А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Мифы и легенды австралийских аборигенов" (страница 4)

   ИСТОРИЯ ОЛИВКОВОГО ТИРАНИ

   «Однажды я сидел на дереве, которое росло у ручья, несущего свои воды летом и зимой. Я обнаружил этот источник во время своих скитаний, а поскольку он не пересыхал в засуху и всегда оставался прохладным, я решил устроить там свой дом. В один прекрасный день, когда я любовался окрестностями и думал о том, как прекрасно все кругом, я взглянул вниз, на Землю, и увидел свои следы на мягкой грязи. Я слетел вниз и стал их рассматривать. Набрав полный клюв глины, я взлетел обратно на дерево и аккуратно поместил эту глину на ветку. Я сидел в раздумьях, ожидая вдохновения. Прошел примерно час, и, взглянув на глину, я увидел, что она засохла. Неожиданно мне пришла мысль построить из этой глины дом. Во время строительства я пел: «О Богиня Солнце! Мой дом и это место у прохладного, освежающего источника воды, творящего жизнь, – это дар от тебя». Потом я забрался в гнездо и вскоре уснул. На следующее утро я проснулся рано и отправился на охоту. Собрав достаточно еды на целый день, я вернулся домой в гнездо.
   По возвращении я с удивлением заметил, что кто-то ждет меня там. Это была прекрасная девушка тирани. Я спросил ее, как она тут очутилась и как узнала, что здесь живу я. Она ответила: «Вместе с другими девушками и молодыми женщинами я собирала пищу, но мы расстались в поисках воды. Я потеряла остальных, и вот я здесь». Похоже, она устала, и я предложил ей отдохнуть в моем доме. Она поблагодарила меня и спокойно уснула, а я остался сидеть на ветке дерева, отгоняя от нее назойливых комаров. Потом я взглянул на ее прекрасные черты и почувствовал любовь к ней. Пробудившись ото сна, она вздрогнула, увидев меня, сидящего рядом. Оглядевшись вокруг, она поняла, что потерялась и оказалась в весьма щепетильном положении рядом с незнакомцем. И тогда она заплакала горькими слезами. Я постарался успокоить и подбодрить ее ласковыми словами. Потом я предложил проводить ее обратно к матери, отцу и другим родственникам. Так мы отправились на юг и летели, пока не достигли небольшого журчащего ручейка. Она тут же узнала свой дом. По прибытии она рассказала матери и отцу историю о своих скитаниях, о том, как она попала в дом к незнакомому молодому человеку и как внимательно он отнесся к ней. Мать и отец поблагодарили меня за доброе отношение к их дочери.
   Я поклонился им и полетел обратно. Прожив три месяца в одиночестве, я заметил, что почти все живые существа с удовольствием занимались устройством семейных отношений. Я пожелал испытать ту же радость. Однажды вечером я услышал, как сорока поет любовную песню своей возлюбленной. Я слышал, как молодые самцы бандикутов[10] дерутся за право стать мужем и повелителем молодой самочки бандикута. Были и другие птицы и животные, чей разум был более развит, и они подыскивали себе пару среди особей других видов. Эму выбрал себе пару из племени варанов, а некоторые другие племена птиц устраивали браки с племенами рептилий. Орел взял в жены дочь из семейства ворона. И все это время мое сердце тосковало по девушке, которая провела ночь в моем доме, и ее присутствие все еще ощущалось здесь. Порой, когда я отдыхал в своем гнезде и нежный южный ветерок ласкал мою разгоряченную голову, мне казалось, что это ее нежные прикосновения. Однажды ночью мне приснилось, что я слышу ее зов. Тогда я вскочил и стал петь ей любовную песню, но вскоре понял, что это был просто сон. Я вновь отправился спать, но несколько раз ночью вскакивал с постели, потому что мне казалось, что слышу ее. Не в состоянии дольше ждать, я решил расправить крылья и полететь на юг в надежде на ее благосклонность. Итак, в одно прекрасное утро, еще до восхода солнца, я отправился на юг прямиком к ее дому и приземлился примерно в ста метрах от него.
   Как только на востоке над горами взошло солнце, я уселся на дереве, выпрямил спину, расправил крылья, выпятил грудь и, приподняв голову, со всей любовью, стучавшей в моем сердце, преданно запел ей: «Я хочу создать семью». Затем я умолк и некоторое время прислушивался, не прозвучит ли ее ответ. Я подумал – может быть, она спит, но этого не могло быть, ни один оливковый тирани не спит в это время. Потом мне пришла другая ужасная мысль – может быть, я опоздал и какой-нибудь молодой тирани уже попросил ее руки и увел ее за собой. И все же мне казалось, что такого не может быть, когда вспоминал выражение ее лица в тот незабываемый день, когда она прилетела к моему дому, а я благополучно доставил ее назад к родителям и родственникам. Тогда ее взгляд говорил сам за себя. Я заглянул в окошко ее души и понял, что она любит меня. Как же она могла забыть меня и принять другого, которого не любит? Я знал, что такого не может быть, и поэтому снова поднял голову и со всей любовью запел: «Я намерен создать семью».
   Как только я произнес последние слова своей песни, в воздухе послышался нежный голосок моей прелестной птички, повторяющей слова моей песни. Встреча с ней меня глубоко потрясла. Меня переполнили радость и восхищение, и я запел: «Давай улетим. Моя грудь готова разорваться от радости и любви к тебе, подобно кустам, которые взрываются сладко пахнущими цветами». В ответ она повторяла слова моей песни. И не успела она допеть последний стих, как я подлетел к ней. Она слышала шелест моих крыльев и скромно сидела, поджидая меня. Я присел рядом с ней, мы выпятили грудки, посмотрели вверх на небеса и вместе запели песню, восхваляющую Богиню Солнце, Мать Всех Живых Существ, которая одарила нас жизнью и пропитанием и ниспослала всем живым существам величайший из всех даров – взаимную тягу к родственной душе, стремление принадлежать друг другу и иметь детей от подобного себе.
   Затем некоторое время мы сидели молча, обмениваясь чувствами и эмоциями на языке, который не может выразить ни песня, ни речь, ни какое-либо другое средство общения. Так мы сидели до тех пор, пока солнце не прошло половину своего пути на восточном небосклоне, а когда мы очнулись от наших любовных мечтаний, мы увидели мать и отца моей прелестной птички, которые наблюдали за нами, сидя на другом дереве. Мы расправили крылья, подлетели к отцу и матери моей прелестницы, распрощались с ними и отправились на север, в страну пыльных бурь и изнуряющей жары. Перед этим я сказал родителям жены, что, когда они состарятся и пожелают увидеться со своей дочерью, они могут прилететь в мой дом. Мы с женой жили очень счастливо, у нас получилась большая семья, а наши дети разлетелись в разные части этой страны».
   Когда оливковый тирани закончил свою историю, они расстались. Разум остался один и стал обдумывать все, сказанное ему. Никогда раньше великий Разум не чувствовал себя так одиноко. Эта история маленького тирани тронула в его душе струну, звучание которой вызвало желание найти спутника жизни. Ему не хотелось выбирать одну из форм среди всего множества, населявших Землю, потому что, когда он жил в кенгуру, вомбате, эму и других, они оставались глухи к его пожеланиям и советам. Поэтому он решил, перед тем как что-нибудь предпринять, посоветоваться с трясогузкой Вилли, который мог бы ему помочь. Разум все же надеялся, что среди множества особей он сумеет найти одну, которая могла бы стать ему преданной спутницей.
   И тогда Разум отправился на поиски. Когда он нашел трясогузку Вилли, он сказал: «Я услышал прекрасную историю о жизни оливкового тирани. Эти птицы не берут в супруги никого из другого вида. Можешь ли ты рассказать мне о каком-либо браке, в котором объединяются двое из различных видов?» – «О да, – ответил трясогузка Вилли, – это орел, ворон, кенгуру и эму. Все они создали семьи вне их собственного вида».
   Вот история орла и ворона.

   ОРЕЛ И ВОРОН

   Однажды вождь вороньего племени решил предложить свою дочь в жены единственному сыну вождя племени орлов. Семьи лебедей, пеликанов и какаду возражали против такой свадьбы, но двое вождей проявили упрямство и настояли сделать по-своему. Другие птичьи племена побоялись возражать, поскольку семья орлов была очень могущественной, а семью воронов все боялись даже больше, чем семью орлов, из-за их разума и хитрости. Дочери вороньего племени были очень красивыми, а молодые орлы благопристойны, и все они жаждали соединиться семейными узами. Эти создания были наполовину людьми и наполовину птицами, потому что в них присутствовал Разум. Они оставались такими определенное время, пока все не рухнуло из-за смешанных браков. Богиня Солнце повелела, что после смерти они не получат забвения, а вернутся в первое состояние своего бытия.
   В период первого существования человека в его человеческой форме орел был королем всех птичьих племен. Он поручил соколу управлять его подданными и следить за тем, чтобы все его желания исполнялись. Сокол правил железной рукой, не зная ни симпатии, ни жалости. Неожиданно он сваливался с небес на обвиняемого и убивал его.
   И вот в один прекрасный день молодой вождь орел влюбился в прекрасную дочь ворона. Тогда сорока при встрече с зимородком-хохотуном и киллункилли[11] сказала: «Это конец власти орла. Дочь ворона никогда не подчинится его приказам. Молодому орлу придется приложить огромные усилия, чтобы сломить упрямство девушки-ворона. Но здесь кроется один секрет. Молодая девушка не решится убежать из дома, так как боится бдительного сокола, но она скорее уморит себя голодом, чем станет рабыней орла. Она будет стараться все сделать по-своему, а орел – все переиначить, однако все несчастья начнутся тогда, когда племя ворона вернется в свою собственную страну». За многие годы до свадьбы орла и ворона племена сорок и киллункилли тоже намеревались создавать смешанные браки, но племя орлов запретило им это делать.
   Прошла свадьба, молодожены жили мирно, но в один прекрасный день орел отправился на охоту, а когда вернулся, увидел, как его жена беседует с сорокой и киллункилли. В нем вспыхнула ревность, и он строго-настрого приказал ей оставаться в лагере и не выходить из дома. Жена воспротивилась его приказам, и ему пришлось прибегнуть к более строгим мерам, но он побоялся что-либо предпринимать открыто. Если об этом узнают в семействе ворона, они незамедлительно явятся сюда вооруженные и готовые к схватке. И тогда каждый день, когда подавалась еда, молодой вождь съедал большую ее часть, оставляя жене лишь маленькую порцию. Таким образом он стал постепенно изнурять ее голодом. Когда же у нее появился ребенок, молодой вождь стал давать ей еще меньше еды. Он прекрасно знал, что мать не позволит ребенку голодать и будет отдавать всю пищу малышу. Постепенно мать все больше и больше слабела, и однажды ее нашли в лагере мертвой. Молодой вождь призвал оливкового тирани и приказал ему немедленно позвать семью воронов, так как его жену нашли мертвой в лагере. При этом он заметил, что, возможно, племена сорок или киллункилли воспользовались своими волшебными палочками или заостренными косточками, чтобы умертвить ее.
   Узнав о смерти молодой жены, семейство ворона сильно расстроилось и поклялось отомстить, если причиной смерти стала жестокость его соседей. С этого момента все живые существа будут считаться их врагами и будут безжалостно убиты, будь то животные, птицы, рептилии или рыбы. Когда вороны оказались в миле от дома орла, они стали кружить над его лагерем, печально крича: «Ва-ва-ва». Вороны проделали так три раза, а потом спустились прямиком к мертвому телу. Затем они стали причитать так громко, что их крики были слышны за мили. Заслышав эти печальные крики, все существа приходили и выражали свое сочувствие осиротевшей семье. Потом семейство ворона обернуло тело прекрасной девицы куском коры, обмотало его волокнами дерева и поместила в развилку дерева, после чего вернулось домой в свою страну.
   Только старший брат девушки не присутствовал на похоронах. Он не проронил ни слова, ни слезы, а все сидел, размышляя о смерти сестры, которую так сильно любил. Когда его семейство отправилось на похороны, он попросил никому не говорить о его отсутствии. Если же орел спросит, где он, они должны сказать, что он куда-то улетел, но они не знают куда. Он, ворон, намеревался посетить своего зятя, орла, так, словно ничего не знает о смерти своей сестры. Подождав два месяца, он, наконец, отправился навестить своего зятя. Ворон отправился один, захватив с собой воммеру[12]. Он подозревал, что его сестра умерла из-за жестокости ее мужа, и поэтому решил забрать жизнь сына своей сестры, которого теперь воспитывал его отец, орел. Теперь орел в любое время мог жениться снова, взяв в жены дочь любого другого племени, и тогда он уже не сможет уделять своему сыну достаточно заботы и внимания, которые были ему так необходимы.
   Орел устроил свой лагерь на скалистом холме. С его восточной стороны располагалась равнина, простирающаяся на милю, а за ней находились заросли кустарника. На западе заросли кустарника простирались до основания холма, на котором располагался дом орла. Ворон разбил свой лагерь в зарослях кустарника с восточной стороны, чтобы подойти к дому своего зятя по равнине[13]. Однажды рано-рано утром, когда орел сидел со своим сыном перед их вурли[14] и жарил мясо на завтрак, он заметил одинокую фигуру, появившуюся на восточном участке зарослей. Орел узнал в этой фигуре своего шурина и старшего брата своей покойной жены. Силуэт его шурина говорил о том, что он испытывал глубокое горе. Пройдя две трети равнины, ворон остановился, словно у него не осталось сил идти дальше. Тогда орел встал и повернулся к нему спиной[15], обратив свой взор на запад.
   Повернувшись к пришельцу спиной, орел сказал сыну: «Я вижу, что идет твой дядя. Если ты взглянешь прямо на восток, на равнину, то увидишь, что он сидит там, давая отдых своим ногам». Маленький мальчик с любопытством посмотрел на равнину и обрадовался, что идет его дядя. Он был готов побежать ему навстречу, но отец сказал: «Он выглядит так, словно прошел долгий путь, и, наверное, очень голоден». Когда орел произнес эти слова, ворон поднялся с земли и направился к их лагерю, прихрамывая, словно натер ноги. Видя страдания своего несчастного шурина, орел повернулся к сыну и сказал: «Сын мой, возьми мясо с углей и отрежь верхний кусок, а потом пойди и сорви верхушку вон того низкорослого эвкалипта». Мальчик помчался к кустам, сорвал верхние побеги и спешно вернулся к отцу, сгорая от желания услужить своему дяде. Отец взял мясо и уложил его на зеленые листья, чтобы все было готово. Затем он сказал сыну: «Иди встречай своего дядю».
   Мальчик побежал навстречу дяде и сказал: «Мой бедный старый дядя, пойдем, и раздели с нами еду, которую мы приготовили для тебя. Она очень проста, но восстановит твои силы после долгого и трудного путешествия. Пойдем же!» Ворон поднялся и, хромая, пришел в лагерь. Он уселся рядом с ребенком и начал ласкать его, приговаривая: «О сын моей дорогой сестры, твой дядя прошел долгий путь из незнакомой страны, чтобы увидеться с тобой перед тем, как его призовут в Страну духов. Я воспользовался первой же возможностью, мой мальчик, чтобы прийти и повидать тебя». Тогда ребенок обнял своего дядю за шею и сказал: «О дядя, когда я увижу свою мать? Куда она ушла? Наверное, очень далеко? Не отведешь ли ты меня к ней?» На что ворон ответил: «Скоро ты встретишься со своей матерью». Ребенок поблагодарил дядю, а затем поднялся и сел рядом с отцом.
   Когда пришел ворон, орел сидел примерно в пятидесяти шагах от них, все еще глядя на запад. Когда ворон поел, он сказал своему зятю: «Я очень устал от долгого пути, я не спал три ночи и шел день и ночь, чтобы добраться до вас. Теперь мне нужно отдохнуть». Ворон отправился к дереву, которое бросало на землю приятную, прохладную тень. Маленький мальчик принес подстилки, положил их на землю, и его дядя улегся на них. Вскоре он уснул, а мальчик сидел рядом и следил за тем, чтобы его ничто не беспокоило. Ворон выспался, а когда он проснулся, солнце уже село на западе. Все это время орел отсутствовал в поисках новой жены. Он посетил семейство бандикутов в надежде встретить благосклонность их девиц, но его постигло разочарование. Во время разговоров с эму и сорокой он узнал, что семейство бандикутов желало соединиться с семейством ворона, поскольку считало союз с вороном более выгодным для себя, чем родство с орлом. Поэтому орел вернулся домой очень рассерженным и решил сделать пребывание ворона весьма неприятным. Призвав к себе сына, он сказал: «Сын мой, твой дядя устал после долгого путешествия, у него стерты ноги, и он не может охотиться, чтобы добыть пропитание, поэтому он полностью зависит от нашей щедрости. В мое отсутствие ты будешь брать лишь столько пищи, сколько нужно только тебе одному, а когда твой дядя попросит кусочек, ты скажешь ему: «О дядя, отец оставил еду только для меня, так неужели ты оставишь сына своей покойной сестры голодным? Неужто бы моя мать лишила меня пропитания, необходимого для поддержания моих сил?»
   На рассвете, наутро второго дня орел отправился навестить семью бандикутов. Когда мальчик завтракал, дядя попросил у него немного еды, но ребенок ответил ему так, как велел отец. Бедный старый дядя печально склонил голову и, несмотря на стертые ноги, был вынужден отправиться на охоту, чтобы добыть себе пропитание. На следующий день ворон решил осуществить цель своего визита в лагерь орла. Для этого он изготовил специальное копье с острым кремневым наконечником. Добыв достаточно пищи, он позвал мальчика и плотно накормил его. Ребенку сильно захотелось пить, и тогда дядя сказал: «Пойди и напейся вон из того источника». Мальчик так и сделал, а потом крикнул от источника воды: «О дядя, видишь ли ты меня?» Дядя спросил: «Где ты?» И укрепил свое копье на воммере. Затем он метнул копье и убил ребенка. После этого дядя стал танцевать, чтобы по возвращении отец подумал, что здесь побывало много народу, произошла жестокая схватка и пришельцы убили ребенка.
...
   Кремневый наконечник копья
   Орел вернулся, когда солнце уже село на западе, и ворон рассказал ему, что здесь походило много народа, ему пришлось сражаться с ними, но им все же удалось убить ребенка. Орел тут же поклялся, что он не сомкнет глаз ни днем, ни ночью, пока не отомстит убийцам его сына. Затем он вернулся в лагерь и сидел там, горюя над смертью своего мальчика. На следующее утро он поднялся рано и отправился, чтобы тщательно изучить следы и попытаться узнать хотя бы один конкретный отпечаток ноги. К своему изумлению и ужасу, он понял, что все эти следы от множества ног принадлежали одному человеку, и этим человеком был его шурин – ворон. Его охватила жажда мести, так как перед ним был не только убийца его сына, но и тот, кто однажды просил себе в жены дочь бандикутов. И тогда он решил убить ворона. Орел вернулся в лагерь и завернул мертвое тело своего ребенка в волокна низкорослого эвкалипта и чайного дерева – лептоспермума. Затем он попросил дядю подойти и вырыть могилу. Ворон начал копать, и когда, углубившись примерно на два метра, он мельком взглянул из могилы вверх, то увидел над собой искаженное ненавистью лицо орла. Продолжив работу, ворон довольно быстро расширил яму до размеров могилы. Потом он спросил: «Достаточно ли глубока могила?» В ответ отец бросил ему сверху тело мертвого ребенка, и быстро закидал могилу травой, ветками и землей. Он хотел похоронить ворона вместе с ребенком, но ворон стал рыть тоннель по направлению к рощице низкорослых эвкалиптов, находящейся примерно в двух километрах от могилы. Эта работа заняла у него весь день.
   Орел остался доволен проделанной работой. Он разом отделался и от убийцы своего ребенка, и от ненавистного соперника – претендента на руку девицы-бандикут. И тогда он решил вновь отправиться к семейству бандикутов, сообщить им эту новость и снова попросить руки девицы-бандикут, на этот раз не опасаясь получить отказ. Когда он поведал семейству бандикутов о кончине ворона, трясогузка Вилли сказал: «Друзья, не дайте себя обмануть. Когда я недавно пролетал над долиной, я три раза слышал сверху знакомый голос ворона. Я взглянул на небо, но никого там не увидел. И тогда я снова отчетливо услышал голос: «Вака, ваш, вакару-у-у». Я снова огляделся вокруг – и опять ничего не увидел, но почувствовал, как холодок побежал по моей спине. Я помчался по равнине так быстро, как только ноги могли меня нести, а вдогонку мне все раздавался голос ворона. Как же он может быть мертв, если я слышал его голос? Орел, это был голос старшего брата твоей покойной жены». Орел обеспокоился и попросил трясогузку Вилли отправиться и осмотреть его дом, а также дома двух его братьев, которые располагались к северу от его жилища, все ли там в порядке и смогут ли они выдержать осаду. Когда трясогузка Вилли выполнил его поручение, орел вернулся домой, и они оба расположились на ночной отдых. Но они не могли заснуть, потому что постоянно слышали странный, скорбящий и умирающий голос ворона: «Вака, вака, ва», причем от последнего слова «ва» – кровь стыла в жилах.
Чтение онлайн



1 2 3 [4] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация