А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Волк и семеро козлов" (страница 25)

   Глава двадцать третья

   Ролан привык охотиться, подкрадываясь к добыче, или устраивал засаду на лесного зверя, а загонять их с помощью собаки не умел. Да и не хотел. К тому же Добрик – сторожевой пес, и в охоте ничего не понимал. И учить его Ролан не собирался. Гнаться за зверем опасное дело – или лось копытами лягнет, или медведь задавит. А подбирать и подносить хозяину подстреленную дичь Добрик не станет, хотя бы потому, что птиц Ролан не стреляет. Слишком большая роскошь – тратить на них драгоценные патроны.
   Добрик остался дома, к оленю Ролан подкрался сам. Красивый самец, рога такие большие и развесистые, как будто самка ему со всей таежной живностью изменила. Но не думал он сейчас о своей подруге, которая паслась чуть в сторонке, увлеченно обгладывая молодые побеги дуба. Ролан был далеко от него, надо было пройти еще метров пятьдесят. С этого расстояния олень не мог его учуять, никак не мог. Но он вдруг вздрогнул и, не поднимая головы, побежал, задними копытами мощно отталкиваясь от земли. И выводок его устремился за ним. Так олени убегают, почуяв пожар или какое-то другое стихийное бедствие. На охотника они бы отреагировали по-другому. Олень сначала голову поднял бы, рогами покрутил, словно сканирующими антеннами.
   Все это могло значить, что где-то что-то произошло. Ролан и рад бы был ошибиться в своих догадках, но у него у самого вдруг возникло нехорошее предчувствие. Что-то не то в большом лесу, что-то не так. Как будто сама мать-природа подавала тревожный сигнал…
   Ролан уже подходил к дому, когда услышал вдалеке треск веток. Оглянувшись, он увидел человека в синем, который стремглав бежал к нему. Как-то странно бежал, сомкнув за спиной руки… И не просто человек это, а девушка, причем с распущенными волосами. Косынка у нее не на голове, как положено, а на лице, на манер повязки закрывает рот. И руки, похоже, связаны за спиной. Она явно от кого-то убегала, хотя за ней никто не гнался.
   Стараясь оставаться незамеченным, он пошел на сближение с ней и остановил, схватив за руку. Девушка резко повернула к нему голову, глянула на него безумными от страха глазами. Кричать она не могла, мешал кляп во рту. И руки действительно связаны веревкой. Так туго, что кисти рук посинели.
   Сначала Ролан срезал веревки, только затем, приложив палец ко рту, снял повязку с лица и вытащил изо рта скомканную тряпку.
   – Они… – захлебываясь от эмоций, заикаясь, выдавила она из себя. – Они там… Они за мной…
   Одной рукой она показывала в сторону, откуда прибежала, а другой держалась за Ролана.
   – Они мать… Они маму задушили…
   – Тише говори. Кто – они?
   Оглядываясь, Ролан повел ее к дому.
   – Их трое… Твари… Напросились в гости, а сами… Маму мою убили… Меня с собой увезли… Сказали, что со мной будут жить, в доме…
   – В каком доме?
   Из-за деревьев показался частокол и выглядывающая из-за него крытая полиэтиленом и мхом крыша.
   – Не знаю… Может, в этом… Здесь дом где-то должен быть…
   Добрик встретил их радостным лаем, но Ролан успокоил пса короткой командой и властным движением руки. Собака замолкла, но уши не опустила. Похоже, она тоже чувствовала приближение беды. Поэтому побежала к забору, чтобы обойти его по периметру.
   Ролан закрыл калитку на засов. Если чужие приблизятся к дому, Добрик немедленно даст знать, но эта мысль не успокаивала. Ролан зажег печку, набрал в чайник воды, приготовил для заварки корень валерианы.
   – Вы здесь живете? – дрожащим голосом спросила девушка.
   – Как видишь.
   – Они говорили, что у вас золото есть.
   – Сколько их?
   – Трое. Злые… Издалека откуда-то. Говорили, что в этих местах много золота… Им сказали, что где-то здесь дом есть…
   – Кто сказал?
   – Ну, люди, которые уже здесь были… Из-за них они сюда уехали… Они говорили, что их из-за этих людей милиция будет искать…
   Девушка говорила сбивчиво, сумбурно, но Ролан все равно ее понял. Ее мать убили типичные отморозки; они же, возможно, расправились с братьями и их девушками, что мыли золото под боком у Ролана. Ограбили их и убили, поэтому теперь ими занимается милиция. Здесь отморозки хотят найти пристанище и золото, они знают про его дом и наверняка попытаются завладеть им.
   – У них есть оружие? – спросил Ролан.
   – Да, я пистолет видела… И еще ружья у них охотничьи…
   – Ты как сбежала?
   – Я в машине лежала, багажник закрыт был, а потом один открыл его, тушенку из коробки достал. Они завтрак собирались готовить. Банку достал, а багажник не закрыл. То есть хотел закрыть, но что-то помешало. Я ногами открыла, выбралась и побежала. Через лес побежала, куда глаза глядят…
   Ролан взял ее руки в свои ладони, осмотрел. Синева вроде бы проходит, но цвет все равно нездоровый. И опухлость нехорошая.
   – Как звать-то тебя?
   – Алевтиной кличут…
   – Руки чувствуешь?
   – Да.
   – Пошевели пальцами…
   Двигательная функция не нарушена, болевых ощущений девушка не испытывала; может, и не будет никакой гангрены. А чем лечить ее, он не знает. Даже фельдшерского диплома нет, и народной медициной не овладел.
   – Да ничего страшного, – улыбнулась наконец девушка. – Я же знаю… На всякий случай можно отвар сделать. Ветки сосновые измельчить вместе с иголками, и еще ягоды шиповника растереть, туда добавить; еще луковой шелухи…
   – Нет у меня лука. И шелухи тоже. А шиповник есть, и клюква с прошлого еще урожая, и черника… Сейчас чай будем пить. И отвар тебе сделаю…
   – Да я и сама могу… Неплохо у вас тут, уютно… Одне здесь живете?
   – Один-одинешенек… Сама откуда?
   – Так из Ивантеевки я, тут рядом… Ну, ближе всего… Такая же глушь, как и здесь. Только людей больше… И мамы больше нет…
   Девушка вдруг приложила руки к лицу и заплакала.
   Ролан приготовил чай, поставил перед ней кружку и вышел во двор. Он не исключал, что девушка может быть приманкой для него. Она уже, считай, втерлась к нему в доверие и может ударить в спину. Но не похожа она на лису в овечьей шкуре. И не стала бы доводить свои руки до такого плачевного состояния, если бы вела игру по своим правилам.
   Добрик, как настоящий часовой, стоял на смотровой вышке. Оттуда, кроме верхушки забора и деревьев, он ничего видеть не мог, но у него на вооружении собачий нюх, и ушки на макушке – прислушивается, принюхивается. И хвостом крутит. Тревожное у него настроение, но чужих он пока что не чувствует.
   Зато Ролан мог осмотреться вокруг. Полянка небольшая, но нижние сучья у деревьев он обрубил давно, кустарник тоже извел – для того, чтобы волк не подкрался незаметно. А сейчас он опасался других зверей, двуногих. И нужно было быть очень осторожным, если у них ружья.
   Шло время, но в окрестностях дома никто не появлялся. Оставив Добрика на вышке, Ролан вернулся в дом. Алевтина уже вовсю хозяйничала. И суп грибной у нее на плите варился, и пол уже протерт. Сейчас она с опухшим от слез лицом перемывала посуду. На Ролана даже не обратила внимания, когда он зашел, и не трудно было догадаться, почему. Девушка работала на автопилоте; она нарочно взялась за первую попавшуюся работу, чтобы отвлечься от горьких мыслей. Ведь она мать совсем недавно потеряла, и еще где-то рядом бродят отморозки, которые могут ее убить.
   Городская девушка на ее месте вела бы себя по-другому – она бы не стала загонять себя работой по дому, затаилась где-нибудь и тихонько страдала. Но Алевтина – плоть от плоти деревенский житель, и хлопоты по хозяйству для нее не просто работа, а самая обыденная жизнь, без которой она просто не представляла свое существование.
   Ролан сел на скамью, приставил автомат к ноге. Алевтина не замечала его, но сам он за ней наблюдал. Хорошая она хозяйка, тайга для нее открытая книга, и даже в медвежьей глуши она чувствует себя как дома. Грубоватая, конечно, но по своему женственная и симпатичная, с ней вполне можно закрутить роман…
   Он вдруг поймал себя на мысли, что совсем не прочь все время видеть Алевтину рядом с собой. Она может остаться, будут жить вместе, и скоро он забудет, что такое одиночество. Вместе веселей, а когда лес огласится звонким смехом маленьких Роланчиков, и вовсе скучать не придется.
   А как же Аврора? Этот вопрос загнал Ролана в тупик. Нет, Аврора – это святое. Им, конечно, не быть вместе, но лучше жить в одиночестве, чем изменять ей… Хотя какая это измена? Она же сама отказалась от него, сама предала их любовь. И он теперь имеет полное право завести себе новую спутницу жизни. Право имеет, но, скорее всего, не воспользуется им.
   Вряд ли Алевтина останется. Вот покончит Ролан с отморозками, и девушка отправится в свою родную деревню. А он оставит это небезопасное место. Разберет дом, по бревнышку спустит вниз по реке, построит плот, на который уложит весь свой скарб. Работы будет много, но ему не привыкать…
   – А здесь правда есть золото? – спросила вдруг девушка.
   – Было. Да сплыло.
   Он не пытался ввести ее в заблуждение. Золото действительно пропало. Он пробовал мыть его на своем месте, но смог поймать в лоток только несколько золотых песчинок. Перебрался на то место, где работали старатели с юга, но и там пусто. И в других местах такая же картина…
   – Лесные духи обиделись, – вслух подумал он. – Видно, что-то страшное из-за этого золота произошло. Потому они и решили его спрятать…
   – Да, наверное, – неожиданно легко поверила ему девушка. – Лесные духи – это серьезно, они могут закрыть источник… И людям они помогают. Меня вот к вам вывели… Ужинать будем?
   Суп с грибами и вяленой олениной оказался на редкость вкусным. Наверное, потому, что сварила его женская рука. Давно ему никто не готовил, все сам да сам…
   Спать Ролан лег на лавку, а девушке отдал свое ложе. Она долго рассказывала ему о своей жизни, интересовалась его прошлым, но в ответ получала уклончивые ответы.
   Время от времени Ролан выходил во двор, поднимался на вышку, всматриваясь в подлунную темноту, но ничего подозрительного не замечал. Да и Добрик уже успокоился. Правда, в дом не шел – как чувствовал, что нужно оставаться во дворе, сторожить хозяина.
   Утром Алевтина проснулась очень рано. Нашла муку, спросила у Ролана, есть ли дрожжи для теста или хотя бы хмель и солод.
   – Чего нет, того нет… И вообще, я сплю…
   – Извини, я подумала, что ты рано встаешь… У нас в деревне в четыре утра уже поднимаются.
   – Коровы у меня нет, чтобы на утреннюю дойку вставать…
   Ролан зевнул, перевернулся на бок. В печи уютно потрескивали дрова, тепло в доме, уютно. Сейчас Алевтина замесит тесто, испечет что-нибудь… Да, неплохо иметь в доме хозяйку.
   – А почему не заведешь?
   – Рынок за рекой обещали построить, да что-то никак. Столько уже всего наобещали…
   – В райцентр надо ехать, там корову можно купить. И огорода у тебя нет… Одна охота и собирательство. Ты как древний человек живешь!
   – Даже хуже. У древнего человека была каменная пещера, а у меня всего лишь деревянная…
   – У древнего человека каменный топор был, а у тебя автомат… Откуда он у тебя?
   – Дезертир я. Еще с девяносто пятого. Нашу роту в Чечню отправили, а я сбежал. И автомат с собой прихватил. Жить хотелось…
   – Ты не похож на труса.
   – Так я и не трус. Кто-то деньги на Чечне делал, а нас умирать за это отправлял. Я за справедливость… И если ты дашь мне еще пару часов подремать, то это будет в высшей степени справедливо…
   Ролан уже засыпал, когда до него донеслось рычание Добрика. Умная собака не стала гавкать. Все правильно, сначала она должна была предупредить хозяина о приближающейся опасности, а потом уже делать, что ей скажут.
   Но только Ролан вышел к ней, как она с лаем бросилась в другую сторону. Похоже, опасность надвигалась с разных сторон.
   В щель между кольями Ролан увидел человека в зеленой куртке и накомарнике, с охотничьим ружьем наперевес. Перебегая от дерева к дереву, он стремительно приближался к дому. Видимо, собачий лай заставил его поторопиться. Значит, и его дружки тоже спешат. Поэтому медлить никак нельзя.
   Ролан забрался на вышку и увидел второго человека с ружьем, бежавшего к дому со стороны реки. Он-то и заметил Ролана. Ничуть не сомневаясь в правильности своих действий, вскинул ружье и выстрелил. Ролан едва успел пригнуться – пуля выбила щепу из жердины, на которой держалась крыша смотровой вышки. Тут же выстрелил первый. Сначала он спрятался за деревом, а потом нажал на спусковой крючок. А где-то должен находиться третий бандит…
   Похоже, Ролана окружили со всех сторон. Если так, то его дом можно считать центром круга, в котором сейчас находится противник. Если к первым двум стрелка€м провести линии, то окажется, что угол между ними составляет примерно сто двадцать градусов. Значит, третий их друг находится в таком же положении относительно каждого. Ролан его не видел, но мог угадать, где тот прятался. Поэтому он бросился к замаскированному фургону, со стороны которого надвигалась опасность.
   Сквозь зазор в кольях Тихонов увидел рослого детину с помповиком в руках, который бежал к забору с твердым намерением с ходу форсировать его. Ролан не стал ждать, когда он возьмет препятствие, и выстрелил через щель в жердинах.
   Ролан метил в ногу, но, видимо, зазор каким-то образом исказил зрительное восприятие, и пуля попала парню в живот. Свирепый рев поднялся над тайгой, заглушая эхо выстрела.
   – Тво-о-о ма-а…
   Ролан думал, что раненый упадет, но нет, он вдруг повернулся к нему спиной и бросился обратно в лес. Надо было его добить, но что-то не хотелось брать грех на душу.
   Из-за деревьев с двух сторон несколько раз выстрелили, а затем все стихло. Бандиты отступили вслед за своим подраненным дружком.
   Ролан не стал ждать, когда они появятся снова. Оставив Алевтину дома под охраной Добрика, он пошел по следу ретировавшегося противника.
   Доберман в свое время прошел хорошую школу как сторожевой пес, но его не учили брать след. Он мог бы вывести Ролана на бандитов по их запаху, но все-таки лучше обойтись без него. Еще подстрелят ненароком.
   К тому же Ролан мог справиться и без него. Тайга сделала из него хорошего следопыта. Если уж он мог выслеживать лесного зверя, то и с бандитами справится. Тем более что один из них истекал кровью…
   Кровавый след уходил к мелкой речке, где так хорошо ловился хариус. По нему Ролан и вышел на бандитов, которые сидели под сломанной сосной. Вернее, сидел один, а другой стоял перед ним на коленях, пытаясь своей майкой перевязать живот. Куртка и свитер лежали рядом, там же валялся снятый накомарник. Гнус кружил вокруг парня, облепил его голую спину, но тот не обращал на это никакого внимания.
   – А где же третий?
   Ролан подкрался к ним незаметно, поэтому его вопрос прозвучал громом среди ясного неба.
   – А-а… Что?
   Мордастый парень с бородавчатым носом потянулся к ружью, но Ролан выбил его ударом ноги. Вторым ударом он опрокинул противника на спину.
   Тихонько постанывая, раненый бандит вымученно смотрел на Ролана. Руками он держался за простреленный живот. Ему сейчас явно не до того, чтобы сопротивляться.
   – Где третий, я спрашиваю?
   – Так он ушел к дому, – бородавчатый махнул рукой в сторону избушки.
   Ролан ударил его в лоб кронштейном, к которому крепился складной приклад, и, когда тот бесчувственно завалился набок, пощупал пульс. Жив. Пусть пока побудет здесь…
   Он забрал с собой оба ружья, но по пути забросил их в кусты. Надо же было так оплошать и оставить у себя за спиной третьего бандита! Слишком легким показался ему след, поэтому и не вникал он в подробности. Потому и не понял, что преследовал всего двух бандитов…
   Он уже подходил к дому, когда звонко треснул пистолетный выстрел, и тут же послышался собачий визг. Калитка была открыта, на земле умирал доберман, тоскливо глядя в небо, а в дверях, спиной к Ролану, стоял крепкого сложения парень. В руке у него был пистолет, и он жал на спусковой крючок.
   Ролан опоздал всего на мгновение. Сначала выстрелил бандит, и только тогда он смог нажать на спусковой крючок. Парень дернулся, завалился вперед и упал, выбросив руки вперед.
   В углу комнаты Ролан увидел Алевтину. Она лежала на боку, руками закрывая простреленную грудь. Девушка была жива, ее еще можно было спасти. Но ранение было серьезным, и Ролан не знал, чем ей помочь.
   Из самодельного сундука он достал чистую майку, смочил ее водкой из неприкосновенного запаса, приложил к ране на груди, разорвал простынь, на скорую руку соорудил повязку. Забросил автомат за спину, подхватил девушку на руки и побежал с ней к брошенным в лесу бандитам. Если бы у Добрика был хоть какой-то шанс выжить, Ролан бы нашел способ и его утащить с собой, но пес уже издох. Тихонов мог только похоронить его, но не сейчас…
   Бандит с бородавчатым носом уже пришел в себя и даже смог увести своего раненого друга из-под сломанной сосны. Но Ролан все равно догнал их и заставил вести к машине.
   Не первой молодости джип «БМВ» стоял на дороге, с которой Ролан два года назад свернул в ручей, что привел его к золотоносной реке. Раненого бандита Тихонов посадил на переднее пассажирское сиденье, уцелевшего – за руль, Алевтину уложил на матрас за передними креслами. Но прежде он выбросил из машины вещи, которые мешали ему сесть на заднее сиденье. И тележку с поклажей отцепил.
   Алевтина лежала с закрытыми глазами и тихо стонала; скулил и раненый бандит.
   – Давай, давай!
   Джип ходко шел по бездорожью, но трясло машину неимоверно.
   – Где Сергей? Где его брат? – спросил Ролан.
   – Это все Цыпак… Он все, – захныкал бандит за рулем.
   – Что все? Убили ребят?
   – Это все Цыпак!
   – Убили, падлы… А девчонок?
   Оказалось, Марины с Дашей тоже уже не было в живых. Жаль их, и Сергея с его братом тоже. Значит, не зря Ролан порешил бандитского главаря. И если второй загнется от раны, он горевать не станет.
   Ехать пришлось долго, и когда машина въехала в Ивантеевку, Алевтина второй час уже находилась без сознания, пульс едва прощупывался. А ведь в деревне даже фельдшера нет; надо вызывать вертолет, если это возможно…
   Деревня состояла всего из нескольких домов, но людей набежало порядком. Бородатый широкоплечий мужик вместе с Роланом занес раненую Алевтину в дом. Он же помог появившимся вдруг милиционерам скрутить его, связать и бросить в погреб. Все произошло так быстро, что Ролан не успел ничего понять.
   Рыжеволосый майор с белесыми бровями смотрел на Ролана с нахальной улыбкой. Он торжествовал победу и предвкушал благодарность от начальства. Не каждый день ловишь беглого преступника, да еще и с похищенным оружием. Он опознал Ролана по фотографии на ориентировке двухлетней давности.
   – А мы так и думали, что это ты Антонину Севастьяновну утопил, – с присвистом потянув чай из блюдца, весело сказал он. – Людей собрали, по лесу тебя искали, а ты сам объявился. Выражаю тебе благодарность, Тихонов.
   Действительно, в деревне было полно милиционеров и людей, им сочувствующих и пожелавших принять участие в облаве на Ролана. Они отдыхали после последней безуспешной вылазки, а он взял да сам сунул голову в петлю.
   – Это не я, это бандиты, они со мной в машине были, я их пострелял. А они Алевтину ранили…
   – Да ты не переживай так, мы и с ними разберемся. Они убили, они за это и ответят. А ты за свой побег ответишь…
   Ролан мог оправдываться сколько угодно, но ничего уже не изменишь. За побег все равно накажут, и за автомат тоже. Дело пахнет пожизненным заключением. И за то, что он попал в руки правосудия, спасая Алевтину, снисхождения ему не будет.
   Алевтину и раненого бандита забрали на вертолете. А Ролана собирались увозить в райцентр в зарешеченном кузове милицейского «уазика». На руках и ногах у него наручники, связанные меж собой прочной цепью. Никто не хотел рисковать, потому и стреножили его, как татя в былые времена.
   – Где автолавка? – спросил майор.
   – В тайге.
   – В каком месте?
   – Могу показать.
   – Ага, сейчас… На карте покажешь. А не покажешь, и хрен с ним, все равно ее уже списали…
   – Покажу. Там бандит убитый. Он в Краснодарском крае целую семью вырезал.
   – Разберемся… Ну что, готов к депортации? – с кривой насмешкой спросил майор.
   – За границу? – пошутил Ролан.
   – Ага, в Австралию. Британская корона преступников не выдает… Или ты не преступник?
   – Преступник, – склонил голову Ролан.
   – Что, и вину свою осознал?
   – Осознал.
   – Что-то верится с трудом.
   – Да мне как-то все равно…
   – Все равно у дедушки, чтоб не стать бабушкой. И на твое «все равно» у меня свое «все равно» положено… Поехали!
   Ролана вывели на улицу под угрюмыми взглядами деревенских зевак, посадили в «уазик». За руль сел милицейский сержант с маленькими ястребиными глазками, майор устроился рядом с ним.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [25] 26

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация