А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Пыль дорог" (страница 26)

   Лерке присела на корточки, провела ладонью по мягкой шерсти оголодавшего кошака и вздохнула:
   – Он красивый.
   Эсме расхохоталась в полный голос. Младшенькая вскинула на нее потрясенный взгляд:
   – Ты что?
   Эсме, все еще не в силах остановиться, только рукой махнула. Лишь через пару минут, отхохотавшись, пояснила:
   – Я просто представила, какие у него будут удивленные глаза, если ты вот так подойдешь и скажешь… – Девушка старательно сцепила пальцы в замок, вытянулась в струнку и, затрепетав ресницами, сладко пропела: – «Вы такой краси-и-ивый», или нет, лучше: «Вы такой ла-а-апа».
   Теперь уже смешком поперхнулась Лерке:
   – Ну так что, сходишь за меня?
   – Уговорила. Но это – в последний раз.
   Корзинку цветов на продажу Эсме получила быстро: ее в самом деле приняли за сестру. Хотя, честно говоря, сама воровка могла понять с трудом: как на четверть эльфийку можно перепутать с на четверть тренти? С точки зрения Эсме, это было все равно что назвать тролля гоблином. А может, глава гильдии понял, что пришла немного не та Миисарт, но пожалел ее? Трудно сказать.
   Быстрее всего удалось продать букетики ромийских фиалок: их сезон уже давно прошел, и фиалки, привезенные чуть ли не с островов, разошлись, как горячие пирожки. Следом были куплены алые лилии, потом – несколько гладиолусов. Очень долго никто не хотел брать букет местных высоких роз, но юная воровка, как ее научила сестра, общипала внешние, засохшие лепестки на бутонах, и покупатель, старый подслеповатый фавн, все-таки нашелся.
   Начинающая торговка уже хотела направиться в гильдию, а после этого домой, когда ее внимание внезапно привлек гомон толпы, собравшейся у фонтана. Обычно первыми к фонтану подходили гоблинши с не по росту большими кувшинами, потом подтягивались тролльчанки, с легкостью удерживающие на голове сосуды на десятки литров воды, потом подбегали легконогие глейстиги – и начинались неспешные разговоры. А потом жительницы города окончательно смешивались, и уже проще было сказать, представительницы какой расы не почтили своим присутствием небольшой дворик в северной части города.
   Сейчас же все было не так – мужчин было больше, чем женщин, да и разговоры велись явно на повышенных тонах. Кто-то что-то не поделил?
   Осторожно придерживая кошелек рукою (не хватало только, чтоб обокрали – вовек потом с гильдией не расплатишься!), Эсме направилась к фонтану.
   Пару десятилетий назад какой-то шутник закрепил на стене дома бронзовую львиную голову. Несколько поколений мальчишек развлекались тем, что засовывали головы в распахнутую пасть, воображая себя великими циркачами-жонглерами. А потом рат подвел к этой голове водопровод, и сейчас широкая струя воды выплескивалась из львиной пасти, стекая в укрепленную в стене чашу.
   Эсме уже практически подошла к этому странному собранию, когда из центра толпы вдруг раздался тихий гитарный перебор. Все голоса стихли – словно невидимым пологом накрыли площадь.

И ночи без сна,
И небо без дна,
Глубокая синяя чаша.
И очи в слезах,
И слезы в глазах,
И жизнь беспокойная наша.


И мчаться вперед
Чрез омут и брод,
Жизни своей не жалея,
В ад или рай.
Вина через край
Плесни мне, трактирщик, скорее!


И лишь в тишине
Пройти по струне,
По тонкой струне этой жизни.
Жизнь – легкий вздох,
А страх – лишь порок,
Ведущий к торжественной тризне.

   Голос певца взмывал к небесам и застывал хрустальными колокольчиками. На миг толпа расступилась, и Эсме разглядела певца: крепкий, смуглый, в по-орочьи черных волосах видны ниточки седины. Казалось, он не смотрел на слушателей, взор его был устремлен куда-то вперед и вверх.

Так будем мечтать,
Так будем не спать,
Ведь надо прожить, не жалея!
Чтоб страх не застал,
Вина мне в бокал
Налей-ка, трактирщик, скорее!

   Незамысловатая песенка тронула какую-то струну в душе у Эсме: девушка стояла, не в силах сделать шага. За первой песней последовала вторая, за ней – третья.
   – Да уж, – вздохнул кто-то слева, – услышать такой голос – лучший подарок.
   Мир для Эсме пропал, растворившись в золотой пыли. Никто и не заметил, как одна из слушательниц знаменитого менестреля замерла с застывшим взглядом. Куда она смотрела? Что видела?
   Желтые песчинки вились вокруг, царапали кожу, и не было вокруг ничего, кроме этой золотой пустыни. Неба не было видно за поднявшейся в воздух пылью. Как она оказалась здесь? Почему? Эсме пораженно озиралась по сторонам.
   Кто-то назойливо задергал ее за рукав:
   – Тетенька, дай монетку.
   Девушка вздрогнула, огляделась и поняла, что вновь стоит на площади, возле фонтана. Слушатели уже расходились, музыкант, собрав нехитрый заработок, бережно подкручивал струны гитары, а в руку Эсме вцепился немытыми ладошками мальчишка-кентавр. Неловко переступая с копытца на копытце, он жалобно заглядывал в глаза Эсме и неловко хлюпал носом.
   Эсме совершенно не понимала, что же произошло. Нет, ну в самом деле, бред какой-то. Вроде только что стояла на площади. Потом вдруг пустыня. Потом – опять город. Было это или не было? Но ведь она же все видела! Не видения же начались, в самом деле.
   Девушка порылась в кошельке – хорошо, никто не срезал, пока не в себе была, – вытащила мелкую монетку (на мгновение на палец наделось тоненькое кольцо, а потом соскользнуло обратно в кошель) и бросила кентавренку. Тот поймал медянку на лету, подкинул ее на ладони и, весело крикнув:
   – Спасибо, теть! – умчался.
   Музыкант в последний раз провел ладонью по струнам, перебросил гитару на спину и направился вниз по улице, напоследок весело улыбнувшись Эсме. А девушка так и осталась стоять. Было это или не было?

   Черный кот, сидевший на подоконнике, флегматично вылизывал лапу. Приблудившись еще зимой и прожив у сестер Миисарт уже около полугода, несчастное животное так и не получило имени. Лерке было не до этого, Инге искренне предполагала, что кличка у животного есть, только она ее постоянно забывает, а Эсме считала, что достаточно того, что она каждый день этого самого кота кормит. В любом случае сам зверь, похоже, считал, что его именно так и зовут – Кот.
   Кот по кличке Кот в последний раз провел лапой за ухом и, чуть прищурившись, уставился на хлопочущую по хозяйству Лерке. Сегодня все было неправильно. Мало того что его покормила не та сестра, так она же еще и дома осталась. А Лерке дома – это кошмар. Весь хвост уже отдавила бедному кошаку.
   Девушка меж тем прибралась, покормила Рихара и Кота (порядок, конечно, был другим, но главное, не говорить об этом раненому) и, тихо вздохнув, присела на стул.
   Пожалуй, цветочница и сама не могла понять, зачем она осталась дома. В самом деле, не рассказывать же больному, кто там красивый, а кто не очень. Вот только что делать-то? Сидеть и томно вздыхать? Ой, хорошо все-таки, что лечение наконец начало давать результат – Рихар уже полусидит. Глядишь, завтра уйдет – и тогда все закончится. К сожалению.
   – О чем задумалась? – поинтересовался квартерон, поудобнее устраиваясь на кровати. Рана вроде начала заживать и болела чуть меньше.
   Девушка вздрогнула от неожиданности: она как-то совершенно не представляла, что же она должна говорить.
   Лерке нервно встала, зажмурилась и выпалила первое, что пришло в голову. Именно то, что с утра ляпнула Эсме:
   – Вы такой краси-и-ивый. – Ох, да что же она говорит-то? Вот дура!
   Но только реакция последовала совсем не такая, какую ожидала Лерке.
   – Правда? – мурлыкнул квартерон и потянулся, пытаясь встать. Лерке шарахнулась от него, как от прокаженного. Сам же парень, тихо зашипев от неожиданной боли в плече, откинулся на подушки.
   Разговор явно не задался.

   Джейт всю ночь мотался по материку. За прошедшие несколько лет здесь изменилось если не все, то очень и очень многое. Появились широкие ленты дорог – кажется, здесь нашли способ использования природного асфальта. Переулки, еще в прошлое посещение чертом Алронда тонувшие во мраке, расцветились огнями фонарей, многие лачуги были снесены, а на их месте появились приличные дома. Честно говоря, больше всего Джейту хотелось заглянуть в небольшой такой особнячок, проведать, как там хозяева живут, сообщить, что с сынком их все нормально. Но не будешь же в три часа ночи вываливаться из портала – еще не так поймут, каких-нибудь охранников натравят. Доказывай потом, что мимо проходил да решил поздороваться.
   Пришлось ждать до утра.
   Началось все с того, что примерно часов в десять, когда господин и госпожа Герад собрались завтракать, откуда-то сверху раздался дикий вопль. А потом из-под потолка рухнуло на пол невесть откуда взявшееся тело.
   Тело упало всего в нескольких дюймах от перепуганной Эрики, неуклюже село, помотало огненно-рыжей головой и мрачно поинтересовалось:
   – Ну и какой идиот додумался поднять потолки на первом этаже?
   – Джейт? – только и смогла выдохнуть потрясенная хозяйка.
   – Нет, – огрызнулся черт, вытряхивая из волос кусочки побелки. – Объемная галлюцинация. Злая и уставшая. Нет, ну это ж надо было планировку трансформировать! Кто вас учил менять уровень полов на втором этаже? Головы бы поотрывать архитекторам вместе с руками – чтобы больше ничего не нахимичили.
   Хозяин дома окинул нежданного гостя скучающим взглядом, воздел очи горе и, скользя взором по потолку, задумчиво протянул:
   – Поднимать надо было выше. Чтоб уже наверняка.
   – Добрый ты, Ирдес! – хихикнул черт, наконец соизволив перевести взгляд на хозяина. – И за что только ты меня так любишь?
   – Объяснить? – невинно заломил бровь его собеседник. – Каждый раз с твоим появлением у меня начинаются проблемы.
   Джейт только фыркнул:
   – Можно подумать, без меня их у тебя нет.
   Ирдес нервно дернул плечом:
   – Да вот как-то справляюсь.
   Эрика фыркнула, проглотив смешок, но этого хватило для того, чтобы черт оживился:
   – О, кстати, к слову о проблемах. У Рихара все в порядке, все нормально. Можете за него не беспокоиться, он по Гьерту гуляет. – И, бодро отсалютовав присутствующим, рыжий растворился в воздухе, даже не удосужившись поинтересоваться, как дела у его старых знакомых. А зачем, в самом деле? С выпученными глазами никто не бегает, головой об стенки не бьется, значит, ничего интересного здесь нет и не предвидится. А жаль.
   Ирдес окинул задумчивым взглядом комнату и резко встал:
   – Вернусь через час.
   – Ты куда? – удивленно поинтересовалась Эрика.
   – Хочу выяснить, где Рихар. И чем скорее, тем лучше.
   – Но Джейт же сказал, что с ним все в порядке? – Эрика искренне ничего не понимала.
   – Вот именно это меня и беспокоит.

   Рассказывать, что с ней произошло на площади, Эсме не собиралась. В самом деле, сообщишь сестрам – а потом лечить еще начнут. Инге, так та вообще травами закормит. А они горькие. Нет, рассказывать не надо.
   Занятая своими мыслями, девушка совершенно не обратила внимания на то, какая мертвая тишина царила в доме вечером: Инге так и не пришла, кот мрачно прятался в соседней комнате, Лерке хранила гробовое молчание, а больной… Ближе к вечеру Рихар осторожно сполз с кровати и, держась за стену, медленно обошел всю комнату. А на удивленный взгляд Эсме зло обронил:
   – Завтра уйду, не беспокойтесь.
   Эсме недовольно на него покосилась, но промолчала. А о чем тут еще говорить? Все равно на вопрос: «Что случилось?» – никто, скорее всего, не ответит.
   Вечером вновь появился Джейт. Где он был весь день, черт так и не ответил. Впрочем, его и спрашивать никто толком не стал: Эсме, вымотавшись за день (и почему никто не сказал, что торговать цветами так трудно?), давно спала, а Лерке, страдая оттого, что так и не решилась вновь заговорить с квартероном, и коря себя за то, что вообще сказала хоть слово, сидела у окна, глядя вдаль – и ей было совершенно все равно, кто, куда и зачем пришел. Чем был занят Рихар, осталось тайной.
   Черт крутанулся, мрачно буркнул:
   – Ну раз меня никто не ждет, пошел я подальше, – и вновь пропал.
   На рассвете Эсме ждал сюрприз. Проснувшись и собравшись готовить завтрак, она вдруг обнаружила, что вроде как раненый квартерон уже давно на ногах, одет и сейчас нетерпеливо меряет шагами комнату. Правда, получалось это у него не особо: пару раз Рихара повело в сторону. Он с трудом удержался в вертикальном положении, но подхватить при этом себя не дал, гордо выпрямился, обронил:
   – Я сам, – и отстранился.
   Эсме только губы поджала. Не доверяет?
   – И куда же вы собрались, господин хороший? – Девушка постаралась добавить в голос нотки иронии. Спрашивать, где он умудрился найти зашитые Лерке камзол и рубаху, она не стала. И так все понятно.
   – Домой, – огрызнулся квартерон, нервно оглядываясь по сторонам. – Найду вот только… Где мой кошелек?
   – Не брала, – отчеканила Эсме. Подумала и поспокойнее добавила: – На шкафу глянь, Лерке могла убрать.
   Пиковый туз медленно (быстро он двигаться не мог при всем своем желании – перед глазами все плыло и двигалось) добрался до шкафа, пробежал взглядом полки и, убедившись, что там ничего нет, распахнул один из ящичков.
   Не слыша за спиною никаких звуков, Эсме в первый миг решила, что что-то случилось, резко обернулась – Лерке же голову откусит, если этому больному вдруг станет плохо, – и удивленно уставилась на Рихара: тот стоял, крутя в руках старую плетеную куклу.
   – Откуда это у вас? – резко обронил парень, вскинув голову.
   Эсме знала, что Инге очень не любила, когда что-то, принадлежащее именно ей, тягают чужие люди. Вот только кукла была настолько стара, что попытайся вырвать ее из рук Рихара и засунуть обратно в шкафчик – и вполне может получиться так, что голова останется в руках у него, а туловище – у Эсме. И как потом объяснить старшей сестре, что случилось с ее вещью?
   – А что, – язвительно поинтересовалась Эсме, – понравилась? Сам хочешь поиграться?
   Вот только реакция пики на это оскорбление оказалась очень странной.
   – Не то слово, – серьезно кивнул он. – Детство вспомнил. Так откуда она?
   Эсме наконец приблизилась к нему, осторожно вытянула из рук куклу, медленно провела ладонью по кожаным ремешкам и пожала плечами, убирая игрушку обратно в шкаф:
   – Не знаю, она всегда у нас была.
   – А кто знает? – не успокаивался квартерон.
   И что он так прицепился к несчастной кукле?
   Честно говоря, этот разговор начал уже надоедать, а потому Эсме ляпнула первое, что пришло ей в голову:
   – У Инге спроси.
   – Обязательно, – кивнул Рихар и направился к выходу, многообещающе предупредив: – Я еще вернусь.
   И лишь когда за Рихаром закрылась дверь, девушка обнаружила, что кукла пропала.

   Лорд Горий и не предполагал, что найти нормального убийцу в этой провинции будет так трудно. Стоило только сказать, что лишить жизни придется всего-навсего хозяина «Школы фехтования мэтра Дорана», как у исполнителя сразу находились сотни отговорок. Кто-то собирался в ближайшее время покинуть материк, и у него бы просто не хватило времени на исполнение заказа. У кого-то умерла любимая теща, и нужно было срочно присутствовать на похоронах. Ну а кто-то считал, что он еще слишком молод, чтобы заниматься таким ответственным делом. О том, что еще необходимо было уничтожить одного полукровку – лорд Горий не прощал оскорблений, – не стоило и заговаривать. Смерть того, из-за кого сорвалось гадание, поможет, лишь если погибнет хозяин «Школы». Значит, всему свое время.
   Подходящий «человек» нашелся ближе к вечеру. Поговаривали, что он пришел из Дикой степи и в столице был всего третий день. Вот только деньги у него закончились еще два дня назад, а потому он с легкостью брался за любую работу. Даже за ту, от выполнения которой его очень отговаривали.
   Впрочем, когда порядочный тролль слушал советов каких-то там собутыльников? Тем более имена не назывались, а мало ли в Алронде школ фехтования?
   И вот, получив аванс за устранение одного чересчур наглого квартерона, тролль попросту пропал. Уже второй или третий день о нем не было никаких вестей. Нет, конечно, можно предположить, что наглец взял гонорар и попросту пропал, но не такой же он глупец, в самом деле? Или такой? В общем, господину послу не оставалось ничего иного, кроме как ждать. Ждать, очень надеясь на то, что все образуется. А если нет, то страшно представить, какой будет реакция императрицы, буде та узнает, как выполняется ее приказ.
   Впрочем, одним ожиданием господин посол не ограничивался. Как можно положиться на какого-то тролля, у них даже мозгов-то нет – одни мышцы. Поразмыслив некоторое время, лорд Горий занялся более масштабной подготовкой. Благо все необходимое для этого было.
   Господин посол взвесил на ладони небольшое, искусно выплетенное колечко, провел пальцами по тонкому ободку… Осталось только подобрать ключевое слово. Кольцо женское, а раз так, то сам квартерон им пользоваться не будет – отдаст кому-нибудь. А раз так, то ключевое слово должно быть «подарок». Наилучший вариант!
   Всего одно короткое слово – и квартерон окажется на расстоянии удара и не сможет сопротивляться.
   Соглядатаи сообщили, что обидчик господина посла отбывает в небольшой городок близ Тангера – собрание там у него какое-то или что-то в этом роде. А «вручить» перстенек слишком уж наглому квартерону было лишь делом техники.
   …И вот после стольких затраченных усилий и времени – нулевой результат. У господина Гория была истерика. Господин Горий не знал, что ему делать. Господину Горию хотелось с тихими завываниями биться головой о стену. Ну или повеситься, на худой конец. Кольцо – пропало. От наемника – никаких сведений. Приказ императрицы не то что не выполнен, даже не начинал выполняться.
   Пойти напиться с горя, что ли?

   Поиски пропавшего сына не дали никакого результата. По крайней мере, в Алронде его точно не было. Впрочем, особо переживать по этому поводу не пришлось: на следующее утро после появления Джейта (и откуда только его Великий дух принес?) Рихар таки обнаружился. Бледный, покачивающийся, как во время страшного шторма, но живой. И даже, как сказал, здоровый, только чуть выпивший. Ну эти сказки матери можно рассказывать, отец-то сразу все понял, ну да ладно.
   В любом случае долго торчать дома глава гильдии убийц не стал. Пообщавшись с родителями, он направился к младшей сестре – ему срочно надо было с ней поговорить.
   Хэлларен Герад – сестра даже после замужества не стала менять фамилию – уже года три как проживала отдельно от родителей. Конечно, на особняк ее супруг пока не заработал, но на небольшой домик в купеческом районе Алронда хватило. К тому моменту как Рихар наконец добрался из одного конца города в другой, вышеупомянутый супруг уже давно был на работе. Хэлле пока не определилась, работает она или нет, сидит дома или трудится на ниве криминала. Так что сегодня она была дома. Это, несомненно, было плюсом.
   Долго переливать из пустого в порожнее пиковый туз не собирался:
   – Хэлле, привет, я по делу.
   – Что, чаю даже не попьешь? – возмутилась сестра, поправляя на столе белоснежную скатерть.
   – В другой раз, – отрубил Рихар. Он вытащил из-за пазухи потрепанную куклу: – Узнаешь?
   Хэлле медленно опустилась на стул:
   – Где ты ее взял? Я ведь плела такую же перед Ночью Алого Платка…
   – …для Литы, – в тон ей продолжил брат.

   Кот по кличке Кот доедал уже вторую миску, когда в залу выглянула заспанная Лерке:
   – Ой, а где…
   – Ушел, – отрубила Эсме. Сейчас ей не хотелось разговаривать ни о чем. В самом деле, что теперь говорить Инге, когда та спросит, где кукла? А она спросит, можно не сомневаться. Не сегодня, так завтра. Не завтра, так послезавтра. И крайней конечно же окажется Эсме, потому как версия «Пришедший в себя пиковый туз позаимствовал детскую игрушку и скрылся вместе с ней» звучит несколько странно.
   – Как ушел? – потрясенно выдохнула Лерке. – Почему ушел – ему же еще лечиться надо?
   – А вот так: встал и ушел, – огрызнулась Эсме, с грохотом ставя на стол вытертую полотенцем тарелку.
   Лерке потерянно опустилась на стул. Встал и ушел. Как он вообще мог так поступить? Нет, понятно, что лично Лерке он ничего не должен, но мог хотя бы «до свидания» сказать.
   В сенях оглушительно хлопнула дверь. В комнату заглянула веселая Инге:
   – Привет, а я вернулась! Не ждали?
   Ответить сестры не успели: на этот раз из-за возникшей в комнате Яли. Вот только интересовал ее исключительно один вопрос:
   – А где Джейт?
   Девушки удивленно переглянулись. Об этом они даже как-то не задумывались. Появился, пропал – да мало ли где он? И вообще, странный он какой-то.
   Яли истолковала это молчание по-своему:
   – Ясно, не углядели. – И, недолго думая, растаяла в воздухе. Наверное, вслед за Джейтом.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [26] 27 28

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация