А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Выше только звезды" (страница 1)

   Марина Серова
   Выше только звезды

   ГЛАВА 1

   Клиентка назначила встречу в ресторане «Сакура». Это было многообещающе. Не то чтобы я очень любила суши, роллы или гёдзу. Нет, к японской кухне я совершенно равнодушна. Дело в том, что это был один из самых дорогих ресторанов Тарасова. Если уж клиентка выбрала именно его, это могло означать только одно – меня ждет высокооплачиваемая работа. Тут даже к гадалке ходить не надо и уж тем более прибегать к помощи моих магических двенадцатигранников. Ни секунды не раздумывая, я пообещала Анастасии Валерьевне (так представилась мне позвонившая женщина), что буду в «Сакуре» без опоздания, и тут же стала собираться.
   Через двадцать минут я вышла из дома, села в свой «Ситроен» и еще через пятнадцать минут припарковала его около ресторана. Администратор провел меня в VIP-зал, где уже сидела моя клиентка. На первый взгляд ей было лет тридцать пять, но, подойдя поближе и приглядевшись к ней повнимательнее, я поняла, что на самом деле она постарше.
   – Добрый день, я Татьяна Иванова, – представилась я, усаживаясь за стол.
   – Для кого добрый, а для кого и не очень, – Анастасия Валерьевна грустно улыбнулась. – Я уж и не помню, когда день для меня был действительно добрым. Сначала пошли проблемы в бизнесе, а потом и в семье. Все стало разваливаться, абсолютно все! Я, можно сказать, потеряла почву под ногами, поэтому решила обратиться к вам за помощью. Татьяна Александровна, мне рекомендовали вас как очень хорошего специалиста, чуть ли не самого лучшего в Тарасове.
   Я не собиралась долго слушать дифирамбы в свой адрес, поэтому предложила:
   – Давайте вы сразу введете меня в курс дела.
   – Да-да, конечно, только соображу, с чего лучше начать, – Хохлова начала механически перелистывать страницы меню, будто надеялась найти в них какую-то подсказку.
   Я решила ей помочь:
   – Анастасия Валерьевна, вы сказали, что сначала на вас свалились проблемы в бизнесе. Чем именно вы занимаетесь?
   – Я являюсь владелицей и одновременно директором дизайнерской фирмы «Агафон». Вы наверняка слышали о ней.
   – Конечно, слышала, – уверенно кивнула я.
   На самом деле я слукавила. Это название впервые сегодня коснулось моего слуха и даже несколько рассмешило меня своей архаичностью. В моем представлении оно как-то совсем не вязалось с крепким бизнесом, связанным с модным декором интерьеров или ландшафтным дизайном. Даже возникли ассоциации с поселком Агафоновка, куда пару раз меня приводила моя работа частного детектива. Он был расположен на окраине Тарасова и плотно застроен частными домами без каких-либо архитектурных изысков. И тут вдруг выяснилось, что госпожа Хохлова бóльшую часть своей жизни прожила именно в этом поселке, как и ее супруг, Дмитрий Олегович.
   – Это название мне как раз муж и предложил использовать, – говорила Анастасия Валерьевна, все дальше и дальше отклоняясь от сути своего дела. – Я сначала не восприняла его всерьез, но, поскольку ничего более звучного сама придумать не смогла, то на нем и остановилась. Мой бизнес начинался с небольшой фирмочки по пошиву штор, это уже потом «Агафон» стал лидером в области дизайна и декора интерьеров. Потом я замахнулась и на ландшафтный дизайн. В общем, мое хобби выросло в серьезный коммерческий проект.
   Хохлова назвала фамилии нескольких своих клиентов, рассчитывая произвести на меня впечатление, и, надо сказать, цели своей добилась. Еще бы, ведь среди них были крупные тарасовские бизнесмены, чиновники областного масштаба, артисты и спортсмены. В общем, элита нашего города. Я могла бы похвастаться тем, что некоторые из этих людей были и моими клиентами, но моя профессия обязывает хранить тайну. Пришлось мне ограничиться общей фразой:
   – Да, «Агафон» – это бренд!
   – Был брендом, до недавнего времени. Несколько месяцев тому назад мой бизнес покатился под откос. Все началось с…
   В тот самый момент, когда Хохлова уже собиралась озвучить суть своих проблем, рядом с нашим столиком нарисовался официант. Моя визави тут же замолчала и принялась с новым усердием листать меню. Я последовала ее примеру. После того как мы сделали заказ, Анастасия Валерьевна снова предалась воспоминаниям, теперь уже касавшимся ее личной жизни.
   – Мы жили с Димой на одной улице и учились в одной школе. Знаете, он был моей первой любовью, а я – его.
   – Это все очень романтично, – заметила я и спросила: – Скажите, вы с мужем ведете общий бизнес?
   – Нет, что вы! Дмитрий далек и от бизнеса, и от дизайна. Он – спортсмен, между прочим, двукратный чемпион нашей области по плаванию кролем, – не без гордости заметила моя клиентка. – Теперь Дима тренирует подрастающее поколение. Он из тех мужей, чья помощь женам заключается в том, что они им не мешают.
   – Понятно, – сказала я. – Так что случилось с вашим бизнесом?
   – Последние полгода у меня срываются контракт за контрактом, даже мои постоянные клиенты уже не хотят со мной работать. Тендер на отделку Культурного центра имени Столыпина, на который я возлагала большие надежды, проигран. А теперь еще и арендодатель меня выселяет. Вы представляете, сколько средств я затратила на то, чтобы сделать особняк с обшарпанным фасадом лицом преуспевающей дизайнерской фирмы?
   – Представляю, – я сочувственно кивнула. – Анастасия Валерьевна, почему сорвался первый контракт? С чего все-таки все началось?
   – Понимаете, мы сделали совершенно уникальный проект загородного дома. Клиент настаивал именно на его уникальности, – подчеркнула владелица «Агафона». – Знаете, дизайнеры частенько смешивают близкие между собою исторические стили, например, классицизм и ампир, барокко и модерн. А мы попытались совместить классицизм с модерном. Конечно, это был очень рискованный эксперимент, но он удался. Заказчик был просто в восторге, пока не увидел то же самое в Интернете. Татьяна Александровна, я предвижу ваш вопрос, поэтому, не дожидаясь его, скажу – нет, это не мы содрали идею в Сети – ее украли у нас! Мы работали над проектом несколько месяцев, причем этим занимались одновременно несколько человек. Это был результат коллективных усилий, совместного полета фантазии, если хотите…
   – Да я вам верю, Анастасия Валерьевна, не стоит убеждать меня в этом так горячо.
   – Спасибо. А вот клиент обвинил моих архитекторов и дизайнеров в профнепригодности и отказался от наших услуг. За несколько месяцев кропотливой работы мы не получили ни копейки.
   – Неужели заказчик не заплатил вам аванс?
   – Заплатил, но, поскольку контракт сорвался по нашей вине, мы были вынуждены вернуть ему деньги. Но беда, как известно, одна не ходит. Поток клиентов вдруг заметно уменьшился. А знаете почему?
   – Тот человек сделал «Агафону» антирекламу? – предположила я.
   – Не исключено, но я не знаю об этом наверняка. Дело в другом. Еще один наш проект каким-то образом попал к конкурентам. Они поставили его на поток, снизив при этом расценки по сравнению с нашими, поскольку ни копейки не потратили на его разработку.
   – Вы можете их назвать? Я имею в виду ваших конкурентов.
   – К нам недавно пришла одна клиентка и поинтересовалась, во сколько ей обойдется отделка каминного зала. Мы ей озвучили приблизительную цену, тогда она сказала, что ей это не подходит. В «Территории» процентов на десять дешевле, а в «Солнечном городе» – аж на двадцать, но она ищет еще более выгодные условия. Я стала невольным свидетелем этого разговора и пригласила клиентку к себе в кабинет. Она рассказала мне о проекте, который ей сделали в «Солнечном городе», и я узнала в нем наш почерк.
   – Вы в этом уверены, вам не показалось?
   – Татьяна Александровна, разумеется, я в этом уверена. Там было столько эксклюзивных деталей! Одна каминная полка чего стоила, – Хохлова досадливо махнула рукой. – Нет сомнений – тот проект делала наша Людочка Абрамова.
   – Похоже, кто-то ведет у вас в фирме подрывную работу, – предположила я.
   – Татьяна Александровна, думаете, я не пыталась самостоятельно вычислить, кто осмелился на такое? Пыталась, но все без толку. Да и не верю я, что кто-то из моих сотрудников способен на это. У нас очень хороший, дружный коллектив.
   – Поверьте мне, в любом, самом дружном коллективе может найтись своя гадина.
   – Но не в нашем случае: у нас не гадина завелась, а очень некстати возникла кадровая брешь. – Клиентка сделала паузу, потому что к нам вновь подошел официант. Когда посторонние уши исчезли, она продолжила: – Я почти уверена: утечка информации произошла, потому что наша фирма осталась на некоторое время без системного администратора. Сначала он был на больничном, потом и вовсе уволился. Найти хорошего специалиста в любой области непросто, они все сидят на своих местах и не бегают из одной в фирмы в другую. А уж хороший программист или системный администратор – тем более большая редкость. Около месяца у нас висела эта вакансия, а потом мне порекомендовали одного талантливого мальчика, студента четвертого курса технического университета. Я взяла Павлова на полставки, но он вскоре ушел в отпуск – сдавать сессию. Вот так и получилось, что в течение довольно-таки продолжительного времени наш сервер не был должным образом защищен от вирусных атак. Скорее всего, кто-то перекачал информацию из наших компьютеров в удаленном режиме.
   – Знаете, Анастасия Валерьевна, ко мне не раз обращались люди, желавшие узнать, каким образом их корпоративные секреты, строжайше охраняемые службой безопасности, попадали в Интернет. Я хочу вам сказать, что виною тому не всегда бывали вирусы. В большинстве случаев оказывалось, что во внерабочее время сотрудники этих фирм очень раскованно общались с миром в социальных сетях. А то, что хоть раз опубликовано в Сети, практически навечно остается на виртуальных «скрижалях». Этой информацией умело пользуются различные злоумышленники. Конкуренты тоже взаимно этим грешат.
   – Я представить себе не могу, чтобы кто-то из моих сотрудников делился своими авторскими проектами с незнакомыми пользователями Интернета! У меня имеется другое предположение. Оно появилось совсем недавно. – Анастасия Валерьевна прислонила палочки для суши к краю тарелки, взяла со стула свою сумку, вытащила конверт и протянула его мне. – Татьяна Александровна, вы должны видеть это!
   Я достала из конверта несколько фотографий. На них были изображены мужчина и женщина. Отсутствие одежды на них позволило мне рассмотреть, что он был атлетически сложен, а она – явно накачана силиконом.
   – Это то, о чем я подумала? – спросила я, имея в виду адюльтер.
   – Да, как это ни прискорбно, но мужчина на фотографиях – мой супруг, а блондинка мне неизвестна.
   – Как к вам попали эти снимки?
   – На прошлой неделе их принес в офис курьер.
   – Ваш супруг уже как-то это прокомментировал?
   – Думаете, я пришла домой и сразу стала выяснять с Димой отношения? Нет, я сделала вид, что ничего не произошло, хотя это было очень нелегко. До этих фотографий я чувствовала себя счастливейшей из всех женщин, потому что почти за семнадцать лет нашего брака Дима ни разу не дал мне повода заподозрить его в измене… В общем, я решила взять тайм-аут, чтобы присмотреться к мужу, а заодно и прислушаться к самой себе, чтобы понять – смогу ли я простить его измену? Дима вел себя дома как ни в чем не бывало. Мне не в чем было его упрекнуть. Я даже подумала, что эти фотографии – чья-то дурацкая шутка. Но три дня назад, вернувшись вечером с работы, я нашла на столе записку. Дима написал, что уходит из дома, что так будет лучше для всех, в том числе и для Инны. Это наша дочь, – пояснила Хохлова. – В общем, он забрал свои вещи и ушел, вероятно, к этой силиконовой кукле.
   – У вас сохранилась его записка?
   – К сожалению, нет. Я в сердцах порвала ее. Понимаете, Татьяна Александровна, решение обратиться к вам пришло не сразу. Мне казалось, что я сумею справиться со всем этим сама. Но чем меньше времени остается до возвращения Инны из языкового лагеря под Дергачевском, тем хуже я себя чувствую. Просто не представляю, как объяснить дочери исчезновение отца! – Глаза моей визави заблестели от слез, но она справилась со своими эмоциями, не расплакалась.
   – Сколько лет вашей дочери? – поинтересовалась я.
   – Уже пятнадцать. Она раньше синхронным плаванием занималась, а потом по состоянию здоровья была вынуждена оставить тренировки в бассейне. У нее появилась аллергия на хлорку. И вот после этого Инна увлеклась иностранными языками. Она свободно говорит по-английски, неплохо знает немецкий, а недавно стала учить китайский! – не без гордости заметила Хохлова. – Татьяна Александровна, вы ведь понимаете, как в этом возрасте дети чувствительны к таким вещам, как развод родителей, особенно девочки. Инна очень привязана к отцу. Я даже не знаю, как ей сказать, что отец ушел к другой женщине. Наша дочь, как и все подростки, – максималистка. Отец всегда был для нее непреложным авторитетом, и мне не хотелось бы, чтобы ее отношение к нему изменилось.
   В нашем разговоре возникла пауза. У меня появилось время поразмышлять над этой информацией. Версия клиентки о том, что уход ее мужа из дома является логическим продолжением череды неприятностей, свалившихся на нее в последнее время, вполне имела право на существование. Но мне эта идея не очень-то нравилась. Хотя…
   – Простите, вы случайно не заключали с Дмитрием брачный контракт? – поинтересовалась я.
   – Нет.
   Я еще раз пересмотрела фотографии. В отличие от Хохловой, я была объективной, поэтому разглядела на снимках нечто гораздо большее, чем она. Композицию всех кадров выстроили таким образом, что ни на одном из них не было видно лица обольстительницы. А вот другие ее прелести как-то нарочито выставлялись напоказ. То ли фотограф сознательно позаботился о том, чтобы блондинка осталась неузнанной, то ли она сама его об этом попросила.
   – Анастасия Валерьевна, неужели тем утром Дмитрий Олегович ничем не обнаруживал своих намерений оставить семью, а вечером его уже и след простыл?
   – Выходит, так. У меня теперь складывается такое впечатление, что он ждал какого-то знака и, как только его получил, сразу же взялся за чемоданы. Судя по беспорядку в квартире, Дима собирался впопыхах. Кое-что он забыл, например, свои любимые кроссовки, еще какие-то мелочи, вроде геля для бритья, но вот пуховик прихватил. До зимы еще далеко, но он явно не собирается возвращаться домой. Знаете, он даже велосипед из гаража забрал!
   – Ваш муж увлекается велосипедным спортом?
   – Скорее нет, чем да. Дело в том, что ему коллеги на сорокалетие подарили гоночный велосипед, кажется, с двадцатью скоростями. Дима один раз прокатился на нем, особого восторга не испытал и отнес в гараж, как нелюбимую игрушку. А тут – даже его забрал. Да, плохо я своего мужа знала, плохо! Вот ведь как бывает – жили вместе, спали в одной постели, – говорила Хохлова, перейдя на шепот, – воспитывали дочь, строили совместные планы на отпуск – и вдруг оказывается, что наш любимый папочка только и ждал удобного момента, чтобы уйти! Ну конечно, я в последнее время частенько бывала не в настроении, приносила домой свои рабочие проблемы. Но что характерно: Дима в последнее время даже пытался помогать мне советами, чего прежде никогда не бывало, потому что он ничего не смыслит ни в бизнесе в целом, ни в дизайне. Естественно, ни один из его советов мне не помог.
   – Интересно, и что же вам рекомендовал человек, далекий от бизнеса?
   – Татьяна Александровна, вы будете смеяться, – смутилась клиентка.
   – Отчего же?
   Хохлова немного помялась, затем все-таки озвучила антикризисный план своего супруга:
   – Дима предложил мне пустить «утку», а еще точнее – несколько «уток», и посмотреть потом, какая именно дезинформация попадет в Интернет, чтобы вычислить, кто плетет у нас в офисе интриги.
   – На мой взгляд, это очень дельный совет!
   – От безысходности я им воспользовалась, но, как уже говорила, безрезультатно. А когда арендодатель окончательно добил меня, уведомив о том, что он не намерен продлевать контракт, Дима попросту предложил мне все бросить и уехать в Таиланд. Хотя, предложил – это слишком мягко сказано. Дима как-то очень уж рьяно настаивал на этой поездке. Ему казалось – пока мы будем отдыхать за границей, все мои проблемы здесь рассосутся сами собой. Ну, или все за это время приобретет необратимый характер… Я уж теперь не знаю, что и думать.
   – Но в любом случае, вы отказались от этой идеи, так? – спросила я, догадываясь, насколько Дмитрия Хохлова раздражал синдром менеджера, безраздельно овладевший его супругой.
   – Не совсем. Я просто перенесла сроки этой поездки на конец лета, потому что надеялась решить вопрос с арендой в свою пользу. Да, возможно, мне это еще удастся, надо только дождаться одного человека, его сейчас нет в Тарасове. Как только он вернется из командировки, у меня появится шанс… Татьяна Александровна, по-моему, надо искать Диму, тогда и блондинка найдется, а там уж и весь клубок размотается. И еще: я хочу поговорить с мужем до возвращения Инны, но он не отвечает на мои звонки, точнее, его номер отключен. Сколько раз я ни набирала его с разных телефонов, все время слышала одну и ту же фразу – аппарат абонента отключен или находится вне зоны доступа. Наверное, Дмитрий купил новую симку.
   – А когда возвращается ваша дочь? – уточнила я.
   – Через две недели.
   – Ну что ж, время, чтобы найти вашего мужа, у нас еще есть, – сказала я.
   – Так вы беретесь за мое дело? – обрадовалась Анастасия Валерьевна.
   – Разумеется.
   – Не сомневайтесь, ваши труды будут достойно оплачены. Да, сейчас мой бизнес зиждется на шаткой почве, но я пока еще платежеспособна, – Хохлова жестом подозвала официанта и попросила счет. Он собрал со стола пустую посуду и удалился. После этого Анастасия Валерьевна передала мне конверт. – Возьмите аванс.
   Я убрала деньги в сумку, не пересчитав, и сказала:
   – Мне нужна кое-какая дополнительная информация.
   – Спрашивайте.
   – Меня интересуют номера: машины, служебного и сотового телефонов Дмитрия Олеговича, а также его контакты, – заметив выражение недоумения на лице своей клиентки, я пояснила: – У него ведь наверняка есть какие-то родственники, друзья, сослуживцы, наконец.
   – У Димы есть мать, но она, похоже, тоже понятия не имеет, где ее сын. Она вчера вечером звонила ему домой, но я не могла сказать ей правду, поэтому ответила, что он еще не пришел. Свекровь заметила, что не может ему дозвониться на сотовый телефон и просила передать Дмитрию, чтобы он к ней в ближайшие дни заехал. Что касается друзей, то близкий друг у нас только один, Константин Орлов. Да-да, тот самый Константин Орлов, начальник Комитета по управлению имуществом. Мы дружим еще с юности. Костя, как и мы, жил в Агафоновке, – уточнила Хохлова. – На какое-то время наши пути разошлись, потому что Орлов учился в Москве, а потом опять сошлись. Мы дружили семьями. Правда, два года тому назад Орлов овдовел, но это не имеет никакого отношения к делу. Кстати, именно на содействие Константина Павловича я надеюсь в вопросе продления старого договора аренды. Поскорее бы он вернулся из командировки… Вот, собственно, и все наши контакты.
   – Позвольте, а как же коллеги Дмитрия Олеговича?
   – Коллеги? Да, конечно, у него есть коллеги, но я не знаю, как их найти. Сейчас ведь июль, бассейн «Тарасов» закрыт, так что по служебному телефону дозвониться до них не представляется возможным. А свою записную книжку и органайзер с визитками муж забрал.
   – Понятно, – я сделала кое-какие записи, потом еще раз уточнила номер мобильного телефона Хохлова.
   – Я же вам сказала, что Дима, скорее всего, поменял симку. Хотя… Я только сейчас вспомнила, что у него была еще одна карта, другого оператора. Он ею пользовался время от времени, – клиентка достала свой мобильник и стала копаться в его записной книжке. – Уж не знаю, остался ли у меня ее номер… Нашла! Татьяна Александровна, может быть, вы прямо сейчас позвоните ему со своего телефона?
   – Хорошо, диктуйте. – Я набрала номер, услышала гудки и сказала: – Симка в рабочем состоянии, только никто не отвечает.
   – И как это я сразу про этот номер не вспомнила? – посетовала Хохлова.
   Я сделала повторный звонок. На этот раз абонент был недоступен.
   – Отключился. Похоже, Дмитрий Олегович отвечает на звонки весьма избирательно. Мой номер ему незнаком, но он все равно насторожился. Ничего, когда-нибудь подключится, – сказала я, уже зная, как буду действовать дальше.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация