А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Гроза над Польшей" (страница 32)

   Глава 32

   Раннее утро 11 августа 1967 года началось точно по плану. Первым пробудился Алексей Черкасов. Кажется, он вообще не спал, боялся, что уйдут без него. Друзья тихо, стараясь красться, как мыши, выбрались из рукотворного грота. Похоже, никого не потревожили. Часовых не видно. Зато Виктор Котлов умудрился стянуть по дороге свой же собственный «парабеллум». Уставший вчера за день Анжей бросил пояс с кобурой рядом с собой на землю, да так и забыл про него.
   Небо светлело. Летние ночи коротки. Перед рассветом уже можно нормально ориентироваться в поле. Вокруг лагеря никого не видно. Алексей дал товарищам знак не шуметь, он шел первым. Виктор Котлов оглянулся на партизанский лагерь. Все спят. Капитан Ост лежит у входа, завернувшись в старый плащ, спит спокойно и в ус не дует. Котлов еще раз подивился железной выдержке этого человека. Не каждый может вот так спокойно дрыхнуть, зная, что через несколько часов ему придется лезть головой в петлю.
   На подъеме пленников догнал Марко. Заместитель командира махнул рукой, словно старым товарищам, и сделал жест следовать за собой. Шума за спиной не слышно. Часовые глядят в другую сторону. Метров двадцать крадущимся шагом, и люди рванули во весь дух. Первым до рощи добежал Ринат. Он же нашел замаскированный под стог сена автомобиль.
   Да, тот самый армейский «БМВ». Осталось только раскидать сено, и можно ехать.
   – Не забыл? – Марко поворачивается к Виктору Котлову и привычным движением бросает на заднее сиденье машины планшет. – Сразу направо, на первом повороте крути влево и до блокпоста.
   – Не передумал? – спросил Котлов.
   Дмитрий Комаров уже сидит в машине, готовится запускать мотор. Вообще-то движок надо прогреть, но сейчас не до этого. Шум мотора могут услышать в каменоломне. Или не услышат? А если услышат, решат, что так и надо?
   – Я остаюсь с Юргеном, – смеется Марко, на его лице светится простецкая, такая располагающая и одновременно обманчивая улыбка. – Не могу ребят бросить. Если погибну, то с ними.
   – Очень жаль.
   Короткий хук под дых, точнехонько в солнечное сплетение. Полшага влево, и рубящий ребром ладони по шее. Повстанец со сдавленным хрипом валится на землю.
   – Получилось! – радостно заявляет Котлов, заворачивая Марко руки за спину. – Вяжем его. Давай кляп.
   Опешившие было от неожиданности товарищи скрутили партизана, в рот ему запихнули промасленную тряпку.
   – Товарищ вице-адмирал, вы его из-за автомата приложили? – интересуется высунувшийся из машины старлей Комаров.
   – Не верю я ему. Врет. Посмотри, что он там в машину бросил.
   – Карты. Отмечены немецкие посты, место заложения мины на путях. Кажется, пути подхода и отхода группы.
   – Я в это не верю, – упрямо повторил вице-адмирал. – Мне его предложение и как Юрген рассказывал о диверсии, заложенной два года назад взрывчатке, сразу показались подозрительными.
   – Куда едем, командир? – Алексея Черкасова волнует близость партизанского лагеря. Летчик вооружился отнятой у Марко штурмовой винтовкой. Пистолет достался Ринату.
   Марко отнесли на край рощи и положили под дерево. Подальше от машины, чтоб не подслушивал и разговаривать не мешал. Обыскали его тщательно, сюрпризов с этой стороны не будет.
   – Недавно один умный человек мне советовал не делать выбор из двух зол, всегда искать третий вариант. Если мы сейчас побежим к немцам, то невольно передадим им дезинформацию. Капитан Ост на то и рассчитывает: армейцы стянут силы к точке закладки взрывчатки, может быть, остановят поезд. Они сделают то, чего хочет наш диверсант.
   – А если мы не будем говорить о мине? Если наведем солдат на лагерь повстанцев? – предложил Алексей.
   – Через четверть часа в каменоломне никого не будет. Юрген не дурак, он просчитал ситуацию, готов к тому, что мы выложим все, что знаем о нем и его людях.
   – Не делать выбор из двух зол, – повторил Ринат Халиуллин. – Глупость говорите, товарищ вице-адмирал. Нам бежать надо, к немцам спешить. За пять минут доедем, а потом уже будем решать, как жить дальше.
   – Дурак! – резко осадил товарища Черкасов. – Если Юргена упустить, если он взорвет поезд, всем будет плохо. Тысячи людей погибнут: немцы, поляки, чехи, словаки, русские. Ты возьмешь на себя вину за их смерть? Ты сможешь сказать: я мог остановить диверсанта, но испугался?
   – А как мы его остановим? Нас четверо, солдаты мы плохие. На четверых один автомат и пистолетик.
   – Два пистолета, – проворчал Виктор Котлов. – У меня длинноствольный «парабеллум». Нам не обязательно вступать в бой. Достаточно проследить за партизанами, в нужный момент послать гонца в сторону ближайшего патруля, открыть стрельбу. Сегодня в районе трассы солдат, как блох на бродячей собаке. Выпустить две очереди в воздух, и через три минуты кто-нибудь да прибежит.
   – Поехали, – зло ощерился Дмитрий Комаров, – потом поговорим, на безопасном удалении.
   Совет пришелся кстати. Старший лейтенант запустил мотор, дождался, пока товарищи загрузятся в машину, и плавно тронулся с места. Машина легко скатилась по склону. Фары Комаров не включал. Ехал он тихо, утренний полумрак не мешал видеть дорогу. Вот и тот самый поворот, о котором так настойчиво напоминал Марко.
   Виктор Котлов попросил остановить машину и первым вышел наружу, набивая на ходу трубку. Раннее утро. Над полем ползет туман. Низина затоплена белым молоком. Ни черта не видно. Прислушавшись, Виктор Николаевич уловил мычание коров и шум мотора. Кто там и где выгнал стадо, кого и куда несет по дороге – непонятно.
   – Так что делать будем, командир? – старшинство вице-адмирала Алексей Черкасов признавал безоговорочно.
   – Можно послушаться нашего конопатого друга и махнуть до блокпоста. Но я не уверен, что нас на трассе встретят немцы, а не партизаны. Можно отправить одного человека на машине, а самим вернуться к каменоломне и следить за партизанами. Можно всем поворачивать назад и делать то, что должно.
   – Первый вариант оставляем, – сказал старлей Комаров. – У Юргена еще одна машина. Он вышлет вперед маневренную группу, мы за ней пехом не успеем. Думаю, надо возвращаться назад и приглядывать за нашим боевым эсэсовцем.
   – А почему эсэсовец?
   – Он же сам рассказывал, носил черную форму с рунами на петлицах.
   – Не СС. Скорее всего, спецподразделение диверсантов с национальным уклоном, может быть, «Бранденбург», – размышляет Котлов.
   – Странный, непонятный человек этот капитан Ост, – задумчиво протянул Черкасов. – Я не могу понять, кто он, на кого работает и против кого воюет.
   – Товарищи, вы чего?! – в голосе Халиуллина отчетливо слышались истеричные нотки. – Мы на свободе! Понимаете, мы на свободе!
   – И что? А в поезде едут наши советские люди, наши русские атомщики. Оставим их на произвол судьбы?
   – Кругом полно солдат. Пусть немцы сами решают свои проблемы.
   – Я бы рад, – согласился Котлов, – да совесть не позволяет. Держать тебя не буду. Вот дорога, налево и четыре километра прямо. За полчаса добежишь. Никого не держу. Оставите мне автомат и машину.
   – Я офицер, от врага не бегу, – шагнул вперед Комаров.
   – Я с тобой, адмирал. Напомню Юргену о погибшем морячке, – Черкасов поправил штурмовую винтовку и дослал патрон в патронник.
   – Я с вами, – мрачно пробурчал Халиуллин.
   Оставаться в одиночестве он не хотел. Или вспомнил, что немецкого языка не разумеет. А как еще прикажете с солдатами объясняться?
   – Тогда поворачиваем направо. Видите, козья тропка между холмами? – Виктор Котлов склонился над любезно подсунутой русским картой.
   – Сможем проехать?
   – Должны, она обходит каменоломню с севера и идет к рельсам. Посмотрим. Через четыре километра высаживаем пеший дозор.

   Юрген Ост поднял своих людей ровно через пять минут после того, как беглецы выскользнули из лагеря. Пусть бегут. Марко молодец, сумел втереться в доверие, сыграть роль недовольного командиром заместителя. До последнего момента капитан Ост не знал, что ему делать со свалившимся на голову счастьем в виде русского адмирала, держал его при себе на всякий случай – вдруг пригодится. Пригодился. Сыграет свою роль в последней партии Юргена Оста, сам того не подозревая, поможет ребятам прорваться к поезду.
   На сборы отряда ушло меньше четверти часа. Тратить время на завтрак не стали, капитан решил дать людям возможность поесть в дороге. Через три километра будет тихая роща в распадке между двумя высотами. Место хорошее, чистое, там и позавтракают, и подготовятся к бою.
   Оставалось только дождаться Марко, а заместитель все не спешил возвращаться. Дозорные сообщили о шуме мотора, вынырнувшей из-за деревьев и укатившей по дороге машине. Русские спешат, радуются тому, что им позволили уйти. А где же Марко? Куда подевался старый гайдамак?
   Пришлось отправлять за заместителем людей. Ребята быстро обернулись. Ага, идут втроем. И Марко с ними. Только почему вид такой понурый?
   Выслушав новости, Юрген Ост только головой покачал – ну адмирал! Не ожидал от него такого! Настроения неожиданное происшествие капитану не испортило. Пусть русский оказался умнее, все равно он сыграет им на руку. Обычный тупой русский Иван, даже если что-то и заподозрил, распорядиться с умом своей свободой и своим знанием не сумеет. Наверное, решил разжиться штурмовой винтовкой, не понимая, что солдаты все равно отберут у него оружие.
   Небольшая заминка в начале пути не помешала отряду быстро войти в график. План расписан по минутам. Сегодня все решают точность, координация, и немного удачи тоже не помешает. Штаб разместил вдоль пути следования атомного поезда три отряда. Группа капитана Оста первая. Если Юрген сумеет реализовать свой план, парням Дроговоза и Чумового Стаса только и остается, как возвращаться по хатам и отвлекать на себя немцев. Юргена это устраивало.
   Самым слабым местом плана Оста был выбор ударного средства. Взорвать рельсы не получится, однозначно. Для этого надо было размещать заряд пару месяцев назад, когда все было тихо. Точно как в слитой русскому адмиралу легенде. Да и мало пользы от мины. Перевернуть, сбросить с рельсов поезд это одно, а вот разворотить контейнеры с радиоактивной заразой совсем другой коленкор выходит.
   Вообще-то, если планировать все по правилам, нужны два батальона пехоты со штатным усилением. Остановить поезд, перебить волкодавов из охраны, взорвать контейнеры и уходить. Правда, последнюю часть плана выполнять будет некому. За те полчаса, пока идет бой и саперы закладывают заряды, вокруг поезда соберется целая дивизия. Немецкая, разумеется.
   Задача, на первый взгляд, неразрешима. Юрген Ост ее решил. Помогли смекалка, умение смотреть на вещи под непривычным ракурсом, ну и немцы тоже помогли. Да, выбор метода атаки до последнего момента оставался величиной неизвестной. Ост уже был готов отказаться от своего плана, как вернувшиеся ночью разведчики принесли хорошие новости. Все пройдет как по маслу.
   Главное, Юрген Ост вовремя подготовил и снарядил в дорогу русского. На «случайно» показанной ему, а потом заботливо «забытой» в машине карте не зря отмечен участок у старого водостока. Рельсы перед водостоком делают поворот, обходят холм. Поезду придется сбавить ход. Если русский успеет, если немцы четко передадут информацию по инстанции, начальнику охраны состава дадут команду на остановку. Как раз на изогнутом участке пути. Вынужденная заминка. Остановка. Даже снижение скорости и то будет повстанцам на руку.
   Об отходе Юрген Ост не беспокоился, все рассчитано. Быстро ударить, воспользоваться паникой, проскочить через опасный район и галопом к границе. Отряд, тех, кто выживет, он распустит. Хватит партизанствовать. Пора взрослеть, становиться серьезным человеком.
   Жаль, связник погиб, полезный был человек, мог бы помочь с еще одним паспортом. Но и без него справимся. Во внутреннем кармане куртки лежал слегка потрепанный паспорт гражданина Хорватии. На первое время этого хватит, а там, чем черт не шутит – можно воспользоваться предложением русского адмирала и уехать в Ирландию. Уж там призраки прошлого Юргена Оста точно не найдут.
   Выдвижение к первому пункту маршрута прошло без сучка и задоринки. Большая часть группы шла пешком. Разведка на машине проскочила мимо приметной рощицы, обогнула холм и вернулась к отряду. Все тихо, все спокойно. Озиравший окрестности с заднего сиденья легковушки Збых не заметил вовремя нырнувший в кусты армейский внедорожник. А если бы и заметил, то очень бы удивился – этот «БМВ» он уже видел не далее как вчера.

   – Что там интересного? – Виктор Котлов подполз к устроившемуся в кустах на вершине холма Алексею.
   – Топают наши гаврики. Как я и говорил, передовой отряд на машине, остальные пехом. Вон, видишь – между деревьями мелькают.
   – Куда их понесло? Машина дальше не проедет.
   – Склон ровный. А может, через лес дорога проходит?
   – Заезда не вижу. Партизаны прямо по лугу проехали.
   Разведчики выбрали прекрасное место для наблюдения. С холма открывался великолепный вид. Роща с нырнувшим под ее сень отрядом как на ладони. Внедорожник стоит за обратным скатом холма. Будем надеяться, что Ост не догадается выслать пеший дозор вокруг холма. Нет, не станет он время терять. Если не обманул, сегодня будет обстреливать поезд. У него день по минутам расписан. И район спокойный.
   – Что они там делают? – с того момента, когда партизаны скрылись в роще, прошло больше получаса. Давно должны были пройти ее насквозь.
   – Не знаю, – Алексей почесал в затылке.
   – Товарищ вице-адмирал, – послышался за спиной громкий шепот Дмитрия Комарова, – за пастбищем, у оврага, остановились пушки.
   – Немцы?
   – Они, – улыбнулся старший лейтенант. – Может, сбегать к ним, поговорить?
   – Сколько их?
   – Два грузовика, два полевых орудия. Похоже, калибром четыре-шесть дюймов.
   – И пятнадцать-двадцать солдат должно быть. – Котлов задумался. – Давай, отходим к машине. По дороге подумаем.
   Идея интересная. Самое главное, у немцев должна быть связь. Артиллерийское подразделение без рации это не боевая часть, а бордель с пушками. Не могут их без связи оставить. Просто не могут. Виктор Котлов понимал, что переговоры с немецким офицером придется вести ему. Никто больше из его маленького отряда не владел языком. Немцы ему поверят, это не проблема. Найденная в свое время Марко листовка с портретом «великого путешественника» яснее ясного говорила, что Котлова ищут.
   Армейские не сильно удивятся, если вдруг из кустов выйдет советский вице-адмирал в потертом, грязном, пропитанном дымом реглане, без фуражки, но зато с «парабеллумом» в руке. Проблема в потере времени. Пока немцы поймут, с кем разговаривают, выслушают Котлова, свяжутся со своим начальством, получат разрешение действовать, пройдет время. Минимум час на бюрократию да убьем. За это время Ост может сбежать.
   Пока Котлов и Черкасов возвращались к машине, артиллеристы снялись с места. Грузовики покатили по направлению к железной дороге. Минут десять, и они скрылись из виду, ушли за холм.
   – Что делать будем? – растерянно тянет Алексей.
   – Следить за партизанами.
   Возвращаться на вершину холма они не стали, Ринат предложил проехать вдоль подошвы холма и спрятаться в густом кустарнике за южным скатом. Недолго думая, Котлов согласился, можно сменить позицию. Партизаны капитана Оста все равно не подают признаков активности. Вице-адмирал был уверен, что повстанцев они не потеряют, если судить по карте, у капитана Оста одна дорога – на юг. А они пойдут параллельным путем.

   – Нехорошо получилось, – первым нарушил молчание старший лейтенант Комаров.
   – Потеряли, растяпы, – согласился с ним Алексей.
   Виктор Котлов с мрачным надутым видом набивал трубку. Ситуация выходит из-под контроля. Артиллеристов они не догнали, партизан не видно, из рощи повстанцы не выбирались, но и в роще их давно уже нет. Это любому ясно и понятно. Двум местным крестьянам, за которыми с интересом следили Котлов и Комаров, потребовалось ровно десять минут на то, чтоб пройти насквозь лесистую седловину, в которой якобы скрывались партизаны.
   – Попробуем двинуть на юг, обойдем распадок. Вот мостик через ручей, иначе на машине не проехать, – не сдается Черкасов.
   Вице-адмирал косится на карту. Летчик прав, если они и отстали от капитана Оста, то догнать его можно, у него большая часть отряда пешком идет. Здесь главное даже не догнать, а не обогнать его и не попасться гайдамакам во второй раз. И артиллеристы движутся в том же направлении. Шансы есть.
   Размышления Виктора Котлова прервал яростный треск штурмгеверов. Километрах в трех к северу шел бой. Партизаны! Артиллеристы! В голове что-то щелкнуло, два плюс два сложилось, картина происходящего приобрела четкость.
   – Поехали! – командует Котлов и запрыгивает на переднее сиденье машины.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 [32] 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация