А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Завоеватель" (страница 1)

   Николай Романов
   Завоеватель

   Тем, кто всегда рядом

Когда незнающий избранник
Свой путь во мгле пустой найдет,
Дотоле незабвенный странник
В страну забвения уйдет.

О. Приданников

Тут и вера нужна, и удача…
Отступать тебе, брат, не с руки…
Да, нелегкая это задача —
Собирать под знамена полки!

О. Романов

   Пролог

   – Наш агент из окружения великого князя Владимира сегодня вышел на связь, Вершитель, – доложил Кен Милтон.
   – И что сообщает?.. – Бедросо с трудом сглотнул комок, пожелавший вдруг поселиться в горле.
   – Он у нас там единственный, кого удалось завербовать, и должен был прервать молчание только в одном-единственном случае. Когда Великий князь решится, наконец, на мятеж. Владимир решился. Он просит у нас экстренной помощи.
   Слава Святому Рону!
   Теперь Вершитель с неменьшим трудом скрыл улыбку, ибо новости оказались сногсшибательно-хорошими.
   Правда, сейчас предстояло принять судьбоносное решение. Или не принять его.
   Тим Бедросо никогда в жизни не совершал необратимых поступков. Именно это качество собственного характера позволило ему столько лет возглавлять Великий Мерканский Орден. Да плюс хорошо развитая интуиция…
   А интуиция проснулась немедленно. И настойчиво подсказывала не спешить.
   Хороши ли новости, если подумать получше? И слава ли Святому Рону?! Может, Ксену их побери, этаких сногсшибательных?!
   Впрочем, особого энтузиазма в голосе руководителя Офиса Добрых Дел тоже не ощущалось.
   – Что вас смущает, Капитан?
   – Покушение-то на бастарда не удалось, – сказал Кен Милтон, и лицо его приняло виноватое выражение. – После того как он объявил в стране чрезвычайное положение, это стало окончательно ясно.
   – Да, согласен с вами, бастард уцелел… – Вершитель Бедросо побарабанил пальцами по крышке стола. – Понять бы – почему… В чем причина провала наших планов?
   Капитан Офиса Добрых Дел пожал плечами.
   Сказать ему на сей раз было нечего.
   Вершитель продолжал барабанить. В отличие от собеседника, у него имелось что сказать, но поворачивать разговор в такое направление было абсолютно бессмысленно – он чувствовал: вешать собак на Милтона сейчас несправедливо. И неумно. Это вам не провал с розысками графини Шуваловой, которому когда-то не придали должного значения…
   Нет, тут все иначе! Операция по заброске старшей дочери покойного росского императора в стан врага сотрудники Офиса провели самым блестящим образом. Как и было задумано… Мало того, что подсунули живую бомбу под самый нос бастарда, так еще и со всей определенностью выяснили, что у россов появилась возможность пробивать в гиперпространстве рукотворные римановы туннели. Такая определенность дорогого стоила. Не будь ее, Вершитель сейчас не ломал бы голову над дилеммой – оказывать немедленную военную помощь великому князю Владимиру или подождать, пока обстановка прояснится получше…
   Последовал бы немедленный приказ командующему орденского флота решительно рвануться, в случае необходимости, на вражескую территорию, в район базы «Змееносец», где базировались корабли адмирала Павла Барятинского, давно готового принять сторону Владимира. О поддержке Великого князя со стороны адмирала было известно доподлинно, так что время собирать бананы наступило. В случае смерти нынешнего императора брат прежнего автоматически становился главным претендентом на росский престол. Тут и вообще могло обойтись без прямого военного вмешательства. Просто старая добрая гражданская война! Никакой интервенции, господа!..
   Но…
   Но!
   Живая бомба, подкинутая на Новый Санкт-Петербург, по неизвестной причине не сработала. То ли росские специалисты своевременно обнаружили ее и сумели изъять из тела фальшивой бастардовой матери, не дав ИскИну включить режим самоуничтожения, то ли…
   Других объяснений случившегося существовало немало.
   Точная информация могла быть получена, кабы ИскИн докладывал своим хозяевам о складывающейся рядом с ним обстановке, но от докладов было решено отказаться изначально – опасность разоблачения живой бомбы в такой ситуации возрастала стократно.
   В общем, что-то там не срослось, и бастард оставался жив…
   И Кен Милтон ожидал сейчас от Вершителя привычного разноса.
   – Ладно, Капитан! Уже одно то, что мы теперь знаем о новом техническом уровне модернизириванного росского флота, немало. Ликвидация бастарда – Ксену его побери! – была бы откровенным чудом. Святой Рон не предоставил нам такого подарка… Давайте-ка подумаем, как нам отнестись к просьбе Великого князя Владимира!
   Милтон, поняв, что разноса не будет, на мгновение обрадовался. А потом удивился.
   – Что значит – как отнестись, Вершитель?! Мы же всю операцию с императорской дочкой затеяли в расчете на то, чтобы Великий князь поднял мятеж! Так разве ж мы можем отказать Владимиру в помощи теперь, когда он, наконец, решился! Тем более в такой момент, когда, в придачу ко всему, и Засекин-Сонцев, советник бастарда по безопасности, погиб. Такой ведь подарок нам Святой Рон предоставил…
   Вершитель молчал, глядя куда-то сквозь противоположную стену кабинета.
   – Знаете, что я думаю, Капитан, – сказал он после минутного молчания. – Столь своевременная для нас смерть господина Засекина-Сонцева мне как раз очень и очень не нравится. Слишком уж она своевременна!.. Таких случайностей не бывает! Подобные случайности чаще всего не от Святого Рона, а от человека-противника.
   Милтон снова распахнул глаза:
   – Вы думаете, смерть советника по безопасности – дезинформация росских спецслужб, Вершитель?
   – Это вряд ли! – Бедросо непривычно мягко улыбнулся. – Разве есть основания предполагать подобное? С какой целью может быть распространена подобная дезинформация? Не вижу смысла!
   Капитан Офиса Добрых Дел тоже подумал некоторое время. Потом согласно кивнул.
   – А вот обращение великого князя за помощью к нам вполне может быть дезинформацией.
   – С какой целью, Вершитель?
   – С целью втянуть нас в конфликт, Капитан.
   Милтон еще больше удивился:
   – Но ведь мы и стремились к этому конфликту, Вершитель! Вся наша политика последнего времени была направлена на такое развитие событий!
   Вершитель встал из кресла и прошелся по кабинету.
   – Да, была, – сказал он потом. – Но мне представляется, что настало время изменить политику. Я опасаюсь… – Он остановился посреди кабинета, покачался с пяток на носки. – Как представлена смерть Засекина-Сонцева в росских средствах массовой информации?
   – Как несчастный случай, Вершитель. Такое ведь вполне возможно!
   – Возможно, возможно… – Бедросо пожевал губами. – Да только, повторяю, не верю я в столь удачное стечение обстоятельств. – Он вернулся за стол и снова сел в кресло. – Вот что я предложу завтрашнему совету руководства Си-Орг… Мы сделаем вид, будто откликнулись на обращение великого князя Владимира, и отдадим приказ нашему второму флоту покинуть место постоянной дислокации и перебраться поближе к месту, откуда наиболее удобно вторгнуться в район базы «Змееносец». Но спешить с вторжением пока не станем, подождем дальнейшего развития событий. И вмешаемся, только если флот адмирала Барятинского и в самом деле начнет мятеж против центральной росской власти. Я все-таки подозреваю, что нас втягивают в ловушку.
   На сей раз Кен Милтон не стал удивляться. В конце концов, он тоже доверял интуиции Вершителя. Не раз приходилось убеждаться, что правитель не ошибся с расчетами…
   – А теперь нам с вами надо подумать, как переключить внимание бастарда на иные опасности.
   И Капитан Офиса Добрых Дел мгновенно подобрался.
   У него тоже была неплохо развита интуиция. И она говорила ему, что предстоящий разговор может иметь очень важное значение. И для Великого Мерканского Ордена, и для самого Капитана. И для очень многих людей по обе стороны государственной границы между двумя странами.

   Часть первая. Ид-аль-Адха

   Глава первая

   Анвар ибн Аль-Масуд, визирь государственной безопасности Новобагдадского халифата, прибыл на планету Ибн-Джухайям под чужим именем.
   Привела столичного чиновника в этот захудалый мир на краю родной державы не воля великого визиря, как происходило прежде, но повеление самого Светлейшего халифа Усмана XI ибн Аль-Хаттаба, да пребудет с ним милость Аллаха!.. Цель служебного вояжа была глубоко секретной.
   Впрочем, ничего сногсшибательного не произошло – во всех галактических государствах сотрудники тайных служб то и дело предпринимают подобные путешествия, и халифат тут не исключение…
   – Надеюсь, вам было не слишком неудобно на борту моего корабля, о паша? – сказал при расставании капитан «Сулеймана», единственный на борту транссистемника посторонний человек, кто знал истинное имя пятидесятилетнего бородача, затесавшегося в ряды пассажиров. – Да пребудет с вами милость Аллаха!
   Анвар ибн Аль-Масуд заверил капитана, что и прыжок, и полет в обычном пространстве прошли прекрасно, а кухня в корабельной чайхане оказалась и вовсе изысканной – да продлятся дни вашего кока, уважаемый! – и перебрался на местный кораблик, носящий прозвище «шаттл», придуманное, как и многое в этом мире, мерканцами, да попадут эти неверные псы в когтистые лапы Иблиса!.. Впрочем, россы – ничем не лучше! И главной заботой всех визирей государственной безопасности на протяжении веков было – противостоять этим собакам, во славу Аллаха! Ну и о пользе своего государства не забывать…
   С этими целями Анвар ибн Аль-Масуд и покинул Новый Эр-Риад, столичный мир родной державы. И не один – компанию ему составил Мансур Джамил-заде, лучший отечественный маг, работающий на визират государственной безопасности.
   Разумеется, главе правительства Бахраму ибн Аль-Гуруглы, великому визирю Новобагдадского халифата, было известно о глубокой секретности вояжа своего подчиненного, и потому местным начальникам он об Анваре не сообщал, однако снабдил путешественника немалыми полномочиями, если таковые пригодятся для решения поставленной задачи. Однако до поры до времени Анвар ибн Аль-Масуд был намерен контактировать только с сотрудниками собственного визирата, да и то исключительно тайно.
   Пока шаттл спускался на планету, в космопорт столичного города Эль-Муртаза, погруженный в собственные мысли маг сидел в соседнем кресле и молчал. То ли тренировал свое умение, то ли проникался ответственностью предстоящей задачи. По магам никогда не определишь, чем они в настоящий момент заняты…
   А Анвар вспоминал последний разговор с Усманом XI.
* * *
   Халиф принял своего дальнего родственника в рабочем кабинете, стены которого были убраны роскошными коврами, иллюстрирующими сцены из «Ахд Ардашир»[1]. Любому высокопоставленному чиновнику в стране было известно, как желал походить нынешний новобагдадский властитель на легендарного основателя династии Сасанидов.
   Правда, ему это далеко не всегда удавалось, но на все есть воля Аллаха, выше головы не прыгнешь. И верблюда через игольное ушко не проведешь…
   Со времен последней личной встречи с визирем халиф изрядно сдал. Лицо его осунулось, скулы сильно заострились, на верхних полукружиях ушей виднелась белая короста.
   Видимо, ходившие по столице слухи о том, что Светлейший нездоров, были не просто сплетнями. Увы, правители тоже не вечны. На это тоже есть воля Аллаха, и смертному ее не преодолеть, кем бы ты ни был…
   Хозяин и гость расположились на мягких пуфиках возле резного столика, инкрустированного золотом и самоцветами. Столик был накрыт: охлажденный клубничный шербет, арахисовая халва, рахат-лукум, два больших глубоких блюда с фруктами.
   Уже одно это говорило, что административный разнос визиря не ожидает. Иначе бы его приняли совсем за другим столом, высоким, прямоугольным, стоявшим в противоположном углу.
   Посидев или постояв перед ним, многие посетители кабинета лишались должности. А то и самой жизни…
   – Вот зачем я вас позвал, Анвар… – Халиф с сосредоточенным видом отхлебнул из пиалы сладкий напиток. – Визират иностранных дел доложил мне, что намечающегося и столь вероятного конфликта между Росской империей и Великим Мерканским Орденом – да удавит их обоих Иблис своим грязным хвостом! – в ближайшее время, к сожалению, не предвидится.
   Анвар ибн Аль-Масуд прозвучавшей новости не удивился: агенты новобагдадской разведки, работавшие и на ведомство государственной безопасности, докладывали о том же.
   – Дипломатическое ведомство не ошибается, о Светлейший. – Визирь тоже сделал несколько глотков шербета.
   – Это очень плохо. Нашей державе крайне выгодно, чтобы неверные псы грызли глотки друг другу. Подольше, пояростнее и покровавее. Сынам Аллаха их грызня только на пользу.
   Ни возразить, не добавить тут было нечего, и визирь молча ждал продолжения.
   – Задача стравить неверных между собой становится сейчас первоочередной, – сказал халиф, ставя пиалу с недопитым шербетом на столик. – Иначе, случись конфликт между нами и кем-нибудь из них, мы непременно будем повержены. И потому я хочу, чтобы вы, Анвар, занялись решением этой задачи. Я немедленно велю великому визирю дать вам все необходимые полномочия. Но о сути вашего задания ему знать совсем не обязательно.
   – Слушаюсь, о Светлейший! Мои люди и я сделаем все необходимое, чтобы выполнить ваше повеление.
   Главное было сказано, и халиф, снова взяв в руки пиалу, перевел разговор на личные темы.
   – Здоровы ли члены вашей семьи, уважаемый?
   Такой поворот в беседе неизменно означал хорошее отношение Светлейшего к своему собеседнику.
   Все пять жен, и двенадцать дочерей визиря государственной безопасности чувствовали себя прекрасно. К счастью, жены и дети халифа также пребывали в полном здравии, и дальнейший разговор – хвала Аллаху! – не мог быть отравлен высочайшей завистью.
   Так оно и случилось.
   Вопросы Светлейшего звучали доброжелательно, и визирь разве что не купался в этой доброжелательности.
   Кабинет халифа он покинул в превосходном настроении. И с решительным намерением немедленно выполнить высочайшее повеление. Чтобы и в следующий раз быть приглашенным за низенький столик…
   Уже к исходу дня все управления государственной безопасности миров, расположенных в приграничных с Росской империей и Великим Мерканским Орденом провинциях, получили по защищенным каналам хивэсвязи предписание сообщать в визират обо всех проявлениях агентурной активности, в которых могут быть заподозрены разведки двух держав. Оперативные сообщения должны быть адресованы главе визирата лично. В предписании сообщался код доступа, с использованием которого должны были отправляться такие донесения.
   А еще через пару дней в рабочем компьютере Анвара ибн Аль-Масуда появилась пришедшая по вновь созданному спецканалу информация, которая вполне могла помочь в выполнении задания, полученного от Светлейшего.
   В ответном письме визирь велел ничего не предпринимать и ждать его скорого прилета. И быстренько начал собираться в тайный вояж, немедленно отдав соответствующий приказ и Мансуру Джамил-заде.
   Пришлось, правда, привлечь к делу визират транспорта, чтобы получить билеты из государственной брони на ближайший транссистемник, но уже через четыре часа двое командированных покинули поверхность Нового Эр-Рияда.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация