А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Выше только звезды" (страница 6)

   ГЛАВА 4

   Вернувшись домой, я приняла душ, запихнула одежду, пропахшую речной рыбой, в стиральную машину, сварила «Арабику» и попыталась переосмыслить свой разговор с Хохловым. Изначально я решила, что кто-то сознательно ввел обоих супругов в заблуждение. И этот кто-то подсунул Анастасии Валерьевне фотографии, компрометирующие мужа, а Дмитрию Олеговичу – жену. А вот по дороге домой я озаботилась вопросом: а вдруг моя клиентка действительно пятнадцать с лишним лет морочила мужу голову? Этот вопрос все еще не давал мне покоя. Нет, я и не думала ее осуждать, тем более что женскую солидарность еще никто не отменял. Но от степени искренности моей клиентки зависело то, в каком ракурсе мне общаться с ней дальше. Разумеется, я сразу же вспомнила, что Хохлова промолчала о провале юбилейного банкета в ресторане «Ренессанс». Похоже, ее жизненное кредо – не говорить лишнего. Лишнего для нее, но не для меня. Мне в расследовании поможет любая мелочь.
   Отпив несколько глотков кофе, я стала вспоминать, что, а главное – как, с каким эмоциональным наполнением говорила Анастасия Валерьевна о друге их семьи – Орлове. Сначала в моей памяти всплыло, с какой надеждой она ждет возвращения Константина Павловича из заграничной командировки. Может, дело здесь вовсе не в должности Орлова? Хотя, конечно, неплохо иметь в друзьях (или любовниках?) начальника областного комитета по управлению имуществом. Это все-таки не последняя спица в чиновничьей колеснице. Сколько душевной теплоты было в голосе Хохловой, когда она вспоминала об агафоновском периоде их дружбы! А ремарка о его вдовстве? Ее голос тогда предательски дрогнул.
   Мои размышления прервал мобильник. Звонила Хохлова. Клиентка не дождалась моего звонка и решила набрать мой номер сама.
   Нервничаете, Анастасия Валерьевна? Понимаю. Я на вашем месте тоже бы нервничала. Ничего, подождите немного, я поговорю с вами, но чуть позже. А сейчас мне надо кое-что срочно сделать.
   Не обращая внимания на телефонный трезвон, я извлекла из малинового мешочка гадальные двенадцатигранники, мысленно задала им вопрос о взаимоотношениях Хохловых и Орлова и бросила косточки на стол. Одна из них упала на пол, на ее верхней грани была обозначена единичка. А в целом получилась такая комбинация: «1+36+17». Она трактовалась следующим образом: «В здании человеческого счастья любовь образует купол, а дружба возводит стены». И как же это понимать? Я окончательно запуталась.
   Хохлова была настойчива – все звонила и звонила, без перерывов.
   – Алло, я слушаю вас, Анастасия Валерьевна! – ответила я наконец.
   – Татьяна Александровна, вы уже вернулись в Тарасов?
   – Вот как раз сейчас сажусь в машину и собираюсь ехать домой, – сама не зная зачем, соврала я.
   – Домой? А я думала, что мы с вами встретимся, поговорим. Вам удалось выяснить, что с Димой происходит, что или кто заставил его так скоропалительно принять решение о разводе?
   – Да, я кое-что выяснила.
   – Ну и?.. – проявила нетерпение клиентка.
   – Это не телефонный разговор.
   – Хорошо, давайте встретимся. Приезжайте ко мне домой через час, – Хохлова назвала адрес.
* * *
   Дом, в котором жила владелица дизайнерского агентства, располагался в историческом центре Тарасова и ничем не выделялся среди своих соседей. В общем, это была типовая четырехподъездная девятиэтажка постройки семидесятых годов прошлого века. Я даже с каким-то разочарованием вошла в мрачный подъезд, поднялась на лифте на пятый этаж и остановилась у двери нужной квартиры. Кстати сказать, дверь тоже не поражала воображение, даже соседская выглядела намного богаче. Но стоило мне только войти в квартиру, и я оказалась совсем в другом мире, где не существует никаких шаблонов и стереотипов. В прихожей мое внимание сразу привлекла замысловатая подставка для зонтов, с нее мой взгляд переметнулся на подвесную тумбочку, оттуда – на точечные светильники на потолке, обрисовывающие силуэт жар-птицы.
   – Нравится? – спросила хозяйка не без гордости.
   – Да, это так нетривиально!
   – Я старалась. Проходите, пожалуйста, в гостиную, – легким движением руки Хохлова отодвинула ширму, которую я вначале приняла за красочное панно. – Не удивляйтесь, у нас стены двигаются, а мебель принимает различные формы. Чай, кофе?
   – Спасибо. Чай я не пью, а кофе мне на сегодня достаточно.
   – Как знаете. – Анастасия Валерьевна без особых усилий разделила диванчик на два отдельных кресла и поставила их на некотором расстоянии друг от друга. Я все еще находилась под впечатлением от необычного интерьера этой квартиры, поэтому не сразу приступила к отчету о проделанной работе.
   – Итак, – поторопила меня клиентка, – что вам удалось выяснить?
   Я моментально сконцентрировалась и сказала:
   – Анастасия Валерьевна, возможно, услышанное вас шокирует, но Дмитрий Олегович подозревает вас в измене, причем не в какой-то мимолетной интрижке, а в долгоиграющем романе с другом семьи.
   – С кем с кем? – Хохлова непонимающе воззрилась на меня.
   – Ваш супруг не называл ни его имени, ни фамилии, но я думаю, что он имел в виду Орлова.
   – Нет, это бред какой-то! Дима там совсем спятил?! Он, вообще, был трезв, когда говорил вам все это?
   – Да, он был абсолютно трезв, – подтвердила я. – Но это еще не все.
   – Да что тут еще можно выдумать?!
   – Хохлов считает, что Инна – не его дочь, а, вероятно, Константина Павловича.
   – Откуда же он все это взял?
   – «Добрые» люди его просветили. А еще Дмитрий Олегович так же, как и вы, получил фотографии.
   – Какие фотографии? – Анастасия Валерьевна занервничала.
   – Он мне их не показывал, но описывал. На них были постельные сцены.
   – Таких фотографий не может быть в природе! – безаппеляционно заявила Хохлова. – Я никогда не изменяла мужу. Мы ведь с Димой в церкви венчались, а я очень серьезно к этому отношусь. Костя был нашим свидетелем и в загсе, и в церкви.
   Услышав это, я поняла, что стояло за формулировкой гадальных двенадцатигранников. «В здании человеческого счастья любовь образует купол, а дружба возводит стены» – это про чету Хохловых и ее друзей. Кстати, надо будет потом спросить о свидетельнице, бывшей на их свадьбе…
   – Если таких снимков не может быть в природе, значит, это фотомонтаж. Возможно, вы тоже получили фотки, обработанные на компьютере, – я достала конверт, все еще лежавший в моей сумке, и стала рассматривать его пикантное содержимое. – Анастасия Валерьевна, у вас есть лупа?
   – Да, где-то была. Сейчас принесу.
   Под увеличительным стеклом я заметила неровные контуры тел.
   – Да, похоже, без правки в программе Photoshop здесь не обошлось. Хотя работа очень хорошая, невооруженным глазом этого не заметишь. Мне следовало сразу подвергнуть снимки тщательной проверке.
   – Лучше поздно, чем никогда, – философски заметила моя клиентка и нахмурилась: – Похоже, Диму фотографировали в бассейне. А вот где же эти несчастные папарацци засняли меня? Разве что у массажистки? Кошмар какой-то! Кому это все понадобилось?
   – Хороший вопрос! Кто-то явно заинтересован в вашем разводе… Анастасия Валерьевна, у вас есть какие-нибудь догадки?
   – Татьяна Александровна, о чем вы говорите?! – всплеснула руками клиентка. – Я понятия не имею, кто мог сыграть с нами такую злую шутку! Все происходящее не поддается никакому объяснению. Это бред! Стопроцентный бред! Я не могу поверить, что все это происходит со мной.
   – Все поддается объяснению, даже бред, надо только логически мыслить. Анастасия Валерьевна, прошу вас, сосредоточьтесь и попробуйте найти среди вашего окружения человека, который желал бы вам зла.
   – Да нет такого человека! – Хохлова отвергла мои соображения, не раздумывая. – А если бы он был, неужели я держала бы его рядом с собой?
   – Хорошо, давайте рассуждать вместе. Все началось с проблем в бизнесе, так?
   – Так, – мотнула головой клиентка. – Но вы же проверили конкурентов «Агафона», и они оказались ни при чем.
   – Это не совсем правильная формулировка. Я начала проверять конкурентов, а потом была вынуждена переключиться на Дмитрия Олеговича. Вообще-то в моих вчерашних планах стояло знакомство с «Александрией».
   – Это ложный путь, – отмахнулась Анастасия Валерьевна. – Татьяна Александровна, вы можете не тратить на него время.
   – Почему вы так в этом уверены? Аргументируйте, пожалуйста.
   – Я же вам говорила, у нас дружеско-деловые отношения с этой фирмой. Вот, например, вчера «Александрия» прислала нам одного клиента. Он хотел разбить на своем дачном участке рутарий, а там этим не занимаются.
   – Простите, что хотел разбить клиент? – уточнила я.
   – Рутарий. Это – модное направление в ландшафтном дизайне. Никогда не слышали о нем?
   – Нет, – призналась я. – У меня нет дачи, вот я и не интересуюсь ландшафтным дизайном.
   – Тогда я объясню простым языком: это – уголок, оформленный корягами, корнями деревьев, пеньками. У нас уже богатый опыт в этом деле. «Александрия» нас очень выручила, ведь сейчас новых заказов совсем нет. Но я в долгу не останусь, обязательно кого-нибудь направлю в «Александрию», того, кто им больше подходит.
   Объяснение Хохловой меня вполне удовлетворило.
   – Анастасия Валерьевна, если вы так уверены в «Александрии», я не буду терять на нее время. К тому же, кроме версии о конкурентах, возможны и другие, – я на секунду задумалась. – Например, недовольный клиент или обиженный сотрудник. У вас были заказчики, недовольные выполненными работами, причем настолько недовольные, что могли бы встать на тропу мести?
   – Ну, это вы загнули! Разные нюансы, конечно, случались, но все по мелочам. Фонарь не работал, так мы его заменили, обивка мягкой мебели несколько отличалась по цвету от образца, так мы скидку сделали… Нет, никаких серьезных оплошностей в работе «Агафона» я не припоминаю.
   Я перешла к следующему вопросу:
   – Вам часто доводилось увольнять своих сотрудников?
   – Нет, не часто.
   – Но такое все-таки случалось? – уточнила я.
   – Случалось, – подтвердила клиентка, – но это были не офисные сотрудники, а рабочие. Однажды клиент пожаловался, что маляры позволяют себе пить на объекте, и мне пришлось всю бригаду уволить за пьянство. Это было примерно два года тому назад. Электрик как-то раз напортачил, сантехник…
   – Анастасия Валерьевна, не было ли среди бомжей, которые испортили вам праздник, людей, похожих на тех, кого вы уволили?
   Мой вопрос ничуть не смутил Хохлову.
   – Вы уже знаете об этом, – сказала она скорее утвердительно, чем вопросительно.
   – Да, и меня удивляет, что вы сами мне не рассказали о том, что произошло в ресторане «Ренессанс».
   – Да я не собиралась скрывать от вас тот кошмар, просто как-то не пришлось к слову. А что касается той анархической массы людей, заполонившей банкетный зал, так я даже не знаю, что вам сказать… Я не рассматривала их лиц. Не до того мне было, – Анастасия Валерьевна задумалась. – Я отправилась на поиски администратора. Он все время был в зале и вдруг куда-то запропастился.
   – Интересное дело, – сказала я, – швейцара на месте не было, администратора тоже… Совершенно очевидно, что кто-то позаботился о том, чтобы нейтрализовать персонал ресторана.
   – Дело в том, что как раз в то время, когда появились эти незваные гости, практически весь персонал устранял аварию в санузле. В мужском туалете прорвало трубу. Когда я наконец-то нашла администратора, он чуть ли не по колено стоял в воде. – Хохлова призадумалась: – Татьяна Александровна, неужели вы думаете, что все это было делом рук уволенных мною рабочих? Это как-то надуманно. Если кто-то посчитал, что я поступила с ним несправедливо, он мог обратиться в трудовую комиссию, в суд, наконец.
   – Анастасия Валерьевна, давайте размышлять дальше. Допустим, кто-то лишился работы в «Агафоне», новую найти долго не мог, в результате жена выгнала его из дома, он стал мыкаться по чердакам и подвалам… Или другой вариант развития событий – источник доходов иссяк, выплачивать кредит стало нечем, банк наложил арест на квартиру, которая и так была в залоге… Ну, что-то в этом роде. Некоторые люди склонны искать людей, виновных во всех их бедах, чтобы их наказать. А кто в этих случаях оказывается виноват? Извращенный ум сразу подскажет: конечно же, работодатель! А если его, в данном случае – ее, тоже лишить всего?
   – Татьяна Александровна, я не понимаю, что же – мне надо было терпеть на работе бездельников?
   Я не успела ничего ответить, потому что зазвонил домашний телефон Хохловой.
   – Алло!.. Леночка, извини, я сейчас не могу с тобой разговаривать. Нет, Дима не вернулся. Потом, все потом. Я тебе перезвоню. Пока, – Анастасия Валерьевна положила трубку и сказала мне: – Это Елена, моя лучшая подруга. Мы с ней со школы дружим.
   – Расскажите мне о ней, – попросила я.
   – Зачем? Неужели вы и ее хотите зачислить в разряд подозреваемых? – клиентка рассмеялась. – Это уж совершенно несерьезно.
   – Почему?
   – Да потому что Леночка – моя подруга. И этим все сказано. Вот у вас есть подруга?
   Я тут же вспомнила о Ленке, учительнице французского языка, и Светке, парикмахерше. Они обе мастерски влетали в разные криминальные истории, правда, всегда по глупости, а не по злому умыслу.
   – Да, у меня есть подруга, и не одна. Тем не менее подруга – это не алиби, а довольно часто – улика, – сказала я со знанием дела. – Знаете, сколько дел мне приходилось расследовать, когда одна подруга заказывала другую!
   – Нет-нет, это не про Лену, – продолжала возражать мне Хохлова. – Мне очень повезло с подругой. Она всегда со мной рядом – и в горе, и в радости. А я – с ней.
   – И все-таки расскажите мне о ней, – еще раз попросила я.
   – Раз уж вы настаиваете… Лена Бушуева тоже жила в Агафоновке, как и я, на соседней улице. Мы учились с ней в одном классе, доверяли друг другу все свои секреты. Она первая узнала, что мне нравится Дима, а я, наверное, одна была в курсе, что Бушуева без ума от Костика Орлова, – Хохлова с удовольствием предалась воспоминаниям. – Когда я училась в десятом классе, мы с Димкой стали встречаться, а вот Леночкины чувства остались без ответа. После школы она поступила в медицинский институт, а сейчас работает врачом-отоларингологом. Елена Петровна – прекрасный специалист! Уж поверьте мне, я сама у нее не раз лечилась. Ну что вам еще сказать? У Лены десятилетний сын, мы с Димой его крестные…
   – А кто ее муж?
   – Леночка официально никогда не была замужем. У нее был гражданский брак, но сейчас они с Тимофеем, с отцом Лешки, живут отдельно. Правда, они умудрились сохранить хорошие отношения. Знаете, Леночка из тех женщин, которые считают, что любые перемены – к лучшему, а неудавшиеся планы – это ценный опыт. Иногда я ей даже завидую. Мне бы ее оптимизм!
   У меня создалось впечатление, что Хохлова всю жизнь не снимала розовые очки. Услышанное из ее уст утвердило меня во мнении – подруга вполне могла оказаться причастной к тому, что происходило за последние полгода в жизни моей клиентки. Какой у нее мотив? Самый банальный – женская зависть. Первая любовь Елены, как это часто бывает, оказалась несчастной. Личная жизнь, можно сказать, не удалась. Гражданский брак и тот распался, в результате сын растет без отца. Скорее всего, материально Бушуева далеко не так хорошо обеспечена, как Хохлова. Если она, конечно, не профессор и не заведующая отделением в какой-нибудь частной клинике. В большинстве случаев работа врача – далеко не самая высокооплачиваемая профессия. А вот у Лениной подруги, Насти Хохловой, все иначе. Ее школьный роман закончился свадьбой. Хобби вылилось в серьезный бизнес. Получается, что Анастасия Валерьевна говорит с успехом на одном языке, а Елене Петровне понимать этот язык не дано. Ну как тут не позавидовать подружке и не попытаться восстановить «высшую справедливость»?
   Я не стала озвучивать свои аналитические выкладки, все равно Хохлова мне не поверила бы. Впрочем, я могла и ошибаться. Версию о злокозненной подруге стоило поскорее проверить.
   – Анастасия Валерьевна, – сказала я, – у меня частенько бывают проблемы с горлом. Мне хотелось бы показаться хорошему специалисту. Может, к вашей подруге обратиться?
   – Очень хорошая идея! Елена Петровна вам обязательно поможет. Хотите, я ей перезвоню?
   – Не стоит. Пока я не закончу расследование, все равно не займусь этим вопросом. Вы мне просто скажите, где она работает. Если получится, я потом запишусь к ней на общих основаниях. Не получится, так обращусь к вам.
   – Как знаете. Доктор Бушуева принимает в районной поликлинике № 4.
   – Я это запомню.
   Значит, Елена работает в муниципальном медучреждении, где зарплаты совсем небольшие. То есть Бушуева и Хохлова относятся к разным социальным группам. Одна – малооплачиваемая бюджетница, а другая – бизнес-леди. Все еще хуже, чем я думала.
   – Татьяна Александровна, я хочу посоветоваться с вами как с женщиной, а не как с частным детективом. Как вы думаете, может, мне стоит съездить в Уткино и объясниться с Димой, рассказать про фотомонтаж?
   – Я думаю, это пока преждевременно. Он неизбежно спросит: кому это понадобилось? А вы пока не сможете ответить ему на этот вопрос. При отсутствии твердых аргументов Дмитрий Олегович вам, скорее всего, не поверит.
   – Погодите, но вы же сами сказали, что все это дело рук той бригады, которую я уволила, – Хохлова на удивление легко поверила в это.
   – Анастасия Валерьевна, это всего лишь одна из версий. Ее, впрочем, как и все другие, надо проверять.
   – Да, боюсь, вы правы, – согласилась со мной Хохлова, – пока мы не найдем источник всех проблем, разговаривать с моим мужем бесполезно.
   – Анастасия Валерьевна, вы могли бы мне дать сведения обо всех уволенных сотрудниках?
   – Да, конечно, я завтра возьму в отделе персонала их личные дела и попрошу секретаршу сделать ксерокопии.
   Я задала клиентке еще несколько важных вопросов, на которые она мне любезно ответила. А напоследок я попросила ее еще раз хорошенько покопаться в своем прошлом. Она непонимающе воззрилась на меня.
   – Вдруг в вашей памяти всплывет что-нибудь новенькое и натолкнет нас на правильную версию? – пояснила я.
   – Хорошо, я подумаю, – сказала Хохлова, открывая мне дверь своей квартиры.
   Откровенно говоря, я не слишком-то верила в виновность уволенных некогда рабочих. Тем не менее все равно я собиралась проверить эту версию. Но сначала надо было прощупать Елену Петровну Бушуеву.
   Я попрощалась с Хохловой и поехала домой.
* * *
   Утром я позвонила в регистратуру поликлиники № 4, которая, по счастливому стечению обстоятельств, обслуживала мой район, узнала часы приема доктора Бушуевой и попросила записать меня на 12.30.
   И вот я сидела у кабинета отоларинголога и ждала своей очереди. Как же давно я не посещала врачей! Массажисты и косметологи – не в счет. Кажется, я не была в поликлинике с тех самых пор, как проходила медкомиссию перед оформлением на службу в прокуратуру. Да и тогда обход всех специалистов был делом чисто формальным. Доктора спрашивали, есть ли у меня жалобы, а потом что-то очень долго неразборчивым почерком писали в моей медицинской карточке. Никаких жалоб у меня тогда не было, впрочем, как и сейчас. Может, как в детстве, когда мне хотелось продлить каникулы, стоило наесться мороженого, чтобы горло покраснело? Тогда появился бы шанс задержаться в кабинете Бушуевой подольше.
   Открылась дверь, из кабинета шаркающей походкой вышла пожилая женщина. Настал мой черед заходить, а у меня все еще не было плана, как заглянуть в душу Елены Петровны. Оставалось только надеяться на удачную импровизацию. В тот момент, когда я уже собралась войти в кабинет и открыла дверь, задребезжал мобильник, лежавший у доктора на столе.
   – Там еще много пациентов? – спросила меня Бушуева.
   – Нет, я последняя.
   – Тогда подождите, пожалуйста, минуточку, – врач приложила мобильник к уху. – Я вас позову.
   – Хорошо, – сказала я и сделала шаг назад.
   Поскольку я намеренно оставила дверь приоткрытой, мне было слышно каждое слово Елены Петровны.
   – Да, Стас, привет! У меня прием. Нет, скоро заканчиваю, – говорила она не без кокетства. – Пообедать в ресторане? Почему бы и нет? Подъезжай. В половине второго. До встречи! Целую… Девушка, заходите!
   Услышав это приглашение, я вошла и села на стул, предназначенный для пациентов. У меня в голове по-прежнему не было никакого плана.
   – Дайте мне вашу карточку, – попросила Бушуева.
   – У меня ее нет. В регистратуре сказали, что вы сами ее заведете, – я говорила, внимательно наблюдая за реакцией доктора. Конечно, это была ложь, но врача она ничуть не смутила. Елена Петровна находилась в прекрасном расположении духа, ее глаза прямо-таки светились от счастья. Вот что может сделать с женщиной один телефонный звонок!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация