А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Бэби ценой в миллион" (страница 9)

   9

   Сквозь высокие окна в комнату падал свет и рисовал причудливые узоры на чистом полу и белых спинках кровати. Я немного скосил глаза и увидел, что у кровати сидит полицейский. Заметив, что я открыл глаза, он испытующе посмотрел на меня, а потом позвал сестру.
   Голова нестерпимо болела, но боль уже была какой-то другой, не той, сопровождаемой желтым туманом. Надо мной склонилась сестра.
   – Как вы себя чувствуете? – участливо спросила она.
   – Чудесно! Болит голова, но я это как-нибудь перенесу.
   – Доктор сейчас придет, – сказала она, улыбаясь. – И он вам, может быть, разрешит что-нибудь перекусить.
   Врача я уже знал, встречался с ним в желтом тумане. Он опять осторожно исследовал мою голову. Я морщился, вздрагивал, но боль была все-таки терпимой.
   – У вас сотрясение мозга, – наконец сказал он. – Но сейчас уже немного лучше. Несколько дней полного покоя и сна. Сестра вам сейчас даст снотворное.
   – Спасибо, – сказал я.
   Когда врач выходил из палаты, его задержал полицейский.
   – Он уже может говорить, господин доктор?
   Он сказал это довольно тихо, но я расслышал каждое слово.
   – Лейтенант хочет его допросить и как можно скорее.
   – Нет! – врач решительно покачал головой. – Сегодня нельзя. Может быть, завтра.
   – Но послушайте, доктор, – запротестовал полицейский. – Ведь речь идет об убийстве, и лейтенант…
   – Вот когда я начну давать вам указание, каких людей нужно арестовывать, а каких нет, тогда и вы будете указывать мне, когда мои пациенты готовы для допроса, – резко бросил врач.
   Снова появилась сестра. Она, даже не глядя, дала мне таблетку, я запил ее водой и вскоре погрузился в сон без сновидений…
   Когда я проснулся, за окном было темно, а в моих ногах по-прежнему сидел полицейский, но уже другой. Другая сестра принесла мне ужин, которого хватило бы разве что воробью, а потом дала мне таблетку.
   Когда я снова проснулся, был день, и голова моя больше не болела. Я чувствовал себя бодрым, свежим и ужасно голодным. Мне принесли завтрак, и врач снова меня обследовал. Все было хорошо, если бы не хмурое лицо дежурного полицейского, настраивавшего меня на минорный лад. Наверное, такое же настроение появляется у гусей незадолго до Рождества.
   Около одиннадцати часов появился человек с серыми глазами и в гражданской одежде, но я-то отлично знал, что это полицейский. Он придвинул к себе стул и сел возле меня.
   – Меня зовут Хаукер, – сказал он серьезно. – Лейтенант Хаукер из комиссии по расследованию убийств.
   – А меня зовут Майк Фаррел, – ответил я осторожно.
   – Это я знаю. – Он вынул из кармана пачку сигарет и предложил мне.
   – Спасибо.
   Он дал мне прикурить.
   – Как вы себя чувствуете? – спросил он. – Вы уже в форме?
   – Более или менее, – ответил я. – Но я помню все. Стив Лукас убит, не правда ли?
   Лейтенант кивнул.
   – Вы хотите получить от меня показания, – продолжал я. – Я нам все расскажу, лейтенант. Ради Стива. А потом вы можете упечь меня в кутузку за воровство.
   – Только не надо шутить, – сурово сказал он. – Речь идет не только о воровстве, но и об убийстве двух человек.
   – Что? – пролепетал я.
   – Разве вы ничего не слышали, когда вас арестовывали?
   – Во всяком случае, не помню, – тихо ответил я. – Вы говорите – убийство двоих?
   – Да. Убийство Эдмунда Дэвиса и Стива Лукаса.
   – Но ведь это же чушь, лейтенант, – сказал я со злостью. – Я не убивал ни того, ни другого.
   – Если вы благоразумны, Фаррел, вы сознаетесь, – ответил он. – Для полиции это дело совершенно ясное.
   – Ясное? – повторил я. – Вы что же, хотите сказать, что у вас есть и доказательства?
   – Ах, да! Я и забыл, что у вас было сотрясение мозга!
   Я не мог понять, говорит ли он серьезно или с издевкой, а он добавил:
   – Видимо, мне надо рассказать все с начала.
   – Прошу вас, сделайте это, лейтенант.
   – Мы обыскали квартиру Дэвиса и там нашли очень много отпечатков ваших пальцев. На револьвере, из которого был убит Стив Лукас, – только ваши отпечатки. Кроме того, у нас есть еще и свидетель.
   – Кто?
   – Барбара Мэнкеринг.
   – Бэби?! – Я удивленно уставился на него. – Не верю этому!
   – Я могу вас ознакомить с ее показаниями, – небрежно бросил лейтенант. – Она обо всем нам рассказала. Как вы познакомились во время партии в покер, как вы сразу же после этого начали ее преследовать. В конце концов, ей стало даже страшно… А она хотела бросить Дэвиса, потому что нашла нового дружка – Стива Лукаса.
   – Стив и Бэби? – я на какое-то время закрыл глаза. – Чушь какая-то!
   – Совсем не чушь, – недовольно ответил Хаукер. – Слушайте дальше, Фаррел. В тот день, когда убили Дэвиса, Бэби была у него на квартире. А потом появились вы и предложили организовать еще одну партию в покер, чтобы Дэвис мог отыграться, вам не понравилось, как он ответил, и вы набросились на него с кулаками, а потом задушили. После этого вы начали угрожать ей, заявив, что убьете и ее, если она выдаст вас. Вы принудили Бэби пойти с вами в гараж. Там вы ее… – Лицо Хаукера скривилось от отвращения. – Ладно, не надо об этом. Пусть свое мнение выскажут наши психиатры. Как-никак, у нее на шее до сих пор видны следы удушения, а у вас на лице – следы ногтей. Она рассказала вам о своей симпатии к Лукасу, чтобы вы хоть немного образумились. И вы действительно оставили ее в покое и переключились на Лукаса.
   – И что же, она подписала такое показание, лейтенант?
   – Да, подписала, – сказал он довольным тоном. – Вы хотите выслушать конец этой истории?
   – Ну, конечно же! – с сарказмом выдавил я. – Это, пожалуй, интереснее сказок Шехерезады.
   – Вы заставили Бэби позволить Лукасу, чтобы он пришел в гараж. Вы встретили его и прошли с ним в дальнюю комнату, где оставалась девушка. Увидев Лукаса, Бэби сделала ему знак, чтобы он был осторожнее, но прежде, чем он успел вытащить револьвер, вы расправились с ним. А Бэби смогла подхватить револьвер, выпавший из рук Лукаса, и выстрелить в вас, но промахнулась. Об этом она узнала лишь потом. Когда вы упали на пол, она стремительно выбежала из гаража. В нескольких кварталах от гаража она буквально бросилась в объятия дежурного полицейского и все ему рассказала.
   – Может быть, вы выслушаете и меня? – спросил я со злостью. – Или это лишь напрасная трата времени, поскольку вы и так все хорошо знаете?
   – Нет, почему же, я с удовольствием вас выслушаю. – Хаукер попытался остаться все таким же деловым. – Итак, вы хотите дать показания?
   – Почему бы и нет?
   – За дверью находится человек, который сможет их записать, – сказал лейтенант быстро. – Вы курите спокойно, а я его сейчас приглашу.
   Он бросил мне пачку сигарет и поспешил из комнаты. Через несколько минут чиновник уголовной полиции уже сидел на кровати в моих ногах и ждал. Я взглянул на лейтенанта, тот кивнул.
   – Я познакомился с Бэби Мэнкеринг во время игры в покер, которую организовал некто по имени Кэрри, – начал я… Потом рассказал, как в тот вечер выиграл у Дэвиса крупную сумму, как позднее у меня в квартире появилась Бэби и изложила мне свой план. Я детально описывал, как потерявший сознание Дэвис очутился в шкафу, а я стал ждать людей из «синдиката». Когда оба представителя «синдиката» пришли, Бэби заявила, что Дэвис немного нервничает и хочет говорить только с одним Витрелли. Алекс Витрелли вошел ко мне в кабинет, и мы все уладили. В портфеле у него был миллион…
   – И всему этому я должен верить? – возмущенно перебил меня Хаукер. – Вам не откажешь в чувстве юмора, Фаррел!
   – Я рассказываю вам абсолютную правду. Миллион мы отнесли ко мне на квартиру и положили под кровать. А потом я ушел, оставив Бэби одну.
   – Мы сделали обыск в вашей квартире и не нашли ни цента, – устало сказал Хаукер.
   – Потому что вас опередил «синдикат», – закричал я в отчаянии. – Они забрали деньги и Бэби. Незадолго до полуночи она позвонила мне и сообщила, что находится в гараже и…
   Хаукер медленно покачал головой и посмотрел на полицейского, который вел протокол.
   – Может быть, мне вызвать врача? А то у него все перемешалось в голове. Как он мог выдумать такую историю?..
   – Ну, хорошо! – вскрикнул я в отчаянии. – Предположим, что я сумасшедший. Но что вы скажете относительно досье?
   – Если бы у меня была такая богатая фантазия, я бы мог зарабатывать на жизнь, работая сценаристом на киностудии, Фаррел.
   – Но ведь досье существует! – внезапно я вспомнил о копии и сразу же почувствовал себя уверенней. – Я послал копию этого досье в мой банк в Майами, лейтенант, – сказал я снова нормальным голосом. – Вам остается только проверить.
   – Нам, пожалуй, лучше уйти отсюда, – простонал лейтенант. – Иначе, мне кажется, из всех щелей этой палаты вот-вот появятся белые мыши…
   – Лейтенант! – закричал я. – Вернитесь! Уверяю вас, что я сказал чистую правду!
   Сбросив одеяло, я соскочил с кровати и попытался догнать его. Но после первых же шагов у меня в голове зашумело и все закачалось перед глазами. При этом я слышал, как кто-то, словно сумасшедший, кричал истошным голосом:
   – Лейтенант! Лейтенант!
   Внезапно передо мной появилась побледневшая сестра. Она сказала что-то, но я не понял, схватил ее за плечо и оттолкнул с моего пути. Она упала на спину на пустую постель, и я увидел ее голые ноги, целую кучу юбок и французское нижнее белье. Я снова побежал вперед в желтый туман, пока не наткнулся на стену. Опять появились чьи-то руки. Они подхватили меня, я почувствовал укол. Меня долго приводили в норму, потом положили в отдельную палату с решетками на окнах. Перед дверью поставили полицейского, и сестра входила в палату только в его сопровождении. Три дня, проведенные много в этой палате, показались мне вечностью. В течение семидесяти двух часов мне представилась возможность лишь одни раз поговорить с врачом. Да и тот оказался неразговорчивым человеком. Сестры заходили в палату на считанные секунды и не подходили к кровати, опасаясь рецидивов с моей стороны.
   После того как убрали завтрак, я задумался о будущем Майка Фаррела. Этот парень попал в скверную историю. И если полиция не поверит ему хотя бы относительно досье, ему не позавидуешь. В тысячный раз я думал о том, что будет со мной. Самое вероятное – это быстрый судебный процесс и газовая камера. Другой вариант заключался в том, что Фаррела сочтут недееспособным, и тогда он остаток своих дней проведет в доме с толстыми каменными стенами. Мелькнула еще мысль о бегстве из больницы. Но это было совершенно нереально, и будущее Майка Фаррела выглядело очень и очень плачевно.
   Открылась дверь. Должно быть, врач… Но на этот раз вошел лейтенант Хаукер в сопровождении тощего хмурого человека.
   – Здравствуйте, Фаррел, – сказал он. – Как самочувствие?
   – Великолепно, – ответил я. – Если я пролежу здесь еще неделю, я сам смогу надеть на себя смирительную рубашку.
   – Я хотел бы вам представить представителя прокуратуры мистера Гарри Брайлона.
   – Хотите уберечь город от лишних расходов и устроить процесс прямо здесь, в палате? – холодно спросил я.
   – Слава Богу, вы еще не потеряли чувство юмора, мистер Фаррел, – вежливым тоном заметил Брайлон.
   И оба так внимательно стали рассматривать меня, что мне стало не по себе от их взглядов.
   – Ладно! – сказал я нервно. – Что вам от меня нужно?
   Хаукер неловко шаркнул ногой.
   – Вы помните, что недавно упомянули о каком-то досье?
   – Конечно, помню, – ответил я. – Но вы ничего не пожелали об этом слышать.
   Его передернуло от досады.
   – Ваш рассказ звучал уж слишком фантастично, – сказал он, явно оправдываясь.
   – Разумеется, – кивнул я. – Это звучало фантастично и поэтому вы не поверили мне. Что дальше?
   – Я хотел бы знать, правду ли вы сказали или все выдумали? – спросил Брайлон. – Как это можно уточнить?
   – «Смит энд Мьютьюал банк» в Майами, – ответил я – Я послал досье на свое собственное имя.
   – Благодарю вас, мистер Фаррел.
   – Вы действительно хотите проверить? Это не шутка?
   – Я не трачу свое время на шутки, мистер Фаррел, – сухо проговорил Брайлон. – Имейте в виду, что если все подтвердится, у нас с вами будет большой разговор. Причем в ближайшее время. Меня в первую очередь интересует досье. Что после этого с вами случится – мне безразлично.
   – Мистер Брайлон хочет этим сказать, – с ухмылкой заметил Хаукер, – что он после прочтения сожжет досье, а потом будет говорить, что его никогда не существовало.
   – Точно! – Брайлон скривил губы в улыбке. – Итак, большое спасибо, лейтенант. Всего хорошего, мистер Фаррел…
   С этими словами он вышел из палаты. Хаукер бросил мне на кровать пачку сигарет и коробку спичек.
   – Какая щедрость! – воскликнул я. – Что же вы потребуете взамен? Чистосердечное признание?
   – Там к вам пришли, – бросил он вместо ответа. – И я не буду вам больше докучать. Впрочем, хочу дать вам совет: не следует недооценивать Брайлона. Этот суровый человек один из умнейших людей, которых я знаю. Я, например, по сравнению с ним выгляжу просто дилетантом…
   – Брайлона мне пока трудно охарактеризовать, – сказал я поспешно, – но о вас у меня уже сложилось определенное мнение.
   – Не будем об этом, – прервал он меня. – Иначе мне придется перейти к самообороне.
   Он вышел из палаты. Я с жадностью закурил и уже через несколько секунд немного успокоился. Я даже почувствовал некое дружеское расположение к Хаукеру и решил больше не жаловаться, что у меня украли миллион, а ограничиться половиной суммы. Потом дверь снова открылась, и я слегка приподнялся, чтобы посмотреть, что за посетитель пришел ко мне.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация