А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Пыль дорог" (страница 24)

   – А почему ты сразу не сказала, чтобы я лечил, а сама взялась?
   Похоже, на этот раз ему удалось смутить сестру.
   – Ну не подумала я, не подумала. Увидела, что ему плохо, пожалела.
   Рыжий насмешливо прищурился и пропел:
   – Так ты кто у нас: чертенок номер тринадцать? Кого должен любить черт? Тебя, меня, всех. Хочешь сахару? – От подзатыльника он успел увернуться с трудом.
   Лерке с каждой минутой все меньше и меньше понимала, что здесь происходит.
   Уходить просто так незваные гости не собирались. Трем хозяюшкам пришлось решать, где разместить Яли. С Джейтом все обошлось проще. Рыжий пожал плечами и сообщил, что спать он совершенно не хочет, так что сможет посидеть с раненым: стакан воды ему, там, поднести, пот с хладного лба вытереть, свечку в сложенные руки вложить.
   На этот раз влепить ему подзатыльник резко захотелось всем четырем присутствующим в комнате девушкам.
   …Получить арбалетный болт в спину – удовольствие ниже среднего, пусть даже этот самый болт оставил и не сквозное ранение. И хотя господин Рихар Герад мог похвастаться весьма внушительной коллекцией шрамов, получать раны он очень не любил. В самом деле, чего уж хорошего, валяться на кровати – это в лучшем случае – да изредка приходить в сознание, через несколько минут вновь скатываясь в ледяную пелену обморока. Судя по всему, сегодняшний болт был смазан каким-то дурманом. Иначе как объяснить, что в краткие мгновения возвращения в бытие перед взором господина Герада-младшего маячила до одури знакомая физиономия некоего Джейта – существа, оставившего о себе не самые хорошие воспоминания, пусть даже последняя и единственная встреча с ним произошла лет пять назад.
   Ближе к рассвету, когда первые робкие лучи солнца только начали проникать сквозь мутное стекло небольшого окошка, квартерон окончательно понял, что вроде как пришел в себя. И надо ж такому случиться, что первое, что он увидел, была та самая противная физиономия.
   Квартерон тяжело сглотнул и шепотом – каждое слово отзывалось острой болью во всем теле – поинтересовался:
   – Джейт, ты настоящий? – В конце концов, врага надо знать в лицо. Хотя бы для того, чтобы не считать его видением.
   Черт, сидевший, закинув ногу на ногу, в воздухе, безо всякого намека на стул, задумчиво почесал макушку:
   – Давай размышлять логически. Если исходить из классической теории, что существующая реальность есть галлюцинация, вызываемая недостатком алкоголя в крови, то твой вопрос звучит как минимум аморально. – То, что последнее слово сюда не подходит, Джейт точно знал, но решил строить свои разглагольствования, исходя из того, что Рихар обладать подобными знаниями никак не мог. – Ну вот подумай сам, как я могу быть ненастоящим, если…
   Раненый с тихим стоном закатил глаза.
   – Эй! – Джейт, тут же прервав вдохновенную речь, подскочил к постели. – Ты тут не вздумай мне помереть. Рано тебе еще, понял? И вообще, мне Эрика за тебя голову снимет! А папочка твой – он сволочь порядочная и этого не скрывает – еще и на могилке моей спляшет. Если, конечно, в снятии моей головы участвовать не будет. – Вот только, кажется, Рихару было глубоко наплевать на воззвания черта. И через несколько мгновений сонную тишину небольшого домика разорвал перепуганный вопль: – Яли, ему плохо!
   Привести раненого в сознание удалось легко и быстро. Джейт, конечно, получил оплеуху за то, что посмел тревожить несчастного, но на этом воспитательный процесс и закончился. В этот момент выяснилось, что сестрам Миисарт надо куда-то спешить: Инге вспомнила, что ей не хватает каких-то лекарств и купить их на рынке можно только сегодня, Лерке заспешила на работу – в цветочные ряды, а Эсме поспешно обронила, что она тоже надеется слегка подзаработать. В общем, через несколько минут в доме остались только гости.
   Джейт задумчиво почесал голову и прошелся по небольшой комнате, в которой разместили раненого Рихара:
   – Нет, это уму непостижимо – оставить нас одних. А вдруг мы тут воровать начнем?
   – Кто? Он, что ли? – Яли насмешливо кивнула в сторону молчаливо лежащего квартерона, уставившегося взглядом куда-то в стену. – Боюсь, сейчас господину пострадавшему не до этого.
   – Ага, и молчалив он что-то, – забеспокоился Джейт. Осторожно подойдя к кровати, он присел на корточки и замахал ладонью перед носом Рихара: – Эй, ты живой? Помирать не собираешься, как несколько минут назад?
   Ответ Рихара черт не расслышал – тот что-то тихо процедил сквозь зубы. На всякий случай рыжий решил переспросить:
   – Что ты сказал?
   На этот раз слова раненого услышала даже Яли:
   – Сгинь!
   – Живой! – удовлетворенно кивнул черт. – Весь в папочку. – Это было сказано уже, скорее, для заинтересованно прислушивающейся Яли. – Тот тоже – вежливый-вежливый. Пока не прирежет.
   Рихар комментировать эти высказывания не стал. Он лежал, следя задумчивым взглядом за мечущейся под самым потолком мухой, и молчал.
   Впрочем, долго его молчание не продлилось. Черт шуганул с лавки заснувшего было кота и плюхнулся на освободившееся место.
   – Ял, слушай, а чего это ты ему лоб щупаешь? Рихар, да скажи ты хоть ей что-нибудь! У нее руки холодные, а ты молчишь как партизан и вообще…
   – Сгинь! – На этот раз вопль прозвучал в два голоса.

   Инге неспешно шла по улице просыпающегося города. Рат[6] сегодня не заседал, а потому все спешили на главную площадь – основная торговля будет именно там, перед дверьми ратуши.
   Девушка неспешно прошлась перед только начавшими раскладываться торговцами: не можешь заплатить за место на первом этаже ратуши, стой перед ее дверями, надеясь, что прохожий кинет благосклонный взгляд на твой нехитрый товар. Впрочем, и здесь можно найти много чего интересного. Надо лишь смотреть повнимательней. В том числе и по сторонам, чтобы какой-нибудь воришка кошелек не срезал – тут-то работают профессионалы, не то что Эсме!
   Честно говоря, Инге не одобряла профиль деятельности сестры. Но в отличие от нее самой у Эсме не было никаких способностей к травничеству – она путала снадобья, могла ошибиться в лекарствах, до дрожи боялась паутины – а любой скажет, что это одно из лучших средств от ран. Жаль только, на вчерашнего раненого этой самой паутины не нашлось – несколько дней назад Эсме почистила все углы и лишь чудом не выкинула припасенные с прошлого лета травы. Пойти в цветочницы она тоже не могла: цех был очень маленьким, вообще удивительно, как в него Лерке приняли.
   На миг Инге показалось, что вдали мелькнули знакомые черные с прозеленью волосы, но толпа, затопившая всю улицу, буквально отволокла травницу в сторону, и она так и не разглядела, Эсме то была или нет.
   Некоторое время Инге пыталась идти против течения, а потом попросту махнула на это рукой – все равно ей сейчас надо к ратуше. На улочках ничего особенного найти не удалось, разве что купленные за полмедянки колосья, обрезанные у самого корня, – и какой глупец это сделал, так уж трудно было с корнем выдрать? Гоблин, отважившийся продать несколько колосков с поля – и вряд ли своего! – краснел (что на его зеленой коже выглядело как странные побурелости), бледнел (тут уже его морщинистое лицо приобретало оттенок молодого, только пробившегося из земли ростка) и заикался так, словно ограбил городскую казну и сейчас пытался ее сбыть. Травница отломила колоски, а солому бросила под ноги – все равно корней нет, так какой смысл ее хранить? – а остальное пригодится: порчу смыть, молоко корове вернуть. Да мало ли какое применение найдется.
   Как и положено в торговый день, двери ратуши были открыты настежь. Огромная, занимающая весь первый этаж зала была заполонена народом: были здесь и мрачные молчаливые бистивилахи, и веселые, порхающие под самым потолком пикси, и чуть меланхоличные фавны, и торгующиеся за каждый медяк орки, и расхваливающие свой немудреный товар глейстиги. Но Инге сейчас было не до этого.
   Девушка проталкивалась меж торговцев и покупателей, придерживая одной рукой висящий на поясе кошелек и зорко оглядываясь по сторонам. Ну где же, где же он?
   – Сударыня, а почему у вас шляпка неподобающего размера? Нарушаем закон об ограничении роскоши? – грозно пророкотал над ухом мужской голос.
   Травница вздрогнула, резко обернулась и строго поджала губы:
   – А вы, господин офицер, могли бы не заваливаться в мой дом поздно вечером. К тому же с моей сестрой. Вы бы еще всех ратманов во главе с обоими бургомистрами ко мне домой притащили – а то не весь город еще знает.
   Кареглазый эльф-полукровка в форменном мундире слушал ее возмущенную речь с едва заметной улыбкой и наконец не выдержал:
   – Инге, ну ты ж, на самом деле, не злишься?
   – Злюсь! – отрубила травница, начиная пробираться к выходу. Офицер покорно последовал за нею. Когда в его руки успела перекочевать корзинка Инге, осталось загадкой. – Вот объясни мне, Амир, обязательно было приходить в мой дом? А если бы сестры узнали?
   – Я ни в чем не виноват! – возмутился стражник. – Я вообще не знал, что это твои родственники.
   – Какие родственники… – начала было Инге, потом внезапно вспомнила, что с недавнего времени у нее еще и зять появился, и проглотила вопрос, так его и не задав. – Ну родственники. И что с того?
   – Да ничего, – пожал плечами эльф, осторожно огибая лоток, заваленный свежими овощами. – Это ведь ты завела этот разговор. А я действительно ничего не знал. Мне начальство поручило – вот и все.
   Травница затормозила перед самым выходом из ратуши:
   – Что поручило?
   Стражник осторожно подцепил девушку под локоток:
   – Давай поговорим об этом снаружи? А еще лучше, зайдем в какой-нибудь погребок, перекусим, и я тебе все расскажу.
   – А это не уронит чести мундира? – усмехнулась травница. – По трактирам всяким разгуливать, да еще и в женской компании? – Но увлечь себя в сторону от ратуши позволила.

   …Солнечные лучи, пробивающиеся сквозь высокие окна, неспешно рисовали светлые пятна на узорчатом паркете. Склонившемуся в глубоком поклоне лорду Горию показалось, что всмотрись он повнимательнее – и прочтет тайные письмена, и откроются все знания вселенной. Вот только длилось это откровение недолго – ровно несколько мгновений, предшествующих благосклонному:
   – Я готова выслушать вас, лорд.
   То, что аудиенция не задалась с самого начала, можно было понять уже после этих слов: находясь в более благодушном состоянии, императрица обычно называла приближенных по имени. Увы, но особой проницательностью царедворец не страдал. А потому, когда через несколько минут Ее Величество сообщила, зачем лорд Горий был вызван во дворец, горный эльф в первый момент решил, что ослышался:
   – Прошу простить меня, Ваше Величество?
   Увы и ах, но, после того как императрица соблаговолила повторить, ничего не изменилось. Указания ее остались прежними. И что теперь делать? Впрочем, понятно, что ехать на материк придется в любом случае.
   Лорд Горий попытался найти хоть какую-то лазейку:
   – Но как мне сделать это, Ваше Величество? Прошло уже более десяти веков.
   Сидевшая на троне с высокой спинкой девушка холодно ответила:
   – Мне все равно, как вы это сделаете, лорд.
   Удобно расположившаяся на подлокотнике белая крыса недовольно пискнула и вскинула на горного эльфа злой взгляд алых бусинок глаз. Еще один крысенок пробежал прямо возле ноги царедворца, цокотя крохотными коготками по паркету.
   Лорд Горий сглотнул комок, застрявший в горле, и хрипло вопросил:
   – И каков срок выполнения вашего приказа, Ваше Величество? – В его душе тлела смутная надежда, что ему разрешат заниматься выполнением этого приказа, скажем так, в свободное от основной работы время. А там можно и забыть, а вспомнить лет через пятьдесят. И вообще, веком больше, веком меньше – какая разница, в самом деле?
   Слова императрицы прозвенели смертным приговором:
   – Неделя.
   Лорд Горий ахнул, шарахнулся в сторону и… проснулся.
   Рывком усевшись на кровати, он с ненавистью покосился на огромные фарфоровые часы, стоящие на камине. Еще минут пятнадцать можно полежать, и пора идти во дворец. Будучи личным послом Ее Величества в Гьертской империи, лорд Горий был обязан присутствовать на церемонии утреннего туалета Его Величества Дегариса Констарен’эт Дораниела.
   Из отведенного господину послу срока прошло уже три дня.

   Под самым потолком горело несколько масляных ламп: трактирщик-кобольд, проживший больше полувека в Лардских горах, полагал, что дополнительное освещение только мешает. В остальном выбранная стражником таверна ничем не отличалась от множества других: полуподвальное помещение с настежь распахнутыми дверями, ряды бочек с кранами, снующие меж столиков разносчицы.
   Инге опустилась на лавку и, подперев щеку ладонью, вкрадчиво поинтересовалась:
   – Ну господин офицер? Вы мне расскажете, как оказались в моем доме?
   Парень только отмахнулся:
   – Ой, сударыня, вы не поверите, все случилось вполне банально. Когда начальник нашего отряда увидел, как бедная несчастная девушка, надрываясь, тащит муженька-пьянчугу, он не придумал ничего умнее, как приказать мне проводить ее домой.
   – Про мужа она сама сказала? – подозрительно осведомилась травница.
   Амир Дашен пожал плечами:
   – Ну не я же это придумал. Я только спросил, куда она его волочет, на что мне ответили, что незачем мешать бедной сиротке разбираться со своим супругом.
   – И потому тебя направили вместе с ней, как самого языкатого, – догадалась девушка.
   Стражник на миг задумался, стоит ли ему обижаться, решил, что ничего хорошего из этого не выйдет, и согласно кивнул:
   – Может быть. Зато теперь я знаю, где ты живешь.
   – Будешь приходить ночами, стенать в окошко и звенеть амуницией?
   – Какие ты умные слова знаешь! – неискренне восхитился парень.
   – А еще я умею читать, писать свое имя и вышивать крестиком. – По тону было совершенно непонятно, говорит она серьезно или смеется. Амир, на всякий случай, решил, что шутит, и вежливо улыбнулся в ответ. А травница все не успокаивалась: – А раз тебя отрядили довести ее до дома, почему не помог нести груз?
   – Я пытался! – оскорбленно всплеснул руками стражник. – Предлагал ей помощь, а она сказала, что справится сама. Как, кстати, твой зять? Пришел в себя после вчерашнего?
   Инге только мрачно хмыкнула:
   – Пришел, куда ж он денется?

   Сегодня Лерке освободилась очень рано. В отличие от многих других гильдий цветочницам завозили товар из села, девушки его продавали, а вырученную сумму отдавали в общую казну, чтобы в конце месяца получить жалованье. Не особо большое, но прожить можно, к тому же Инге с Эсме немного денег в семью тоже приносили. Конечно, не обходилось в цехе цветочниц и без злоупотреблений: некоторые торговки пытались завышать цены, а разницу оставлять себе, но таких быстро обнаруживали. Так что Лерке предпочитала не рисковать.
   Сдав деньги в казну, девушка отправилась домой. Каково же было ее удивление, когда, распахнув дверь в комнату, она увидела, что все нежданные гости сидят по разным углам (кроме квартерона – тот сидеть пока просто не мог), и все трое явно не желают друг с другом общаться.
   – Здрасте, – осторожно начала Лерке. – А что, собственно, происходит?
   – Они меня обижают, – противным голосом сообщил рыжий, указывая обеими руками и на сестру, и на раненого. – Дразнятся и говорят всякие гадости.
   Цветочница удивленно покосилась на квартерона: тот, с бледным одухотворенным лицом, меньше всего походил на существо, способное говорить гадости и дразниться.
   Похоже, именно ее молчание и задело Джейта больше всего.
   – Не веришь? – В голосе черта звучала неприкрытая обида. Цветочница сразу вспомнила, как накануне он вышагнул из стены, и поспешно сообщила:
   – Верю!
   Выяснить, что же именно не поделили таинственные пришельцы, ей так и не удалось. А там и Инге пришла. Причем – с совершенно пустой корзинкой.
   – А где продукты? – удивленно поинтересовалась цветочница, твердо помня, что сестра собиралась зайти на рынок.
   Травница ойкнула и смущенно опустила глаза:
   – Ой, я, кажется, забыла.
   – А ходила за чем? – не успокаивалась Лерке.
   Инге еще сильнее смутилась, судорожно заоглядывалась по сторонам, словно рассчитывала найти ответ. Увы, но на кровати он не обнаружился – там был только квартерон. В дальнем углу ответа тоже не оказалось. Рыжий и его сестрица на продукты, опять же, как-то не тянули. Надо было срочно найти ответ. Увы, но она так и не смогла подыскать достойного объяснения. И если раненый лежал молча, а Джейт с Яли вдруг решительно занялись своими собственными разборками, то Лерке печальным молчанием сестры не удовлетворилась.

   Закончены утренние церемонии, и господин посол может с чистой совестью идти отдыхать – благо сегодня император не проводит никаких балов и приемов. Отдых отдыхом, но вот в голове бьется тревожная мысль: «Что делать?»
   В первый день по прибытии в Гьерт лорд Горий мучился от мысли, что у него ничего не выйдет: в самом деле, это же просто невозможно – найти кого-то спустя столько времени. Поручили бы сразу – можно было бы аурочтеца привлечь к работе.
   Какая-то мысль надоедливой мухой вилась в голове. Лорд сотни раз пытался поймать ее, но раз за разом чего-то не хватало. И вдруг его осенила идея.
   В самом деле, хорошего аурочтеца сейчас не найдешь, да и смысла нет – столько времени прошло. А вот провести поиск по крови – вполне реально. Надо лишь узнать, есть ли в этой забытой духом Дагарнии хоть один стоящий маг.
   Нужный колдун нашелся к исходу второго дня. Мальчишка-фавн сам еще не до конца уверовал в собственные способности и не мог точно сказать, кого или что увидит заказчик. Вроде должен узреть потомка того, чью вещь принес, а там Кархарон его знает! Вон одному темному эльфу гадание показало его дочку, а она, оказывается, рядом с папашей в тот момент стояла, так бедному гадателю чуть голову не снесли – все они, темные, такие! И вообще может показать первого встречного. А повторно гадать нельзя, на одно существо – одно гадание в жизни.
   Лорд Горий был согласен и на это. Пусть шанс увидеть того, кто тебе нужен, минимален, неважно. А вдруг появится хоть какая-то подсказка? Ведь иначе… Что будет иначе, лорд Горий предпочитал не думать. Императрица не любит, когда ее желания не исполняются.
   Честно говоря, господин посол был уверен, что поиск по крови предполагает чудовищный ритуал с рисованием пентаграммы и вызовом демона. Каково же было его удивление, когда мальчишка-фавн всего-навсего подержал в руке принесенный Горием платок, налил из кувшина воду в блюдечко, подул на образовавшееся прозрачное зеркало и, не глядя, выплеснул содержимое блюдца на валявшийся рядом листок бумаги. Затем гадатель подержал листок над огоньком пламени и протянул этот обрывок заказчику:
   – Выйдя на улицу, прочитайте вслух слова, написанные сверху, и переверните листок. Там будет портрет того, кто вам нужен. Надеюсь.
   И вот господин посол вышел из скромного домика на окраине столицы, осторожно прочитал слова заклятия – и в тот же миг на него налетел, чудом не сбив с ног, какой-то темный эльф-полукровка.
   Лорд Горий дернулся в сторону, чуть не выронив драгоценный листок, а полукровка, словно ничего и не заметив, побежал дальше.
   – Осторожно! – рявкнул ему вслед лорд Горий.
   Полукровка на миг остановился, оглянулся и, окинув горного эльфа презрительным взглядом неестественно ярких голубых глаз, зло прошипел:
   – Сам смотри, куда идешь! – И скрылся в переулке.
   Господин посол несколько долгих минут стоял, хватая ртом воздух: его, личного посла Ее Величества в Гьерте, посмел оскорбить какой-то мерзавец. Лорд тихо ругнулся и, вспомнив наконец, зачем он сюда приходил, осторожно перевернул листок бумаги.
   Горестный вопль разнесся над засыпающей улицей.
   Шаловливый ветерок попытался выдернуть листок из рук посла, ничего не добился и лишь на миг подвернул бумагу, словно надеясь разглядеть портрет, проявленный магией поиска по крови.
   На лорда Гория смотрел, коварно усмехаясь своим мыслям, тот самый голубоглазый полукровка.

   У Рихара болело все. Даже те части тела, о существовании которых он до недавнего времени просто не подозревал. Началось все с того, что, не выдержав долгого обсуждения, почему-таки не были куплены продукты, парень попытался встать и тут же рухнул, хватая ртом воздух. Перед глазами все плыло, малейшее движение отзывалось острой болью в плече, а надоедливые голоса, жужжавшие до этого на безопасном расстоянии, приблизились и зашумели над самым ухом.
   Рихар на миг зажмурился, надеясь, что все пройдет.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [24] 25 26 27 28

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация