А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Пыль дорог" (страница 10)

   История четвертая
   Заказ для бубнового туза

   Над Алрондом третий день шел дождь. Город окрасился в серые тона. Еще пара часов – и Даяра точно выйдет из берегов. Впрочем, до домов, расположенных на высоком берегу, воды не достанут, а раз так, можно особо не беспокоиться.
   Жизнь – странная штука. Всего несколько лет назад ты был бубновым королем и всего лишь мечтал отомстить тому, кто виновен в смерти твоего отца. И какая разница, что виновный – твой отчим, а заодно и глава гильдии воров, бубновый туз?
   Все меняется в один миг, когда пропадает привезенная с островов диадема, а в совершении кражи обвиняют девчонку, не поднявшуюся даже до картинок. Да и сам бубновый туз как-то уж очень хочет получить голову этой воровки на блюдечке с голубой каемочкой. Остается задуматься, не слишком ли много шишек на какую-то оборванку? А потом и вовсе может выясниться, что в краже виноват совсем не тот, кого так усердно пытались сделать крайним.
   Ну а стать главой Бубновой гильдии получилось совсем случайно. А после этого пригласить Эрику на свидание вышло уже само собой.
   Эльф, замерший у окна, в последний раз окинул взглядом мрачный пейзаж, мотнул головой, отгоняя воспоминания, провел ладонью по стеклу, изукрашенному дорожками бегущей воды, и лишь тогда соизволил обернуться к позднему гостю:
   – Я вас слушаю.
   Его собеседник, немолодой тролль, уже успел вольготно расположиться в гостевом кресле и сейчас задумчиво подкидывал на ладони небольшой, гладко отполированный алый камушек. Услышав вопрос, он вздрогнул и перевел взгляд на хозяина:
   – Да-да, прошу прощения, задумался.
   Эльф позволил себе легкую улыбку:
   – Я вас слушаю. Зачем вы пришли?
   – Ах, дон Герад, – рассмеялся в ответ нежданный гость, – вы не поверите, но я пришел поведать вам… сказку!
   Бубновый туз удивленно заломил бровь, но не проронил ни слова.
   – Сказка эта проста, – продолжал тролль, – но в то же время очень интересна. Позвольте, я начну? – И, не дожидаясь ответа, гость заговорил: – В одной далекой империи однажды жил вор. И так сложилось, что дали этому вору заказ. Вор долго думал, стоит ли ему принимать столь неожиданное предложение, но в конце концов согласился…

   – Тишт, ты сумасшедший, – вздохнул эльф.
   Фавн, сидевший на косо сколоченной табуретке, только хмыкнул в ответ:
   – Это ведь просьба, не больше. В крайнем случае, можешь воспринять это как заказ. Только и надо, что выкрасть небольшую книжку. Хозяин одинок, проживает на окраине города. Я не спорю, что эта книга – большая редкость, но представляет собой только историческую ценность, а ты ведь знаешь, что я увлекаюсь подобными вещами. Продать мне этот чертов фолиант господин Румиел отказывается, знакомых в городской страже у него нет, так что обращаться туда из-за одной книги он не станет. Ирдес, ну что тебе стоит? Я заплачу!
   – Иди ты со своими деньгами, – только и фыркнул бубновый туз.

   Посетитель между тем, как бы не замечая, что пальцы его собеседника словно нехотя прикоснулись к рукояти метательного кинжала, лежавшего на столе поперек бумаг, продолжал свою историю:
   – Вор согласился, проник в дом, где его ожидал заказ, и даже взял в руки необходимый ему предмет, когда в комнату заглянул хозяин вещи…

   Попросив выкрасть книгу, Тишт Доран забыл упомянуть одну маленькую, просто крошечную деталь – Кристиас Румиел был стар. Нет, не так, Кристиас Румиел был очень стар. Настолько стар, что вполне мог помнить первые годы правления даже не отца, а деда, а то и прадеда нынешнего императора.
   Все эти годы судьба бережно хранила пожилого господина Румиела, но в этот вечер она, видно, решила, что достаточно последила за жизнью архивариуса Императорской библиотеки…
   Он умер мгновенно. Умер, едва увидев темный силуэт, замерший с книгой в руках. Разрыв сердца, не более того. Но как это объяснить на Совете гильдий? Куда деть свежий труп, обнаружившийся у тебя на руках? Особенно если учесть, что со дня гибели дона Кевирта не прошло еще и трех лет.
   Разве кто-то поверит, что ты невиновен?

   – …Неизвестно, или сердце хозяина книги не выдержало, или вор попросту прирезал его, но факт остается фактом…

   Шарик из горного хрусталя практически жег ладонь:
   – Тишт, я тебя убью! Какого черта? Этот…
   – Подожги дом, – хладнокровно посоветовал фавн.
   – Издеваешься? Для меня будет лучше, если труп окажется цел – будет понятно, что он умер от сердечного приступа!
   – Нет трупа – нет проблемы. К тому же ты забываешь о заказе. Книга очень ценная, и наследники могут заинтересоваться ее пропажей.
   – И это говорит глава Пиковой гильдии?! Когда я был… Никогда так грязно не работал…

   – …Через несколько минут дом незадачливого хозяина столь нужной заказчику вещи вспыхнул подобно факелу. Ну а заказанный предмет был доставлен адресату.
   Пальцы, сжимавшие рукоять метательного кинжала, побелели от напряжения. Бубновый туз медленно разжал руку и улыбнулся:
   – Весьма занимательная история, вот только я не вижу, к чему вы мне ее рассказали. Даже если эта… сказка имеет какое-то отношение к моей гильдии…
   – Она относится не к гильдии, – перебил его собеседник, – а к вам.
   – Забавно, – хмыкнул бубновый туз. – И у вас есть доказательства?
   Ответить тролль не успел: хлопнула дверь, и обиженный детский голосок протянул:
   – Па-а-апа, а Рихар дра-а-азнится!
   Гость изумленно оглянулся на вход и расплылся в фальшивой улыбке:
   – Какой милый ребенок, ну прям ангелочек!
   Черноволосый «ангелочек» лет трех-четырех от роду смерил незнакомца мрачным взглядом и угрожающе хлюпнул носом.
   – Так где ваши доказательства, господин…
   – Румиел, – любезно подсказал тролль, кидая мимолетный взгляд на главу Бубновой гильдии. – Я сын погибшего три года назад архивариуса Императорской библиотеки.
   Господина Румиела подергали за рукав, а когда тролль опустил глаза, то увидел, что рядом с ним стоит, задумчиво ковыряя ножкой пол и ласково улыбаясь, тот самый «ангелочек».
   – А тебя как зовут? – поинтересовалось дитя.
   – Дэмитриас, – выдавил улыбку тролль.
   – А меня – Хэлле!
   – Очень приятно, – улыбнулся тролль и вновь обратил взор на бубнового туза, ожидая реакции. – Так на чем мы остановились?
   – Доказательства? – заломил бровь эльф.
   – О, их много, не сомневайтесь, – фыркнул тролль. – И если представители криминального расклада узнают, что бубновый туз нарушает Кодекс чести гильдий…
   – И позвольте узнать, где было нарушение? Насколько мне известно, было установлено, что у погибшего просто прихватило сердце.
   – Пусть так. Но разве ваше присутствие, вернее, присутствие того вора на месте смерти не бросает на него тень? Ведь в смерти виноват все-таки он?
   – Вы мне угрожаете?
   Ответить господин Румиел не успел: его опять подергали за рукав и вопросили:
   – А тебя как зовут?
   – Дэмитриас, – уже с некоторым раздражением выдохнул тролль.
   – А меня – Хэлле!
   – Очень приятно. – Особой радости по поводу повторного знакомства с девочкой в голосе тролля не прозвучало. – Нет, дон Герад, я вам не угрожаю. Я констатирую факт.
   Девочка ойкнула и сунула палец в рот.
   – И как я понимаю, вы что-то хотите от меня. За неразглашение?
   Кривая усмешка:
   – Приятно поговорить с умным человеком. Я хочу сделать заказ вашей гильдии.
   – А общий порядок вас не устраивает? – усмехнулся бубновый туз.
   – Украсть это вы бы отказались.
   – И что вам нужно?
   Тролля вновь подергали за рукав:
   – А тебя как…
   – Дэмитриас! – рявкнул он в полный голос, заставив девочку испуганно отшатнуться.
   – Не кричите на ребенка!
   – Извините, – тихо процедил Румиел. – Нервы. Мне нужны гильдейские знаки всей криминальной раскладки Алронда.
   На некоторое время в комнате повисла тишина.
   – Вы получите ответ завтра, – ответил эльф. – В это же время. – А потом крикнул: – Тис, проводи гостя к выходу.
   Один вид горгульи, появившейся на пороге, отбивал всякое желание спорить.
   В коридоре господин Румиел огляделся по сторонам и направился вслед за горгульей. Но уже через пару шагов арбалетный болт, вылетевший из-за портьеры, пришпилил к стене полу плаща тролля. Пытаясь освободиться, он дернулся в одну сторону, потом, под насмешливым взглядом остановившейся горгульи, в другую. Болт выдергиваться отказался. Клок плаща так и остался прибитым к стене.
   Тролль рванулся в сторону портьеры, но был остановлен сильной рукой горгульи:
   – Велено проводить к выходу.
   Другими словами, господина Румиела попросту вытолкали взашей. Неизвестного арбалетчика он так и не увидел.

   Бубновый туз недовольно побарабанил пальцами по столу, а затем обогнул стол и подошел к уже успокоившейся после внезапного крика гостя девочке. Присел перед ней на корточки:
   – Хэлле, солнышко, а покажи папе, что ты взяла у дяди?
   – Не-а! – радужно улыбнулось дитя.
   – Хэлле, будь хорошей девочкой и покажи…
   – Не-а!
   – Хэлле!
   – Не-а!
   – А я дам конфету! – решил воспользоваться недозволенными методами бубновый туз.
   Дочка глянула на него исподлобья:
   – Честно?
   – Честно.
   Вздохнув, девочка разжала кулачок: на ее ладошке сверкало, переливаясь всеми цветами радуги, небольшое колечко из неизвестного камня. Дон Герад осторожно взял перстень, покрутил его и, встав на ноги, бросил в кошелек на поясе: потом разберемся.
   – И запомни, – тихо начал дон Герад, не отрывая внимательного взгляда от дочери, – заточенную монету нужно держать не в кулаке, а между указательным и средним пальцем, иначе порежешься, поняла?
   Девочка, не вынимая пальца изо рта, зачарованно кивнула.
   – Или уже?
   Хэлле, печально хлюпнув носом, показала палец. Из тонкого разреза, красовавшегося подле сустава, сочилась кровь.
   – Великий дух, – вздохнул отец и, не глядя, вытащил из все того же кошелька флакончик с лечебным заклятием. Хэлле смотрела на него, как на волшебника: положил одно, а вытащил совсем другое.
   – Кстати, а кто затачивал монету? – поинтересовался эльф, щелчком пальцев выбивая пробку из пузырька. Тонкий дымок рванулся к порезу, обвился вокруг пальца подобно странному кольцу.
   – Дядя Тишт!
   – Чудненько, – хмыкнул Ирдес, направляясь к выходу, но был остановлен грозным:
   – А конфета?
   Пришлось возвращаться и долго копаться в ящиках стола. А когда ничего не было найдено, Ирдесу оставалось только вздохнуть:
   – Пойдем у мамы попросим.
   Мгновенно забывшая о порезе девочка радостно всунула маленькую ладошку ему в руку.
   Выйдя, эльф бросил взгляд в оба конца коридора, увидел арбалетный болт, торчащий из стены. Легко выдернув стрелу, бубновый туз провел кончиками пальцев по порванной тряпице и рявкнул:
   – Рихар!
   Из-за портьеры выглянул черноволосый мальчишка-квартерон, лет четырех на вид, с трудом удерживающий в обеих руках чересчур тяжелый для его возраста самострел.
   – Что? – откликнулся он, не отрывая напряженного взгляда от отца.
   – Я тебе говорил, чтобы ты не тренировался в доме с арбалетом?
   – Говорил, – тоскливо вздохнул Рихар.
   – Молодец, что не послушался, – хмыкнул эльф.
   За то время, пока Ирдес спускался на первый этаж, он успел обдумать многое. Эрике в ее положении нельзя волноваться.
   А значит – сохраняем на лице спокойную улыбку. О чем был разговор? Да так, ничего особенного, простой заказ. Поручить можно даже шестерке.
   Все это он и поведал за обедом жене. А та почему-то не поверила, лишь мрачно поинтересовалась:
   – Перстень ты так и не поменял?
   Эльф удивленно покосился на нее:
   – Мы же вроде договорились, что поговорим об этом как-нибудь потом?
   – Ну вот потом и наступило, – пожала плечами она.
   – Эрика, может, хватит? – поморщился Ирдес. – Какая разница, какой у меня гильдейский знак? Что с того, что перстень носили до меня?
   – Я хочу, чтобы ты его поменял! – отчеканила женщина.
   Вышколенные слуги расставляли тарелки на столе. Хэлле потянулась было за каким-то фруктом, а потом замерла, плюхнулась на свой стульчик и радостно наябедничала:
   – Мама, а Рихар дразнился!
   – Она первая начала! – не остался в долгу остроухий мальчишка. – Язык мне показывала!
   Эрика улыбнулась:
   – Ну и как? Рассмотрел?
   Рихар замер, удивленно уставившись на мать:
   – Что рассмотрел?
   – Язык, – совершенно серьезно поведала женщина.
   – Не-э-эт… Хэлле, покажи!
   – Не буду!
   – Хэл!
   Разговор плавно перетек на требования показать язык и не возмущаться, а Эрика наконец повернулась к мужу:
   – Так что ты говорил о заказе?
   Эльф удивленно заломил бровь:
   – А что о нем говорить? Простой, ничего не стоящий. Все, что нужно, – украсть пару колечек. – О том, что он безмерно счастлив, что разговор не вернулся к гильдейским знакам, Ирдес говорить не стал.
   – У кого? – резко поинтересовалась жена. К заказам на кольца у нее были какие-то предубеждения.
   – Какая разница, – хмыкнул Ирдес, вставая. Покосившись на ливень за окном, он вздохнул: – Постараюсь побыстрее вернуться.
   Дворецкий полуэльф услужливо распахнул дверь. Ирдес смерил мрачным взором льющуюся с небес воду: интересно, кому из богов так не угодил Алронд, – и, уже выйдя из дома, внезапно вернулся, приобнял жену за округлившуюся талию и тихо шепнул:
   – Я честно-честно постараюсь вернуться как можно скорее.
   Ее тревожного взгляда он постарался не заметить.
   Плащ, сшитый из гномьей непромокаемой ткани, промок мгновенно, едва Ирдес ступил под дождь. Эльфу ничего не оставалось, как надвинуть пониже капюшон и ускорить шаг. Единственное, что радовало: господин Румиел промок еще сильнее – у него плаща не было вообще.
   От практически бесполезной тряпки бубновый туз избавился на ступенях Императорской библиотеки: попросту бросил плащ поперек спины каменного льва и, оставляя за собой мокрые следы, направился в глубь зала, старательно не обращая внимания на хлюпающую в сапогах воду.
   Искать библиотекаря пришлось недолго. Тишт заполнял какой-то формуляр, неторопливо беседуя с хрупкой голубоглазой пикси. Та, взбивая рукою пышную прическу, порхала вокруг ярко горящей, несмотря на дневное время, свечи, подсушивая крылья.
   – Господин Доран! – вежливо окликнул бубновый туз.
   Библиотекарь вздрогнул, поставив на бумагу неаккуратную кляксу, и поспешно посыпал пятно пыльцой фей из небольшой шкатулки, стоявшей неподалеку. Не дожидаясь, пока клякса исчезнет, фавн перевел взгляд на нового посетителя:
   – О, господин Герад! Рад вас видеть! Вы по делу или так?
   – По делу, – иронически хмыкнул эльф, проводя ладонью по мокрым волосам.
   Нет, этим гномам давно пора придумать что-то новое. Например, промокаемый плащ – глядишь, в нем можно будет в дождь на улицу выйти.
   Тишт Доран между тем огляделся по сторонам, выискивая свободного библиотекаря (искать особо не пришлось, поскольку желающих в столь мерзкую погоду покинуть дом и заглянуть за книгой было не так уж много), и, увидев, подозвал рукой:
   – Такарел, обслужи посетительницу – я сейчас. – И, вежливо раскланявшись с замершей в воздухе пикси, направился вместе с бубновым тузом к неприметной дверце в дальнем углу.

   Окна в небольшой, скромно обставленной комнате были открыты настежь, и вода залила весь подоконник. Несколько редких, не имеющих копий фолиантов, валявшихся на полу, безнадежно погибли: капли дождя попали на страницы, и по бумаге, стерев красочные миниатюры, расплылись пятна.
   Фавн, увидев такой беспорядок, тихо ругнулся, но спасать раритеты почему-то не поспешил. Замерев у входа, он мрачно сообщил:
   – Напоить тебя нечем. Я не ждал гостей.
   – Позволишь мне умереть от простуды? – скептически поинтересовался Ирдес.
   – Ты же не пьешь гномий самогон, – противным голосом пояснил фавн. – Особенно по утрам.
   Бубновый туз вздохнул и, обогнув стоящего в дверях Тишта, устало опустился в скрипучее кресло:
   – Во-первых, сейчас не утро. А во-вторых, я в таком настроении, что напьюсь даже крови дракона.
   – Хорошо, что ни один из них тебя не услышал, – хихикнул пиковый туз. – Так зачем ты пришел? Что случилось? Только не говори, что надо оформить заказ. Не поверишь – с работой завал полный. Такое чувство, что одна половина города решила вырезать другую! А у меня, после недавно закончившейся борьбы Его Величества с криминалом, просто работников не хватает.
   – Не заметно, что ты тоскуешь по этому поводу, – фыркнул глава Бубновой гильдии, которого передернуло от одного слова «заказ».
   – А что мне грустить? Одна десятая с каждого выполненного убийства – моя. Кстати, у вас такие же расценки?
   – Одна восьмая, – буркнул бубновый туз. Его мысли были далеко.
   – В воры, что ли, переквалифицироваться? Ирдес, я тебя не узнаю. Что происходит? Только не говори, что на тебя так отвратительно действует дождь, – не поверю.
   Эльф запустил руку в мокрые волосы и тихо обронил:
   – Заказ у меня есть, и хороший.
   – Так в чем проблема?
   – Все в том же.
   …Фавн молча выслушал его и тихо спросил:
   – Думаешь, он хочет твоими руками убрать всю криминальную раскладку Алронда?
   – Туз без гильдейского знака – уже не туз? – хмыкнул Ирдес. – Все может быть, но я хотел бы, чтобы ты посмотрел по книгам – может, есть какие-нибудь сведения.
   – О чем?
   – Черт его знает. Астрологи говорят, скоро лунное затмение, возможно, с этим как-нибудь связано? Вон в прошлое затмение в Семиглавом соборе демон вырвался. Еле обратно загнали.
   Тишт удивленно покосился на него:
   – Демон? Разве они существуют? Мне казалось, это сказки для привлечения верующих.
   – Знаешь, – хмыкнул эльф, – после всего со мной произошедшего я поверю даже в существование ангелов.

   В роду Айдона О’Кадогана, несомненно, были боггарты. Маленький, косматый, с торчащими из-под верхней губы желтыми зубами, капитан городской стражи наводил страх на всех подчиненных. В те дни, когда у господина О’Кадогана было плохое настроение, ни один человек не мог зайти к нему в кабинет: по комнате сами собой порхали, угрожая врезаться в голову незадачливого посетителя, книги, прессы для бумаг, чернильницы…
   Фабиар Кроссарт попал к начальству именно в такой день. Юноша осторожно приоткрыл дверь и заглянул:
   – Можно войти?
   – Заходи, – милостиво махнул лапкой капитан, отмахиваясь от особо настырного писчего прибора: тяжелая плита из орлеца[4], в которую ловкие мастера-гномы вплавили бронзовую чернильницу, просвистела над ухом у начальства и помчалась в сторону замершего в дверях Фабиара. Парень чудом успел увернуться, а вот пикси-секретарю, с любопытством прислушивающемуся к разговору, не повезло – плита буквально снесла его.
   Как и всякий боггарт, капитан городской стражи был телекинетиком. Причем полеты предметов совершенно не зависели от желания самого О’Кадогана.
   Злые языки поговаривали, что пару лет назад капитан совершенно случайно уронил на голову первому министру Маркиану Доннистелу то ли книгу, то ли еще что. От увольнения боггарта спасла лишь его незаменимость: других желающих следить за порядком в столице почему-то не нашлось.
   Несколько шагов – и замереть перед О’Кадоганом, преданно поедая его глазами: с Фабиара не убудет, а начальство пусть порадуется.
   Меж тем капитан стражи задумчиво оглядывал зашедшего к нему. Как и все тренти, Кроссарт походил на лесного эльфа: те же черные с прозеленью волосы, чуть смугловатая кожа. Лишь браслет из сушеных поганок на запястье намекал, что юный стражник не имеет никакого отношения к этим выходцам из Островной империи: те предпочитают цветы да травы, отрицательно относясь к грибам.
   – Ты занимался пожаром на Роховой улице? – наконец соизволил заговорить начальник.
   Фабиар удивленно покосился на стоящий стеной ливень за окном и осторожно поинтересовался:
   – Каким пожаром?
   Боггарт, причмокнув, страдальчески закатил глаза:
   – Когда архивариус, как его – Румиел, погиб.
   – Ну я, – удивленно протянул юноша, нервно крутя браслет на запястье. Он решительно не понимал, с чем связан вызов к капитану: ничего особенного при проверке не выявлено – у господина Румиела прихватило сердце, падая, он сбил рукою со стола масляную лампу, от этого загорелся дом. Все чисто и спокойно. Дело закрыто. Да и было это то ли три, то ли четыре года назад. Еще до смерти Его Величества Лазандера Антаризир’эт Дораниела.
   О’Кадоган злобно фыркнул в ответ на такое, казалось бы, простое заявление, и Фабиару вновь пришлось вспоминать навыки, полученные при полевой подготовке, – на этот раз пришлось уворачиваться от прицельно летящей в голову вазы (вот и думай после этого, что телекинез у боггартов непроизволен). Только что пришедший в чувство пикси-секретарь, истошно взвизгнув, метнулся в сторону, но скрыться не успел. Фабиару оставалось только пожалеть его.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация