А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Волк и семеро козлов" (страница 15)

   Глава четырнадцатая

   Темная туча зависла над золотистым полем. Легкий ветерок поднимал слабую волну, заставляя колоситься только начавшую созревать пшеницу. Аврора стояла посреди этого поля, а навстречу ей бежал Ролан. Он весело улыбался, но в глазах пряталась тревога. Облака опускались все ниже, плотно окутывали его, чтобы спеленать и утащить в темные глубины враждебной тучи.
   Ролан все ближе и ближе; Аврора уже протянула руки, чтобы сжать его в своих объятиях, когда он исчез. И в этот миг вдруг зазвонил телефон, перечеркнув сладостные сновидения.
   Трубка лежала на прикроватной тумбочке, Аврора не стала отключать его на ночь, потому что ждала звонка. А звонить по этому номеру мог только Ролан.
   – Привет, родная.
   Да, это был он. Голос веселый, но какой-то измученный. Ну да, нелегко ему в тюрьме.
   – Как ты себя чувствуешь?
   – Нормально.
   – Я тебе не верю.
   – Нет, серьезно, все хорошо. В карцере я. Но все не так страшно. И говорить можно целый час…
   – Долго ты не звонил.
   – В санчасти был. Подлечился немного, и обратно. А послезавтра назад в камеру.
   – Не нравится мне твой голос… Тебя били?
   – С чего ты взяла?
   – Не увиливай от ответа!
   – За дело. Я не в претензии… Насчет нашего старого знакомого узнала?
   – Да. Нет у него голубых наклонностей.
   – Они могли проявиться в тюрьме. Могли бы… Если бы он там находился.
   – А где же он?
   – За него сидит совершенно другой человек. Внешне на него похожий, но это не он. А наш знакомый где-то на свободе и мутит воду.
   – Ты в этом уверен?
   – Не скажу, что на все сто… Как твои дела? Как дети?
   – Неважные дела, – загрустила она.
   Егор и Вика все еще находились на острове под присмотром телохранителей. А где-то рядом прятался неизвестный киллер. Поленьев не ленился то и дело напоминать Авроре, чтобы она не делала лишних движений. Он откровенно шантажировал ее – и продолжал свою экспансию.
   Она продала все акции калужского агрокомбината, уступила долю в мукомольном заводе. Деньги она получила реальные и в срок, но если бы сделка была честной, она могла бы выручить гораздо более крупную сумму. Грабительскую цену Корчаков не выставлял, чтобы Аврора не смогла поднять шум после того, как вернет своих детей. Но и значительные суммы на нее он тратить не хотел. В ход шла тактика «мелкого фола» из стратегии рейдерского захвата. Руками Поленьева Корчаков скупал блокирующие пакеты акций ее предприятий, чтобы затем взять их под свой контроль. Пока он только лишь плел сеть, чтобы затем опутать ею Аврору, как муху паутиной.
   – Не бойся, все будет хорошо… Тебе нужно поднять волну, но так, чтобы никто не догадался, что это ты ее поднимаешь. Пусть информация будет анонимной. Так, мол, и так, в такой-то тюрьме сидит «левый» заключенный. Надо проверить информацию, взять отпечатки с его пальцев, сверить с оригиналом. Только не торопи события. Выжди, чтобы тюремное начальство успело вернуть нашего знакомого на место. Уж очень я по нему соскучился…
   Хоть и не сразу, но Аврора все-таки поняла, зачем это нужно Ролану. Он собирается убить настоящего Корчакова. Его доставят в тюрьму, чтобы проверка сумела сличить его с оригиналом, а Ролан нанесет удар.
   – А сумеешь на него выйти?
   – Тут человечек один мне помогает, надо бы его подмазать… Он мне с лазаретом один раз уже подсобил, может, и во второй раз поможет. На него вся надежда…
   – Хорошо, этим займутся.
   Юра Горбинский в курсе всех дел, он разберется, надо только поставить ему задачу. И деньгами снабдить.
   – И за детьми следи. Жаль, не могу тебе ничем помочь.
   – Ты уже помогаешь. И я очень за тебя переживаю…
   Она хотела быть рядом с Роланом, но уже не очень верила, что это когда-нибудь случится.
   К вечеру следующего дня к ней с визитом прибыл Поленьев. Аврора уже заметила, что с каждым разом он вел себя все более нагло и уверенно. А сегодня он вообще держал себя, как сюзерен перед вассалом. Зашел в кабинет с важным видом и движением руки дал понять, что Авроре вовсе не обязательно подниматься со своего места, приветствуя его. Как будто она собиралась это делать.
   – Что на этот раз? – спросила она.
   – О, у нас длинный список. И не только. Я обязательно озвучу нашу просьбу…
   – Требования, – поправила его Аврора.
   – Как вам угодно… Но сначала кофе, а то, знаете ли, умаялся с дороги. – Он развалился в кресле, вольготно забросив ногу на ногу.
   – А может, вам еще и массаж шеи? – съязвила она.
   Аврора ждала этого визита, поэтому готова была дерзить.
   – Кстати, отличная мысль.
   – Только мне так не кажется…
   – А мне кажется, что вы, Аврора Яковлевна, ведете себя неразумно, – разглядывая ноготь на своем мизинце, с непринужденно-насмешливым видом сказал он. – Вы снова отправили своих людей на остров.
   – Хочу увидеть своих детей. Им уже пора домой.
   – Вы в этом уверены? – с угрозой в голосе спросил он.
   – Абсолютно… Завтра мои люди собираются забрать детей.
   – Могут возникнуть проблемы.
   – Да, если вы этого захотите.
   – А если захотим?
   – Тогда у Натана Елизарьевича могут тоже появиться проблемы. Кстати, где он сейчас?
   – В местах не столько отдаленных, я же вам говорил…
   – В местах, не столь отдаленных от офиса?.. Он должен находиться в святогорской тюрьме.
   – Там он, увы, и находится.
   – Там находится его заместитель по тюремным делам.
   – Ну что вы такое говорите! – как на ненормальную посмотрел на нее Поленьев. – Натан Елизарьевич находится в святогорской тюрьме. Я вчера был там, встречался с ним…
   – Ну, тогда вам нечего волноваться, когда в святогорской тюрьме появится комиссия из ГУИН.
   – Какая комиссия? – насторожился собеседник.
   – Она проверит, настоящий Корчаков сидит там или фальшивый.
   – Зачем?
   – А чтобы его на чистую воду вывели. Сколько ему сидеть? Четыре года? А за обман еще лет пять добавят. И еще за подставу достанется.
   – За какую подставу? О чем это вы? – не на шутку разволновался Поленьев.
   – Начальник тюрьмы ему одолжение сделал, согласился на подмену. Понятно, что не за красивые глаза. Ремонт тюрьмы больших денег стоит… Вы меня понимаете?
   – Не очень.
   – Понимаете. Вы все отлично понимаете. Если Корчакова не будет в тюрьме, там обнаружат его двойника. Старого начальника тюрьмы за это посадят, а новый уже не захочет создавать условия твоему боссу, – перешла на «ты» Аврора, уверенная в том, что попала в цель. – Вернее, побоится… Или Корчаков не согласится вернуться в тюрьму? Может, он за границей? Тогда зачем ему мой бизнес? Пусть лучше мне свой продаст, я возьму, так сказать, из сожаления. А то, если его в федеральный розыск объявят, весь его бизнес псу под хвост пойдет. Счета арестуют, проверками задавят… ну, не мне вам объяснять…
   – Да, я понимаю, но в святогорской тюрьме сидит настоящий Корчаков! – Нервным движением руки Поленьев ослабил узел галстука.
   – Вот комиссия это и проверит.
   – Когда комиссия?
   – Или уже, или вот-вот…
   – А конкретно?
   – Если конкретно, то у вас еще есть пара дней, чтобы заменить фальшивого Корчакова на настоящего. А потом ждите проверку.
   – Два дня?
   – За это время мои дети вернутся домой. И если вдруг с ними случится…
   – Хорошо, договорились. Вы можете забрать детей, но чтобы никаких проверок… Или механизм уже запущен?
   – Я же сказала, у вас есть два дня.
   – Значит, запущен.
   – Мне очень жаль, но я вынуждена была так поступить.
   На самом деле Аврора еще не обращалась в ГУИН за содействием, хотя и могла. Но большая игра без блефа – как чай без сахара. Может, и Корчаков блефовал, угрожая ее детям; может, и не было никакого киллера на острове. Но ведь она боялась и не делала резких движений…
   – Но два дня у нас есть? – с надеждой посмотрел на нее Поленьев.
   Он очень переживал за своего босса. И за себя в первую очередь. Значит, прав был Ролан, решила Аврора, что в тюрьме находится лже-Корчаков.
   – Я же сказала, что да. Но если с моими детьми что-то случится, тайное сразу же станет явным. У нас есть свой человек в администрации, – соврала она. – Он предоставил нам информацию. Он же поднимет шум в случае чего. Вы меня понимаете?
   – Да, конечно.
   – И еще. На этом наше сотрудничество заканчивается. И можете не предлагать мне ваш список. Больше я вам не уступлю ни йоты…
   – Э-э… Хорошо, договорились, – в замешательстве кивнул Поленьев.
   Не думала Аврора, что победа ей дастся так легко. Но именно столь быстрый успех и настораживал. Если враг быстро отступает, значит, ему нужно время, чтобы укрепиться на новых позициях.
   Но все-таки день-другой у Авроры будет. Она вернет своих детей, а там, глядишь, и Ролан сделает свое дело. Если удастся…
   – Вы и так получили от меня более чем достаточно, – сказала она.
   – Да, мы не жалуемся, – кивнул Поленьев.
   Мысленно он был где-то далеко. Видимо, думал, как спасти своего босса.
   – На этом и поставим точку.
   – Попробую убедить в этом Натана Елизарьевича…
   – Боюсь, у него нет выбора. Или он будет жить на свободе, прикрываясь своим замом по тюремному сроку, или мы будем на него постоянно давить.
   – Как?
   – Комиссия будет следовать за комиссией.
   – Это жестоко.
   – Но необходимо.
   На этом разговор закончился. Поленьев уехал, и Аврора едва удержалась от искушения направить за ним своих людей. Он мог заметить слежку, а потом отыграться на ней за нечестную игру. Сначала надо было вывести из-под удара детей, а потом уже давить на Корчакова по всем каналам. Он должен ответить за свою подлость.
   Аврора не знала, как движутся дела у Корчакова, вернулся он в тюрьму или нет, но через два дня в аэропорту Черноземска приземлился самолет, на котором прилетели Егор и Вика. Домой их везли под усиленной охраной. Всю дорогу Аврора переживала, что произойдет нечто страшное, но нет, гром не грянул. Однако это вовсе не значило, что гроза прошла стороной.
   …Алексей Хромов протер слезящиеся глаза. Такое ощущение, что соль попала на нижние веки и разъедает слизистую. Но это просто усталость. Двое суток он на работе. Вчера смену сдал, а начальник попросил еще на день задержаться. Отказываться Алексей не стал. Работа у него неплохая, платят более чем прилично, а за внеурочные еще три тысячи рублей полагается. Вчера на службе был аврал – хозяйка встречала в аэропорту своих детей, всю охрану с собой увезла, а на дом бросили уже отдежурившую смену. Но ничего, все уже позади. Чтобы отдохнуть, ему хватит и суток. Сегодня он проведет вечер с женой и сыном, а завтра снова на службу. Не сахарный, не растает…
   Глаза продолжали слезиться, и Алексей съехал на обочину, остановил машину. Достал пластиковую бутылочку с водой, плеснул на ладонь, промыл глаза. Стало легче… А машина у него неплохая, «Форд Фокус». За два года на нее заработал. Не в каждой охранной фирме так хорошо платят, но ему повезло. И еще наличные за внеурочные получил, три тысячи на руках, будет чем жену порадовать. Пусть себе что-нибудь из одежды купит… Он очень ее любил. И сына обожал. Поэтому из кожи вон лез, чтобы их обеспечить.
   Но торопиться не стоит. Время вечернее, люди возвращаются домой, машин на дороге много, как бы в аварию не попасть. Тем более что какое-то предчувствие нехорошее на душе.
   За дорогу Алексей переживал напрасно. Он благополучно поставил машину в гараж, поднялся в квартиру, ключом открыл дверь. Сейчас Антошка выбежит к нему, будет смеяться, приплясывать, и Лена обнимет, поцелует, скажет, что она по нему соскучилась.
   Но в квартире было тихо. На кухне и в спальне горел свет, значит, дома кто-то есть.
   – Ле-ен!
   Алексей разулся, зашел в спальню и похолодел, увидев жену. Она лежала на животе, раскинув руки, а из-под головы на подушку натекла кровь.
   – Лена!
   Внутри все оборвалось, тело налилось свинцовой тяжестью, к горлу подступил горький ком. Едва переставляя ноги, он подошел к жене, склонился над ней, тронул за плечо. Странно, на подушке кровь, но в голове нет пулевого отверстия. Может, ее ранили, например, ножом…
   Лена вдруг дернулась, повернула к нему голову, виновато посмотрела на него. Она жива!
   Но преждевременная радость сменилась вдруг горечью поражения. В затылок уперлось что-то твердое.
   – Дернешься, пристрелю, – пригрозил мужской голос.
   – Леша, прости! Они заставили!
   Лена разрыдалась, размазывая по лицу красный кетчуп.
   – Они Антошку забрали! Они сказали, что убьют его!
   – Заткнись, сука! – одернул ее тот же голос, мерзкий, с гнусной хрипотцой.
   – А без грубостей можно? – подавленно спросил Алексей.
   Увы, это была жалкая попытка защитить жену. Ни на что большее он был не способен. Ствол пистолета по-прежнему продолжал давить на затылок, а палец незнакомца, возможно, – на спусковой крючок.
   – Можно. И жену твою не вылюбим. И пацанчика не тронем. Если умным будешь…
   – Что вам нужно? Деньги? Так у меня мало… Хотите, ключи от машины возьмите…
   – Ты, в натуре, даун или притворяешься?.. Тебе же сказали, что пацана твоего увезли. И жену твою мы сейчас увезем. Значит, от тебя требуется что-то более серьезное…
   – Что?
   – Пошли, поговорим…
   Человек за спиной убрал пистолет от затылка и позволил Алексею повернуться. Тот ожидал увидеть чье-то лицо, но наткнулся только на ледяной взгляд сквозь дырочки в картонной маске поросенка. Такой же «свин» стоял рядом с ним, тоже с пистолетом, который был направлен на Лену.
   В гостиной Алексей увидел человека в маске волка; он сидел в его любимом кресле за журнальным столиком, держа в руках чашечку кофе. Лицо скрыто под маской, но было видно, что уши у него непропорционально большие. Невольно вспомнилась сказка про Красную Шапочку. «Бабушка, а почему у тебя такие большие уши?»
   Но этот волк не слушать собирался, а говорить.
   – Жена у тебя красивая.
   Губы его, видимо, соприкасались с картоном, поэтому голос дребезжал.
   – И что? – исподлобья посмотрел на него Алексей.
   Его по-прежнему держали на прицеле, но не это его пугало. С одним негодяем он бы справился, но другой мог застрелить его жену.
   – Любишь ее?
   – Не твое дело.
   Человек в маске поставил пустую чашку на стол, поднялся с кресла, встал напротив Алексея.
   – А я люблю таких женщин. Только ты не подумай, я не насильник. И твоя жена, если я захочу, ляжет со мной добровольно. Она же любит своего сына. И твоего. Она же не хочет, чтобы с ним что-то случилось.
   – Мразь!
   Алексей дернулся, и «картонный оборотень» тут же ударил его кулаком в подбородок. Необыкновенно быстрый и точный удар, в нем чувствовался почерк профессионала. Комната вдруг перевернулась вверх дном, а в носоглотке противно запахло ржавым железом.
   – Ты думаешь, с тобой шутки шутят? – спросил «волк», когда Алексей поднялся с пола. – Нет, все очень серьезно. Но я матерью своей клянусь, что с твоей женой ничего не случится. Никто и пальцем ее не тронет. И сын твой вернется домой. Вместе с ней…
   – Что я должен сделать?
   – Отличный вопрос. И ты получишь на него вполне конкретный ответ. Ты должен убить Волокову Аврору Яковлевну, – понизил голос «волк». – Я говорю тихо, чтобы твоя жена не услышала. Ей не нужно ничего знать. Тогда она сможет вернуться домой. К тебе. Или к твоему гробу, если тебя вдруг застрелят. Сам понимаешь, Волокову не просто будет убить…
   – Не просто, – кивнул потрясенный Алексей.
   – Но ты должен будешь это сделать. Хотя бы ценой своей жизни. Ты умрешь сам, зато будут жить твои жена и сын. Если не сможешь нам помочь, то и мы не сможем помочь им, такая вот петрушка в нашем огороде. Но тебе же не обязательно умирать? Ты можешь убить ее тихо, когда она будет спать…
   – Для того чтобы убить тихо, нужен глушитель. А у меня только ствол, и то служебный.
   – Браво! Ты перевел разговор в деловое русло. Мне нравится твой подход к делу. Будет тебе глушитель. И ствол к нему в одном флаконе…
   «Волк» достал из кармана компактных размеров пистолет, спецназовский «ПСС» для скрытого ношения и, главное, бесшумной стрельбы. Алексею приходилось стрелять из такого оружия. Ствол у пистолета короткий, но за счет специального патрона пуля с двадцати метров пробивала каску, с двадцати пяти – бронежилет второго класса защиты, с тридцати – пятимиллиметровый стальной лист. Но ведь он не хочет стрелять. Он не хочет убивать Аврору Яковлевну.
   – Ну, так что, я могу на тебя положиться? – спросил «волк».
   – Э-э, я не знаю…
   – Тогда мне придется положиться на твою жену.
   – Да, я согласен…
   Этот тип закрывал маской свое лицо, и Лена не знает, что должен сделать Алексей. Значит, он не хочет брать грех на душу. И если убить Аврору Яковлевну, то ее и сына отпустят…
   – Тогда я скажу тебе, что ты отличный семьянин… Я понимаю: после того как ты сделаешь дело, тебе нужно будет уехать из города. Сам догадываешься, жизни тебе здесь не дадут.
   – Не дадут, – автоматически кивнул Алексей.
   – А чтобы уехать, тебе нужны деньги.
   «Волк» достал из кармана одну банковскую упаковку с оранжевыми купюрами, затем вторую, небрежно швырнул их на стол.
   – Здесь ровно миллион. Получишь его вместе с женой и детьми. Или твоя жена сама получит их в качестве компенсации за твою жизнь. Или свободу. Всякое ведь может быть… Если тебя повяжут, ты должен понимать, что спасти твою семью сможет только молчание. Ты ничего не должен говорить про нашу встречу. Хочешь, под психа коси, хочешь, несчастную любовь рисуй, мне все равно. Но все должны знать, что это твоя идея – убить Волокову. Ты не дурак, все понимаешь…
   – Понимаю… Только не надо Лену никуда увозить. И Антошку домой верните. А я все сделаю! Как надо сделаю!
   – Знаешь, а я тебе верю. Верю, что ты искренне хочешь нам помочь. Но не верю, что тебя хватит надолго. Позвонишь начальнику охраны, расскажешь о нашем разговоре… Короче, твоя жена и сын остаются у нас. И чем скорей ты выполнишь наш договор, тем быстрей она к тебе вернется. Вопросы?
   – А если я сделаю это прямо сегодня?
   – Не думаю, что это правильное решение, – мотнул головой «волк». – Ты когда на смену заступаешь?
   – Завтра.
   – Вот завтра и начнешь… Еще вопросы?
   – Я все понял. Я все сделаю…
   «Волк» и его «поросята» ушли, забрав с собой Лену. Алексей мог бы поднять шум, позвонить в милицию, поехать за преступниками, чтобы выследить их, но тогда мог бы погибнуть его сын, которого он очень любил. И Лена для него – смысл жизни. Не мог он оставить их в беде.
   Алексей не стал дожидаться следующего дня и в тот же вечер отправился в особняк Авроры Яковлевны. Он должен был охранять ее, но, увы, он ее предаст. Нет у него иного выбора, как убить эту женщину. Это подло, это грех, но лучше пусть погибнет она, чем его жена и сын. Аврора Яковлевна очень боялась за свою жизнь. И теперь Алексей знал, почему. За ней действительно охотятся.
   Недалеко от ворот стоял автомобиль вневедомственной охраны, из него заметили свет фар в темноте дороги, и навстречу Алексею вышел человек в милицейской форме, в бронежилете и с жезлом. Второй взял его машину на прицел.
   – Куда едем? – спросил мордастый парень с рыжими усами под хлюпающим носом.
   – Так это, я здесь работаю. Хромов я, Алексей. Сегодня только сменился…
   Он предъявил удостоверение охранника, и это открыло ему путь дальше. А на контрольно-пропускном пункте дежурили его сменщики.
   – Леха, ты чего здесь? – дружелюбно улыбнулся ему Толик Агапов.
   – Да проблема у меня, брат. Жена из дома выгнала, перекантоваться негде…
   – Думаешь, здесь есть где?
   – Я понимаю, здесь не гостиница. Но, может, меня во внутреннюю охрану возьмут? Внутренняя охрана ведь здесь живет…
   – Ну да, и комнаты у них отличные, я был, видел… Давай я начальника смены вызову.
   Начальник смены не заставил себя долго ждать – подъехал к контрольно-пропускному пункту на маленькой машине для гольфа. Это был среднего роста худощавый мужчина с узким лицом, острым носом и лисьими глазами. Обычно взгляд у него пытливый, внимательный, но сейчас в нем было больше беспечности, чем бдительности.
   – Я тебя слушаю, Хромов, – пытаясь подавить зевоту, недовольно сказал он.
   Алексей объяснил ему, почему он хочет попасть во внутреннюю охрану.
   – Я же нормально служу, вот, двое суток отпахал…
   – Да знаю, что хорошо служишь. Дымаров даже тебя хвалил. Только ты должен понимать, что здесь не общежитие…
   – Ну, я же не только поэтому. Во внутренней охране зарплата выше…
   – Хитер бобер. Только время ты неудачное для переговоров выбрал.
   – И куда мне теперь?
   – Если некуда податься, здесь оставайся. С комнатой что-нибудь придумаем. А завтра Дымаров придет, тогда и поговорим… Садись, поехали!
   Начальник охраны подвез Алексея к дому, он же нашел для него комнату в левом крыле здания, в то время как охранный пост располагался в правом. Тихо здесь, темно, и только в комнате можно было включить свет.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация