А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Гроза над Польшей" (страница 30)

   Глава 30

   Отряд капитана Оста пробивался к Тарнуву. Расстояние вроде маленькое, все здесь близко, а времени переход занял много. Мало того, здесь, в предгорьях Карпат, приходилось на каждом шагу опасаться карателей.
   Капитан Ост вел отряд со всеми предосторожностями. Как показалось Виктору Котлову, партизаны опасались встреч с местными, намеренно избегали торных дорог и жилья. Первую ночь отряд провел на заброшенной, полуразвалившейся ферме.
   Не успели люди расположиться на отдых, как Юрген Ост разослал половину отряда по окрестностям. Разведка. Капитана интересовали любые следы присутствия людей поблизости от временного лагеря. Юрген чувствовал опасность и всеми силами старался ее избежать.
   Костров не разжигали, ужинали всухомятку. Ночью прошел мелкий дождик. К утру все замерзли, да так, что два часа ползали, как сонные мухи. И спать невозможно, холодно как в мертвецкой, и бодрствовать не получается, состояние дремотное, глаза сами слипаются.
   Виктор Котлов как бы невзначай поинтересовался у капитана Оста: а зачем мы сюда пришли, если опасаемся за свою жизнь? Ответом послужило короткое напоминание о суетности бытия и долге, который превыше всего, в том числе и жизни. После разговора на душе Котлова остался нехороший осадок. Капитану явно попала вожжа под хвост, его понесло на подвиг. Однако и от своего обещания освободить пленных Юрген Ост не отказывался.
   На исходе второго дня, когда отряд вышел к притаившейся между поросшими лесом холмами заброшенной каменоломне, Виктор Николаевич догнал капитана Оста. Юрген шел без груза, рукава фельдграу закатаны по локоть, в руках старый армейский «СГ-49».
   Ни дать ни взять – настоящий боец вермахта из фильма «Наш реванш», хорошая добрая лента об Арденнском прорыве 40-го года. Честный военный фильм несмотря на пафос и кучу технических ляпов. Помнится, ребята настоящий конкурс устроили – кто найдет в фильме больше ошибок, неточностей и вещей, которых не могло быть на Европейской войне. Да, солдаты со штурмовыми винтовками и танки «Тигр» в кино смотрелись эффектно, все разработки середины сороковых годов. Карманные рации «Сименс», реактивная артиллерия французов, самолеты середины сороковых годов – похоже, режиссеру понятие историзма было незнакомо.
   – Мы идем к Тарнуву? – поинтересовался Виктор Котлов.
   – В направлении Тарнува, – поправил его капитан Ост. – Нам нужна железная дорога.
   – Взорвать поезд. А потом?
   – Потом мы залегаем на дно в городе. Связываемся с твоими друзьями и тихо-мирно ведем переговоры. Логово у меня надежное. Нас не найдут. Кто там обещал ирландский паспорт? – хитро прищурился Юрген Ост.
   – Послушай, а зачем ты решил взорвать поезд именно у Тарнува? На севере через Варшаву движение гораздо сильнее, много товарняков.
   – Это особый поезд, – рассмеялся повстанец, на его лице светилась счастливая улыбка дорвавшегося до сметаны кота. – Совершенно особая цель. Второй такой нет. Это мечта каждого бойца за независимость, каждого солдата удачи.
   – Крупный чиновник? Военный эшелон? – попытался угадать Котлов. Бил он навскидку, сам понимая, что это все не то.
   – Чиновников много, всех не перестрелять. Военные эшелоны – заурядная цель, взорвать не сложнее, чем состав с цементом и щебнем под откос пустить. Вот тебе, адмирал, что интереснее топить: вражеский линкор или зачуханный транспорт?
   – Что нам больше мешает, то и топим, мне чаще приходилось транспорты торпедировать, – пожал плечами Котлов, напуская на себя равнодушный вид.
   – Поезд будем выворачивать? Как и планировали? – вмешался в разговор Марко.
   – Именно. Через два дня. Выходим на место и действуем по плану.
   После этих слов Юрген Ост внезапно заинтересовался вершиной ближайшего холма. Капитан остановился и долго изучал окрестности в бинокль. Разговор сам собой прекратился. Виктор Котлов попытался было разговорить Марко, но тот на все отвечал короткими рублеными фразами, ссылаясь на командира. При этом рыжий конопатый партизан аккуратно намекнул, что надеется продолжить разговор в лучшем ресторане Дублина или Белфаста. На выбор уважаемого адмирала.
   Каменоломню они нашли именно там, где и ожидали, и именно в том состоянии, на какое надеялись. Юрген Ост очень удивился по этому поводу. Капитан говорил, что прошлой зимой ходили слухи: дескать, один местный промышленник решил возобновить добычу камня. Намечался у него контракт на поставку облицовочных плит и щебенки.
   К счастью партизан, каменоломня пустовала. Пустовала она давно. Часть карьеров успела превратиться в глубокие озера, дороги заросли, ограда сгнила. Три сложенных из местного камня домика стояли без крыш. Заглянувший внутрь любопытства ради Виктор Котлов заметил на полу и стенах следы давнего пожара.
   На ночлег повстанцы расположились во врезавшемся в склон холма забое. Пусть от камня тянет холодом, но зато сверху не капает и ветер не дует. Да, прошлая ночевка приучила ценить любое укрытие. И костры сегодня можно было разжигать. Капитан Ост посчитал, что легкий ветерок развеет дым над каменоломней, а языков пламени не видно даже с противоположного конца карьера.
   Утром Виктор Николаевич обратил внимание на разложенную на коленях у капитана Оста карту. Хорошая армейская километровка. Секретная, естественно. Юрген Ост внимательно изучал участок железнодорожного пути восточнее Тарнува.
   – Хорошая карта, – хмыкнул Котлов. – Купил?
   – Совершенно верно, – согласился капитан, – други раздобыли, вытянули у раздолбая из танковой бригады.
   – Только одну карту? – не поверил Котлов.
   – Весь планшет и чемоданчик документов в придачу. Часы, кошелек, документы, деньги нашлись.
   – А тело куда дели?
   – Не спрашивал.
   Виктор Котлов разжег трубку и присел на камень рядом с капитаном. Глаза моряка быстро срисовали карту, особенно Виктора Николаевича интересовали карандашные пометки. Обведенный кружком участок железной дороги, значки на господствующей высоте, крестики и отметки на грунтовых дорогах. Юрген Ост готовился к акции, заранее просчитывал местность, удар и пути отхода.
   – Охраны слишком много, – проворчал капитан себе под нос. – После взрыва в Радоме немецкие собаки злые как собаки. Пся крев. Войск нагнали, пути проверяют, чуть ли не всю полосу вдоль рельсов перекрывают.
   – Так что такого ценного в этом поезде? – Виктору Котлову было до ужаса любопытно. Заинтриговал его проклятый Ост.
   – Большая мишень, – улыбнулся капитан, сворачивая карту.
   Этот день большая часть отряда провела в каменоломне. Разведчиков это не касалось. Две группы утром ушли на рекогносцировку. Одну вел Марко, а вторую Лешко. Паренек рос, мужал на глазах. За внешностью деревенского пастушка скрывался молодой и сильный волк, настоящий боец спецподразделения.
   Днем делать было нечего, за пределы каменоломни пленных не выпускали. Виктор Котлов и Алексей Черкасов со скуки полезли обследовать заброшенную разработку. Все равно заняться нечем, а так хоть какое-то развлечение. Летчика манили оставшиеся в карьере с лучших времен экскаваторы.
   Поучительное зрелище – брошенная, проржавевшая, разваливающаяся на глазах техника. Застывшее монументальное напоминание о суетности мира и попытках сделать его лучше. Котлову вспомнилась беседа с ксендзом. Наивный и добрый святой человек. Он искренне надеялся, что словом можно повлиять на людей, сделать их лучше. Может быть, где-то это и действует, но не в генерал-губернаторстве.
   Виктору Котлову эта территория напоминала полигон, на котором проводят чудовищный эксперимент. Люди как скорпионы в банке. Идет война всех против всех. Нет, это даже не война, на войне сразу ясно, где наши, а где враги. Здесь такого нет. Задавленный, тихо тлеющий конфликт, иногда прорывающийся языками пламени. Ненависть, вражда, незатейливое предательство ради секундной, копеечной выгоды, изредка подливаемое в огонь масло, когда кому-то сверху кажется, что конфликт утихает.
   – Ты посмотри! – восторженный вопль Алексея бесцеремонно прервал грустные размышления вице-адмирала.
   Черкасов увлеченно разбирал груду камней перед въездом в карьер. Подошедший к нему Котлов заметил выглядывающий из-под валунов угол деревянного ящика. Вдвоем они быстро раскопали свою находку.
   – Весело, – выдохнул Виктор Николаевич, вытирая со лба пот.
   Клад им попался достойный, в стиле той трагедии, сценической постановки, куда товарищам довелось вляпаться. Под камнями прятались четыре ящика динамита. Маркировка на бирках говорила, что выпущена взрывчатка в славном городе Магдебурге в 1963 году. С точки зрения военного моряка, динамит за четыре года испортиться не мог, особенно в заводской упаковке, завернутый в промасленный пергамин.
   Оставалось найти взрыватели, бикфордов шнур или электродетонаторы с проводами и подрывной машинкой. Получится очень хорошо, можно устроить веселую шутку для их заклятых друзей партизан. Но эйфория быстро сменилась тревожным чувством. Виктор Котлов огляделся и принялся закидывать ящики камнями.
   Не зря Юрген Ост привел свою группу именно в эту каменоломню. Возможно, он сам и закладывал этот клад с динамитом. Речь шла о крупной диверсии на железной дороге, партизанский капитан решил взорвать какой-то особый поезд. А как взрывать пути без взрывчатки? Гранаты к рельсам привязать? Так это что слону дробина. Шанс опрокинуть состав весьма незначителен. Это только в кино поезда взрывают гранатами. В жизни не обходится без полкилограмма тротила или динамита.
   Вернувшись в лагерь, Котлов и Черкасов ни словом не обмолвились о своей находке. Зато очень внимательно следили за повстанцами и принимали самое живое участие в упаковке рюкзаков. Вдруг удастся найти детонаторы? Поиски были безрезультатны. Если что у людей капитана Оста и было, то прятали они саперное имущество как следует.
   Алексей предположил, что дураки мы все, дескать, лежит все в тех же самых ящиках с динамитом, дожидается своего часа. На что Виктор Котлов шепотом процитировал летчику выдержки из правил хранения и транспортировки взрывчатых веществ. Категорически не допускается держать взрыватели рядом с шашками. Это такая вещь, которая даже не обсуждается. И ни один самый лихой, дерзкий и бесшабашный партизанский командир не позволит своим людям пойти на такое нарушение. Ибо жить все хотят.
   Вечером Юрген Ост обронил при Викторе Котлове пару коротких фраз ворчливым тоном: дескать, связник так и не появился, отряд действует по первоначальному плану, не имея понятия об изменении обстановки. Марко только добавил огонька – по его словам, разведчики заметили передвижение войсковой колонны, в районе железной дороги патрулей больше, чем деревьев.
   – А далеко ли до рельсов? – поинтересовался Котлов.
   – Километров десять по прямой, – ответил Марко. – Мы рядышком расположились. Немаки и не подозревают. Один бросок, захватить транспорт, сбить заслоны, выйти в нужный момент к рельсам, сделать дело и уходить к границе. В горах легко оторваться от преследования. Граница со Словакией не охраняется, можно будет заглянуть в гости к соседям.
   Виктор Николаевич только головой покачал. По его мнению, Юрген Ост страшно рискует. Может быть, риск точно рассчитан, в системе охраны железной дороги имеются бреши. Но все равно, даже если акция будет успешной, шансов оторваться от преследования у боевой группы очень мало. Котлову показалось, что Юрген и не думает об отходе. Вспомнилась история с сыном партизанского капитана. Месть?! Попытка уйти из этой жизни, забрав с собой как можно больше врагов? Но тогда что стоят все обещания, данные Виктору Котлову, согласие на переговоры и освобождение пленных?
   Вице-адмирал подошел к курившему на свежем воздухе Осту.
   – Когда собираешься выступать?
   – Послезавтра утром. Ты остаешься в лагере, через два часа после того, как мы уйдем, можешь тоже уходить. Извини, адмирал, но у меня нет выхода на радиостанцию. Хотел тебя обменять на что-нибудь полезное, да… – Юрген Ост невесело усмехнулся.
   – И стоило ради такого пробираться через всю Польшу, – недоверчиво буркнул Виктор Котлов. Он не верил повстанцу. Не верил ни на грош. Человек Юрген Ост неплохой, но опасный.
   – Не веришь. Чувствую, что не доверяешь. Правильно делаешь, я тебя уже обманывал, обещал связаться с твоими друзьями, да не сделал.
   – Неужели так сложно было найти рацию?
   – Мой связник погиб. Напоролся на армейский патруль. Немцы в этом году перебросили в Польшу дополнительные силы, мы на это не рассчитывали. Так получилось, попала в руки золотая рыбка, да не удержишь. Отпустить раньше времени не могу, извини, адмирал.
   – Взорвать поезд… Сам же говорил, что все подходы к рельсам перекрыты. Как будешь взрывчатку закладывать?
   – Все давно уже заложено. Под путями труба. Ручеек протекает. В трубе центнер тротила лежит. Проводок в земле идет до ближайшей посадки. Остается добраться до провода, подсоединить две батарейки, дождаться поезда и нажать кнопку. Все просто.
   – А потом бежать, пока народ паникует, – недоверчиво хмыкнул Виктор Котлов.
   – Паника будет. Это я обещаю. После этого поезда немчура долго будет сожалеть об оккупации Польши.
   Виктор Николаевич вновь попытался было выяснить, что это за поезд такой волшебный. Но Юрген отшутился. Посоветовал читать передовицы газет и как можно быстрее возвращаться на родину. По его словам, больших проблем не будет, только придется первое время от журналистов прятаться, ибо замучают, не дадут спокойно спать, и на работу придется с охраной ездить.
   Многообещающая шутка. Благодаря подкинутой ему Остом головоломке, Виктор Котлов полночи не спал. Под утро вспомнились слова святого Кароля Войтылы. Ксендз ведь прямо сказал – это не твоя война. Иногда надо слушать умных людей. И Юргену Осту святой дал хороший совет. Может быть, именно благодаря ксендзу капитан Ост и решил освободить пленных?
   Последний день в лагере повстанцы посвятили разведке окрестностей. Капитан Ост с раннего утра разослал почти всех своих бойцов группами по два-три человека. Как заметил Виктор Котлов, поляки отнеслись к предстоящему бою очень спокойно. Даже страшный риск не повлиял на настроение людей. Видимо, они настолько верили своему командиру, что сама мысль о поражении, неудаче, разгроме казалась им дикой.
   Днем над каменоломней пару раз проходил вертолет. Оба раза повстанцы успевали нырнуть в укрытия, и воздушные наблюдатели не заметили никаких следов присутствия человека. Ринат Халиуллин пытался под шумок выскользнуть из забоя, но ему помешал сам Юрген Ост.
   – Не спеши, еще не время, – благодушно пробурчал капитан, придерживая штурмана за локоть. – Они все на нервах, взбудораженные, сначала стреляют, а потом смотрят.
   Ближе к вечеру Марко пригнал машину. Легкий армейский внедорожник «БМВ». Конопатый партизан рассказал, что угнал машину у патруля. Лопухов нагнали. Три молокососа остановились у родника воды набрать да и не заметили, что за ними наблюдают через прорезь прицела. Нет, обошлось без смертоубийства. Связали зеленоносых и бросили отдыхать в холодке.
   Партизаны работали, готовились к акции. На закате в лагере появилась вторая машина, на этот раз позаимствовали у молочника легковушку с кузовом грузовика. В Америке такие машины называют пикапами. Как грубовато пошутил Збых, молочнику же полезнее будет, пузо отрастил до колен, совсем ходить разучился. Пусть тренируется, пешие прогулки полезны для здоровья.
   Виктор Котлов предупредил своих людей о неожиданном предложении и откровениях капитана Оста. Мнения разделились. Если Комаров и Халиуллин считали, что у Юргена взыграла совесть и надо спокойно ждать, когда им разрешат уйти, то Черкасов не был так уверен в благородстве партизанского командира. Алексей убеждал товарищей не спешить, не терять бдительность и не надеяться, что все закончится так просто. Виктор Николаевич разделял точку зрения летчика. Не нравилось ему предложение Оста. Чувствовался подвох.
   Поздно вечером накануне выступления Виктор Котлов вышел покурить на свежем воздухе. Через пару минут к нему присоединился Алексей. На землю опустились сумерки, по небу плыли редкие облака. В каменоломне было тихо, но деревья над обрывом колыхались от ветра. Прекрасная летняя погода. Тихий ласковый вечер. Погода радует. А вот на душе неспокойно, кошки скребут. Виктор Николаевич не признавался в этом, но ему было жаль расставаться с партизанами. Неплохие они люди. Пусть их методы борьбы с оккупантами давно за гранью добра и зла, но все равно – совесть и порядочность у этих людей еще остались. Чисто по-человечески их жалко, они не виноваты в том, что родились на этой многострадальной земле. На дьявольском полигоне.
   – Вечерний перекур? – из темноты выступил Марко.
   – И тебе здравствуй, – кивнул Виктор Котлов.
   – Адмирал, помнишь, я обещал, что если Юрген откажется, я тебе помогу вырваться из Польши?
   – Помню. Ну так завтра нас отпускают, – миролюбивым тоном ответствовал Виктор Котлов.
   – Юрген решил взять тебя на операцию. В случае осложнений будешь заложником. Немцы не станут в тебя стрелять, может быть.
   – Он умеет держать слово? – резко спросил Черкасов.
   – Умеет, но только перед своими. Не обманывайся, москали для нас враги.
   – Что предлагаешь? – Котлов пока не знал, стоит ли принимать неожиданное предложение помощи. Все было зыбко и неясно.
   – Внедорожник стоит под деревьями в сотне шагов от спуска в карьер. Бензина на полбака. Машина исправна. Рано утром на заре… нет, до рассвета поднимай своих и ползите к выходу. Утром моя смена караулит, пропущу.
   – А дальше? Куда ехать?
   – Как спускаетесь со склона, сразу за рощей будет дорога. Поворачивай направо и гони до первого поворота. Это километра три-четыре. Потом налево. Перед тобой будет блокпост. Спокойно останавливай машину и выходи с поднятыми руками. Говори по-немецки. Солдаты должны разобраться. Потом уже, как попадешь к своим, не забывай про нас. Замолви словечко. Может, и удастся хоть кого-то из группы спасти.
   – Складно рассказываешь, – хмыкнул Алексей. – А Юрген тебя не пристрелит, когда обнаружит пропажу?
   – Не поймет. Решит, что сами сбежали. У него времени не будет разбираться, и погони не будет. Идем взрывать пути. Помнишь? Труба под насыпью, участок за изгибом рельсов, в десяти километрах от каменоломни.
   – Спасибо тебе, Марко, – Виктор Котлов протянул партизану руку. – Спасибо, что не забыл обещание, слово держишь. А сам с нами не хочешь? Вместе прорвемся. Немцам соврем, что ты такой же пленник, как и мы. Крестьянин простой из-под Варшау.
   – Благодарствую, но я лучше сам буду выбираться. Может быть, удача Юргену еще не совсем изменила, – невесело усмехнулся Марко.
   – Скажи, а что это за знаменитый состав? – спохватился Алексей Черкасов.
   – А ты не знал? Атомный поезд, – и, предвосхищая уточняющий вопрос, Марко пояснил: – Перевозят радиоактивную грязь с атомной станции. Помнишь Радом? Будет то же самое, только больше и грязнее. Немцы все награбленное в Европе бухнут на зачистку последствий радиоактивного заражения. Атомные станции позакрывают. Русским туго придется, все от их реакторов откажутся. Одним ударом мстим за всю поруганную честь Польши.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 [30] 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация