А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "А обещали сказку…" (страница 1)

   Ольга Мяхар
   А обещали сказку…

   Всем, кто помогал мне фантазировать и сочинять новые повороты сюжета, посвящается.
Автор

   Пролог

   Сижу, сжимаю в руках простое золотое колечко и удивленно смотрю на высокую надменную женщину, стоящую передо мной.
   – Фея? – с вызовом.
   – Фея, – твердо.
   – Исполняешь? – напряженно и немного нервно. Счастье зашкаливает, разум в отрубе.
   – Да.
   – Тогда хочу…
   – Погоди. В ответ на предложения читателей.
   Понятливо замолкаю: чудес на свете не бывает, и сейчас мне об этом нагло объявят.
   – Сначала верни кольцо, потом исполню одно желание. Поняла?
   – Фигу!
   – Что-о?! – Взгляд феи прожигал насквозь, я вцепилась в колечко грязными пальцами, наотрез отказываясь выпускать его из рук. Ага, щас, так я и поверила! Не отдам.
   – Сначала желание.
   – Да как ты…
   Я сунула кольцо в рот и нагло улыбнулась. У феи не было слов. Зато сколько эмоций на лице.
   – Ефли пофволю – доставать будеф, сама внаеф откуда.
   Лицо тети посерело, она допетрила.
   – Говори желание, грязь под моими ногтями!
   Я вопросительно посмотрела на ее ногти.
   – Такие гвяфзные? – участливо и с оттенком жалости.
   Обоюдное рассматривание маникюра. Серое лицо пошло багровыми пятнами. Красиво.
   – НЕТ!
   Молчу.
   – Так, или ты скажешь свое желание и выплюнешь мне мое кольцо, или…
   – Ой.
   – Ну что еще?
   – Я, кажется, его…
   Шок – и снова сереющее лицо. Широко раскрытые глаза смотрели на мир и грязную меня, сидящую в подворотне.
   – Проглотила? – Надсадный писк поразил до глубины души.
   – Не-не, – успокоила я истеричку, – оно за щеку завалилось. Нашла, не боись.
   Моя широкая щербатая улыбка – и шумное дыхание взбешенной женщины в ответ.
   – Говори немедленно, чего хочешь!
   Я с трудом встала, потирая синяк на коленке, и почесала ногтями спутанные волосы на макушке. Чего хочу? Многого. Но говорить надо кратко. А то ведь последний шанс провороню.
   – Хочу красоты и счастья.
   – Это два желания.
   Я перекатила кольцо во рту, звякнув им по остаткам эмали. Фея скрипнула зубами.
   – Против правил не пойду. Перефразируй.
   – Лана, тогда сделай меня главным героем в сказке со счастливым концом. Сойдет?
   – Плюй.
   – Сначала…
   – Выплюнь, тогда исполню. Без кольца – не колдую. Да не бойся, я уже дала слово.
   Я тяжело вздохнула, но кольцо выплюнула. Ладно, фиг с ней, попытаюсь поверить еще раз.
   Кольцо крайне брезгливо соскребли платочком с моей ладони, зажимая нос второй рукой. Ну да, я сейчас в бегах от одной местной банды, вот и прошлась по канализации. Так ведь уже почти все выветрилось.
   – Уверена? – прогундосила фея, пытаясь надеть кольцо на трясущийся палец.
   – Да.
   – Ну смотри…
   А дальше память обрывалась.

   Глава 1

   – Вирх, вставай! Вставай, кому говорю! На экзамен опоздаешь – лично придушу.
   По мне кто-то прыгал. Но было так тепло и уютно в кои-то веки, что я просто отмахнулась и забралась поглубже под одеяло. Рядом пискнули, закопошились, и в ухо вонзилось что-то острое.
   Мой крик смешался с чужим воплем, и я вылетела из кровати, грохнувшись на пол и на ощупь отползая в угол. При этом на груди дергалось что-то мелкое, мягкое и сопротивляющееся.
   – Кто здесь? – Голос был каким-то чужим, будто и не мой вовсе. И когда только успела так охрипнуть?
   – Я.
   – Кто – я?
   – Ты идиотом-то не прикидывайся. Ты – это ты.
   Недоверчиво опускаю голову и смотрю в огромные золотые глаза котенка, затихшего на коленях.
   – Глюк, – мрачно и проникновенно.
   – Кто? Я?! – расширив глаза и выпуская коготки.
   – Ну не я же, – усмехаясь.
   – Ну все, ученик, ты нарвался.

   Дальше было плохо.
   По комнате что-то летало (кот), сверкали когти, раздавалось шипение, меня поливало какими-то огненными искрами и било летающими с неменьшей скоростью подушками. Психика слезно прощалась с тронувшимся в дальний путь разумом.
   Кое-как влетела в ванную, заперла дверь на хрупкую щеколду и, пока котенок с жутким хохотом выжигал в ней дырку бьющими из глаз лазерными лучами, судорожно искала окно. Линять вообще никогда не поздно. Проходили.
   Остановившись и слегка отдышавшись, я опасливо огляделась по сторонам. Из зеркала на меня смотрел хмурый психопат с дымящимся хвостом на макушке и трясущимися руками. Я взвизгнула, врезала по нему ковшиком, и на меня градом посыпались осколки битого стекла.
   Дверь разлетелась на куски, на пороге стоял ненормальный котенок, а я ревела, сидя на краю ванны и прижимая к себе погнутый ковшик.
   Кот остановился, склонил голову набок и неожиданно ласково спросил:
   – Вирх, ты чего?
   – Я МАЛЬЧИК?!! – на пределе связок.
   Кота вынесло децибелами.
   – Странно, – откуда-то из коридора.
   – Да? – недоверчиво. Вытирая ковшиком сопли.
   – Да. И как ты за триста лет этого не заметил?
   – За скоко?!
   Слезы перестали течь, ковш я прижимала к плоской груди, как последний оплот надежды.
   – Триста, – безжалостно и с садистским юмором.
   – Столько не живут. – Я попыталась встать.
   – А ты давно мертв.
   Грохот рухнувшего в ванну тела и дребезжание ковша, упавшего на пол.
   Тишина в коридоре.
   Но уже через минуту мне на грудь кто-то вспрыгнул, а в ухо ткнулись мокрым носом, щекоча усами. Я угрюмо разглядывала потолок.
   – Хочешь еще что-нибудь о себе узнать? – задумчиво тыча лапкой мне в глаз. – Рефлекс есть. Хорошо.
   – А что, я еще чего-то не знаю?! – Так и не смогла сказать это с юмором. По потолку ползли жирные наглые тараканы, с интересом меня разглядывая.
   Все. Это – явно ШИЗА. Мозги не вынесли реалий мира и спустили сознание в глубины бушующей психики.
   – Ну… гм. Зовут тебя Вирх. Ты студент. Сегодня экзамен по философии, и ты – вампир.
   Я закрыла глаза. Ничего себе сказочка. Спасибо тебе, добрая фея.

   Кот все же меня поднял. Заставил одеться, попытался еще и накормить – не смог. (В холодильнике мне торжественно указали лапкой на тридцать пакетов с донорской кровью и заформалиненное сердце на закуску. Мне стало дурно, я предложила укусить кота. Вопрос еды был снят.) После чего он залез в рюкзак и заставил, закинув сумку за спину, идти в универ.
   Мне в принципе было все равно, а мозг пока не претендовал на место главного органа, тихо решая сугубо внутренние проблемы организма в целом. Так что я задумчиво помахала (…помахал?) рукой тараканам, трогательно сидящим на краю ванной, и покорно вышла из квартиры, не забыв закрыть за собой дверь.

   – Так, а теперь рассказывай.
   На улице светило солнце, пели птички, бабульки на лавочках мило мне улыбались, махая и называя Вирхом. Я ме-эдленно приходила в себя, рассматривая со всех сторон только что проклюнувшуюся мысль… что и от шизы надо постараться получить удовольствие.
   А рюкзак все не затыкался.
   – Что именно ты забыл? Вирх, не игнорируй меня, а то засвечу фаерболом в спину!
   – Все.
   – Что «все».
   – Все забыл.
   Мат-перемат из рюкзака. Улыбки бабулек подувяли, мне уже не так активно машут вслед.
   – А это… про мальчика ты там что вещал?
   – Я – девочка, – с какой-то непонятной гордостью.
   Тяжелый стон из рюкзака.
   – Да? – истерически.
   – Да, – твердо и с нажимом.
   – Н-да-а-а… Если твоя сестра узнает, меня кремируют прижизненно… Надо что-то делать.
   Я угрюмо молчал… молчала? А, не знаю! Тоскливо щупаю грудь проходящей рядом случайной девушки. Визг, резанувший по барабанным перепонкам, и увесистая пощечина более или менее привели в чувство.
   – Чего там? – заволновался рюкзак.
   – Извращенец!!!
   Что ж так орать-то?
   – Кто? – ахнул рюкзак.
   – Я, – мрачно и с оттенком сарказма.
   На душе муторно. «Красавица» все не затыкается. Да и спешащие от соседней скамейки ей на помощь ребята оптимизма не добавляют. Лысые и с наколками – они столь явно символизировали защиту чистоты и добродетели, что даже девушка на миг заткнулась, оценивая смутные перспективы такого близкого «спасения». Правый ей щербато улыбнулся и подмигнул. Красавица куда-то рванула, передумав жаловаться. Амбалы, не замедляясь, пронеслись мимо меня, спеша догнать «спасаемую». Пришлось посторониться, не то бы сбили.
   – Н-да-а, – мохнатая морда высунулась из рюкзака и угрюмо огляделась по сторонам, – может, хоть вспомнишь, что вчера пил?
   – Я вчера даже не ела.
   – Н-да-а…

   Институт поражал обшарпанностью и убожеством. Кафедра погрязла в ремонте и походила на руины, оставленные войсками на разграбление тощим студентам. Сами же студенты, толкущиеся внутри, в основном занимались тем, что злобно переглядывались, шушукались и нервно пересчитывали шпоры.
   Изредка по коридорам проходили тихие преподаватели, стараясь при этом ни на кого не смотреть и никому не мешать.
   Я «встал» в сторонке, расчесывая бардак на голове и снова скалывая черные волосы во вполне уже приличный хвост. Котенок более или менее рассказал, что надо делать, и предупредил: с кошками сюда нельзя. Ну нельзя так нельзя. Я «прислонился» к стене, прикрыв глаза и пытаясь хоть как-то собрать разъезжающиеся мысли.

   Итак, первое: я – вампир. Света не боюсь, чеснока не пробовал. Кол в грудь, скорее, убьет и упокоит одновременно, но мне от этого не легче. А еще из нёба теперь вторым рядом выступают острые края пары клыков. Могут выходить и на всю длину, царапая нижнюю губу. Я так понял, что ими, скорее всего, и надо кусать непосредственно перед присосом к жертве.
   Далее… мертв. С этим сложнее, пока забью.
   Живу… а точнее, существую около трехсот лет. Много. Скорее всего, кот врет – столько не умирают.
   Что там еще? Ах да. Мрачно смотрю на штаны, начинаю расстегивать пояс. Хочется убедиться в том, что действительно парень. Мгновенно повисшая в радиусе трех метров тишина напрягала. Ладно, проверю позже.
   На меня смотрели с любопытством и пренебрежением. Либо не знали, кто я (пока и сам не в курсе: то в мужском, то в женском роде о себе думаю), либо просто не уважали. Скорее, второе. Еще бы: мне бы вымыться.
   – Пра-ашу всях зайты в аудториу! – рявкнуло что-то в сером костюме от двери, сражая наповал газами духов.
   Глаза начали слезиться, сильно захотелось открыть хотя бы форточку.
   Народ нестройно потянулся, гнусавя что-то под нос и толкаясь в узком дверном проеме. Пришлось идти следом, заранее ненавидя и эту «аудиториу», и сдаваемый предмет, и… да все сразу! Я сказку просила, не маразм. А это что?
   – Тянитя бялет! – рявкнули, выхватывая из руки зачетку (кот заранее сунул).
   Я хмуро посмотрела на карточки с кучей помятостей и подозрительных пятен на поверхности. После чего тяжело вздохнула и взяла наиболее чистый.
   – Сдитесь! – Корявый палец с километровым когтем ткнул куда-то вбок.
   Пожав плечами, подошла и села за переднюю парту, не слушая шипение котенка в сумке. Списывать не хотелось. Что я тут делаю – было непонятно в принципе.
   – Покажи билет! – Громкий шепот прошелся по нервам соседей, сумка старательно ползла ко мне по скамейке.
   Я сунула билет в прорезь. Упоенное шебуршение привлекало все больше внимания.
   – На, – сунули мне в руку пухлую связку шпор.
   Я столько и за неделю не прочитаю… тем более таким шрифтом.
   – Не надо, – мотаю головой и сую шпоры обратно.
   Удивленная сумка застыла рядом со мной.
   – Идиот, да?
   – Нет.
   – Да.
   – Нет!
   – ДА!!!
   От рева котенка у кого-то посыпались шпоры, справа об пол грохнулась «промокашка» соседа. Мне криво улыбнулись, обещая придушить взглядом.
   – Маладый чилафек! – Тетка стояла прямо передо мной, пытаясь взять когтями сумку. Я вежливо, но быстро переложила сумку на правую сторону скамьи и небрежно скинула ее на пол. Послышался тихий стон, и все стихло.
   – Где? – вежливо и с интересом в глазах.
   – Хто? – хмуря нарисованные брови.
   – Чилафек, – поясняю мысль.
   Багровая шея и пятна на лбу.
   – Фто-о?!!
   – Хта? – еще более вежливо, с ободряющей улыбкой.

   Короче… меня выгнали, попросив не возвращаться. Я был доволен. Рюкзак, который кинули вслед, загадочно молчал.
   Присев в коридоре на корточки, я расстегнула молнию и с любопытством уставилась на злого, встрепанного, пытающегося прийти в себя котенка.
   – Ну ты… – прошипел он.
   Я сграбастала его на руки и пошла вниз по лестнице.
   – Рассказывай. Все. Мне надо знать, как выпутаться из этой истории.
   Недоверчивый, но уже более осмысленный взгляд кошачьих глаз.
   – Значит, не врешь? А где Вирх?
   – Понятия не имею. – Главное – честно.

   Особо много мне не рассказали. В основном – все то же самое плюс кое-какие подробности. Вроде той, что неизвестный мне Вирх, ранее живший в этом теле, постоянно бегает между мирами, имеет сестру, кучу врагов и временно залег на дно. Домой, в родной мир Вирха, как я понял, лучше не возвращаться. Почему – не уточнили. Сам же котенок является личным телохранителем вампира, для конспирации принявшим вид небольшого безвредного существа. Как я понял – на самом деле он похож на бенгальского тигра, только покруче… Но я слушала не очень внимательно.
   – Значит, так… – Котенок сидел у меня на руке, старательно имитируя процесс мышления.
   Я стоял у палатки с мороженым, свободной рукой шаря в карманах и разыскивая мелочь. Продавец угрюмо наблюдал за процессом, отгоняя мух от лица. Неподалеку от палатки по традиции располагались кабинки платных туалетов – хорошее, надо сказать, соседство для товара мороженщика. Да и хрен с ними, зато дешево.
   – Стаканчик.
   Цапнув монетку, мне извлекли что-то холодное, мятое и без палочки. Протестовать не стал, просто пошел дальше, кусая льдистую сладость.
   – Короче, сядь где-нибудь. Вон хоть на ту скамейку в парке, а то мне при людях говорить нельзя. – Котенок, облизываясь.
   Пожав плечами, иду к стоящей невдалеке свободной лавочке. Располагалась она у самой воды, что радовало, а вокруг росли деревья, укрывая от любопытных глаз. Здесь было тихо, сравнительно уютно, да и никто не мешал и не сновал перед носом. Так что можно было спокойно откусывать мороженое, изредка давая лизнуть котенку, и с умным видом выслушивать умозаключения зверя.
   – Во-первых, закрой глаза – я просканирую мозг. Авось пойму, куда ты Вирха дела.
   Я недоверчиво хмыкнула, но глаза закрыла. Душа потихоньку успокаивалась, думать не хотелось совершенно, исходя из вполне разумного предположения, что психика все-таки не железная. Вокруг меня пели птицы, у серебристой кромки воды суетились воробьи, не поделившие крошку хлеба, а яркое летнее солнце, словно раскаленный еж, царило над облаками.
   Мягкая лапка коснулась лба, и осторожные волны тепла прошли сквозь мозг, окутывая туманом больную голову. Я расслабилась, чувствуя, как ветер приятно обдувает виски, скользя по прядям. Да и солнце уже светило не так ярко, а крики детей и шелест листвы, скорее… убаюкивали.
   Но поспать не дали. Легкий укус за палец, и вот я снова открываю глаза, вопросительно глядя на серую морду.
   – Гм… ну не знаю, как и сказать.
   Я выгнула дугой правую бровь, молча ожидая продолжения.
   – Короче, Вирх… никуда и не уходил.
   – Н-да? – Мороженое капнуло на штанину – придется спускаться к воде и замывать.
   – Угу. Вас там теперь либо двое, либо же просто он вчера сильно ударился головой, и ты – его временное помешательство.
   Весело.
   – И… что мне теперь делать?
   – А что хочешь. Надеюсь, со временем все пройдет само. Мне же пока достаточно того, что с хозяином все нормально.
   Я кивнула и встала. Котенок, обиженно мявкнув, упал с колен в траву и уже оттуда хмуро наблюдал, как я захожу по колено в мутную воду. Утки вежливо отплыли, стараясь не мешать.
   – Эй, козел, куда? Дети ж смотрят, не вздумай топиться! – рявкнул мне какой-то толстый мужик с берега.
   Угу, вот прямо сейчас наложу на себя руки и, булькнув, скроюсь под водой. Не дождетесь.
   – Вирх, – неуверенно позвал котенок.
   – Чего?
   – А ты и впрямь?..
   – Стираю.
   – Чего?
   – Штаны стираю, не мешай.
   – А-а…

   А дальше все было, как в самом дешевом романе. На безоблачном небе сгустились грозовые тучи, грянул гром, сверкнула молния и с треском вонзилась в меня. Я заорала, вода вокруг забурлила, накатывая непонятно откуда взявшимися метровыми волнами. А в грудь врезалось что-то небольшое и колючее.
   Потом – полный мрак… и смешная мысль о том, что я все-таки утоплюсь.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация