустого птичьего гнезда он, к счастью, успел увернуться.

   Идти, конечно, можно долго. Упрямо огибать деревья, не обращать внимания на выпирающие из земли корни. Просто идти вперед, устало смахивая со лба пот. Вот только далеко ты не уйдешь, обнаружив в какой-то момент, что стоишь, прислонившись плечом к массивному стволу дерева, хватая ртом воздух. Что и произошло с Илой. Юный беглец и сам не заметил, как остановился. Просто понял в какой-то миг, что дальше идти не может.
   Впрочем, уйти очень уж далеко у него бы попросту не получилось: в лесу чересчур стемнело – похоже, прогулка затянулась на большее время, чем Иле показалось сначала. Даже серебристо-белая тропа, ведущая от Золотого Цветка, затерялась в синеве наступающей ночи. Пели цикады. Огоньки светлячков несмело перемигивались меж зеленых листьев. На небольшой полянке медленно закрывались распустившиеся за день бутоны цветов.
   – Привал! – выдохнул уставший не меньше него Кебриан.
   Ила устало сполз на землю и выдавил:
   – А я дальше и не пойду, хоть убейте.
   Его спутник только плечами пожал – погони от лесного города не наблюдается, а значит, можно отдохнуть.
   Вот только ему не дали даже глаза закрыть.
   – Меня интересует один глупый вопрос, – напряженным голосом поведал в темноту наступающей ночи Ила. – Мы так и ляжем спать голодными?
   Кебриан, повалившийся на землю, задумчиво приподнял голову:
   – А у тебя есть другие предложения?
   – Вообще-то я рассчитывал хотя бы перекусить.
   Кебриан с трудом сел – после волнений дня у него дико болела голова.
   – Дай-ка подумать. Кажется, у меня была с собой сумка. Там были вещи и немного еды. Куда ж она подевалась? Ах да, ее ведь забрали в Золотом Цветке, когда меня схватили. Надо же, осталось только то, что было при себе.
   Может, в его голосе и не звучало издевки, но Ила ее явственно услышал. Правда, ответить ему было нечего. Мальчишка хмыкнул и отвернулся от вновь преспокойно задремавшего Кебриана.
   Впрочем, обида длилась недолго – ровно столько, чтоб до сознания Илы дошло, что он находится посреди дикого леса, где вполне могут обитать хищники, просто мечтающие подзакусить нежным эльфийским мясом. Подскочив к Кебриану, он затряс его за плечо:
   – Вставай!
   – Ну что еще? – оторвал голову от земли юноша.
   – А вдруг нападет кто?
   – Кто? – страдальчески поинтересовался Кебриан.
   – Ну не знаю… Волки!
   Кебриан только отмахнулся:
   – Волки летом не нападают. У них и без этого пищи хватает.
   – Тогда грабители.
   – Боишься конкуренции? – хмыкнул парень, но встать все-таки соизволил.
   Минут пять он, под встревоженным взглядом Илы, обхлопывал себя, словно разыскивая что-то, и наконец извлек из-за пазухи небольшой мешочек. Развязав его, достал щепоть какого-то порошка и сдул его с ладони. А вслед за этим вновь устало повалился на землю.
   – Эй, ты чего? – затеребил его Ила. – А костер хотя бы развести?
   – Зачем? – не открывая глаз, поинтересовался путник.
   – А дикие звери?!
   – Хочешь их приманить? Похвально, похвально. Боишься – попробуй выйти с этой поляны, – неожиданно резко поменял он тему разговора.
   К своему удивлению, Ила смог сделать лишь несколько шагов за пределы лужайки. Стоило обогнуть ощетинившиеся колючками кусты только начинавшей поспевать малины – и он уперся в невидимую стену. Ила даже рукою ее пощупал – ровная, гладкая, и, судя по тому, как заныл кулак после удара, – абсолютно непробиваемая.
   – Мог бы предупредить, – зло обронил он, возвращаясь к Кебриану.
   – Ну извини, – хмыкнул тот в ответ. Ила не услышал ни малейшего раскаяния в голосе.
   – А что это вообще за порошок? Я о таком и не слышал, – не унимался мальчишка.
   – Последнее изобретение. За переделы владений князя Алмариэна вывозиться и продаваться не будет.
   Больше из него Ила ничего выбить не смог.
   Так и пришлось засыпать. На голодный желудок, да еще и снедаемым любопытством.

   – А мне их жалко, – задумчиво протянула Леседи, неспешно жуя бутерброд с ветчиной. Рядом с нею, прямо на траве, стояла серебряная тарелка с собратьями недоеденного бутерброда, а поблизости удобно примостился небольшой кувшин. С чем – девушка пока не выясняла. А откуда Джейс все это достал, ее интересовало еще меньше.
   – Почему? – удивленно протянул магистр Крау, неспешно подхватывая с блюда кусок хлеба с тонким кусочком мяса. Есть ему совершенно не хотелось, но надо же было составить компанию жене.
   – Они голодные. – Девушка уже успела провести ладошкой по стене, хорошо видной для любого разбирающегося в магии существа, убедиться, что та не имеет никакого отношения к той дряни, в которую вляпался Джейс в Золотом Цветке, и успокоиться.
   – И что с того? – Наставнику были совершенно непонятны терзания студентки.
   – Может, угостить их?
   Магистр удивленно покосился на нее:
   – Это запрещено.
   – Но ты же не будешь из-за такой мелочи снижать мне оценку? – вкрадчиво поинтересовалась девушка, как бы незаметно пододвигаясь к Джейсу.
   Тот сделал вид, что не заметил поползновений жены:
   – Я, может, и хотел бы, но что ты будешь делать с дневником? Записи там сами появляются, и, если на страницах будет что-то не то, я не смогу тебя потом положительно аттестовать!
   – А если ты…
   Она не договорила, но магистр Крау и так прекрасно все понял:
   – Мне что, делать больше нечего, кроме как твоих подопечных подкармливать? И вообще, это нарушение. Когда мне премию не выдадут, ты ж первая жаловаться начнешь!
   – Ну Джейс, – обиженно протянула она.
   Куратор тоскливо вздохнул, закатив глаза к темному, едва различимому за ветвями небу.

   Ила привык просыпаться рано. В первую очередь для того, чтобы встать прежде кузена, обитающего совсем неподалеку, и убедиться, что милый родственник не сотворил какую-нибудь гадость. Раньше Илы.
   А фантазия у обоих кузенов была более чем изобретательная. Например, лягушка в молоке. Великолепно помогает от скисания вышеупомянутого продукта. Но если ты любишь поутру выпить кружечку молока, совершенно не подозревая о подсаженном земноводном, то удовольствие ниже среднего – допив молоко, ошарашенно уставиться в смотрящие на тебя со дна выпуклые глаза.
   Так что на рассвете, едва ранние птахи только начали пробовать голоса, полукровка потер лицо, резко сел и обнаружил прямо перед собой небольшой зеленый листик, на котором лежала горстка малины. Спелой.
   Ила деловито огляделся по сторонам. По всему выходило, что Кебриан подсунуть ягоды не мог – он беспечно спал, не задумываясь о таких пустяках, как необходимость ежедневного приема пищи. Войти в магический круг не мог никто чужой, а раз так…
   – Это Великий дух послал, – потрясенно пробормотал мальчишка.
   – Кто такой Великий дух? – озадаченно поинтересовалась Леседи.
   Джейс пожал плечами:
   – Без понятия. Наверное, какой-то местный божок.
   – Вот так всегда, – обиженно надула губки студентка. – Помогаешь им тут, помогаешь, а спасибо говорят другим.
   – Появись и расскажи правду, – хмыкнул Джейс.
   Как ни странно, его совету девушка не последовала.

   Неизвестный благотворитель был столь щедр, что горсть ягод пожертвовал только Иле. Мальчишка собирался честно отдать половину Кебриану, но, увы, ничего не получилось – тот заявил, что обычно не завтракает и вообще сейчас не голоден. Проводник пожал плечами и, не особо заморачиваясь, высыпал всю малину с листа прямо себе в рот. Ягода оказалась чуть кисловатой, недоспевшей, но когда есть нечего – и это сойдет.
   Невидимая стена исчезла по мановению руки Кебриана – Ила даже готов был поклясться, что тот не произносил никаких заклинаний. Только что полукровка проводил ладонью по гладкой, чуть скользкой поверхности, а тут вдруг резко она взяла и пропала. Похоже, сегодняшнее утро было началом дня открытий. Впрочем, как Кебриану удалось проделать этот трюк, рассказывать он не стал, обойдясь банальным:
   – Понятия не имею, я не маг. Что мне дали, тем и пользуюсь. Ты же вытащил откуда-то малину?
   Признаваться, что малина была недоспевшей, да и к появлению ее Ила не имел никакого отношения, он не стал.
   А ведь кислой малиной дело не ограничилось. Уж неизвестно, когда путники сошли с тропы, ведущей из Золотого Цветка, но факт оставался фактом – пропала посыпанная белоснежным песком дорога, исчезли ровно подогнанные камни. Вокруг возвышался девственный лес.
   – В какую сторону идти, проводник? – чуть насмешливо поинтересовался Кебриан. Страха не было совершенно. В самом деле, не погибнет же он в этом бору! Жилье всегда найти можно, ну а то, что в Шиамши он придет с небольшим опозданием, это уже проблемы герцога темных эльфов.
   В отличие от него Ила прекрасно понимал, что будет дальше: еды нет, воды нет, где ближайшее жилье – неизвестно. Помрут же, к Великому духу! И никакие ягоды не помогут.
   – Не знаю, – выдохнул он, испуганно оглядываясь по сторонам и судорожно пытаясь сообразить, что же делать.
   – А кто знает?
   – А кто должен был под ноги смотреть? – спросил Ила. – Я тебя вел по дороге, а куда ты свернул…
   Слова полукровки задели Кебриана.
   – Надо было сидеть на месте и ждать, пока тебя деревом пришибет?
   – А хотя бы и так, – не выдержал Ила. – Зато не пришлось бы сейчас оглядываться по сторонам и думать, куда идти.
   Кебриан только скривился:
   – Да ладно, и так понятно. Шиамши в любом случае находится на юге, туда и пойдем.
   – Осталось только понять, где у нас юг, – в тон ему продолжил Ила.
   – Спросим у местных жителей.
   – А ты их здесь видишь? – не выдержал парнишка.
   – Так вон же дымок. Значит, кто-то развел костер.
   Честно говоря, никакого дымка до настоящего времени Ила не замечал. Лишь теперь, после слов своего спутника, разглядел чуть сбоку.
   – И ты молчал? Я думал, мы заблудились, с голоду умрем, а ты, ты…
   – Пошли, а? – невинно предложил Кебриан.
   Но Ила, шагнувший было вслед за уверенно направляющимся к краю поляны спутником, вдруг остановился:
   – А вдруг там разбойники?
   – А у нас есть что брать? Что ты недограбил, в Золотом Цветке отняли.
   Насупившийся Ила не проронил больше ни слова.
   Несмотря на то что дымок, струящийся меж ветвей, был виден довольно хорошо, идти к нему пришлось долго. Но уже шагов через пятнадцать Кебриана начала грызть совесть. Ведь его проводник ничего у него не забирал, а он его обвинил. Вот сейчас идет, обиделся. Но ограбить-то пытался? Но не ограбил же!
   Наконец Кебриан не выдержал. Резко остановился, обернулся и протянул руку:
   – Извини, а? Я был неправ.
   Несколько секунд полукровка молчал, а потом, широко улыбнувшись, пожал руку:
   – Извиняю. Но с тебя еще три даласи.
   От такой наглости онемел теперь уже Кебриан. Но ладонь почему-то выдергивать не стал. На несколько секунд придержал узкое запястье Илы и медленно кивнул:
   – Договорились.

   Тонкий дымок от костра вился меж деревьями. И кто только не приходил на него из чащоб. Заглядывали и лесные эльфы, и горные, пару раз судьба привела гоблинов, но сейчас Данииса меньше всего интересовали гости. Он постепенно подбрасывал в пляшущий на тонких ветвях огонь небольшие сучки и просто наслаждался возможностью побыть наедине с природой. В наше время редко представляется такой случай.
   На этот раз на огонек заглянули двое: высокий крепкий юноша – то ли светлый эльф, то ли еще кто (хотя кто еще может жить на островах? Не гоблин же, в самом деле!) – и хрупкий темноволосый парнишка. Он осторожно выглядывал из-за плеча своего спутника и явно не стремился выйти вперед.
   – Проходите, гостями будете, – улыбнулся Даниис.

   А вот Леседи странный незнакомец не понравился с первого взгляда. Вроде и морщинистый, и волосы седые, но серые глаза кажутся молодыми и насмешливыми. От такого только и жди какой-нибудь гадости. И пусть сейчас этот нежданный первый встречный спокойно сидит на земле, скрестив ноги, но кто его знает?
   – А он их не съест? – опасливо поинтересовалась она у мужа. – Что это они вдруг так ему навстречу пошли? Мало ли кто по лесу гуляет.
   – Не бойтесь, не съем, – словно услышав ее слова, ухмыльнулся старик, не глядя в сторону Леседи и Джейса.
   Девушка испуганно ойкнула и вцепилась мужу в руку:
   – Он нас точно не видит?
   – Не должен, – пожал плечами магистр Крау. Но в его руке, на всякий случай, появилась тонкая трость, залитая для тяжести свинцом. И жену он, опять же на всякий случай, отодвинул за спину.

   – Здравствуйте, – осторожно начал Кебриан. О чем разговаривать, он представлял с трудом, но решил, что вежливость в любом случае не помешает.
   – И тебе того же, – кивнул сидящий.
   Ила молчал, не отводя зачарованного взгляда от морщин, испещривших лицо их собеседника. Раньше он не видел никого подобного.
   Нить разговора порвалась, толком не заплетясь. Надо было попытаться подойти с другой стороны.
   – Меня зовут Кебриан.
   – Ила! – выглянул из-за его спины темный эльф-полукровка.
   Странный мужчина кивнул:
   – Даниис Кроссарт.
   Кебриану это имя ничего не говорило, а вот Ила задумчиво прищурился:
   – Кроссарт? Кро… Это же не эльфийская фамилия?
   – Я – тренти, – кивнул старик.
   Теперь глаза Илы приняли форму почти идеальных кругов:
   – Тренти? А я о вас только в легендах слышал! А это правда, что вы – маги? И что вы умеете под дождем сухими оставаться? И повторять речи, что произносятся за много миль от вас? И…
   – Ложь, – отмахнулся Кроссарт, бережно поправляя на груди длинное, несколько раз обмотанное вокруг шеи ожерелье из сушеных поганок. – Чего только не напридумывают. Ну какие из тренти маги?

   То, что герцог Шиамши встречает закат вне стен дворца, знали практически все. Но мало кто мог похвастаться тем, что ему известно, где заканчивается вечерняя прогулка правителя темных эльфов.
   Дорога, усыпанная белоснежным песком, довела до невысокого холма, огороженного низким забором, вильнула меж потрескавшихся от времени столбиков. Герцог уверенно свернул с нее и направился к вершине. Легкий ветерок перебирал серебристые, похожие на чуть изогнутые клинки листья одиноких риамов – эти деревья часто высаживали в подобных местах. То там, то здесь стояли статуи в человеческий рост. Были изображены мужчины и женщины, дети и взрослые… Большей частью – темные эльфы.
   На вершине герцог остановился подле парной статуи, изображавшей взявшихся за руки мужчину и женщину. Мужчина чем-то походил на самого герцога, а женщина, увы, вообще не могла похвастаться принадлежностью к эльфийской расе.
   Герцог медленно кивнул мужской статуе и тихо обронил:
   – Прости, Криштоф, я опять не к тебе. – Взор его был обращен на женщину: – Здравствуй, Тирми. – Крыса, сидевшая на его плече, недовольно дернула хвостом и ткнулась носом в шею.
   Он вздохнул, опустился на землю подле статуй и оперся спиною на одну из них. Не глядя, ударил ладонью по дну принесенной бутыли, выбивая пробку, отхлебнул – почему-то сегодня на душе было тошно как никогда – и чуть слышно заговорил:
   – Прости, Тирми, я не уследил за твоей дочерью. Но что поделаешь, если она так похожа на тебя? А она опять сбежала, – грустный смешок, – она так похожа на тебя. У нее твоя улыбка, твои глаза. Но ведь я сам во всем виноват. Криштоф начхал на то, что ты не эльфийка, а я покорился воле отца. Глупо, правда? Может, если бы я не отказался двадцать лет назад от этого брака, сейчас бы все было иначе?
   Статуи хранили молчание. Впрочем, здесь, среди могил, эльф и не ожидал услышать никакого ответа. Пожалуй, он и сам не мог сказать, что заставляет его день за днем приходить сюда и пытаться выговориться. Сказать мертвецам то, что не успел, не смог сказать живым.
   – Я, наверное, действительно идиот. Надо было поступить, как Криштоф. Сказать, что мне безразлично, буду ли я править Шиамши. А все, на что меня хватило, заявить отцу, что, если не женюсь на тебе, не женюсь ни на ком.
   Ветер перебирал листву, а эльфу казалось, что это шепчутся духи умерших, то ли смеясь над ним, то ли жалея.
   Ручной грызун, недовольно пискнув, юркнул на землю и скрылся в высокой траве.

   Предложенный Тильмом план был прост до безобразия. Герцог не согласен, что Савиш может быть полезнее Илы? Значит, надо убедить его в обратном.
   То, что правитель Шиамши взял себе за правило каждый вечер в гордом одиночестве прогуливаться по улицам столицы, знал каждый второй. Желающих проверить, много ли золота берет с собой правитель, пока не находилось, но ведь это может в любой момент измениться?
   Идея проста как выеденное яйцо. Несколько грабителей нападают на герцога, и в миг, когда тот уже уверен, что все, он погиб, появляется Савиш! Спасает родного дядюшку, и тот в слезах счастья припадает на грудь племяннику, отказывается передавать престол Иле и дарует это право Савишу. Все рады, все счастливы.
   Идиотов, согласившихся пощипать герцога, нашли быстро. Только и понадобилось, что скрыть, на кого надо напасть, да провернуть все дело так, чтоб они не знали имя заказчика. А вот с выполнением остальной части плана дело пошло намного хуже. Кто знал, что герцог легко справится с тремя из нападавших и лишь двоим позволит сбежать?
   А на следующее утро виселицы на главной площади Шиамши уже приняли в свои петли новых гостей. Герцог не любил оставаться в долгу.
   Может, Даниис Кроссарт и не был магом, но о том, что Ила дико голоден, он как-то догадался. Вздохнув, он схватился за руку Кебриана, с трудом встал и улыбнулся:
   – Дети, я жутко хочу есть, пообедаете со мной?
   Надо ли говорить, что полукровка тут же согласился. А Кебриану ничего не оставалось, кроме как пойти вслед за тренти, заковылявшим по невесть откуда взявшейся тропинке. Ила бодро шагал рядом с Даниисом, чуть ли не взяв его под руку.
   Как оказалось, тренти жил в небольшом домике, больше смахивающем на хижину: зеленоватые стены поросли мхом, на крыше, неподалеку от полянки поганок, разместилось гнездо аиста, а из небольшой трубы клубами шел дым.
   Сразу за небольшими сенями разместилась еще одна, не намного бо́льшая, комнатка. На колченогом столе примостилось с десяток мисок. И чего в них только не было: грибы соленые, грибы моченые, грибы жареные, грибы тушеные… Кебриан, отравившийся в далеком розовом детстве солеными груздями, зажал ладонью рот и поспешно выскочил из домика на свежий воздух. Ила проводил его непонимающим взглядом.
Чтение онлайн



1 2 3 [4] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация