А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Язык тела. Азбука человеческого поведения" (страница 18)

   Пойми меня!

   Признание глаза как способа общения или взгляда, имеющего особое значение, не является чем-то новым. С ним всегда связывали сильные эмоции и его запрещали при определенных обстоятельствах, о чем говорят легенды. Жена Лота превратилась в соляной столб за то, что оглянулась назад, и Орфей потерял свою жену Эвридику, обернувшись и взглянув на нее. Адам, вкусив плод познания, боялся поднять глаза на Бога.
   Значение взгляда универсально, но обычно мы не уверены в том, верно ли интерпретировали наш взгляд или мы чужой. В нашей культуре искренность требует, чтобы мы смотрели человеку прямо в глаза. В других культурах другие традиции, как пришлось недавно узнать директору средней школы в Нью-Йорке.
   В средней школе поймали в туалете группу девушек, заподозренных в курении, и среди них юную девушку, пятнадцатилетнюю пуэрториканку. Большинство девушек из группы были известны своим плохим поведением, и, поскольку на юную девушку Ливию не было характеристики, директор после короткой беседы уверился в ее виновности.
   – Дело было не в том, что она говорит, – объяснял он позднее, – а только в ее поведении, было что-то хитрое и подозрительное. Она просто не могла встретиться со мной взглядом, не решалась взглянуть на меня.
   Это было верно. Ливия при разговоре с директором уставилась в пол, что было расценено как признание вины.
   – Но она хорошая девочка, – настаивала мать Ливии.
   В школу она прийти не решалась – она обращалась к соседям и друзьям. В результате на следующее утро состоялась демонстрация родителей-пуэрториканцев перед зданием школы, даже возникла угроза волнений.
   К счастью, испанскую литературу в школе преподавал Джон Флорес, он жил неподалеку от семьи Ливии. Набравшись смелости, Джон попросил директора о встрече.
   – Я знаю Ливию и ее родителей, – сказал он директору. – И она хорошая девочка. Уверен, что произошло недоразумение.
   – Если произошла ошибка, – с неохотой ответил директор, – я буду рад исправить ее. Тридцать матерей на улице жаждут моей крови. Но я сам беседовал с девочкой, и мне не приходилось видеть столь явной вины, написанной на лице, – она даже не могла поднять на меня глаза!
   Джон с облегчением вздохнул, и затем очень осторожно, так как был новичком в школе, он объяснил директору некоторые основные этические нормы пуэрториканской культуры.
   – В Пуэрто-Рико приличная девушка, хорошая девушка, – объяснил он, – не встречается взглядом со взрослым. Отказываясь делать так, она выказывает уважение и повиновение. Для Ливии было бы так же трудно посмотреть вам в глаза, как трудно для нее дурно вести себя или для ее матери прийти к вам с жалобой. В нашей культуре это просто немыслимое поведение для уважаемой семьи.
   К счастью, директор относился к числу людей, умеющих признавать свои ошибки. Он вызвал Ливию, ее родителей, а также самых крикливых соседей и еще раз обсудил с ними проблему. После объяснения Джона Флореса ему стало ясно, что Ливия избегала его взгляда не от стыда за проступок, но исключительно из скромности. То, что казалось ему лукавством, было не что иное, как робость.
   В результате этого инцидента возникли более глубокие, более осмысленные отношения между школой и сообществом – но это, конечно, другая история. В этой истории представляет особый интерес странное невнимание директора. Как он неправильно понял столь очевидные сигналы поведения Ливии?
   Ливия использовала язык тела, чтобы сказать: «Я хорошая девочка. Я уважаю вас и школу. Я слишком уважаю вас, чтобы отвечать на ваши вопросы, слишком уважаю вас, чтобы с бесстыдной наглостью встретиться с вами взглядом, слишком уважаю, чтобы защищаться. Но конечно, само мое поведение расскажет вам все это».
   Столь ясно выраженное послание было, тем не менее, неправильно понято: «Я открыто не повинуюсь вам. Я не стану отвечать на ваши вопросы. Я не стану смотреть вам в глаза, потому что я лживый ребенок. Я ловко ускользну от ваших вопросов…»
   Ответ, конечно, лежит в области этнокультуры: разные обычаи – разные языки тела, соответственно и разные интерпретации тех же взглядов.
   В Америке, например, не положено, чтобы мужчина слишком долго смотрел на женщину, если только она не даст ему разрешения улыбкой, ответным прямым взглядом. В других странах приняты иные правила.
   В Америке, если женщина смотрит на мужчину слишком долго, призывает к вербальному общению. Ее сигнал говорит: «Я заинтересована. Ты можешь приблизиться ко мне». В странах Латинской Америки при том, что разрешены движения тела более свободные, такой взгляд может быть прямым призывом к действию: «Не проходи мимо». Отсюда ясно, почему такая девушка, как Ливия, не могла посмотреть в глаза директору.
   И еще: в нашей стране двум мужчинам не положено пристально смотреть друг на друга дольше короткого промежутка времени, если только они не намерены бороться или вступить в интимные отношения. Любой мужчина, задержавший взгляд на другом мужчине, смущает и оскорбляет его, и тот, другой, недоумевает: что от него хотят?
   Это еще один пример того, насколько строги правила, касающиеся взглядов. Если кто-то пристально смотрит на нас, а мы смотрим ему в глаза и ловим его пристальный взгляд, то он должен первым отвести глаза. Если он не отводит взгляда и мы это заметили, тогда нам становится неуютно и мы сознаем, что происходит что-то неладное. И снова чувствуем смущение и раздражение.

   Либо говорю, либо смотрю

   В попытке понять, как работают некоторые из этих правил визуального общения, доктор Герхард Нильсен из Копенгагена проанализировал «взгляды» субъектов, исследуя борьбу с самим собой. Чтобы проанализировать, как долго и когда люди, с которыми вели беседу, смотрели на своего собеседника, он снимал интервью на пленку и показывал им много раз в замедленном темпе.
   Он был удивлен, обнаружив, как мало люди смотрят друг на друга на самом деле. Человек, дольше других смотревший на своего интервьюера, 27 % от общего времени глядел по сторонам, а тот, что меньше других, – 92 %. Половина опрошенных смотрела в сторону половину того времени, когда их интервьюировали.
   Г. Нильсен обнаружил, что когда люди много говорят, то очень мало смотрят на собеседника; когда они долго слушают – долго смотрят. Он ожидал иного: когда они больше слушают, то больше смотрят друг на друга, но результат был для него неожиданным: те, кто говорят больше, меньше смотрят.
   Он обнаружил, что когда люди начинают говорить, то сначала отводят взгляд от собеседника. Он объяснил, что существует тонкий хронометраж в произнесении слов, слушании, взгляде и отведении его. Большинство людей смотрят в сторону непосредственно перед разговором или сразу после начала одной из каждых четырех реплик. Немногие отводят взгляд перед началом половины своих реплик. Заканчивая говорить, половина людей смотрит на своих партнеров.
   Касаясь причин, по которым так много людей отказываются встречать взгляд своих партнеров, Г. Нильсен считает, что это способ сосредоточиться во время разговора.

   Насколько долог мимолетный взгляд

   Еще одно исследование, проведенное доктором Ральфом В. Экслайном из Делаварского университета, охватывало 40 мужчин и 40 женщин – первокурсников и второкурсников. Во время эксперимента мужчина опрашивал 20 мужчин и 20 женщин, женщина – по 20 лиц того и другого пола. Половину студентов опрашивали оба интервьюера об интимных предметах, их планах, надеждах, нуждах и страхах. Другую половину расспрашивали о планах на каникулы, чтении, кино, спорте.
   Доктор Экслайн обнаружил, что, когда студентам задавали сугубо личные вопросы, они поднимали взгляд на интервьюера не так часто, как при вопросе о планах на каникулы. Женщины, однако, в обоих типах интервью смотрели на интервьюера чаще, чем мужчины.
   Похоже, что из этих и аналогичных экспериментов следует, что, если человек смотрит в сторону, когда говорит, это, главным образом, свидетельствует, что объяснения предназначены и для него самого, потому он не хочет, чтобы его прерывали.
   Глядя в глаза своему партнеру, когда наступает пауза, вы подаете сигнал, что хотите его прервать. Если собеседник делает паузу и не смотрит на своего партнера во время разговора, это означает, что он еще не закончил. Он подает сигнал: «Вот что я хотел сказать. Что теперь скажешь?»
   Если вы отводите взгляд от человека, который разговаривает с вами, пока вы слушаете, это сигнал: «Я не вполне удовлетворен тем, что ты говоришь. У меня есть возражения».
   Если вы отводите взгляд, когда говорите, это может означать: «Я не уверен в том, что говорю».
   Если, слушая, вы смотрите на говорящего, вы подаете сигнал: «Согласен» или «Я заинтересован тем, что ты говоришь».
   Если, пока вы говорите, смотрите на слушающего, вы, вероятно, подаете сигнал: «Я уверен в том, что говорю».
   Есть также элементы сокрытия своих чувств в отведении взгляда от своего партнера. Если вы отводите взгляд, в то время как он говорит, вы подаете сигнал: «Я не хочу, чтобы ты знал, что я чувствую». Это особенно верно, если партнер критикует или оскорбляет вас. Это в некотором роде политика страуса, прячущего голову в песок: «Если я не вижу тебя, ты не сможешь причинить мне вред». По этой причине дети часто отказываются смотреть на вас, когда вы их ругаете.
   Однако здесь все гораздо сложнее, чем встретить взгляд… или мимолетный взгляд. Отведение взгляда во время разговора может быть способом скрыть что-то. Поэтому, когда кто-то отводит взгляд, мы можем подумать, что он что-то скрывает. Чтобы научиться искусно обманывать, можно иногда сознательно смотреть на своего партнера вместо того, чтобы избегать его взгляда.
   Вдобавок к продолжительности и направлению взглядов существует много сигналов, связанных с закрытием век. Вдобавок к полуопущенным векам, которые описал Ортега, Бердвистел утверждает, что пять молодых медсестер в серии тестов доложили о двадцати трех различных положениях век, которые им удалось различить.
   Но все они согласились, что только четыре из двадцати трех «что-то означали». Новое тестирование позволило доктору Бердвистелу дать названия этим четырем положениям: «открытые глаза», «взгляд из-под полуопущенных век», «прищуренные глаза», «плотно сомкнутые веки».
   Предложение девушкам воспроизвести положения век не увенчалось успехом. Все смогли воспроизвести пять из двадцати трех положений, но только одна – больше пяти.
   Мужчины в том же эксперименте смогли воспроизвести по меньшей мере десять положений. Неожиданно мужчинам оказалось легче моргать. Некоторые из них смогли воспроизвести пятнадцать различных положений век, и один – фантастически красноречивый в языке тела – достиг блестящего результата: продемонстрировал тридцать пять разных положений век.
   Расширив эксперимент, чтобы провести сравнения в этой способности среди представителей разных культур, доктор Бердвистел обнаружил, что среди японцев нашлись подобные по числу воспроизведения разных положений век и это были люди обоих полов. Но даже японцы смогли больше движений век распознать, чем изобразить.
   Когда к движению век добавляется движение бровей, находят намного больше узнаваемых сигналов. Некоторые ученые обнаружили до сорока различных положений бровей, хотя большинство согласились, что меньше половины из них имеют значение. Только когда движения бровей, имеющие значение, соединяются с имеющими смысл движениями век да еще добавляются способы морщить лоб, то эти изменения и комбинации практически бесконечны.
   Если каждая комбинация имеет разное значение, тогда появляется бесконечное количество сигналов, которые мы можем передать глазами и кожей вокруг них.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21 22 23

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация