А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Исцеляющая сила мысли" (страница 35)

   Жизнь может быть скучной

   Однако бывает так, что «скука» в вашей жизни – это и есть сама жизнь. Что делать, когда не человек наводит на вас скуку, но ситуация? Так вот, чтобы по-настоящему победить скуку, насовсем, вы должны узнать, что это, собственно, такое.
   «Вначале мы должны осознать, что скуку испытывают практически все, – говорит доктор философии Роберт Плутчик, профессор психиатрии и психологии из медицинского колледжа Альберта Эйнштейна в Нью-Йорке и автор книги «Эмоция: психоэволюционный синтез». – Каждый на собственном опыте знает, что такое скука, поскольку она представляет собой выражение того, что я называю «базовой эмоцией» – тип эмоции, которой отведена очень важная роль».
   Базовые эмоции, поясняет д-р Плутчик, это результат эволюции. Это чувства, в которых наши первобытные предки нуждались для разрешения проблем, связанных с выживанием. Одной из этих проблем была пища, которой можно было отравиться, и чувством, ассоциировавшимся с процессом срыгивания невкусной пищи, стало отвращение. Но при чем же здесь скука?
   «Отвращение может быть разной интенсивности, – говорит д-р Плутчик. – Скука связана с умеренным чувством отвращения, с принятием внутрь чего-то неприятного, от чего хочется избавиться. Пищеварительная система скучающего человека испытывает раздражение или отторжение – вот почему, когда человека охватывает скука и беспокойство, он нередко может чувствовать что– то вроде кома в горле. И вот почему многие «заедают» скуку. Они пытаются вытеснить раздражение приятной пищей».
   Но скучающий человек не решает проблему, поглощая пищу. Есть, чтобы противодействовать скуке, подчеркивает д-р Плутчик, это просто рефлекс, атавизм пещерных времен. В чем современный человек действительно нуждается, так это в новых интересах.
   А интересным для вас, продолжает д-р Плутчик, может стать то, что важно для вашей жизни. «Например, многие люди поначалу безразлично относятся к вопросам здорового питания. Однако, когда они заболевают, у них развивается настойчивый интерес к этой теме, поскольку они осознают, какое значение имеет питание в их собственной жизни».

   Вначале – вовлеченность

   Однако доктор медицины Теодор Рубин, психоаналитик из Нью-Йорка, говорит, что, прежде чем мы научимся получать удовольствие от плавания, нам придется намокнуть. «Пытаясь бороться со скукой, я понял, что крайне важно помнить одно: вовлеченность предшествует интересу, – говорит он. – Любая деятельность, любая инициатива требует, чтобы мы рискнули и приняли в ней участие хотя бы по минимуму – только тогда сможет возникнуть интерес. Ничего не предпринимать и просто ждать, когда же интерес нас подтолкнет к действию, означает успешно поддерживать состояние относительной скуки на протяжении всей жизни».
   Какую деятельность следует избрать? «Учеба, при которой постоянно возникает что-то новое, узнавание бесконечно, никакое достижение не окончательно, но любой успех вызывает гордость, – вот величайшее противоядие против скуки», – говорит доктор медицины Уиллард Гейлин, психиатр из Нью-Йорка.
   Д-р Рубин с этим согласен: «Практически никогда не поздно вновь обратиться к книгам, поступить на курсы, посещать лекции, развивать дремлющий интерес. Скуке попросту не остается места, когда мы деятельно поглощены процессом непрерывного роста, раскрывая и развивая богатства, скрытые в нас самих».

   Часть пятая
   Минимизация основных стрессовых факторов

   Глава 22
   Неуверенность: всеобщий стрессовый фактор номер один

   «…Чего в наши дни больше всего боятся люди? Ну, как сказать… Они боятся, что мир взлетит на воздух; боятся преступности на улицах и в собственных домах; перенаселения; седины в волосах; морщин; пробок на дорогах; парковочных талонов; заключения брака; расторжения брака; домашних паразитов; счетов за медицинское обслуживание; инфляции; летающих тарелок; слишком большого количества соли и сахара в пище; слишком большого количества хлорки в воде; слишком малого количества хлорки в воде… Я могу продолжать этот список до бесконечности…
   Моя позиция такова: если что-то не поддается вашему контролю – если вы ничего не можете с этим сделать – ну и нет смысла насчет этого беспокоиться. А если вы что-то можете с этим сделать, тогда тем более нечего беспокоиться. Таковы мои чувства, когда самолет, на котором я лечу, входит в зону турбулентности. Это не моя проблема. Пилоту платят кучу денег, чтобы он управлял этим самолетом; пусть он и беспокоится…
   Я могу честно признаться, что я не был даже встревожен перед операцией по шунтированию сердечных сосудов, которую мне провели несколько лет назад. Это не значит, что я преуменьшаю значение этой операции – я бы предпочел, чтобы мне сделали маникюр, – но опять-таки, что от меня зависело? Это было не в моей компетенции. Это было дело врача; он зарабатывал этим на жизнь. А мое дело – петь в стиле кантри. Кроме того, хирурга обучали многие годы в медицинской школе, он проводил эту операцию много раз… и у него длинные, сильные пальцы. Я был так уверен в нем, что особо не задумывался.
   Когда я пришел в себя после анестезии, то услышал, как хирург сказал: «Джордж, вы были великолепны, все прошло превосходно».
   Я сказал: «Доктор, я нисколько не беспокоился». «Правда? – переспросил он. – А я вот перенервничал».
   И даже это не вывело меня из равновесия. Тогда он протянул мне счет, и я потерял сознание».
   (Из книги Джорджа Бернса «Как прожить до 100 лет или больше».)
   А если серьезно, Джордж Бернс высказывает здесь очень важное наблюдение, которое, знает он о том или нет, находит большую поддержку среди ученых, занимающихся проблемой долголетия. Свидетельства неизменно подтверждают, что беспокойство по поводу того, что может случиться в будущем, или переживание из-за того, что могло бы случиться в прошлом – эти самые «а вдруг» и «если бы только», способные довести нас до сумасшествия, – означает крайне пагубную стрессовую реакцию. Другими словами, именно то, чего мы не знаем (и с чем ничего не можем поделать), способно причинить нам реальный вред. Вот примеры:
   • Согласно сообщению Британской службы здравоохранения, во время Второй мировой войны заболеваемость язвой желудка и двенадцатиперстной кишки среди жителей центральной части Лондона, где бомбежки производились регулярно, возросла на 50 процентов. Но в городских предместьях, где бомбежки были непредсказуемы, количество случаев язвы желудка возросло более чем в шесть раз.
   • В эксперименте, отчет о котором представили два психолога из Стоктонского колледжа штата Нью– Джерси, у крыс, которых подвергали электрошоку без предварительного сигнала, развились значительно более серьезные желудочные осложнения, чем у крыс, которых заранее предупреждали об ударах тока.
   • Студенты колледжа, опрошенные психологом из Университета штата Нью-Йорк в Олбани, сообщали, что гораздо чаще заболевают после таких событий в своей жизни, которые мало того что нежелательны, но вдобавок студенты не уверены, могут ли они хоть как-то повлиять на эти события.
   А какова мораль этих историй?
   Она в том, что стресс, разумеется, доставляет неприятности, но он протекает гораздо тяжелее, если к нему добавляется неопределенность.
   А почему неопределенность так опасна? Потому что, говорит доктор философии Джерри Салс (психолог, проводивший вышеупомянутый опрос студентов колледжа), она непрерывно держит нас в состоянии подспудного возбуждения, таким образом перерасходуя ресурсы адаптации и сопротивляемости организма.
   Другими словами, человеческий организм некоторым образом напоминает защиту футбольной команды: он действует лучше, когда имеет некоторое представление о том, чего ожидать. Когда он бесконечно теряется в догадках, он может так никогда и не выработать оптимально эффективную стратегию выживания.
   Вот почему тем крысам приходилось так несладко, когда их било током без предупреждения. Они не могли постичь, по какому плану ведется игра. С другой стороны, та группа, которой всегда было известно заранее об ударах тока, могла. Эти крысы научились жить в относительном спокойствии и, следовательно, сохранять здоровье – в течение известных промежутков.
   «Предсказуемая боль менее стрессогенна, поскольку… субъект способен научиться, когда это безопасно, «снижать свою бдительность» и расслабляться», – заметил в отношении этого эксперимента доктор философии Израэл Познер.
   Стресс уже долгое время находится под пристальным наблюдением ученых, но только недавно всплыло значение этого «фактора неопределенности». И психологи пришли в восторг, поскольку это означает, что мы можем понижать степень травматичности стрессогенных событий в нашей жизни, просто определяя, когда мы должны – и когда не должны – чувствовать свою ответственность за них. В тот день, когда мы сумеем перестать чувствовать злость и/или вину за то, что не успели на свидание, простояв в пробке, мы сделаем своему здоровью большое одолжение. Говоря словами д-ра Джерри Салса: «Неспособность определить, на какие из нежелательных событий мы никак не можем повлиять, может гораздо сильнее подточить здоровье, чем нежелательность события сама по себе».

   О чем стоит беспокоиться

   «Люди, страдающие депрессией, – говорит д-р Салс, – по существу, как раз и характеризуются тем, что не способны провести разделительную черту между ситуациями, поддающимися контролю и не поддающимися контролю, и чувствуют свою беспомощность (то есть не берут на себя ответственность за свою судьбу) и одновременно испытывают чувство вины (то есть берут на себя ответственность за свою судьбу)». Именно этот зажим с двух сторон, отмечает д-р Салс, «обостряет и даже, возможно, порождает депрессивное состояние».
   Клинический психолог и консультант по стресс-менеджменту доктор философии Деннис Т. Джафф это подтверждает. Люди, которые автоматически предполагают, что их усилия ничего ровным счетом не изменят, а потому не действуют даже тогда, когда в их силах изменить ситуацию, начинают чувствовать себя беспомощной, подавленной жертвой, говорит он. Другая крайность – это люди, которые уверены, что все на свете им подвластно, и хватаются за любую проблему как за свою собственную. Эти люди постоянно беспокоятся о проблемах, разрешить которые не в их силах, – самодеструктивный тип поведения, характеризующий «круглых отличников». Такое поведение может привести к фрустрации и душевному истощению.
   Кроме того, есть и физические последствия. Затянувшиеся периоды беспомощности и уныния могут подавить иммунную систему и увеличить нашу уязвимость к таким заболеваниям, как ревматоидный артрит, аллергии, рак и даже СПИД (синдром приобретенного иммунодефицита). Поведение «круглых отличников», с другой стороны, может привести как к сердечным заболеваниям, так и к высокому кровяному давлению и язве желудка – то есть заболеваниям, связанным с сердечно-сосудистой и пищеварительной системами.
   По этой причине, говорит д-р Джафф, важно, чтобы мы сперва определяли, какие проблемы в нашей власти и какие вне ее, а затем уже решали, стоит или нет что-либо предпринимать. Действуя в этом духе, вы быстро обнаружите, что большинство проблем не стоят того, чтобы о них беспокоиться.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 [35] 36 37 38 39 40 41 42 43 44

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация