А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Выше только звезды" (страница 8)

   Я завела мотор и поехала в центр. Без пятнадцати шесть я позвонила Хохловой и сказала:
   – Анастасия Валерьевна, я сейчас нахожусь недалеко от вашего офиса.
   – Очень хорошо. Все материалы готовы, можете за ними зайти.
   Откровенно говоря, я понимала, почему моя клиентка не в силах смириться с тем, что арендодатель не намерен продлевать с ней контракт. Уж больно хорошее место занимал «Агафон» – особняк в тихом центре, с удобной парковкой. Я невольно залюбовалась фасадом. Лучи заходящего солнца проникали сквозь витраж над входной дверью и заставляли его стекла играть необычайно яркими красками. Кованые фигурки, украшавшие оконные решетки, заслуживали отдельного внимания…
   К сожалению, мне не удалось поговорить с Хохловой с глазу на глаз. У нее в кабинете сидел какой-то посетитель. Анастасия Валерьевна отдала мне кипу бумаг и попросила держать ее в курсе дела.
   Я села в машину и бегло просмотрела ксерокопии личных дел. Если там и была полезная информация, то она составляла очень небольшой процент от всего объема. Ее требовалось просеивать и просеивать. Честно говоря, я терпеть не могу заниматься этой бумажной рутиной. Мне больше нравится общаться с людьми, импровизировать… Немного подумав, я вновь изучила эту макулатуру, но теперь уже обращая внимание исключительно на фотографии бывших сотрудников дизайнерской фирмы. Запомнив их лица, я поехала в сторону Никольского собора. Там всегда отиралось много попрошаек, и я собиралась заглянуть каждому в глаза.
   – Папаша, не ты ли пару месяцев тому назад кушал икру в «Ренессансе»? – спросила я мужика, подпиравшего церковную ограду. Он показался мне похожим на уволенного электрика.
   – Грех смеяться над старым больным человеком, – сказал тот и обиженно отвернулся от меня.
   – Прости, отец, не хотела тебя обидеть. Просто я слышала, что в этом ресторане недавно был благотворительный ужин, – я бросила в коробку, стоявшую около его ног, несколько десяток.
   – Может, и был, но меня туда забыли позвать. Ты, дочка, знаешь, к кому обратись, – бомж оглянулся через плечо, – вон к тому мужику в зеленой майке. Мимо него здесь ничего не проходит.
   – Спасибо за подсказку, – я положила в коробку бумажку достоинством в пятьдесят рублей и вошла в церковный дворик.
   Мужик в выцветшей зеленой футболке минуту назад стоял на паперти – и вдруг исчез. Я принялась оглядываться по сторонам. Оказалось, что он перебазировался к крестильне, располагавшейся слева от собора. Туда я и направилась.
   Завидев меня, попрошайка приосанился. А когда я подошла поближе, он заговорил первым:
   – Барышня хочет о чем-то спросить?
   – Хочу, – подтвердила я.
   – Барышня, наверное, щедрая?
   – Да, она готова щедро заплатить за информацию, – подтвердила я.
   – Пусть барышня спрашивает, – благосклонно улыбнулся нищий, продемонстрировав железные коронки.
   – Я ищу людей, которые в конце мая смутили своим присутствием посетителей ресторана «Ренессанс».
   – Допустим, есть такие люди. А зачем они барышне?
   – Собственно, меня интересует, кто из них до такого додумался, – ответила я.
   – Это не они придумали, – заверил меня мужичок в зеленой майке.
   – А кто? – осведомилась я.
   – Барышня сказала, что она щедрая, – напомнил мне нищий.
   Я достала из кармана полтинник и протянула ему. Тот взял купюру, поднес ее к лицу, понюхал и сказал:
   – Новенькая, краской пахнет. Люблю этот запах!
   Поскольку этот «эстет» не спешил делиться информацией, я поняла, что он так изящно торгуется. Больше полтинников у меня не было, пришлось дать ему сотню и поторопить:
   – Итак, я слушаю…
   – Эта еще лучше пахнет.
   – Если вы думаете, что барышня имеет дома печатный станок, то вы заблуждаетесь, сударь. Итак, кто послал ваших приятелей в «Ренессанс»?
   Нищий немного помялся и сказал:
   – Барышня, вероятно, интересуется парнем с серьгой в ухе?
   Подхватив стиль навязанной мне игры, я сказала:
   – Барышне этой информации недостаточно. Ей хотелось бы услышать, где произошло ваше знакомство с этим молодым человеком, как он выглядит и так далее…
   – Извольте. Он нашел меня здесь, на этом самом месте, попросил собрать группу человек в пять-шесть, понаглее, и сказал, что именно надо делать. Я поначалу ему отказал, потому что дело нам предстояло рискованное, но он сумел меня убедить, что все пройдет гладко. К тому же парень был такой щедрый…
   – Меня больше интересует не степень его щедрости, а то, как он выглядит, сколько ему лет, кто он по жизни?
   – Не блатной и не крутой. Самый обыкновенный пацан, таких, как он, у нас, полгорода – светлая майка, потертые джинсы и серьга в ухе.
   – Про серьгу я уже слышала. А лет ему сколько?
   – Не меньше двадцати и не больше двадцати пяти. Точнее не скажу, потому что в паспорт его не заглядывал.
   – Допустим. А рост у него какой?
   – Чуток повыше барышни будет.
   – Цвет волос? – Я продолжала вытягивать информацию по крупицам.
   – Скорее темный, чем светлый. Вон как у того попа, – мой собеседник кивнул в сторону священника, беседовавшего у крестильни с пожилой женщиной.
   – Он был на колесах?
   – Какие «колеса» барышня имеет в виду – наркоту или тачку?
   – Конечно же, тачку.
   – Нет, парень все время был на своих двоих. По мобиле часто разговаривал.
   – Имена какие-то называл?
   – Нет, но он с какой-то барышней общался, только по имени к ней не обращался. А еще у него в том трактире свой человек был. Как только человек этот дал парню отмашку по телефону, мы и завалились туда.
   – Как вы думаете, кто помогал парню с серьгой в ухе? Официант? Администратор? Швейцар?
   – Барышня хочет знать то, чего я сам не знаю.
   На всякий случай я показала интеллигентному бомжу фотографии бывших «агафоновцев», но тот ни в ком из них не опознал ни парня с серьгой, ни своих собратьев-бомжей. Поблагодарив дядечку, я свернула наше общение, вышла из церковного дворика, села в «Ситроен» и поехала домой.
   Вечер я провела за детальным изучением личных дел уволенных сотрудников дизайнерской фирмы. Мне было жаль потраченного на это времени, потому что я так и не нашла, за что бы там зацепиться. Следовало сосредоточиться на поисках парня с серьгой в ухе. Только вот найти его по приметам, сообщенным мне бомжом, не представлялось возможным. Молодых людей, похожих на него, действительно в Тарасове много. Но у меня имелась и другая ниточка, дернув за которую, можно было размотать весь клубок. Какая? Вася Волгарев! Пусть он укатил в Москву, но в Тарасове наверняка остались люди, знавшие, с кем он водил дружбу. На следующий день я собиралась посетить детские дома.

   ГЛАВА 6

   Я уже собиралась выйти из дома, когда мне позвонила клиентка и сказала:
   – Здравствуйте. У нас новое ЧП!
   – Здравствуйте! Что случилось? – спросила я, закрывая дверь.
   – Исчезли материалы по рутарию! Еще вчера вечером они были в нашей базе, а сегодня утром там нужных файлов не оказалось. Вероятно, за ночь их вирус съел.
   – Это вы сами так думаете или так сказал ваш системный администратор?
   – Да, это он так сказал. Хотя, по-моему, он в этом совсем не уверен. Все-таки зря я взяла на работу студента, у него одни девчонки и дискотеки на уме!
   В прошлый раз Хохлова убедила меня в том, что информация уходит из ее компьютеров в удаленном режиме, и я не сочла нужным перепроверить ее заявление. Теперь у меня появилась идея.
   – Анастасия Валерьевна, – сказала я, – у меня есть знакомый программист. Специалист очень высокого уровня, и он уже не раз помогал мне в моих расследованиях. Конечно, на постоянную работу в «Агафон» его не заманить, но, думаю, на час-другой он мог бы к вам заскочить, чтобы протестировать компьютеры и в случае необходимости поставить надежную защиту.
   – Это было бы неплохо.
   – Я сейчас же с ним созвонюсь, узнаю, свободен ли он сегодня.
   – Татьяна Александровна, передайте вашему знакомому, что я готова щедро оплатить его работу.
   – Непременно скажу ему об этом. Я вам перезвоню, – сказала я и отключилась.
   Отыскав в записной книжке мобильника номер Димы Авельянова, я нажала на кнопку посыла вызова. В трубке послышались длинные гудки – третий, четвертый… десятый.
   – Алло, – сказал мой приятель, когда я уже не надеялась услышать его голос.
   – Дима, привет! Это Иванова!
   – Ну привет, – нехотя отозвался тот. – Который час?
   – Почти десять. Я тебя разбудила?
   – Ага. Не понимаю, как это я забыл мобильник отключить?
   – Не бухти, у меня есть для тебя высокооплачиваемая работа.
   – Ну если так, это меняет дело. Все равно уже пора вставать… Что у тебя стряслось-то?
   – У меня – ничего, проблемы у моей клиентки. Надо бы к ней в офис подъехать, проверить компы.
   – Разве там нет своего системника?
   – Есть, какой-то студент. Он то ли лох, то ли специально все делает для того, чтобы заинтересованные лица без проблем качали конфиденциальную информацию.
   – Посмотрим, – сказал Авельянов. – Офис-то далеко находится?
   – В центре. Да ты не переживай, я за тобой заеду через часок и отвезу прямо на место.
   – О’кей.
   Поговорив с Димой, я позвонила Хохловой и сказала:
   – Анастасия Валерьевна, я обо всем договорилась. Мы будем в «Агафоне» примерно через час. Вы не могли бы отправить куда-нибудь вашего студента, чтобы он не мешал настоящему профессионалу работать?
   – Да, конечно, я пошлю Павлова в магазин, за расходными материалами. Похоже, он только и способен покупать картриджи и бумагу.
   – И вообще, лучше бы пока никто не знал об истинной цели нашего визита.
   – Я поняла, постараюсь что-нибудь придумать.
* * *
   Я припарковалась у дома, в котором жил Авельянов. Хотя, «жил» – это не совсем подходящее слово. Дело в том, что Дима существовал в основном в виртуальном мире. Там он вел собственный блог, читал дневники разных знаменитостей в твиттере, слушал музыку и смотрел фильмы, скачанные из «нета», даже совершал почти все покупки через Сеть, уже давно забыв, как выглядят наличные деньги. Авельянов зарабатывал деньги в Интернете и на него же их и тратил. Иногда я несколько дней подряд не могла вытащить его в реал.
   – Привет! – Дима плюхнулся на сиденье моего «Ситроена» и тут же достал из кармана надрывающийся мобильник. – Алло! Не, Колян, я щас занят. Ты протопчи клаву и засейвь этот файл для меня, а лучше сбрось его мне на мыло.
   Когда Авельянов закончил эту беседу, полную специфических терминов, я вкратце рассказала ему, какие проблемы преследуют в последнее время фирму «Агафон».
   – Разберемся, – кивнул он и снова ответил на звонок мобильного. – Да, Митек, девайс что надо…
   Надо сказать, я практически ничего не поняла из его слов, потому что со своими приятелями Дима говорил на каком-то другом, только им понятном языке. Но что удивительно, он легко переходил с этого сленга на общедоступную человеческую речь.
   – Дима, я давно хотела тебя спросить насчет серьги в ухе. Скажи, это что-то означает?
   – Ну как тебе сказать, сейчас уже, наверное, ничего это не означает, просто аксессуар. А вот когда я сам проколол ухо, то был уверен в том, что это круто, что это некий атрибут моей самостоятельной, независимой жизни. Вообще-то серьга в одном ухе у мужчин – это знак их свободомыслия.
   – Понятно, спасибо за откровенность. Ну, пойдем!
   У Авельянова снова зазвонил мобильник.
   – Пошли, – сказал он и отключил свой навороченный аппарат. – Ну вот теперь можно будет сосредоточиться на работе.
* * *
   Хохлова, как и обещала, позаботилась не только о том, чтобы мы не встретились со штатным системником. Дабы ни у кого не возникло лишних вопросов, она собрала большинство своих сотрудников в зале заседаний, оставила их там на попечение своего зама, сама же встретила нас и провела к серверу. Авельянов с энтузиазмом принялся за дело. Минут через десять он сказал:
   – Ну что ж, я просмотрел отчет о работе антивируса. Никаких серьезных атак за последние полгода не было, а с теми, что произошли когда-то, ваш антивирус благополучно справился. Если у вас пропадает какая-то информация, то ее кто-то банально перекачивает на флешку или диск, а потом размещает в Интернете или продает конкурентам.
   – Неужели это правда?! – Хохлова растерянно развела руками. – Дмитрий, вы в этом уверены?
   – Это моя профессия.
   – Ну да, конечно. А вы можете сказать, файл под названием «Рутарий-2» был удален вчера отсюда или непосредственно с компьютера Вероники?
   – Минуточку, – Авельянов последовательно открыл несколько папок, пролистал какие-то списки и, ткнув пальцем в монитор, сказал: – Все манипуляции произведены вот с этого компьютера.
   – Ну все понятно, значит, кто-то влез в ее машину!
   – Этот файл сначала скопировали на запоминающее устройство, а уже потом пытались удалить. Было бы гораздо хуже, если бы его просто переместили на флешку, тогда следов, скорее всего, не осталось бы.
   – То есть вы сможете восстановить этот файл? – обрадовалась Анастастия Валерьевна. – Наш студент говорил, что такое, в принципе, возможно, но у него не получилось.
   – Он сколько курсов закончил? – поинтересовался Авельянов.
   – Четыре.
   – Вот ламер! – обозвал программиста непонятным словом Дима.
   – Ламер? – удивилась Хохлова. – Это что же такое?
   – Ну, у нас так называют неумелых пользователей с завышенной самооценкой. В общем, я имел в виду, что ваш студент уже должен щелкать такие задачки, как семечки. Если позволите, я воспользуюсь одной программкой, которая пошагово отменит все предыдущие действия с файлом, – Дима достал из кармана свою флешку и занялся делом.
   – Анастасия Валерьевна, кто такая Вероника? – уточнила я, осмыслив недавние слова Хохловой.
   – Вероника Крикун – наш ландшафтный дизайнер. Она как раз работала над проектом рутария. Вчера она внесла в разработку весьма существенные изменения, а сегодня утром файл не нашла. Конечно, катастрофы в этом нет. Проект можно восстановить, но для этого потребуется время. А время – это деньги.
   – Ну вот, собственно, и все, – сказал Дима, откинувшись на спинку кресла.
   Анастасия Валерьевна щелкнула мышкой, раскрыла папку, удостоверилась, что вся информация благополучно вернулась на место, и едва ли не бросилась целовать моего приятеля.
   – Молодой человек, вам когда-нибудь говорили, что вы – гений?
   – Ну, что-то типа этого я уже слышал, – Авельянов довольно улыбнулся.
   – Вы гений! – повторила Хохлова. – Это не подлежит сомнению!
   Где-то в недрах офиса послышался смутный шум.
   – Похоже, совещание подходит к концу, – предположила я. – Сейчас все сотрудники вернутся на свои рабочие места. Им совершенно ни к чему знать, что кто-то посторонний был в серверной.
   – Да, пройдемте в мой кабинет, – сказала директриса. – А этот я закрою.
   – Я вам больше не нужен? – уточнил программист.
   – Дмитрий, я вас надолго не задержу, прошу лишь на несколько минут зайти ко мне, – сказала Анастасия Валерьевна.
   Авельянов не заставил себя уговаривать, вероятно, догадался, что ему предстоит приятная процедура получения материального вознаграждения за труды. Взяв деньги, он попрощался с нами обеими и ушел.
   – Татьяна Александровна, я, наверное, мало ему дала? – спросила меня Анастасия Валерьевна.
   – Нормально, – ответила я.
   – Нет, мало. Он так странно посмотрел на меня, но торговаться не посмел. Скромный юноша!
   – Анастасия Валерьевна, он не на вас странно посмотрел, а на деньги. Дима скорее всего, уже забыл, как они выглядят.
   – В смысле? Он совсем на мели? – удивилась Хохлова. – А с виду не скажешь…
   – Не в этом дело: Авельянов уже давно не имеет дела с наличными.
   – Ясно, привык расплачиваться банковскими картами.
   – В большинстве случаев он обходится даже без них. Я почти уверена, что Дима сразу же отправится к терминалу, чтобы пополнить свой виртуальный кошелек. – Я выглянула в приемную, удостоверилась, что там никого нет, поплотнее закрыла дверь, села за стол и спросила: – А почему я второй день подряд не вижу вашей секретарши?
   – Дело в том, что Катя вчера после обеда отпросилась к врачу, а сегодня утром позвонила и сказала, что задержится, потому что ей надо сдать какие-то анализы. Понимаете, она беременна, ей в декрет через два месяца.
   – Понятно, – я подумала, что Катю сразу же можно вычеркнуть из числа подозреваемых. А вот других сотрудников офиса следует тщательно проверить.
   Дверь в кабинет с шумом отворилась, и уже с порога мужской голос бросил:
   – Нет, Настя, так никуда не годится! Павлова надо увольнять. Вот где он опять ходит? Я удавил бы его собственными руками!
   – Саша, успокойся! Я отправила его в магазин за картриджем. К тому же у нас есть хорошие новости…
   Я поняла, что Хохлова собирается рассказать о том, что пропавший файл восстановлен, и стала делать ей знаки, чтобы она держала язык за зубами.
   – Хорошие? Что ты имеешь в виду? Никто ведь не берется восстановить по памяти вчерашние изменения. А как мы будем выглядеть в глазах Суворова, если начнем переспрашивать у него уточненные размеры? Сроки же летят ко всем чертям!
   – Саша, мы поговорим об этом чуть позже. Я сейчас занята.
   Сотрудник «Агафона», называвший своего босса просто по имени, раскрыл дверь пошире и только тогда заметил меня.
   – Здравствуйте, милая девушка! – сказал он уже совсем другим тоном, каким-то неестественно-заискивающим. – Вы к нам по какому вопросу?
   – Саша, это наша потенциальная заказчица. Если ты нам понадобишься, я тебя позову.
   – Ладно, – ответил тот и вышел в приемную, оставив дверь приоткрытой.
   Хозяйка кабинета встала, подошла к ней и плотно закрыла.
   – Кто это был? – спросила я.
   – Мой заместитель, Александр Васильевич Муромский. Он человек несколько эксцентричный, но я ему полностью доверяю.
   У меня созрел важный вопрос:
   – А кому вы не доверяете?
   Хохлова молчала. Собственно, конкретного ответа я от нее и не ждала. Похоже, Анастасия Валерьевна привыкла думать о людях гораздо лучше, чем они того заслуживали. Сотрудники об этом знали, вот кто-то и осмелился начать против нее свою игру, не страшась тут же попасть под подозрение. Может, это как раз Муромский?
   – Расскажите мне о своем заместителе, – попросила я.
   – Мы работаем с Сашей уже около восьми лет. По натуре он человек творческий, идеи из него сыплются как из рога изобилия, а вот образования и такта ему подчас не хватает. Муромский закончил заочно стройфак политехнического института, его специальность – «Мосты и тоннели». А это, как вы понимаете, не совсем наш профиль.
   – Анастасия Валерьевна, вы никогда не думали о том, что он, быть может, метит в ваше кресло?
   – Нет-нет, он в него не метит. Я ведь не только директор, но и владелица, хозяйка. А Саша находится на своем месте, и он это прекрасно понимает. На нем лежит все руководство творческим процессом, там он как рыба в воде. Что же касается организационных и финансовых вопросов, которые мне неизбежно приходится решать день за днем, то это не его стихия. – Хохлова наткнулась на мой скептический взгляд и поняла, что ей не удалось отмести прочь мои подозрения. Тогда она выдвинула следующий аргумент: – Татьяна Александровна, ну какой из Муромского директор? Его даже костюм с галстуком надеть не заставишь, он все время в каких-то маечках и свитерочках ходит!
   – Анастасия Валерьевна, стиль одежды – это еще не алиби. Скажите, он вчера был на работе во второй половине дня?
   – Был.
   – Значит, теоретически он мог скопировать документ, а потом его удалить?
   – Так же, как и любой другой сотрудник, находившийся в здании. Но вот практически… – Хохлова задумалась, – нет, я не верю в то, что за всем этим стоит Муромский. Я просто не могу найти для него никакого мотива.
   – Насчет мотива вы правильно заметили. Если понять, что же именно движет вашим недоброжелателем, то его имя неизбежно проявится.
   – Татьяна Александровна, а как поживает ваша версия о мести уволенных мною рабочих?
   Я ответила уклончиво:
   – Я провела определенные розыски, но пока что конкретных результатов в этом направлении нет. Однако в деле наметился еще один фигурант.
   – Волгарев? – вспомнила Хохлова. – Я вам уже говорила, что не знаю этого человека.
   – Волгарев работал официантом в «Ренессансе», на следующий день после празднования юбилея вашей фирмы он уволился. Так вот, скорее всего, именно он организовал потоп в мужском туалете, чтобы отвлечь почти весь персонал на устранение этой аварии и дать возможность бомжам беспрепятственно войти в банкетный зал. А вот толпу бездомных организовал на этот поход некий парень с серьгой в ухе. У вас в коллективе, случайно, нет таких?
   – С серьгой в ухе? Нет, не встречала.
   – Я почти уверена, что этот парень непосредственно связан с кем-то из ваших сотрудников. Надо проверить каждого! Анастасия Валерьевна, вы сможете составить список всех, кто вчера был на работе во второй половине дня?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация