А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "План «Барбаросса». Крушение Третьего рейха. 1941–1945" (страница 38)

   Ц е й ц л е р. Но если вы сможете продержаться здесь 6–7 дней, тогда вы выиграете это время, и несколько частей здесь будут высвобождены.
   К л ю г е. Но расчеты должны всегда основываться на обстановке в тылу. Я должен иметь, по крайней мере, хотя бы более или менее сильную позицию, иначе они обойдут меня, и я снова окажусь в дыре и не смогу уступить нисколько войск.
   Ц е й ц л е р. Господин фельдмаршал, на этой линии вы выиграете 6–7 дней.
   К л ю г е. Вы имеете в виду, здесь? О нет, противник дойдет сюда через 2–3 дня.
   Ц е й ц л е р. Если бы вы могли продержаться здесь в течение 6–7 дней, тогда вы могли бы сдвинуть эту линию отсюда до этих пор, так что через 10 дней вы будете в этом районе.
   К л ю г е. Вы имеете в виду сейчас?
   Ц е й ц л е р. Да.
   К л ю г е. Это означало бы стремительный отход во всем этом районе, что, по моему мнению…
   Ц е й ц л е р. Может быть, группа армий может сделать новые расчеты.
   Г и т л е р. Все равно, маршал, здесь мы принимаем собственные решения, но не по своей воле; на войне решения часто вынужденные…
   К л ю г е. Мой фюрер, если вы приказываете мне сделать это быстро… но тогда мне бы хотелось привлечь ваше внимание к тому факту, что этот план противоречит плану с линией Гагена, которая еще не завершена.
   Г и т л е р. Другая тоже не закончена, по крайней мере, в этом месте, но, во всяком случае, русские не будут атаковать там, где позиция завершена.
   К л ю г е. Например, я мог бы сделать следующее, мой фюрер: я могу отойти назад на эту позицию, сооружение которой ближе к концу здесь и также здесь, хотя вон там практически ничего не сделано. В этом случае мне придется примириться с тем, что я немного отступлю здесь, но затем вот это должно быть построено.
   Г и т л е р. Конечно, это и предполагалось выстроить в качестве предосторожности; но я не хочу отхода в этот момент, потому что его все равно придется делать, когда русские будут наступать. Модель выстроил все это очень солидно. Должно быть, в то время можно было строить какие-то позиции. В момент наступления мы ухитрялись строить позицию в любом месте, где бы нам ни приходилось остановиться, и удерживать ее. Эти негодяи умеют за два дня выкопать позицию, и потом мы не можем выдавить их оттуда.
   К л ю г е. Мой фюрер, собственно, вопрос в танках. Это самое главное. Он так настойчиво долбит своей артиллерией и танками, что в конце концов совершает прорыв.
   Ц е й ц л е р. Господин фельдмаршал, по моему мнению, переход назад на эту линию высвободит половину дивизии, которую можно будет затем отвести назад сюда, и вы сможете заставить их копать в течение 6 дней. Тогда эта позиция будет готова.
   К л ю г е. Нет, это не решает вопроса. По-моему, самое раннее время для занятия линии Гагена будет… постойте, сегодня 26-е… примерно, через четыре недели, если без запаса, то, может быть, три или четыре недели, но это абсолютно самое раннее.
   Г и т л е р. Ну, мы просто не можем ждать так долго. Мы должны высвободить некоторое количество войск до этого. Это бесполезно.
   К л ю г е. Заукель не сможет прислать своих рабочих до этого.
   Г и т л е р. Он должен. Вы посмотрите, как быстро умеют эвакуироваться русские.
   К л ю г е. Но, мой фюрер, это огромное количество людей. Он забьет мне все мосты через Десну.
   Г и т л е р. Да сколько же всего здесь людей?
   К л ю г е. Несколько сотен тысяч.
   Ц е й ц л е р. 250 тысяч, мне сказали.
   Г и т л е р. Что такое 250 тысяч человек? Это вообще ничто.
   К л ю г е. Мой фюрер, мне нужны войска для боев сейчас. Я не могу использовать их для всех других целей.
   Г и т л е р. Наоборот, я бы немедленно собрал этих людей оттуда и поставил их работать на позиции здесь.
   К л ю г е. Мы уже пытались делать это. Сейчас они все заняты уборкой урожая. Только что скосили рожь. У них и мысли нет, что бой приближается. Если мы соберем их для работы на позиции, они ночью убегут. Они бегут к фронту, чтобы убирать свою рожь. Все это представляет трудности. Ничего не было организовано.
   Г и т л е р. Что собираются делать с собранной рожью? Ее сожгут?
   К л ю г е. Конечно, мы должны. Вероятно, мы сожжем ее, но не знаю, будет ли у нас время. Нам придется как-то уничтожать ее. Особенно ценный скот, который у нас здесь есть, а там колоссальное количество партизан, с которыми еще не покончено. Наоборот, они снова дают себя чувствовать. Их неожиданно усилили огромным парашютным десантом, вот здесь. А потом еще были эти знаменитые взрывы на железной дороге в четырехстах местах.
   Г и т л е р. Все это может быть совершенной правдой, но это не меняет того факта, что это должно быть сделано. Я думаю, что группа армий «Юг» находится в гораздо худшем положении. Посмотрите, какие у нее секторы. Одна из ее дивизий имеет фронт шириной в 45 километров.
   К л ю г е. Но, мой фюрер, я не знаю, как сложилось впечатление, что у нас нет длинных секторов. Вот здесь, где была 56-я дивизия, у них было более 50 километров, и 34-я имела 48 километров. Тот расчет неправилен.
   Г и т л е р. Это верно, вы действительно имели такие секторы, когда мы начали.
   К л ю г е. В то время, когда мы начали…
   Г и т л е р. В целом группа армий «Центр» имела совершенно другой тип сектора дивизии.
   К л ю г е. Наши секторы стали уже из-за массовой атаки, но у нас все еще по 30 и более километров на каждую. Наш фронт уже разрежен до такой степени.
   Г и т л е р. Это не сравнение.
   К л ю г е. Вон там, в секторе 3-й танковой, тоже очень тонко.
   Г и т л е р. Как здесь обстановка?
   Ц е й ц л е р. Здесь они не атаковали. Последние донесения говорят, что они, по-видимому, вывели отсюда свой моторизованный корпус и заменили их гвардейским стрелковым корпусом. Возможно, они дают отдых этому корпусу, чтобы использовать его вот здесь. Меня немного тревожит это место, потому что они передислоцировали туда и воздушно-десантную армию. Я не знаю, что он планирует делать с этим. Их движение по железной дороге немного усилилось, так что у меня создалось впечатление, что они выводят войска по железной дороге. Или же они доставляют их сюда. Так что нам приходится следить за этим. У них, очевидно, были слишком тяжелые потери, так что они перестали пытаться делать это силами моторизованных частей. Они выходят отсюда. Я говорил с Манштейном об этом деле. Он сегодня снова звонил. Теперь, когда «Лейбштандарте» уезжает, он хочет пересмотреть вопрос, наступать ли вообще[106]. Я думаю, что будет разумным подождать. Это маленькое дело можно не убирать, поскольку давление не слишком большое.
   Г и т л е р. Как скоро может уехать «Лейбштандарте»?
   Ц е й ц л е р. Первый состав уходит завтра вечером. Мы рассчитываем на 12 эшелонов в день. Через 4–5 дней 20 эшелонов. Вся передислокация, требующая 120 эшелонов, займет от 6–8 дней.
   Г и т л е р. Только 120 эшелонов?
   Ц е й ц л е р. Да.
   Г и т л е р. Ну-ну, Цейцлер.
   Ц е й ц л е р. Может быть, даже 130 эшелонов.
   Г и т л е р. Боюсь, это будет 150 составов.
   Ц е й ц л е р. Это не делает большой разницы.
   Г и т л е р. Что они оставляют? Они собираются оставлять танки IV здесь или собираются брать их с собой?
   Ц е й ц л е р. Вчера вечером они получили приказ оставить их, потому что они получат новые. Я рассчитывал на это – но мы должны надавить на «Лейбштандарте», чтобы они их там оставили. Насколько я знаю Зеппа[107], он их заберет с собой, если мы не пошлем туда кого-нибудь для верности. Самое лучшее для них – оставить их там.
   Г и т л е р. Те две дивизии, что остаются, слабые. Было бы лучше дать им дополнительные танки, и нужно посмотреть, нельзя ли дать «тигров» одной из них. Он [Зепп] в любом случае получит две роты «тигров».
   Ц е й ц л е р. Я согласен, что им не надо.
   Г и т л е р. Этого будет довольно для «Лейбштандарте». Сколько это «тигров» – две роты?
   Ц е й ц л е р. Он собирается получить еще две роты – 22 «тигра».
   Г и т л е р. Кроме этого, он получит сотню «пантер», весь свой батальон. И потом он должен получить замену за свои танки IV в тылу.
   Ц е й ц л е р. То, что должно пойти туда как замена, я оставлю, и он может взять и их.
   Г и т л е р. Может быть, и самоходные орудия тоже с тем, чтобы он мог оставить свои здесь. Это усилит те две остающиеся дивизии. Потом следующая, которая уедет, будет «Рейх». «Рейх» тоже может оставить часть своей техники этим или другим частям, а сами могут в дороге получить замену своим ста «пантерам».
   Ц е й ц л е р. Таким образом мы экономим много техники.
   Г и т л е р. Таким образом мы экономим много техники, и наши части здесь усиливаются. И потом, Манштейну нужно получить еще что-то для своих дивизий. Например, 16-я дивизия танковых гренадер тоже должна кое-что получить.
   Ц е й ц л е р. Когда прибудут другие танковые дивизии, они могут взять кое-что из этого….
   К л ю г е. Но, мой фюрер, тогда мы стоим перед новой ситуацией.
   Ц е й ц л е р. Может быть, группа армий может разработать план, что может явиться самой ранней возможностью и каков будет связанный с этим риск.
   К л ю г е. Мы сейчас же сядем. Со мной мой начальник оперативной и боевой подготовки. Мы снова все просмотрим. Но все пока зависит от сооружения линии Гагена. Я не хочу отойти на позицию, которой практически не существует.
   Г и т л е р. Вот что я на самом деле думаю об этом: если бы не было этой нависшей опасности там, я бы использовал две дивизии, которые вы получаете прямо сейчас, вместо 113-й.
   К л ю г е. Да, мой фюрер. Теперь эти две дивизии не будут использоваться в передовой полосе, здесь вообще не будет атак, это было бы бесцельно, это было бы бессмысленно. Все это планировалось при условии…
   Г и т л е р. Только обеспечьте безопасность железной дороги, чтобы ее можно было использовать.
   К л ю г е. Согласно первоначальному плану, у нас было бы много времени, чтобы сделать это.
   Г и т л е р. Нельзя ли выделить несколько частей в целях строительства позиции?
   К л ю г е. Вы имеете в виду, взять их у Моделя? Хотя другие каждый день уходят во второй эшелон – а мы, с жалкими остатками 11-й, 212-й, 108-й, 209-й…
   Ц е й ц л е р. Это те, что были разбиты.
   Г и т л е р. Ну хорошо, выведите разбитые дивизии, пополните их и стройте их силами.
   К л ю г е. Ну тогда мне придется как-то высвободить некоторые части. К несчастью, мне тоже нужны войска, чтобы обеспечивать дороги, по которым двигаются эти караваны, или иначе всех их захватят за Брянским лесом, потому что кругом кишат партизаны.
   Г и т л е р. Мне тоже приходится принимать трудные решения, очень трудные решения.
   К л ю г е. Я вполне могу верить этому.
   Г и т л е р. Но делать нечего.
   К л ю г е. Но я абсолютно ничего не могу выделить, пока эта операция не кончится. Потом посмотрим, как мы сможем после этого.
   Г и т л е р. Вы должны постараться закончить это как можно скорее. Я могу даже сказать вот еще что: «Великую Германию» мы возьмем в ближайшем будущем, и, во-вторых, вам придется отдать несколько частей для той позиции. Вам придется отдать несколько танковых… и несколько пехотных дивизий.
   К л ю г е. Не танковые! Я…
   Г и т л е р. Да, мы их возьмем, и они будут отремонтированы на Западе.
   К л ю г е. Но я ничего не смогу сделать без танковых дивизий!
   Г и т л е р. Но конечно, вам не нужен этот «хлам». Вы легко можете обойтись без него.
   К л ю г е. Какой хлам?
   Г и т л е р. Вы сами сказали: «Это просто хлам».
   К л ю г е. Я не говорил этого!
   Г и т л е р. Да, это само выскочило. Вот почему мы собираемся взять их у вас.
   К л ю г е. Нет, мой фюрер, я не хотел говорить это. У меня их так мало осталось, совсем чуть-чуть. Я хотел сказать, что ситуацию еле можно удерживать.
   Г и т л е р. Да, у вас нет танков. Вот почему я говорю, что их можно взять и отремонтировать на Западе. Мы всегда можем вернуть их снова. Тем временем они могут быть заменены. И наконец, люди заслужили этого. Было бы совершенно неправильно делать по-другому. Я могу реорганизовать эти дивизии на Западе, а западные части могут быть доставлены сюда. Самое важное, чтобы 9-я и 10-я дивизии СС были быстро готовы[108]. Сегодня я знаю, как «Дивизия Геринга» ведет себя в бою. Англичане пишут, что самые молодые, шестнадцатилетние, только что из гитлерюгенда, сражались фанатически, до последнего человека. Англичане не смогли никого взять в плен. Поэтому я убежден, что эти несколько дивизий, составленных из мальчиков, которые уже подготовлены, будут сражаться фантастически хорошо, потому что у них прекрасный идеалистический дух. Я полностью убежден, что они будут сражаться фантастически хорошо.
   Ц е й ц л е р. Что же, фельдмаршал и я сядем за это позднее.
   К л ю г е. Мне придется обдумать это еще раз, мой фюрер. Теперь, когда я знаю, какова общая цель, я буду действовать соответственно.
   Г и т л е р. Как я сказал, самая главная цель – это чтобы мне был выведен корпус СС. Манштейну нужно что-то там в виде пополнения. Я еще не знаю, что я собираюсь дать ему. Может быть, 7-ю танковую дивизию, которую можно было бы вывести сюда, если бы он мог закрыть это здесь. Но ему обязательно нужно пополнение, иначе он не сможет удержать это дело. И ему нужна парочка пехотных дивизий. Он не может удерживать этот хаос здесь. Конечно, если дело будет совсем плохо, мы ничего не сможем, кроме как сократить линии и там. Но нам придется понять, что отчаянная ситуация будет и здесь тоже. Это, конечно, неприятно. Это очень трудные решения, решения, которые приводят нас к критической точке. Но я рассматриваю все альтернативы. Трудно сделать что-нибудь здесь, у Ленинграда, из-за финнов. Я также обдумываю, можем ли мы отдать вот это здесь…
   Ц е й ц л е р. Если мы решим сделать что-то там, то нам придется делать что-то и здесь тоже.
   Г и т л е р. В этом будет мало толку.
   Ц е й ц л е р. Нет, что-то мы бы выиграли. Противник сейчас ничего крупного не предпринимает.
   Г и т л е р. Если дело будет совсем плохо, может быть, нам придется отдать даже это.
   Ц е й ц л е р. Это легче сделать, чем…
   Г и т л е р. Сколько, как вы думаете, мы можем взять отсюда? Нам нужно быть здесь сильными, иначе они снова начнут свои операции по высадке в Новороссийске. Вначале все говорят, отдать это, но потом я слышу, как Клейст[109], или кто там, на юге, вопит: «Это невозможно». С такими ограниченными силами на этой позиции невозможно противодействовать, и противник только начнет атаковать на этом участке. Если это произойдет, мы не сможем принимать суда. У нас они все еще ходят, но тогда это будет кончено. Что там уже есть, это хорошо, но я не могу дать туда больше.
   Ц е й ц л е р. Мы могли бы попытаться образовать небольшой плацдарм. Тогда мы могли бы продержаться там некоторое время.
   Г и т л е р. Боюсь, мы не сможем удержать его, но мы можем попытаться. Нам придется подумать об этом.
   К л ю г е. На нашем крайнем северном крыле мы можем отойти на наши подготовленные позиции у Великих Лук, как я предлагал. И мы можем там укрепить линию.
   Ц е й ц л е р. Это было запланировано, господин фельдмаршал, но это не высвободит ничего из ваших войск.
   К л ю г е. Да, войск это не высвободит. Здесь мы не можем уступить ничего, кроме этого выступа. Тогда нам придется проглотить Киров и оставить все остальное, как оно есть, хотя мне бы очень хотелось немного улучшить здесь положение, но, к сожалению, это невозможно.
   Г и т л е р. Мы можем отступить и здесь.
   К л ю г е. Возможно, мы могли бы высвободить здесь дивизию, но это сложная история, потому что позиция там уже…
   Ц е й ц л е р. Позиции там особенно хороши.
   К л ю г е. Позиции хороши. Они строились с огромными усилиями.
   Г и т л е р. Но вы бы предпочли Киров?
   К л ю г е. Да, я бы хотел снова его взять. Это база для противника.
   Ц е й ц л е р. Это обойдется гораздо дороже.
   К л ю г е. В имеющихся обстоятельствах это совершенно невозможно…
   Ц е й ц л е р. Вы сможете высвободить что-нибудь там только после того, как вы отойдете здесь.
   Г и т л е р. Я вас еще увижу?
   К л ю г е. Нет, я намереваюсь немедленно вернуться к себе. Хайль, мой фюрер.
   Г и т л е р. Если бы только корпус СС уже выехал оттуда.
   Ц е й ц л е р. «Лейбштандарте» отправляется завтра, по 12 составов в день.
   Г и т л е р. Корпус СС равен 20 итальянским дивизиям.
   Ц е й ц л е р. Он [Манштейн] должен передислоцировать «Великую Германию» и 7-ю танковую сюда. Если Клюге останется на этой линии в течение недели и переместит половину своих освободившихся дивизий вот туда, это должно получиться. Если дивизия сможет окопаться в секторе за 6 дней, это уже много. Он все еще психологически настроен на медленные действия и не может расстаться с этой идеей. Может быть, это придет к нему. По-моему, все тогда будет хорошо».
   8 августа Цейцлер вылетел на встречу с Манштейном в штаб группы армий «Юг». Фельдмаршал «сказал ему совершенно прямо, что отныне мы больше не можем ограничиваться такими изолированными проблемами, как: можно ли выделить такую-то дивизию или следует ли эвакуировать или нет Кубанский плацдарм». Есть только две возможности, продолжал Манштейн. Или вся Донецкая область будет немедленно эвакуирована, или он получит еще 10 дивизий с других секторов Восточного фронта. (Это довело бы группу армий Манштейна до численности, равной суммарной численности всех других германских сил в России.)
   Разумеется, Цейцлер не захотел брать на себя никаких обязательств, и после того, как он уехал, неоднократные обращения Манштейна в ОКХ не дали ничего, кроме чисто формальных подтверждений их получения. В течение следующей недели давление русских против Харькова усилилось до такой степени, что перед Манштейном встал выбор – или «запереть» группу армий Кемпфа в городе, чтобы он сыграл роль второго Паулюса, или оставить город. Гитлер направил ему специальное послание, в котором приказывалось удержать город любой ценой и указывалось, что его падение произведет «неблагоприятное впечатление» на отношения Турции и Болгарии. «Как ни справедливо это может быть, – был ядовитый комментарий Манштейна, – группа армий не собирается жертвовать своей армией ради Харькова». Город был эвакуирован 22 августа. Пожертвовали генералом Кемпфом. Его группировка получила наименование «8-я армия», и Кемпфа заменил генерал Вёлер. Собственная роль Манштейна в этом деле двусмысленна, чтобы не сказать больше. «Хотя я хорошо ладил с генералом Кемпфом, я не протестовал против его замены». Но тот, кого назначили на место Кемпфа, был его начальником штаба в 11-й армии. Вероятно, и Манштейн, и Гитлер пусть молча, но на этот раз согласились в выборе козла отпущения.

   К этому времени Гиммлер стал уже не единственным ведущим нацистом, встревоженным тем, как развиваются события. Генриетта фон Ширах (которая всегда утверждала, что Гитлер пытался поцеловать ее, когда ей было 12 лет) оставила свидетельство о встрече, устроенной ее мужем и Герингом. Свидание началось в уединенном, задрапированном бархатом кабинете известного венского ресторана. (Бальдур фон Ширах, основатель гитлерюгенда, был в то время гауляйтером Вены).
   «Знаменитый композитор играл на пианино, затем Геринг сыграл импровизации из «Вольного стрелка». Чета Герингов была в прекрасном настроении. Герман только что купил новую кожаную папку в синих цветах люфтваффе, которую он с гордостью показал нам, а также флакон духов Жана Депре, которые он мог найти только в Вене».
   Однако Ширах организовал обстановку со специальной целью расположить маршала к откровенной беседе, и, посчитав, что это достигнуто при завершении фортепьянного соло, он начал разговор. Аргументы Шираха диктовались личными интересами, как всегда завуалированными ссылками на долг перед рейхом, игрой на тщеславии собеседника и лицемерной заботой о фюрере, несущем такое бремя ответственности. Он убеждал Геринга «поговорить с фюрером наедине», но так как это сопровождалось более вескими фразами вроде: «Я и мой гитлерюгенд – с вами, люфтваффе – это могущество, и масса людей готова к действию… Мы должны сделать это нашим общим делом… От вас ждут этого как от рейхсмаршала!» – смысл всего сказанного должен был быть совершенно понятным слушающим.
   После завершения этого обращения «Геринг смотрел на него [Шираха] не моргнув глазом. Он смотрел с некоторой грустью, как если бы не в первый раз слышал подобные речи. Затем он взял одну из своих великолепных заграничных сигарет, не торопясь покрутил ее в пальцах и очень медленно раскурил. Он устроился поглубже в красном кресле и посмотрел на нас.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 [38] 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация