А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Мифы народов Африки" (страница 21)

   Истории о Джохе мне рассказали в Ламу: они были очень похожи на истории о Тиле Уленшпигеле и, очевидно, происходили из арабского источника. Та, что я помню лучше всего, рассказывает, что, когда мать Джохи велела ему «стеречь дверь», он снял ее с петель и носил на спине. Как правило, события в историях, рассказываемых в Ламу, происходят в соседней деревне Шела – местном эквиваленте Абдеры, Готама, Шильды (немецкого «города дураков») и французского Сен-Мексана. В одной из историй охотник, вытащив из ловушки бушбока и слишком спеша, чтобы забить его в соответствии с ритуалами, отпускает бушбока, наказав ему отправиться в деревню, чтобы там жена охотника могла убить его как полагается. Подобную историю берберы рассказывают о Си Джохе, правда, развитие сюжета здесь иное. Однажды Си Джоха поймал трех зайцев. Ожидая гостей, он отдал двух зайцев матери, велев ей зажарить одного, а другого спрятать в углу хижины. Третьего зайца Си Джоха взял с собой в поле. Узнав, что Си Джоха в поле, гости направились туда. Увидев их, Си Джоха стреляет в принесенного с собой зайца и объясняет гостям, что у него есть два волшебных зайца, один из которых всегда оживает, когда убивают другого. В доказательство этому по возвращении домой Си Джоха показал гостям живого зайца, сидящего в углу хижины. Распространение этих шуток и их отношение к африканским сказкам о Хубеане и прочим вполне может составить тему отдельного исследования.
   В Мамбруи в 1912 году одна старая леди по имени Мвана Мбеу бинти Салики, уроженка деревни Шела, женщина, достигшая, как говорят, весьма преклонного возраста – ста шестнадцати лет (хотя это довольно сомнительно), рассказала мне следующую историю. К сожалению, я не смогла в тот момент записать ее на суахили слово в слово и воспроизвела рассказ по памяти уже после беседы.
   Одна бездетная пара отправилась за советом к предсказателю, и тот сказал, что, если они будут следовать его указаниям (каким именно – не уточняется), у них родится сын. Так оно и случилось. Родители дали долгожданному ребенку хорошее образование, истратив на него все свое состояние, и к тому времени, как сын закончил университет, они превратились в бедняков. Тогда родители решили продать сына, но тот заявил, что будет гораздо разумнее, если он, напротив, продаст родителей. Те, будучи более сговорчивыми, чем их сын, согласились. Сын продал родителей за одежду, меч, нож и лошадь и отправился путешествовать. По дороге он встретил человека, несущего письмо к султану соседнего города. В документе содержался приказ убить подателя письма. (Неясно, что послужило причиной подобного приказа, впрочем, в рассказе встреченный юношей человек именуется фисади – мот, негодяй.) Ничего не подозревавший юноша предложил посланцу помощь, и тот с радостью отдал письмо, которое юноша для пущей сохранности спрятал в тюрбан. Затем он снова пустился в путь и вскоре очутился в безводной пустыне. Юноша уже был на грани смерти от голода и жажды, когда наконец набрел на колодец, возле которого лежала мертвая овца. В колодце не было ни веревки, ни какого-либо сосуда, с помощью которых можно было бы достать воду, но юноша размотал свой тюрбан, совсем позабыв про письмо, спрятанное в его складках, опустил конец ленты в колодец и, когда она пропиталась водой, утолил жажду. Обнаружив, что письмо промокло, юноша развернул его, чтобы просушить на солнце, ознакомился с его содержанием и порвал письмо. Затем он разделал тушу овцы, обнаружил, что ягненок, которого овца не успела родить, еще жив, убил его, зажарил и съел. С новыми силами он отправился в путь и вскоре достиг чужой страны. Тут он узнал, что дочь султана решила выйти замуж только за того, кто сумеет обыграть ее в шахматы. Неудачливые партнеры теряли голову. Юноша пришел во дворец, сыграл с принцессой в шахматы и вышел победителем. Тогда ему предложили поучаствовать в другом испытании и отгадать загадки, предложенные принцессой. Юноше и тут сопутствовала удача. Потом он задал принцессе свой вопрос, на который девушка не смогла ответить: «Кто носил отца, ехал верхом на матери, ел мертвое (или „то, что не рождено“) и пил воду смерти?» История заканчивается свадьбой юноши и принцессы.
   Некоторые эпизоды этой истории показались мне знакомыми, но я никак не могла вспомнить, где встречала их прежде. Наконец, через несколько лет мне пришлось перечитывать книгу Хиндеса Грума «Цыганский фольклор». Тут я обнаружила, что история Мваны Мбеу в основном идентична сказке турецких цыган, озаглавленной «Загадка». Хотя конец в цыганской истории другой – принцесса одерживает верх, используя нечестные приемы. Автор книги пишет: «Когда я переводил эту историю, она показалась мне уникальной, хотя эпизод с «письмом Беллерофонта» встречается и в индийских, и в европейских сказках, как и принцесса, отгадывающая или, наоборот, загадывающая загадки… Теперь же… я нахожу, что эта история практически идентична сказке Кэмпбелла «Рыцарь, загадывающий загадки», с которой, в свою очередь, очень схожа сказка братьев Гримм «Загадка».
   Однако в двух упомянутых Грумом сказках, а также в более поздних вариантах, цитируемых Кёхлером и другими, загадки отличаются друг от друга, в то время как версия турецких цыган очень близка к варианту Мваны Мбеу. Подобный эпизод встречается и в русском фольклоре. Европейские варианты сильно отличаются от упомянутого выше, да и друг от друга. Похоже звучит лишь арабская загадка: «Кто ехал верхом на матери, вооруженный отцом, и пил воду не из земли и не из неба, неся смерть на своей голове?»
   По всей вероятности, сказка эта родилась в Аравии, откуда цыгане принесли ее в Европу.
   С точки зрения распространения сказок особый интерес представляют несколько историй, включенных Жюно в категорию Contes Etrangers («Сказки других стран»). Одна из историй, «Бонаваси» (Абу Нувас), уже упоминалась выше. Приключения Дживао (Жоао) представляют собой смесь экзотики и местных элементов. Три различные сказки есть у суахили: «Султан Дарай» (эпизод с зачарованным замком и змеей, которая в данном случае заменена Сакатабелой, белой женщиной с семью головами), «Султан Маджнун» («Нунда, пожиратель людей») и «Кибарака» (волшебная лошадь, помогающая герою). Здесь снова возникает эпизод, знакомый нам из историй о Хлаканьяне, сварившем в кипятке мать людоеда. В данном случае в роли жертвы выступает Гванази, вождь из Мапуту, который, между прочим, был еще жив, когда записывалась история.
   Лишь одна из упомянутых Жюно историй кажется явно европейской. Сказку «Дочь короля» рассказчик, по его словам, услышал на португальском языке от кого-то из европейцев, работавших в Лоренсу-Маркише. В действительности это сказка братьев Гримм «Стоптанные туфельки». Дорогу в Анголу нашли еще несколько португальских историй. Остается удивляться, что при сложившихся обстоятельствах их не оказалось гораздо больше.
   Одним из самых любопытных примеров распространения фольклора может служить сказка, приведенная Жюно под названием Les Troix Vaisseaux («Три корабля»). У «белого человека» было три сына, и все трое втайне от отца и друг от друга влюбились в одну девушку. Каждый попросил у отца корабль, и вскоре все трое отправились в море. Сказка настолько четко привязана к местности, что мы без труда узнаем три пункта возле Делагоа-Бей, где юноши высадились, чтобы продать свои товары. Какая-то старуха убеждает старшего сына купить у нее старую корзину, обладающую свойствами ковра-самолета; второму она продает волшебное зеркало, а третьему – порошок, способный возвращать мертвого к жизни. И вот юноши видят в зеркале, что девушка, в которую они влюблены, умерла и ее уже готовят к погребению. При помощи волшебной корзины старший брат в мгновение ока переправляет всех троих домой, а младший воскрешает девушку. После этого встает вопрос: кто из юношей сделал больше для спасения жизни любимой и, следовательно, должен жениться на ней? В данном случае вопрос остается нерешенным.
   Вариант племени яо «История о вожде», записанный в Ньясаленде около двадцати лет назад, изменен практически до неузнаваемости и утратил большую часть своей экзотичности. Более того, там встречается странное заявление, что юноши вернули к жизни мужчину и, как следствие, каждый из братьев считает его своим рабом (эту загадку можно объяснить ошибкой переводчика, поскольку слово мунду может одинаково означать как мужчину, так и женщину).
   Судя по всему, эта сказка принадлежит к категории тех историй, где окончательное решение возникшей проблемы остается за аудиторией, поэтому у этой истории конца, как такового, нет.
   Другая история была записана на территории, населенной народами кру. Она имеет определенное сходство с историей конго «О том, как жены воскресили своего мужа», но речи о заимствовании здесь, скорее всего, не идет. В этой сказке женщины согласились разрешить проблему следующим образом: «Пусть каждая приготовит пищу и поднесет мужу, как только он поправится и сможет есть. Победит та, чей горшок с едой он выберет первым!» Муж решил в пользу той, что приняла в его воскрешении самое деятельное участие, «и все люди сказали, что он прав в своем выборе».
   Все сказанное выше представляет собой лишь поверхностный обзор некоторых проблем, которые вполне могут быть выделены в самостоятельные области изучения.

   Приложение. Мифы, собранные капитаном Дж.Э. Филиппсом в протекторате Уганда

   Руанда (Восточная Африка)

   I. Появление человека (тутси)
   Тутси Кигва спустился в Индугу с неба вместе со своей женой из племени мвега и двумя сыновьями по имени Катутси и Кахуту. На земле он встретил кланы аборигенов багессера, базигабе и басинга, принадлежавшие к племени хуту. Все кланы были равны, и вождя у них не было. Вооружившись камнями (другого оружия они не знали), они напали на семью Кигвы.
   На смертном одре Кигва велел сыновьям обучить аборигенов разным ремеслам, что они и сделали. В результате коренное население научилось плавить железо, изготавливать копья и ножи.
   У Катутси была дочь. Желая основать отдельную ветвь семьи и избежать в дальнейшем родственных браков, он велел Кахуту жениться на дочери и поселиться на холме, на другом берегу реки.
   Кахуту сначала отказался, поскольку родство было очень близким, но потом согласился, не желая, чтобы род их вымер.
   Жену Кахуту (и ее отпрысков) с тех пор стали называть Абега ба Кулья (Нижняя принцесса).
   Катутси сказал, что «банья-гинья будут производить на свет королей», а Кахуту ответил: «А аб-эга – матерей королей».
   Слово «Руанда» (Королевство) появилось в языке кинья-руанда.
   История записана со слов тутси Ниримбилима, двоюродного брата султана Юхи Мусинга, умвами (верховного вождя) Руанды. Однако в пересказе других людей она существенно изменяется, обычно вариации зависят от того, к какому племени принадлежит рассказчик – тутси или хуту. Жители округа Индуга считают лишь себя истинным, исконным родом Руанды.

   II. Появление скота (коров)
   Банья-руанда верят, что при сотворении мира скот на земле появился сразу после человека.
   У Умвами Ндори (Ндахиро) была дочь, Ньираручаба, которую он выгнал из дома.
   Она отправилась в пустынную местность возле озера Киву. Отец считал ее умершей.
   На лесной поляне Ньираручаба увидела двух странных животных. Одним из них была корова, а другим – ее теленок. Корова терлась о большой камень в лощине. Когда она ушла в лес, Ньираручаба подошла и обнаружила в лощине жидкость белого цвета. Девушка попробовала жидкость на вкус и нашла ее превосходной.
   Каждое утро она наблюдала за коровой: сначала та кормила теленка, затем спускалась в лощину и сцеживала из вымени излишек молока.
   Через некоторое время Ньираручаба встретила в лесу мужчину, изгнанного из племени хуту, у которого не было ничего, кроме копья. Они стали жить вместе. Ньираручаба постоянно пила коровье молоко, чтобы поддержать силы, а потом захотела, чтобы мужчина помог ей приручить корову. Для этого она предложила сперва поймать теленка. Но хуту испугался и сказал: «Если мы поймаем теленка, его мать убежит и больше не даст нам молока». Но Ньираручаба сама поймала теленка и привела его в свою хижину из веток и листьев. На следующий день она отправилась в лощину и повела с собой теленка. Ньираручаба позволила корове покормить теленка, а потом подошла и сама напилась молока из вымени. Вскоре корова совсем привыкла к девушке. Наконец Ньираручаба научилась доить корову, собирая молоко в кувшин. Каждый день она доила корову, и у них было молоко. Однажды на окраине леса Ньираручаба встретила странного человека, который сказал: «По-моему, я знаю тебя». Она ответила: «Возможно». Он сказал: «У нас горе. Король неизлечимо болен». Ньираручаба дала ему глиняный кувшин с молоком и велела отнести его королю в качестве лекарства, но не говорить никому, что кувшин дала женщина, чтобы не лишить лекарство его силы. Ньираручаба боялась, что ее отец решит, будто тут замешано колдовство. Ндахиро согласился попробовать молоко только после того, как тот, кто принес его, сделал несколько глотков. Через два дня король исцелился от болезни, которая много лет терзала его. Уступив королю, мужчина, принесший молоко, признался, что получил его от девушки из леса. За Ньираручабой немедленно послали, она явилась к королю в сопровождении коровы и теленка. Увидев дочь, король несказанно обрадовался. Однако девушка сказала, что молоко – это сок деревьев, она боялась, что корове, к которой она успела привязаться, причинят вред.
   Но однажды король увидел, как дочь, обнаженная, доит корову.
   Так он раскрыл ее секрет и разгневался, увидев дочь обнаженной, поскольку это было нарушением табу.
   Впоследствии у коровы и ее подросшего теленка появились еще телята, стадо разрослось, и короля, как его владельца, окружили почетом.
   Король велел дочери научить пастухов доить коров, а женщинам запретил делать это. Через несколько лет абапфуму (жрецы) предсказали, что из пещер близ озера Руондо (Мулера) выйдут огромные стада скота, его хватит на всех, бедность исчезнет и все станут равны, как прежде.
   Король, опасавшийся за свою власть над Руандой, заявил, что весь скот является королевской собственностью (так обстоит дело в Руанде и по сей день). Скот появился в правление Кичанги, и тот раздал его своим людям, ставшим королевскими пастухами.

   III. Появление человека (хуту)
   а) Согласно преданиям Руанды, первым человеком на земле был Луганзу. Он спустился с неба, и там, где он первый раз коснулся земли, остался его след (иллюстрация 6). Отчетливо видны также следы коровы, теленка и собаки и отметины, оставленные луком и стрелой.
   На земле можно увидеть не только следы Луганзу, но и отпечатки коленей его жены. Перед тем как снять эти свидетельства на фотопленку, следы пришлось очистить от мха. Музереро, вождь хуту, запечатлен на фотографии в позе Луганзу, только что спустившегося на землю. Женщина рядом приняла позу жены Луганзу.
   Место это находится в полутора километрах к северу от подножия горы Сабиньо (горная цепь Бирунга). Невдалеке виден холм, по которому проходит англо-бельгийская граница (Конго).
   б) Поилка для скота Луганзу (иллюстрация 7). Любопытная горная формация. Вода в поилках появляется только после дождей, сейчас они в качестве водных резервуаров не используются. Поилки находятся примерно в 18 метрах от места, изображенного на иллюстрации 6.
   Здесь мы видим юношу из племени тутси. Хорошо заметна своеобразная прическа, типичная для Руанды. У тутси волосы длиннее, и заботятся они о своих прическах тщательнее, чем представители двух остальных племен банья-руанда – хуту и тва.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [21] 22

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация