А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Язык тела. Азбука человеческого поведения" (страница 9)

   Мазохист и садист

   Во многих случаях ношение маски используют как инструмент психологического истязания. Возьмем случай с Энни. Она вышла замуж за Ральфа, пожилого мужчину, гораздо старше ее, более образованного и придающего слишком большое значение тому, что Энни интеллектуально и социально ему не ровня. Однако в странной и несколько извращенной манере Ральф любил Энни и понимал, что лучшей жены ему не найти. Это не удержало его от соблазна втянуть Энни в свою жестокую игру, которая включала замысловатое и неуклонное ношение маски.
   Когда Ральф приходил домой с работы, каждый день осуществлялся строго выработанный ритуал. Энни должна была приготовить ужин и ждать точно в половине седьмого, не позже и не раньше. Он обычно прибывал домой около шести, умывался и читал дневную газету до половины седьмого. Затем Энни полагалось позвать его к столу и одновременно занять свое место, наблюдая украдкой за выражением его лица. Ральф знал, что она наблюдает за ним. Она понимала, что он знает. Но ни один из них не признавался в этом.
   Ральф ни в коем случае не должен был показать, вкусный или нет был ужин, и в процессе еды Энни следовало мысленно переживать отчаянные муки: понравится мужу еда или нет? Если не понравится, она знает, что за этим последует: молчаливая укоризна и томительный вечер.
   Энни полагалось сидеть как на иголках, наблюдая за бесстрастным лицом Ральфа. Правильно ли приготовила она блюдо? Сделала ли она его как полагалось? Она следовала рецепту, но добавила кое-что от себя. Не было ли это ошибкой? Да, должно быть! Ее душа уходила в пятки, тело напрягалось от предчувствия беды. Нет, Ральфу это не нравится. Разве его губы не изгибаются в предвестии язвительной усмешки?
   Ральфу, живущему той же игрой, следовало смотреть и томительно долго сохранять на лице загадочную мину, пока Энни умирает тысячью смертей. Затем он улыбнется в знак одобрения. И внезапно, чудесным образом все существо Энни запоет от счастья: жизнь прекрасна и удивительна, Ральф – ее любовь, и она ужасно, ужасно счастлива. Она вернется к еде, теперь радуясь пище, голодная как волк и ужасно довольная.
   Благодаря изощренному манипулированию своей личиной, умению безошибочно выбрать жест, мимику, позу Ральф изобретал легкое мучение и затем награду. Он использовал ту же методу и ночью, в постели с Энни. Он не делает ни малейшего намека на то, что он чувствует, будет ли он с ней заниматься любовью, и вновь и вновь вовлекает Энни в ту же тщательно разработанную жестокую игру. «Прикоснется ли он ко мне? Любит ли он еще меня? Я не переживу, если буду отвергнута!» – с трепетом размышляет она.
   Когда, наконец, Ральф поворачивается и прикасается к ней, Энни взрывается в страстном экстазе. Не нам решать вопрос, является Энни жертвой или соучастницей.
   Использование маски, чтобы добиться мучительных переживаний, является интересующим нас предметом. Садомазохистские отношения Энни и Ральфа доставляют им обоим странное удовольствие.
   Однако для большинства носителей маски выгода от нее более очевидна.

   Как сбросить маску

   Выгода ношения маски, реальная или воображаемая, заставляет нас не торопиться ее сбросить. Мы могли бы, помимо всего прочего, навязать отношения людям, которые их не хотят, без этой личины нас могли бы и отвергнуть. Однако ношение маски может лишить нас желанных отношений. Приобретем ли мы больше, чем потеряем?
   Возьмем, например, дело Клаудии. В свои тридцать с небольшим она привлекательна, изящна, значительна. Благодаря своей работе в крупной фирме по инвестициям Клаудия в течение дня контактирует с многими мужчинами, часто назначает свидания. Но она все еще одинока и, хотя ей неприятно признаться в этом, все еще девственница.
   Она совсем этого не желает, настаивает Клаудия. Она – страстная натура и с ужасом думает о печальной перспективе остаться старой девой. Почему же она не может увлечься мужчиной ни эмоционально, ни сексуально? Клаудия не понимает почему, но мужчины, которым она назначает свидания, понимают.
   «Она отбивает у тебя охоту, – объяснил один из них. – Черт, мне нравится Клаудия. На работе она великолепная девчонка, и я пригласил ее на свидание. Но в ту минуту, когда, казалось, что-то начинает складываться, она замораживается и послание ее недвусмысленно: «Не прикасайся, все равно ничего не добьешься». Кому же это нужно?»
   Кому, действительно? Кто сумеет рассмотреть за запрещающими сигналами языка тела теплую и страстную женщину? Клаудия, объятая страхом, что ее отвергнут, отвергает первой, прежде чем что-то успеет возникнуть с партнером. При таком раскладе ее никогда не обидят, от нее никогда не откажутся… потому что она отказывается первой.
   Глупо? Возможно. Но эффективно, если угроза быть отвергнутой является наихудшим из того, что может случиться с вами. Для Клаудии это так. Поэтому вместо того, чтобы использовать шанс, она проживет до конца своих дней в одиночестве.
   Клаудия носит маску не в силу необходимости, а бессмысленно. Бывает, однако, что носить маску вынуждает общество. Человек, который носит маску в соответствии с существующими правилами, вероятно, отчаянно хочет использовать язык тела для общения, но этого не позволяет обычай.
   Пример такого ношения маски – достигшая брачного возраста юная подруга, девушка 17 лет, которая обратилась со своей проблемой к моей жене.
   «Есть юноша, с которым я каждый день езжу домой в автобусе, и он выходит на той же остановке, что и я. Мы незнакомы, но мне кажется, что я нравлюсь ему. Он привлекательный, и мне хотелось бы познакомиться с ним, но как мне дать это понять?»
   Моя умудренная опытом жена предложила ей в следующий раз прихватить парочку неудобных тяжелых пакетов да еще, выходя из автобуса, будто бы случайно выронить их из рук, да так, чтобы все покупки разлетелись.
   К моему удивлению, это помогло. Случайность привела в действие единственно возможную реакцию, поскольку они были единственными пассажирами, которые вышли из автобуса на этой остановке. Юноша помог ей поднять пакеты, и девушка сбросила маску. Когда они добрались до ее дома, она смогла без стеснения пригласить его «в благодарность» домой выпить колу, и дело сдвинулось с мертвой точки.
   В нужный момент следует сбросить маску, если индивид намерен расти и развиваться, если он захочет строить любые отношения с людьми. Проблема в том, что, когда к ней привыкаешь, не так легко ее сбросить.
   Иногда маску сбрасывают, когда надевают еще одну. Например, мужчина, облачившийся в костюм клоуна для какого-то любительского представления, часто отбрасывает запреты и способен выделывать разные курбеты, шутить и кривляться совершенно раскрепощенно.
   Пользуясь вместо привычной маски темнотой, некоторые обретают свободу, чтобы заниматься любовью безбоязненно, а для других служит той же цели анонимность.
   Мужчины-гомосексуалисты рассказывали мне, что они встречались с партнерами, так и не назвав своего и не узнав их имени. Когда я спрашивал, как они могут вступать в интимные отношения с незнакомцами, те отвечали: «В этом есть свои преимущества. Я могу расслабиться и делать что хочу. В конце концов, мы не знаем друг друга, и кого волнует, что мы сделали или сказали?»
   То же самое справедливо и для ситуации, когда мужчина посещает проститутку. Анонимность помогает полностью раскрепоститься и соответственно получить большее удовольствие.
   Но есть случаи двойной маскировки, следовательно, и двойной защиты, так что человек может свободнее сбросить маску. Вместе с постоянной необходимостью держать наш язык тела под контролем, крепко держать себя в узде, управляя сигналами, которые мы посылаем, существует и парадоксальное желание широко и свободно объявить миру, кто мы и чего хотим, выразить протест в некое пустое пространство и получить ответ, сбросить маску и посмотреть, имеет ли скрытая под ней личность права на все это, – короче говоря, освободиться и общаться.

   6
   Чудо прикосновения

   Подержи меня за руку

   Не так давно я вызвался обучать молодых людей писательскому мастерству при нашей местной церкви. Одному из них, Гарольду, было 14 лет, и ему на роду было написано бесконечно создавать себе проблемы. Красивый, крупный для своего возраста и очень шумный, он обзаводился врагами, даже не прилагая усилий.
   К четвертому уроку все ненавидели его, и он успешно прокладывал себе путь к разрыву со всей группой. Я, со своей стороны, был в отчаянии; перепробовал все средства, от доброты и дружелюбия до гнева и дисциплинарных взысканий, но ничего не помогало, и Гарольд оставался зловещей, разрушительной силой.
   Затем однажды вечером, на занятиях, он зашел слишком далеко, приставая к одной из девушек. Я обхватил его обеими руками и в ту же секунду понял свою ошибку. Что мне теперь делать? Выпустить его? Тогда он станет победителем. Ударить? Едва ли это удастся, при разнице в возрасте и размерах.
   В порыве вдохновения я повалил его и принялся щекотать. Поначалу он вопил, разозлившись, затем залился смехом. Только когда он, задыхаясь, пообещал вести себя нормально, я позволил ему подняться и обнаружил, по своей двойственной реакции, что создал из чудовища тип Франкенштейна. Щекоча его, я вторгся в зону его тела и помешал использовать ее для защиты.
   После этого случая Гарольд себя вел хорошо и стал моим преданным товарищем: он вечно висел у меня на руке или на шее, подталкивал меня или давал тычка – то есть старался физически оказаться как можно ближе ко мне. Я не отталкивал его. Но меня очень удивило, что, вторгшись в его личное пространство, оскорбив святость его территории, я впервые мог спокойно общаться с ним, сблизиться.
   Я вынес из этого урок, что бывают случаи, когда маску надо сбросить и установить контакт непосредственно через физическое соприкосновение. Во многих случаях мы не можем достичь эмоциональной свободы, пока не сумеем преодолеть свое личное пространство, сбросив маски, которые мы создаем для защиты, и не коснемся другого человека. Свобода, возможно, достигается не индивидуальным путем, но сообща.
   Это привело психологов к образованию новой школы терапии, во многом основанной на знании и использовании языка тела, но также на прорыве через оболочку личного пространства, срывая надетую на себя личину и тем устанавливая контакт.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация