А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Гроза над Польшей" (страница 11)

   Глава 11

   Люди капитана Оста не тратили время на отдых. Стоило отряду ступить на территорию лагеря, как партизаны разбежались по всему острову, придирчиво проверяя территорию, буквально обнюхивая каждый кустик. Через четверть часа капитану Осту доложили, что все в порядке, следов карателей нет.
   Пленным выделили отдельную землянку на северной окраине лагеря. Охрану не ставили и свободу передвижения по островку не ограничивали. Единственное, не позволялось приближаться к обеим дорогам с острова. К чести капитана Оста, пикеты он выставил сразу, как только ступил на территорию лагеря. По два наблюдателя у каждой тропинки. Как заметил Алексей Черкасов, поляки еще успели заминировать гати. Обычные растяжки из ручных гранат. Своеобразная тревожная сигнализация.
   Наконец-то настало время обеда. Кашеварили здесь же, на острове, в небольшом отрожке распадка с восточной стороны лагеря. А вот отхожее место было с противоположной от кухни стороны, в овражке на обратном скате холма. Сходивший по нужде вице-адмирал оценил старательность и предусмотрительность строителей партизанской базы. Явно не времянка, не на один год строили. При желании или необходимости на острове можно и зимовать.
   После обеда Юрген Ост распределил половину отряда и пленных на хозяйственные работы. Еще пять человек во главе с Марко ушли назад по болоту. Алексей Черкасов опять не сплоховал, поднялся на внешний скат и, делая вид, что собирает хворост, приметил, где партизаны поставили растяжки. Вице-адмирал Котлов успел перед обедом шепнуть летчику, что если им показали дорогу на тайную базу, схрон, то партизаны не будут спешить с обменом пленников. Пора бы самим думать, как добыть себе свободу.
   Однако у капитана Оста на этот счет было свое мнение. После обеда он предложил Виктору Николаевичу пройтись по лагерю, посмотреть на окрестности. Отказаться было нельзя, не всегда заключенный может перенести время разговора со своим тюремщиком.
   – Хорошая крепость, ты не находишь? – поинтересовался командир отряда, останавливаясь у возвышающейся на краю болота старой кряжистой березы.
   – Если не знать, что она есть, да, хорошая, – согласился Котлов.
   – Адмирал, ты не знаком с тактикой поисковых отрядов и рейдерских групп, но как моряк должен иметь представление о работе сухопутных войск. Те же самые морские десанты. Ты умеешь высаживать морпехов?
   – В последний раз это было с транспортов, на причалы, с помощью портовых буксиров, с духовым оркестром встречающей стороны, – съязвил Виктор Николаевич.
   – Так тоже бывает? Не знал. А как бы ты штурмовал этот остров?
   – Блокировать гати, взорвать тропки, выставить заслоны и ждать зимы. Спорю, к Новому году все это безобразие замерзнет. Или еще проще. Полдюжины вертушек, прижать всех к земле и высадить вертолетные десанты. Надеюсь, зенитки здесь не закопаны?
   – Если и была пара штук, то задолго до меня, мы такого сокровища не нашли, – отшутился Юрген.
   – Надеешься только на то, что противник не знает об этом схроне? А немецкая деревня на окраине леса? Парнишки на опушке? Они ведь видели три машины с людьми, смогут описать, рассказать и показать.
   – Два дня, – улыбнулся командир отряда. – Именно столько надо немцам, чтоб найти тропинку, прочесать болото и вызвать вертолетную поддержку. Ближайшие полицейские вертолетные части под Варшавой и Лодзью. Ближайшие военные всего в сотне километров от нас. Вертолетчики квартируются близ Люблина, у границы, но на прохождение заявки от полицейского начальства до военных нужно время. В обоих случаях два дня.
   – На больший срок мы задерживаться не будем?
   – Нет смысла. Современная партизанская война отличается от той, что была двадцать лет назад.
   – А куда мы держим путь? – любопытствует Виктор Николаевич.
   – Один затерянный в лесах под Радомом хутор. Красивое место. Крепкое хозяйство молчаливого, рукастого крестьянина. Красивые гордые девушки и сильные трудолюбивые парубки. Настоящий уголок рая в этом проклятом богом чистилище.
   – Это должно быть рядом, дневной переход. И что еще нас ждет на этом хуторе? Не думаю, что ты собираешься распускать отряд.
   – Конечно, нет, рейд только начинается, – говорил Юрген искренне, не стараясь ввести собеседника в заблуждение. – Мы на это лето запланировали взорвать поезд. После подумаем об отдыхе.
   Иногда такая открытость опаснее прямой угрозы. Виктор Николаевич закурил трубку, сделал пару шагов вдоль кромки болота, приветливо кивнул греющемуся на коряге большому сетчатому ужу. Пора атаковать. Нас затягивают в сеть, так не робеть, бить не по нитям, а по рыбаку.
   – Какова цель похода?
   – Этого? – в прищуренных глазах Юргена пляшут искорки. – Нанести противнику ущерб. Уничтожать оккупантов, коллаборационистов, нарушать вражескую инфраструктуру. Подожди, увидишь, как телевизионные ретрансляторы взрывают. Красивое зрелище. Я же говорил: взорвать поезд.
   – Задача на этот год. А дальше?
   – Продолжать борьбу. Или ты, адмирал, предлагаешь что-то другое?
   – Сколько лет живет группа Армии Крайовой? – продолжал Виктор Николаевич, постепенно подводя оппонента к главному.
   – Думаешь, встретился с новичками? Нет, – усмехается Юрген, – не первый год на войне. Опытные, верные люди. Каждый стоит взвода охотников.
   – Ты сумел сколотить сильный отряд, тебе удается обводить врагов вокруг пальца. А другие как? Сколько обычно живет боевая группа Армии Крайовой?
   – А пес его знает. Кто лет по пять держится. Помню Вилька Познаньчука, хитер был волк, по всей Польше гулял, псы его долго ловили.
   – А чем дело кончилось?
   – Вилька прижали на переезде у Жежува. Два дня дрались в окружении. Отряд в полторы сотни бойцов, почти все полегли. А Вилек утек. Среди мертвых и пленных его не было, немцы не упустили бы случая похвастаться, показать его голову. Где он сейчас, что с ним, я, честно, не знаю. А знал бы, не сказал.
   – Познаньчуку повезло. А другие как? Сколько таких групп, как твоя, гибнет ежегодно?
   – Отрядов десять-двадцать. – Юрген почесал в затылке, задумчивый взгляд капитана бесцельно блуждал по болоту. – Да, примерно так.
   – Сколько еще проживет твой отряд?
   – Это ты, адмирал, к чему? – злобный колючий взгляд из-под бровей уперся прямо в глаза Виктору Котлову.
   – Что со мной делать думаешь? – прищурился в ответ Виктор Николаевич. – Отпустишь или так и будешь за собой таскать, как чемодан без ручки?
   – Пристрелить тебя, товарищ Котлов, чтоб вопросов лишних не задавал, – при этих словах лицо Юргена исказила злобная гримаса.
   – Не пристрелишь, – усмехнулся вице-адмирал. – Не тот ты человек, чтоб погибать за идею. Выход ищешь.
   Виктор Николаевич потянулся к застрявшей между стволом и веткой дерева шишке. Как будто шишка его только сейчас заинтересовала. В действительности это старый добрый способ отвлечения внимания. Когда-то Женечка посоветовала и научила применять в нужное время, после нужного слова.
   – Выход? А его нет, – ухмыльнулся капитан Ост. – Нет выхода. Польша это как те машины в лесу: заехали, остановились на пару часов, а оказалось – навсегда. Пока стояли, дорога исчезла, болото поднялось. Все – дорогой ты товарищ адмирал, нет из Польши выхода.
   – Глупости. Отпусти моих людей. Все равно пользы тебе от нас нет. Таскать за собой да приглядывать, чтоб не убежали…
   – Не убежите, – весело протянул Ост. – Не люблю я бросать да отпускать, что само в руки пришло. Ты не бойся, радуйся, что ко мне попал, а не к Мареку Ковальчуку или Жидкодаву. Парни ой какие веселые. Любят шутить, казнят с заковыринкой, с проказами, так, что ошметки по всей округе разлетаются.
   – Немцев казнят?
   – А ты для них хуже немца, – заметил Юрген. – Безбожник, коммунист, русский.
   – Так и будешь меня за собой таскать? – Виктор Котлов решил вернуться к главной теме разговора.
   – Буду. Пока не придумаю, какую с тебя пользу поиметь.
   – Я тебе уже предлагал связаться с советским атташе или дать сигнал на флотской волне.
   – И что мне за тебя заплатят? Эшелон тушенки, автоколонну винтовок с патронами, танковый батальон или мешок денег? Столько оружия я не удержу. Смысла нет. Что мне нужно, покупаю или у немцев беру. С танками меня полицаи окружат, самого же в броне и поджарят. Деньги мне тоже не нужны. На жизнь и зимовки бойцов я зарабатываю, а больше с собой в могилу не унесешь, – с каждым словом капитан Ост все больше и больше себя распалял.
   Последнюю фразу он почти выкрикнул в лицо Виктору Котлову. Тот невозмутимо поднял перед глазами шишку, разглядывая этого маленького древесного ежика. Улыбнулся и тихим тоном произнес несколько фраз:
   – Деньги тебе дадут, на обустройство тебе и твоим людям хватит. Новая жизнь требует с чего-то начинать: с магазинчика, фермы, слесарной мастерской, к чему у человека душа лежит и руки приноровлены. Паспорт тебе предлагают. Не германский и не советский, не пустят тебя в Союз, да и сам не поедешь. Паспорт одной маленькой страны, где люди любят свободу, честный труд, красивых женщин, детей, немного спиртного вечерком в баре, крепкую дружбу и… – вице-адмирал замолчал, испытующе глядя на повстанца.
   – Извини, адмирал, – буркнул Юрген Ост, – кричу слишком громко.
   Наступила долгая звенящая пауза. Оба прислушивались к доносящемуся с острова звонкому голосу топора, трелям лягушек на болотах, писку комаров и идущим со стороны топи вздохам и стонам. Болото дышит. Страшные звуки для тех, кто не знает. Так потом и появляются байки про болотников, ичетиков, лесных людей, шилишиг всяких. И не только по этой причине легенды возникают, в жизни разное бывает. Вице-адмирал Котлов сам мог бы порассказать жутких историй после знакомства с Гемпширской трясиной, пойменными болотами Конго, да и в детстве приходилось сталкиваться с вещами, которые материализм напрочь отрицает.
   – Паспорт аргентинский?
   – Нет. Нельзя тебе и твоим ребятам в Аргентину. Там немцы в масти, быстро вычислят и закатают.
   – А куда тогда предлагаешь?
   – Есть такая маленькая свободолюбивая страна Ирландия. Есть такой прекрасный народ ирландцы, – глаза Виктора Котлова светились искренней, человеческой теплотой. – Гордые, порядочные, немного шебутные и драчливые потомки кельтов, саксов и викингов. Уважают католическую церковь, чтут день воскресный, превыше всего ценят свою свободу. Выдачи из Ирландии нет.
   – А ваши аэродромы, базы? – скептически ухмыльнулся Юрген.
   В словах капитана сквозила тень сомнения. Казалось, еще немного, и он сломается, согласится с предложением вице-адмирала.
   – Наши, не немецкие. Ирландцы нас уважают, но свои права, свои законы и свободу чтут выше любых союзников и друзей.
   Поляк что-то буркнул себе под нос. Вплотную приблизился к Котлову и тихо попросил:
   – Не стоит пока говорить ребятам. Незачем будоражить людей раньше времени. Ладно?
   – Повременим, – согласился Виктор Николаевич, про себя уже празднуя победу.
   Времени прошло много. Котлов только сейчас почувствовал, как с болота тянет сыростью. Пора было возвращаться в лагерь. Поднимаясь по склону, Котлов и Ост столкнулись с Марко. Партизан сидел на выпиравшем из земли корне сосны. Разложив на коленях тряпицу, боец чистил автоматическую винтовку.
   Поравнявшись с помощником, капитан Ост молча кивнул, на его лице мелькнула тень неудовольствия. Виктор Николаевич отступил на шаг в сторону, дабы не мешать разговору. Нет, Юрген, не задерживаясь, продолжил путь к лагерю.
   Выбрав повод и время, Виктор Николаевич присоединился к Алексею Черкасову. Летчик усердно махал лопатой, расчищая «противозмеиные» канавки вокруг лагеря. Работать он начал со стороны, выходящей на тропинку через болота. Все уходившие и возвращавшиеся в лагерь не могли избегнуть внимания Алексея. Перекинувшись с товарищем парой слов, Виктор Николаевич выяснил, что Марко вернулся на остров один. Остальные повстанцы задержались на материке. Что они там забыли? Когда вернутся? Сие неведомо.
   Близился вечер. Режим в отряде соблюдали. Знаменитое немецкое: «Война войной, а обед по расписанию». В данном случае, ужин. А вот маскировкой повстанцы пренебрегали, дым от костров поднимался к небу и растекался над окрестностями.
   – С вертушки нас моментально засекут, – мечтательно протянул Ринат Халиуллин, поднося ложку ко рту и глядя на дымную полосу над болотом.
   – Засекать некому, – Виктор Котлов вспомнил свой разговор с капитаном Остом. Тот был уверен, что сегодня и завтра беспокоить их не будут.
   На вечерней заре в лагерь вернулись люди Марко. Шли с грузом. Они ходили к брошенным машинам и притащили все, что отряд не смог забрать первым рейсом. Продовольствие, «позаимствованные» в немецком фольварке одежда и инструмент. Прихватили с собой и несколько канистр машинного масла. По словам Марко, в хозяйстве пригодится.
   Не вернулся только молодой паренек по имени Лех, прозванный Котловым Зимородком. Виктор Николаевич поинтересовался у капитана Оста, куда тот заслал парубка. Но Юрген в ответ только неопределенно хмыкнул и заявил, что, дескать, парень по девкам отправился. Дело молодое, кровь горячая.
   Ночь прошла без происшествий. Правда, русские долго не могли уснуть. С болот доносились чавканье, всхлипы, стоны. Такое ощущение, что трясина ожила и на островок лезут чудища из оживших кошмаров и деревенских сказок. Хуже всего было немало пожившим, всякого повидавшим и испытавшим Котлову и Черкасову. Знаешь, что ничего там нет, вздор все это, обычные природные явления, деревья скрипят, болотные газы прорываются, ветер рогоз и камыш колышет, а на душе все равно тревожно. Неприятное чувство, честно говоря.
   Утреннее солнышко растопило все ночные страхи вместе с густым предутренним туманом. Умывание холодной чистой колодезной водой сняло сонную одурь. Побриться, сбегать в туалетный распадок, и вот уже повар колотит поварешкой по миске, созывает отряд к трапезе.
   День начался с игр в войнушку. Капитан Ост разделил свой отряд на два отделения и устроил учебный бой. Одна группа обороняла лагерь, а другая его штурмовала. Юрген Ост, Марко и Виктор Котлов заняли наблюдательный пост на пригорке и, вальяжно развалившись, созерцали все это. Остальные пленники исполняли роль солдат обороняющейся стороны. Оружие им дали, правда, без патронов, как и у остальных партизан.
   Глядя на маневры, Виктор Николаевич отметил про себя прекрасную подготовку людей Оста. Профессионалы, каждого хоть сейчас можно было брать в ВДВ или морпех. Пусть физической силой большинство не выделяется, но все выносливы, владеют оружием, четко работают на поле боя, голову не теряют. Хорошо дрессированные овчарки. Нет, не овчарки, а волки. Лесные хищники. Грамотные, прошедшие хорошую, даже слишком жестокую психологическую подготовку специалисты.
   За полчаса боя атакующие захватили лагерь. Настал черед капитана Оста. Прекратив потасовку громким свистом, командир поднялся, медленно спустился в низину и приступил к разбору полетов. Досталось всем. Оказалось, Юрген Ост успел заметить все и всех: кто как работал, кто не успел вовремя нырнуть в укрытие, кто слишком долго бежал по открытой местности, неудачно выбирал укрытия, не глядел по сторонам. Двоим бойцам досталось за то, что они попытались использовать землянки в качестве дзотов. Идея здравая, но не в данном случае. Сектора обстрела из дверей совсем никакие, запасных выходов и амбразур нет. Так что землянки быстро превратились в ловушки для своих защитников.
   Проникновенная, эмоциональная речь командира. Полчаса отдыха. Еще час на физическую подготовку. А затем отряд опять разбился на две группы и опять новый учебный бой. Как заметил Виктор Николаевич, Юрген Ост старался тасовать людей, сохраняя при этом сработавшиеся двойки и тройки. Где-то Котлов это уже видел. Да, точно – стандартная тактика пехоты ваффен-СС. В Союзе тоже разработана подобная методика для элитных штурмовых частей, но есть свои нюансы. Юрген Ост использовал именно германскую систему. Виктор Николаевич был в этом уверен.
   Время за молодецкими забавами летело незаметно. Пора было обедать. Хозяйственные работы в отряде Оста не считались чем-то предосудительным. Нормальная крестьянская основательность, понимание, что не войной одной жив человек, готовить, стирать, штопать одежду, прибираться тоже надо. Вторую половину дня командир отряда распланировал на отдых и подготовку к очередному переходу. Большую часть продовольствия и лишнее снаряжение Юрген решил оставить в лагере. Видимо, собирался сюда вернуться и надеялся, что за время его отсутствия на остров не нагрянут весьма любопытные люди в фельдграу.
   Алексей Черкасов и Виктор Котлов тоже не теряли время даром. Обдумав как следует вчерашний разговор с Юргеном Остом, Виктор Николаевич пришел к весьма интересным выводам. Командир повстанцев человек хоть и разумный, но с изюминкой, подобрать к нему ключ непросто. И Юрген еще не решил, будет он выходить на связь с советскими дипломатами или постарается провернуть свою игру. Он мог заподозрить в предложении вице-адмирала Котлова второе дно, ловушку и, не говоря ни да ни нет, тянуть время, выжидать. Пленников это не устраивало.
   И, кроме того, Марко определенно слышал последнюю часть разговора. Человек не менее интересный, чем Юрген Ост. Тоже из добровольцев, да еще не поляк, а украинец. С одной стороны, что-то связывало Марко с Юргеном, а с другой… Это как посмотреть. Марко только кажется недалеким деревенским увальнем, этаким не хватающим звезд крестьянином из дореволюционных времен.
   Пока Дмитрий Комаров и Ринат на два голоса потчевали поляков красноармейскими песнями, Котлов и Черкасов решили навязаться на разговор с заместителем капитана Оста, да так, чтоб без лишних глаз и ушей. С песнями придумал Комаров. Если честно, старший лейтенант намеревался устроить маленькую потасовку, спровоцировать поляков, однако действительность превзошла все самые смелые ожидания. В итоге сейчас у костра целый хор затягивал: «Артиллеристы, Сталин дал приказ!» А до этого с неменьшим энтузиазмом выводили: «По долинам и по взгорьям…» Причем некоторые умудрялись с ходу переводить песню на польский. Артисты, мать, перемать и вымать!
   Долго искать нужного момента не пришлось. Марко сам, как будто что-то почувствовав, поднялся и отправился проверять дозоры у тропинок. Минут через пять Алексей Черкасов решил навестить туалетный распадок, а по прошествии еще пары минут Котлову приспичило сбегать в землянку за регланом. Старые кости болели, тепла требовали. Вот только к костру Виктор Котлов не вернулся, направился в сторону болот.
   – Искал? – прозвучал у него за спиной знакомый насмешливый голос.
   – Я вот думаю, – хмыкнул в ответ вице-адмирал, – искал я тебя или ты меня нашел.
   – Общая теория относительности. Сложнейшая штука, если в университете учить, и все так доходчиво и просто, когда по жизни вникаешь.
   – Ты ходишь, я лежу, а вместе мы едем, – добавил появившийся из-за ближайшего дерева Алексей.
   – С острова не выпущу. Если что дурное надумали, так не помогу. Здесь и днем, не зная примет, не пройти, а на ночь глядя и с приметами потопнешь.
   – Так еще не вечер, – притворно удивился Алексей.
   – Добрый ты, Марко, – участливым тоном протянул Виктор Котлов.
   – А то ж.
   – О чем я сегодня с Юргеном говорил, слышал?
   – А то ж, – глаза повстанца светились лукавством.
   – Что думаешь?
   – Доброе дело. В Ирландии я не был. Пиво у них хорошее?
   – Пиво доброе, а водка противная, сивухой воняет. Они ее в дубовых бочках выдерживают.
   – Это хорошо. Это очень хорошо, – Марко потер руки. – Винокурню поставлю, буду горилкой торговать. Как думаешь, разбогатею?
   – Есть такая возможность. Но миллионщиком не станешь. Налоги у них с винокурения дикие дерут. И большой завод ставить нельзя. Только чтоб три-четыре кабачка обеспечить, не больше.
   – Ирландия… – мечтательно протянул Марко. – А вот, я слышал, в Южной Африке земли много и переселенцев привечают. Верное дело?
   – Да, белым переселенцам землю дают, и кредит выделяют льготный. Вот только… – Виктор Котлов предостерегающе поднял руку, останавливая готового влезть в разговор Алексея. – Вот только с паспортом не знаю как помочь. Не наши это друзья, ничего не обещаю.
   – Хорошо, что не обещаешь. Верю. Сулил бы златые горы и кисельные берега, не поверил бы тебе. А так верю.
   – У меня самого есть друзья в Дублине, – заметил Котлов, но не стал уточнять, что друзья только из военных, с МИДом и гражданскими министрами общаться не приходилось.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация